История культуры русского зарубежья 

 

Надежда БИКАЛОВА (РОССИЯ) 

Родилась в Чувашии, в г. Цивильск. Окончила Ленинградский финансово-экономический институт и Дипломатическую академию при Министерстве иностранных дел Российской Федерации. Живёт в Москве. Преподаёт в вузах. Депутат государственной Думы Российской Федерации 1-го созыва (1993-1995). Кандидат экономических наук, профессор Международной Славянской академии. Член Президиума международной ассоциации «Мир через культуру». Автор и соавтор трёх монографий, двух учебников и 70 научных работ. Электронный адрес: bikalova@mail.ru


Автор с благодарностью рассмотрит предложения о сотрудничестве для публикации книги о Владимире Борегаре.

 


КОСМИЧЕСКОЕ ИСКУССТВО ВЛАДИМИРА БОРЕГАРА


 

Сын русских эмигрантов первой волны, выдающийся русский и бразильский художник, теософ и астролог Владимир Васильевич Болгарский (Борегар) (1913-1996) начинал свой творческий путь в Шанхае и был участником группы по изучению Живой Этики («Агни-Йоги») «Братство святого Сергия», возглавляемой писателем Альфредом Хейдоком. Несомненной заслугой этого замечательного мастера, написавшего более 500 живописных работ и более 40 лет прожившего в Бразилии, является перевод на португальский язык 13 книг Учения Живой Этики («Агни-Йоги») и писем Елены Ивановны Рерих (1879-1955) – крупного русского философа, писательницы и общественного деятеля.

 



Владимир Васильевич Болгарский (Борегар).

Фото из архива Культурного фонда «Аватар фаундейшн» (Нитерой, Бразилия).


 

Опубликованных сведений о жизни и творчестве Болгарского (Борегара) практически нет. В Доме русского Зарубежья им. А. Солженицына в Москве о нём не нашлось никаких упоминаний. Биография художника составлена автором на основании двухлетних исследований архивных материалов: культурного фонда «Аватар Фаундейшн» (Бразилия)[1], музея Николая Рериха в Нью-Йорке, Музея-института семьи Рерихов в Санкт-Петербурге(МИСР), архивов г. Казани, переписки В.В. Болгарского с Евгенией Бендерской (руководителем Израильского общества Живой Этики в городе Нетания) и Зинаидой Фоздик (первым директором музея Николая Рериха в Нью-Йорке). Автор выражает благодарность Элизе Трейгер (Elisa Treiger), Марселло Ломбардо (Marcello Lombardo), Тане Арауджо (Tania Araujo), Даниилу Энтину (DanielEntin), Гвидо Трепса (GvidoTrepsa), Дмитрию Попову, Наталье Фоминой, Нине Зальцман, Алексею Бондаренко, Владимиру Мельникову, Димтрию Делюкину, Юлии Будниковой и Владиславу Монастырскому за огромную помощь в работе.

Владимир Болгарский родился в российском Поволжье, в Казани, и был вторым ребенком в образованной семье. Его отец Василий Болгарский (? – 1960) был инженером, профессором физики и химии, читал лекции в университетах Перми и Казани. В годы революции и гражданской войны семья Болгарских эмигрировала в Китай и поселилась в городе Харбин, расположенном на правом берегу реки Сунгури в Маньчжурии. Отец будущего художника преподавал в Харбинском политехническом институте. В 1929 году в Харбине был издан его учебник – курс физики для средних учебных заведений, по которому учились в гимназиях.[2]

С ранних лет у Владимира проявился талант к живописи. В 1929 году (т.е. в 16 лет) он стал учеником педагога Владимира Осипова (1872-после 1950), русского художника, профессора и полковника, награжденного орденами св. Станислава и св. Анны 3 и 2 степеней, св. Владимира 4-й степени, в 1920 году эмигрировавшего в Харбин из Читы. В 1936 году Владимир Болгарский окончил Харбинский Политехнический институт по специальности «архитектор».

