Хирург В.С. Нуждов: гимн Жизни

1. Пишу второе письмо. Первое писал в марте 1996 года. Меня зовут Яковлев Николай Васильевич, 1929 года рождения, проживаю в рабочем посёлке Токаревка Тамбовской области.
В декабре 1995 года меня госпитализировали в терапевтическое отделение районной больницы с диагнозом: "Острая правосторонняя пневмония". Лечение не принесло облегчения. Наоборот: состояние значительно ухудшилось. Усилилась одышка, появились боли в области сердца. Нарастала общая слабость, кожа приобрела желтовато-серый оттенок, появилось кровохарканье. Был отправлен на пульмонологическую комиссию.
2 февраля 1996 г. в Тамбовском онкологическом диспансере мне был поставлен диагноз – "Рак правого лёгкого". Повторная комиссия подтвердила диагноз. Как "безнадёжному" больному, лечение назначено не было, меня отправили домой под наблюдение местного онколога на "симптоматическое лечение".
В районной поликлинике мою амбулаторную карточку из регистратуры передали в кабинет, где ведут учёт онкологических больных.
21 февраля 1996 г. прочитал в газете "Вестник ЗОЖ" о лечении рака по методу Николая Викторовича Шевченко. Через 3 дня начал пить лекарство: по 35 мл 40%-й водки плюс 35 мл нерафинированного подсолнечного масла. Лекарство переносил хорошо, хотя в начале приёма смеси были сомнения, выдержу ли.
Через неделю полностью прекратилось кровохарканье. Однако первые три с половиной месяца лечения мучил постоянный сухой кашель, мокрота отходила плохо, вес падал. Приступы кашля были сильнейшие, продолжительностью до 2-х часов без перерыва. В первых числах июня проделал 26 уколов антибиотика линкомицин. Постепенно кашель утих.
Большую помощь в лечении методом Шевченко мне оказал больной с таким же диагнозом, как и у меня – Владимир Сергеевич Нуждов. Только у него был рак левого лёгкого.
Владимир Сергеевич работал главным врачом нашего района, в последнее время заведовал хирургическим отделением больницы. Врач опытный. Он научил меня закаливанию: ходить босиком по траве, в шортах. Советовал проходить в день не менее километра за посильное время, но непременно его фиксировать. Мы с ним после стали ездить на велосипедах, много ходили – день велосипед, день ходьба.
Настал день, когда я почувствовал, что началось выздоровление. Мышцы окрепли, стал прибавлять в весе.
20 ноября 1996 г., после пяти курсов питья смеси водки с маслом, был снова в областном онкодиспансере на обследовании. Мне выдали справку для передачи в районную поликлинику, в которой было сказано: "При осмотре онкопатологии не выявлено. Контрольный рентген лёгких: очаговых и инфильтративных теней нет, синусы свободны, корни структурны".
У меня был хронический язвенный колит. В ходе приёма смеси Шевченко появлялись боли в кишечнике, но они были и раньше.
Строго соблюдал диету. Ел только гречневую и овсяную каши (несолёные), свежую рыбу и иногда яйцо. Мучного, в том числе хлеба, сладкого – ни грамма. Иногда ел картофель, молоко пил редко.
Сейчас чувствую себя нормально. Большое спасибо методу Шевченко.
23 ноября 1996 г., Николай Васильевич Яковлев, р.п. Токаревка Тамбовской обл.

Доктор В.С. Нуждов
На фотографии: хирург Владимир Сергеевич Нуждов

2. Письмо первое:  О себе и болезни. Я, Нуждов Владимир Сергеевич, родился 30 сентября 1947 года. С 1975 года работаю врачом-хирургом (с 1983 г. – заведующим хирургическим отделением районной больницы). Некоторое время исполнял обязанности главного врача нашего района.
В декабре 1995 г. заболел, но диагноз установлен был лишь в начале апреля 1996 года. ДИАГНОЗ: "Рак левого лёгкого, 4-я клиническая группа с метастазами в поясничный отдел позвоночника (1-2-3-4-5-L и S)". Заключение я получил на руки.
Этот диагноз был подтверждён в областной больнице г. Тамбов, а также в Липецке, Пензе, Воронеже, Санкт-Петербурге и Москве (в РАМН). Мои родные и друзья с моими бумагами и рентгеновскими снимками с надеждой ездили то в один онкоинститут, то в другой. А по возвращении – часто даже не заходили в мою квартиру, а разговаривали с женой на улице. Я прекрасно понимал, что это значит: приговор вынесен, будущего у меня нет...
5 апреля 1996 г. я был выписан как безнадёжный больной на домашнее лечение, а вернее – на умирание. Онкологи прогнозировали мою смерть в ближайшие месяц-два, до начала лета 1996 г.
