Лечение метастазов злокачественной параганглиомы после частичной операции и тяжелейшего инсульта в течение 8 лет. Как изменение дозы смеси влияет на лечение

94. После восьми лет лечения Вашим методом решила напомнить Вам о себе.
В 1992 году я перенесла операцию по удалению опухоли на шее слева. Делали мне её в Клинической больнице № 119, в г. Химки Московской области. Опухоль была размерами 3x4 см и "сидела" прямо на сонной артерии. Во время операции произошёл разрыв этой артерии, и я потеряла очень много крови.
Пришла в сознание 5 дней спустя. У меня случился тяжелейший инсульт с потерей речи и парализацией конечностей (речь затруднена и сейчас).
Вдобавок оказалось, что опухоль была удалена не полностью, треть её так и осталась на сосудисто-нервном пучке.
Заключение гистологии опухоли: "Злокачественная параганглиома". Врачи отправили меня домой со справкой, в которой было написано: "Случай признан инкурабельным (то есть, лечению не поддающимся) из-за нечувствительности данного вида опухоли к лучевой терапии и химиотерапии. Шифр опухоли: T3N1M0".
Уже через 3–4 месяца после той операции начала расти опухоль на правой лопатке. Хирург-онколог её посмотрел и сказал, что ничего с ней сделать нельзя, так как у меня очень плохое состояние здоровья, и я могу не выдержать лечебных процедур. К сентябрю 1994 года опухоль достигла размеров 4x4 см.
Опять пошла к врачам. В Онкологическом Центре на Каширском шоссе г. Москвы меня тщательно осмотрели, взяли пункции из области шеи слева и из правой лопатки, но почему-то облучать опухоли не стали.
Профессор дал мне направление на лучевую терапию "в больницу по месту жительства". Полтора месяца, с 12 октября по 29 ноября 1994 г., я пролежала в ЦКБ МПС № 4 (им. Н. А. Семашко). Опять прошла все обследования, и опять врачи отказались чем-либо меня лечить. Из выписки: "Учитывая тяжёлое состояние пациентки (последствия инсульта), лучевая терапия и химиотерапия больной не показаны".
После всех биопсий и пункций опухоль на лопатке пустилась в быстрый рост и к началу 1995 года увеличилась в несколько раз. Появились боли, особенно в правой руке.
Моя сестра помогла мне начать с февраля 1995 года лечение по Вашей методике. Вначале, по старой Вашей рецептуре, я пила смесь 35 мл подсолнечного нерафинированного масла с 17 мл 95 %-го неразбавленного спирта.
Опухоль "притормозила", но продолжала расти. В октябре 1995 г. она достигла размеров 165x170x70 мм, её уже нельзя было закрыть двумя ладонями. Тогда Вы посоветовали мне перейти с неразведённого 95 %-го спирта на 40 %-ю водку и пить смесь 35 мл масла с 35 мл водки.
Это помогло, опухоль начала уменьшаться, хотя и медленно. В июне 1996 года Вы предложили мне увеличить дозу смеси до 40+40 мл. Я увеличила. Уменьшение опухоли ускорилось. И так я лечилась по Вашей методике до начала сентября 1998 года. Постоянно сама измеряла опухоль тонкой медной проволокой; видно было, что враг отступает. К онкологам не обращалась.
Один раз, в июле 1997 года, они меня вызвали сами. Сказала им, что лечусь водкой с маслом по методу Н. В. Шевченко. Один врач ответил: "Если Вам это помогает – лечитесь!"
За годы лечения смесью я сбросила лишних 10 килограммов веса. Теперь мой вес держится на уровне 60 кг. Опухоли рассосались полностью: и на лопатке, и на шее.
С сентября 1998 года по семейным обстоятельствам я смесь не пила. Мне стало хуже. С конца апреля 1999 года и до июня 2001 года снова пила смесь, ту же дозу, 3 раза в день. Затем прошла осмотр у онколога. Врач опухолей не обнаружил, и тогда я стала пить смесь раз в день, перед ужином. Так и пью её до сего времени. Чувствую себя удовлетворительно.
Со дня операции (13 мая 1992 года), чуть было не ставшего для меня последним, прошло более 10 лет. Последние проверки шеи и других органов на УЗИ, флюорография и рентген грудной клетки, маммография молочных желёз – никакой онкопатологии не определяли. Сейчас мне 67 лет.
Последствия перенесённого мной в 1992 году инсульта сказываются до сих пор.
23 апреля 2003 г., Кр–ва Т.А., г. Москва.

Шевченко Н.В.:  На этом сайте есть ещё один очень полезный пример лечения "методом Шевченко" метастазов злокачественной параганглиомы (в легких, из неустановленного первичного очага) – вот здесь. Как и в письме выше, данный диагноз был подтверждён онкологами неоднократно и всеми способами, имеющимися в их распоряжении.