Впервые его живописные работы под псевдонимом Владимир Борегар были представлены на коллективной выставке в Харбине в 1935 году. Возможно, использование «французского» псевдонима Борегар отразило склонность молодого художника к эстетическим ценностям импрессионизма – популярного направления в искусстве последней трети XIX – начала XX веков, зародившегося во Франции и затем распространившегося по всему миру. Как и другие импрессионисты, Владимир Борегар стремился запечатлеть реальный мир в его подвижности, передавать жизнь в чувственной, непосредственной форме как отражение мимолётных впечатлений от изменчивости природы на восходе и заходе луны и солнца, вовлекая зрителя в медитативное созерцание светящихся бликов на воде, порывов ветра на трепещущих парусах в бушующем океане.

Ещё в молодые годы в Китае Владимир Болгарский (Борегар) увлёкся теософией и астрологией. По воспоминаниям современников, он был руководителем теософского кружка. Позже, в Шанхае, общаясь с Альфредом Хейдоком, учеником Н.К. Рериха,он узнал о деятельности Харбинской группы, изучающей «Агни-Йогу». Группа была сформирована великим русским художником, философом, писателем, путешественником, археологом и общественным деятелем Николаем Константиновичем Рерихом (1874-1947) при посещении Харбина в 1934 году во время его Китайско-Маньчжурской экспедиции. Это общество просуществовало долгие годы после отъезда Н.К. Рериха, создавшего в течение жизни около 7000 картин, многие из которых находятся в известных галереях мира, и около 30 томов литературных трудов, включая два поэтических.

В 1937 году Владимир Борегар женился на Тамаре Глен (? – 1994) и семья переехала в Циндао, в то время зажиточный порт на Жёлтом море. «Он много путешествовал по китайским островам, зарисовывая жизнь простых людей в портах и на улицах. Глубокий реализм его картин, элементы импрессионизма в передаче воздуха, потоков света, природы ярко выражали индивидуальность талантливого художника» – писал о Борегаре его друг и единомышленник Джейм Трейгер.[3] В 1937-1939 годах в Циндао прошли четыре индивидуальные выставки Владимира Борегара. На сайтах «Искусство и архитектура российского зарубежья» и «Энциклопедия Китая» содержатся некоторые сведения о выставках Борегара в Харбине, Циндао и Шанхае.[4]

После 1938 года Борегар начал более глубоко использовать импрессионистские методы, технику мозаики, применяя масла в пастообразном состоянии, используя мастихин. Как пишет Д. Трейгер[5], распределяя мастихином палитру живых цветов, художник добивался синтезированного эффекта и люминесцентных рефлексов, которые он искал.

Осенью 1939 года из-за оккупации японцами Харбина семья Болгарских переехала в Шанхай. Спустя несколько месяцев Владимир Борегар устроил там персональную выставку в здании «Модерн-Хауз». В прессе отмечалось разнообразие его работ – карандашные рисунки, наброски, живописные полотна маслом и акварели. Например, в статье «Выставка художника Борегар», опубликованной в шанхайской газете «Слово» от 3 января 1941 года,[6]сообщалось, что особый интерес представляют работы Владимира Борегара, на которых изображены виды центрального европеизированного Шанхая, при том что художнику удалось уловить смесь востока и запада. Наиболее удачными работами были «Банд», «Пристань на Банде», «Столовая на улице» и др. Пять картин Борегара– «Мир и достаток», «Старый рыбак», «Погрузка», «Работа на берегу» и «Рыбацкие джонки» были воспроизведены в книге «Бриллиантовый юбилей международного сеттельмента Шанхая», изданной в 1940 году.[7] Некоторые работы этого периодадо сих пор выставляются на лондонских аукционах с начальной ценой в 1200 фунтов стерлингов (например, картина «Уличный рынок» –на аукционе Sothby’s).

В 1941 году Борегар вернулся в Циндао и началась новая фаза его творчества, когда, он пытался поймать движение и зафиксировать его дух в бесконечном течении воды, шелест ветвей деревьев под воздействием ветра. В 1944-1946 годах его работы посвящены сценам из сельской жизни и китайской истории, которую он раскрывает с большим лиризмом, чувством любви и уважения к легендарным символам Китайской империи, мистическим священным местам и духовной жизни. 1947 год для Владимира Борегара был тесно связан с поездкой на гору Moханшан, (Ханчжоу, Чжэцзян, Китай), после которой его работы прониклись чувством грандиозного масшаба, широты и необъятности природы. Эта фаза творчества называлась «Искусство Высокого Духа». Рассматривая природу как творение и проявление силы Бога, Борегар пытался передать дух гармонии и вечности, красоту, спокойствие и совершенство Всевышнего.[8]

В Шанхае Владимир Борегар работал учителем живописи, учил перспективе и композиции, а также теории цвета. Здесь успешно прошли его 11 персональных выставок, ряд картин был приобретён коллекционерами разных стран.