Мои друзья через районную газету объявили сбор средств на моё лечение. На удивление быстро необходимые средства были собраны, и в одном из институтов я получил короткий курс противоракового лечения. К его окончанию я уже едва ползал. Каждые три часа мне кололи наркотик омнопон. Постоянные боли в позвоночнике превратили жизнь в какую-то непрекращающуюся пытку. За короткое время потерял в весе 26 кг (раньше вес мой был 100 кг). Лежать не мог – сразу начинался паралич дыхания. Постоянное сидение привело к развитию пролежней на ягодицах и в области копчика. Живот увеличился и походил на плохо набитый мешок. Стало болеть сердце, и довольно чувствительно. Руки сделались настолько худыми, что их можно было обхватить 1-м и 2-м пальцами. Кожа приобрела бледно-серый цвет... Словом, вид был таким, что "краше в гроб кладут".
И я, будучи атеистом, молил Бога дать мне быстрой смерти, дать мне избавление от мук. Дошёл до того, что стал мечтать о смерти и радовался, что ничего уже у меня в это время болеть не будет...
Я курил 30 лет, и продолжал курить, не смотря ни на что.
Друзья принесли мне газету "Вестник ЗОЖ" со статьёй о лечении рака методом Николая Викторовича Шевченко. Принесли утром, однако до вечера я даже не взглянул в газету. Вечером пришёл мой друг Анатолий Васильевич Кузнецов, и заставил меня прочитать эту статью.
Появилась надежда! Так что же я теряю время?! Скорее налейте мне эту смесь водки и масла! Что?! Пишут, что она противная? Неправда! Это сладкая смесь, ибо она несёт в себе жизнь. Нужно бросить курить? Всё, я бросил, и больше не курю (не курю и по сей день). Нужна диета? Отлично, я уже на диете! Могут быть осложнения? А что мне их бояться? Впереди у меня пока лишь могила!
Словом, я начал принимать смесь Н.В. Шевченко, в максимальной дозе плюс по 5 мл "на стенки посуды". Первая и вторая декады первого цикла прошли без особенностей. А в третьей декаде началось ухудшение состояния: резко возросла общая слабость (хотя, казалось бы, куда ещё больше!), не хотелось пить даже воду (от тошноты), головокружение, полное отсутствие аппетита, чрезвычайно выраженная психическая депрессия. В то время я перестал ходить совсем, пропал сон: не спал по 2–3 суток, затем спал днём 1–2 часа, и снова бессонница.
Так продолжалось и весь второй цикл, а в общей сложности – 80 дней. К началу третьего цикла я выговаривал слова едва-едва, с длительными паузами. И, чтобы не мучить родных, стал молчать. Жена вызвала всех моих родственников: стариков-родителей, братьев, сестёр, так как испугалась скорой моей смерти.
Верил ли я в это время в выздоровление, верил ли Н.В. Шевченко? ДА, Я ВСЁ-ТАКИ ВЕРИЛ!
Сразу же, начав принимать смесь, я немедленно прекратил курение, прекратил введение наркотиков и всех остальных медикаментов. Было чрезвычайно трудно – развился синдром абстиненции ("ломка"). Однако у Н.В. Шевченко твёрдо сказано, что наркотики противопоказаны.
Казалось, болит всё тело, особенно болели места уколов, болели инфильтраты от уколов на ягодицах, спине (уколы делались и в спину, т.к. на ягодицах не было места), руках. Тешил себя тем, что "Бог даёт человеку только те испытания, которые он может перенести".
Постепенно, с третьего цикла (то есть после 108 дней лечения по Шевченко), состояние начало улучшаться: боли в позвоночнике стали вполне терпимыми, появился аппетит, улучшился сон. После длительного сидения наконец-то встал, и с двумя клюшками сделал первые 10 шагов по комнате. Жутко устал и, сев в кресло, мгновенно уснул. Спал целый час.
Во время моего "великого сидения" было время почитать литературу о здоровье. Полезное откладывал, и потом старался применять на практике. Это закаливание, обливания холодной водой, частые прогулки на воздухе (пешком и на велосипеде), питьё холодной колодезной или родниковой воды не менее 2–3 литров в день. Понравилась диета [её автор польский диетолог Ян Квасневскийприм. Н.В. Шевченко], по которой полагалось есть много всего жирного и мясного, по несколько куриных яиц в день при почти полном отказе от любых углеводов. Так как жиров я и так получал со смесью предостаточно, то стал есть по 1–2 куриных яйца в день, любую отварную рыбу, курицу, кролика, постные телятину и говядину. Каши на воде: гречка и овсянка. Сырые овощи (кроме сладких свёклы и моркови), зелень (петрушка, укроп, лист крапивы, смородины, мяты и др.); капуста во всех видах (свежая, квашеная, тушёная на воде); лук, чеснок; яблоки, орехи (разные). Пил не только холодную колодезную воду, но и несладкий некрепкий чай с лимоном, клюквой. Несолёный томатный сок использовал как приправу к кашам. Солёные огурцы, помидоры, салаты употреблял, умеренно (но не забывайте, что я полностью отказался от добавления соли в пищу); овощные супы на воде (очень вкусные с морковной ботвой); разные лесные ягоды; немного отварных грибов.