Владимир и Тамара Болгарские были участниками Шанхайского общества по изучению Агни-Йоги под руководством ученика Николая Рериха – Альфреда Хэйдока (1892–1990), писателя, философа, участника рериховского движения на Дальнем Востоке, в Харбине и Шанхае. А.П. Хейдок переселился в Шанхай из Харбина осенью 1940 года и прожил там семь лет до возвращения в СССР. Эта шанхайская группа называлась «Братством Святого Сергия», о чем я узнала из неопубликованных писем В.В. Болгарского к З.Г. Фосдик. В неё входили И.И. Ельцов, Н.И. Попович, Алла Пауэрс, И.И. Мельников и другие. Некоторые подробности о работе «Братства Святого Сергия» удалось узнать из видеозаписи беседы 1995 года Людмилы Степановны Митусовой, племянницы Е.И. Рерих, Клавдии Васильевны Мельниковой с участием Владимира Мельникова (однофамильца одного из членов Шанхайского общества), в настоящее время работающего заместителем директора Музея-института семьи Рерихов в Санкт-Петербурге.[9] Оказалось, что из Шанхая в Россию Мельниковы привези две большие картины Владимира Борегара китайского периода, которые засняты во время записи в Краснодаре в квартире К.В.Мельниковой.

Тогда же началась переписка семьи Болгарских с Зинаидой Фосдик. Это огромная веха в жизни художника и теософа –переписка длилась до последних дней Зинаиды Григорьевны, умершей в 1983 году.

В 1953 году с волной эмиграции из Китая Владимир и Тамара Болгарские уехали из Шанхая в Бразилию, где прожили более 40 лет. В Латинскую Америку они добирались через Индию, Сирию и Италию. В то время корабли в Бразилию обычно отправлялись из Генуи. В Бразилии супруги поселились и впоследствии постоянно проживалив городе Нитерой (штат Рио де Жанейро). Удивительные картины Владимира Борегара, посвящённые этому несравненному мегаполису на океане, передают атмосферу духовности, красоту и гармонию природы и человека, надолго захватывают воображение.

Утро в Бразилии наступает очень рано. Кажется, это не солнце встаёт в полпятого утра, а просто бодрящий поток праны превращается в свет. Оно звучит, звучит, это утро – сильным пьянящим потоком жизни, бурлящим звоном рек, синевой океана, шумом прибрежного ветра, пением птиц. Если подняться на холмы, то с высоты открывается великолепный вид на Рио-де-Жанейро – залитый солнцем огромный город, высотные многоярусные постройки, пересекающие заливы длинные кружевные мосты, блистающая плёнка океанской глади, парусники и большие многоярусные пароходы... Создателю надо было очень потрудиться, чтобы создать неповторимые ландшафты Рио и его окрестностей, картинные береговые линии пляжей, изысканные горные гряды, ярко-зелёные леса и величественный океан, обрамлённый заливом. Мы видим на картинах береговую линию и словно парим над океаном – синим, безбрежным, необъятным. И красота! И простор! Этот гимн жизни, созданный природой и человеком, отражён в живописи Мастера.


 


Владимир Борегар «Рио-де-Жанейро». На картине изображён лучший вид на Рио-де-Жанейро с Нитероя, где жил художник.

Фото из архива Культурного фонда «Аватар фаундейшн» (Нитерой, Бразилия).


 

Живопись Владимира Борегара кардинально менялась по мере накопления его духовного опыта. Известно, что у Н.К. Рериха после знакомства с Агни-Йогой изменилась техника живописи –от потемневшего со временем масла в ранних работах перешёл к пронзительно огненной и сияющей, воздушной и звучной темпере, от классического реализма – к символизму, познанию тончайших энергий. Борегар, проникаясь космическими идеями, после приезда в Бразилию продолжал работать масляными красками, но изменилась тематика картин, энергетика мазка, прибавлялось сияние красок тонкого мира.

По прибытии в Бразилию семья Болгарских еженедельно встречалась с Людмилой Стравой (1920-1980), ученицей Бориса Абрамова (1897-1972), который в свою очередь, как и Альфред Хейдок (1892-1990), был ближайшим духовным учеником Н.К.Рериха. Л.Ф. Страва – деятельница Харбинского Рериховского общества, лично основанного Н.К. Рерихом. После отъезда из Южной Америки она работала секретарем Нью-Йоркского музея Николая Рериха, была ближайшей сотрудницей Зинаиды Фоздик (1889-1983), директора этого музея. Как отмечал сам художник, знакомство Л.Ф. Стравы с семьей Болгарского устроила сами Елена Рерих через посредство З.Г. Фоздик. Елена Ивановна также передала семье Болгарских кристалл – символ духовного ученичества.

 В 1954, 1956, 1957 и 1958 годах в художественном салоне города Нитерой состоялись 11 выставок Владимира Борегара. В работах этого периода он пытался уловить и передать необычное состояние океана, гор и космоса как символов восхождения духа, изменчивый и загадочный тонкий мир, едва знакомый широкой публике. Сам Борегар называл творчество этого периода «Космическим искусством».[10]

В 1965 году произошло знакомство Владимира Болгарского (Борегара) и доктора-гомеопата Джейма Трейгера (1928-2006). Их познакомил общий пациент супруги Борегара Тамары Адамовны и Джейма. Д. Трейгер родился в Нитерое. Он окончил медицинский университет, до 1963 года практиковал как гомеопатический врач в городах Луис де Фора и Петрополис. В 1963 г. Трейгер вернулся в Нитерой и работал в Управлении медицинских услуг Министерства труда Рио-де-Жанейро. Он был президентом проходившего в 1964 г. в Рио-де-Жанейро X бразильского Конгресса по гомеопатии.

С 1970 года начался совместный труд Владимира Болгарского и Джейма Трейгера над переводом теософских книг, а с 1971 года – книг Агни-Йоги. Работа заняла несколько лет жизни двух теософов из Бразилии и России. Тексты Агни-Йоги на английском и русских языках скрупулёзно сравнивались и затем переводились на португальский. В результате проделанной грандиозной работы были переведены на португальский язык 13 книг Агни Йоги и два тома писем Елены Рерих. Эти книги изданы с индексами, по которым можно легко находить нужные темы.

Джейм Трейгер, автор нескольких книг по теософии и гомеопатии, в 1973 году создал культурный фонд-ассоциацию «Аватар Фаундейшн». Логотип для фонда придумал Владимир Борегар – он включает в себя Лотос, Чашу и Огонь.

Тамара Адамовна, супруга Владимира Борегара, руководила группой, изучавшей Агни-Йогу в Нитерое. Она ушла из жизни в 1994 году. После её смерти Владимир Васильевич снял четыре слайд-программы по 80 своих картин с описанием идей каждой из них, которые были отправлены в Нью-Йорк и в 1995 году показаны там в музее Николая Рериха. Борегар также составил опись своих 500 картин и архива, в котором значительное место занимали 500 экземпляров сборников теософского журнала «Оккультизм и Йога», сотрудником которого он являлся. Журнал просуществовал 50 лет (с 1932 года) под редакцией Александра Асеева (1902/03 – ок. 1993) – врача, издателя и одного из авторов альманаха «Оккультизм и Йога», члена белградской общины теософского общества, переехавшего в Южную Америку. В журнале публиковались труды Елены Блаватской, Елены Писаревой и других.[11]

В 1995-1996 годах, в два последних года своей жизни, Владимир Васильевич Болгарский переписывался с Евгенией Бендерской (1926-2009), руководителем Израильского общества Живой Этики в городе Нетания. Через Е. Бендерскую он познакомился с трудами Бориса Абрамова «Грани Агни Йоги»[12], хотя о нём самом и его деятельности знал от от А. Хейдока и Л.Ф. Стравы, ученицы Б.Н.Абрамова. Эта переписка возникла по инициативе Валентины Нагель (Чекальской), издательницы эзотерического журнала «Феникс» в г. Аделаида (Австралия), ставшей преемником в деле издания доктора А.М.Асеева. В «Фениксе» печатались труды многих философов и теософов: Е.П. Блаватской, Е.И. и Н.К Рерих. Там же были опубликованы труды В.Б. Болгарского.[13]

Владимир Борегар всегда мечтал создать в своем доме музей. К сожалению, он не оставил завещания. После его смерти в 1996 году дом был продан, а 500 картин художника большого размера и архив переданы культурному фонду «Аватар Фаундейшн», который в настоящее время возглавляет дочь Джейма Трейгера Элиза Трейгер. Именно она и её муж Марселло Ломбарди при встрече со мною в Бразилии в 2014 году подарили копии работ художника, которые я привезла для выставок в Россию.

Информации о судьбе семьи Владимира Васильевича Болгарского немного. По словам Элизы Тейгер, однажды она услышала о том, что умер один из членов его семьи, живший в русской общине Нью-Йорка. Поскольку отец художника Василий Болгарский последние годы жил в США и умер в 1960 г. в г. Сан-Франциско, то, вероятно, это известие касалось сестры Владимира Болгарского.

В мае-октябре 2016 года художник Борегар был впервые представлен в Санкт-Петербурге, где в Музее-институте семьи Рерихов (МИСР), в рамках проекта «Рериховское Зарубежье» состоялась выставка, посвященная творчеству Владимира Борегара. На ней были выставлены копии работ художника, привезенные Н.А. Бикаловой в 2014 году из культурного фонда «Аватар Фаундейшн» (г. Нитерой, Бразилия) и переданные МИСР. Представленные картины относятся к творческому периоду художника, определённому им самим как «Космическое искусство».[14]




[1]Jayme Treiger “Vladimir BoregarBolgarski” (From archive of “Avatar Foundation”). Дж. Трейгер « Владимир Борегар Болгарский». Неопубликованный очерк на англ. языке. Архив культурного фонда «Аватар Фаундейшн», г. Нитерой, Бразилия.

[2] Хисамутдинов А.А. Российская эмиграция в Азиатско-Тихоокеанском регионе и Южной Америке. Библиографический словарь. – Владикавказ : Изд-во Дальневосточного ун-та, 2009. – С.53.

[3] Jayme TreigerVladimir B.Boregar” (From archive ofAvatar Foundation”). – Дж. Трейгер. Владимир Б.Борегар. Неопубликованный очерк на англ. языке. Архив культурного фонда «Аватар Фаундейшн», г. Нитерой, Бразилия.

[4] Искусство и архитектура русского зарубежья. – URL: /http://artrz.ru/places/1804821520/1804866519.html

[5] Энциклопедия Китая. – URL: http://www.abirus.ru/content/564/623/626/11670/11710/11711.html

[6] «Выставка художника Борегар» // «Слово» (Шанхай). 1941. 3 января.

[7] The Diamond Jubilee of the International Settlement of Shanghai / Managing Editor I. I. Kounin, Art Editor A. Yaron. USA-Shanghai, 1940.

[8]Jayme Treiger “Vladimir BoregarBolgarski” (From archive of “Avatar Foundation”). – Дж. Трейгер « ВладимирБорегарБолгарский». Неопубликованныйочеркнаангл. языке. Архивкультурногофонда «АватарФаундейшн», г. Нитерой, Бразилия.

[9] Видеозапись «Л.С. Митусова в гостях у Клавдии Васильевны Мельниковой». Оператор ААлексанов, 1995. Архив МИСР. – URL: https://vk.com/video?section=all&z=video617274_456239027; https://yadi.sk/i/w-CWPtlvqSu3U

[10]Jayme Treiger “Vladimir BoregarBolgarski” (From archive of “Avatar Foundation”). Дж. Трейгер «Владимир Борегар Болгарский». Неопубликованный очерк на англ. языке. Архив культурного фонда «Аватар Фаундейшн», г. Нитерой, Бразилия.

[11] Карлсон М. «Нет религии выше истины». История теософического движения в России с 1875–1922 годы. – URL: http://www.theosophy.ru/karlson.htm

[12] Грани Агни Йоги, 1955 год. Жизнь Б.Н. Абрамова. – URL: http://a338833o.blogspot.ru/2013/05/1955.html

[13] Болгарский В. Астрология. – Феникс. – 1986. – № 4. – С. 95. – URL: http://ay-forum.net/viewtopic.php?f=99&t=615&start=15&view=print

[14] Выставка «Строитель нового мира. Творчество Владимира Болгарского (Борегара)». –URL: http://roerich.info/spb-vystavka-stroitel-novogo-mira-tvorchestvo-vladimira-bolgarskogo-boregara/