Для меня стали запретными: сахар, мёд, любые сладости; хлеб; макаронные, вообще мучные изделия; картофель; фруктовые соки; манная каша, кисели; соль; молоко и все молочные продукты; минеральные воды; морковь, свёкла; мясные бульоны.
После пяти циклов лечения смесью водки и подсолнечного нерафинированного масла (1 цикл = 3 декады; 1 декада = 10 дней питья водки с маслом) – 3 декабря 1996 г. прошёл контрольную проверку в Тамбовском онкодиспансере, где при рентгеновском исследовании "онкопатологии лёгких не выявлено" (цитирую из выписки).
Рентгеновское исследование позвоночника не проводил, так как в апреле 1996 г. на рентгеновских снимках отмечалось разрушение позвонков, патологические переломы тел позвонков, и, естественно, что семь с половиной месяцев лечения, конечно же, не восстановили костную структуру позвонков. А лишний раз облучаться мне не хотелось, так как Р-исследование позвоночника – довольно жёсткая процедура для организма. Исследование позвоночника я наметил сделать не ранее, чем через год с момента начала лечения.
17 декабря 1996 года я снова вышел на работу на своё рабочее место – заведующим хирургическим отделением, и в этот же день (ирония судьбы) прооперировал больного с раком толстого кишечника, осложнённого кишечной непроходимостью. После выздоровления (заживления раны) думаю провести больному лечение методом Шевченко, и не прибегать к химиотерапии.

Письмо второе, 23 марта 1997 г.:  После публикаций моих писем в газете "Вестник ЗОЖ" ко мне часто приходят онкобольные и их родственники. Постоянное общение с раковыми больными – это чрезвычайно тяжёлый и, чаще всего, неблагодарный во всех отношениях труд, доходит даже до оскорблений.
Очень и очень трудно доказывать, что химиотерапия и облучение – практически ведут к смерти. Я кричу, тычу пальцем в грудь, доказываю – "Вот, я сам – доказательство метода Шевченко. Смотрите, я живой. Трогайте меня – я тёплый, я не труп..."
Но как же трудно доказывать! Да, смотрят, щупают меня, "обнюхивают" (простите), и... не верят. И всё-таки "на всякий случай" (цитирую) делают "химию" (до "посинения"). А потом "приползают" ко мне уже тогда, когда в человеке не остаётся жизни и, естественно, тогда уже никто и ничто не может помочь больному. Обидно, очень обидно!
Однако есть и радостные события. Есть больные, которые отказываются от "химии" и облучения, лечатся методом Н.В. Шевченко.
После публикации моей статьи, получаю по 30–40 писем в день и по 10 (в среднем) звонков в день. Как я Вас понимаю! Хоть беги из дома. В воскресенье принял дома пять семей, все издалека: Коми, Урал, Алтай и т.д.
Жена моя вздыхает и говорит, цитирую: "Бедный Николай Викторович, ему-то хоть спать дают?!"
В местной газете "Маяк" мы опубликовали 5 статей о методе Н.В. Шевченко, и ещё в двух других газетах соседних районов – в г. Жердёвка Тамбовской обл., в р.п. Панино Воронежской обл.
В нашем районе меня никто не может репрессировать, потому что являюсь главным хирургом района и последнее слово всегда за мной в отношении хирургической тактики.
Большинство больных, которые обращаются к Вам, ко мне – это люди с 4-й клинической группой, т.е. больные с метастазами в другие органы, "обречённые" по классификации официальной медицины. Такие больные, а их не менее 90–95%, могут лечиться только консервативно, т.е. без операций. И только 5% больным показана операция по жизненным показаниям, после которой, как я считаю, им следует лечиться одним методом Н.В. Шевченко.
Ещё раз повторю: к "методу Шевченко" почти всегда больные прибегают в самом ужасном состоянии, на самых последних стадиях рака и весьма часто – с органами и сосудами, очень сильно повреждёнными операциями, химио- и лучевой терапией. Поэтому, статистика лечения методом Шевченко, которая сложится со временем, наверняка будет "отрицательная" – то есть, из 10 больных с 4-й стадией рака будут всё-таки погибать 5–8. НО НА САМОМ ДЕЛЕ ВСЁ РАВНО БУДЕТ ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЙ РЕЗУЛЬТАТ, ЕСЛИ ДАЖЕ ВЫЖИВУТ ИЗ ЭТИХ 10 ТОЛЬКО 2 ЧЕЛОВЕКА. (Потому что от химиотерапии и лучевой терапии не выживает при этой стадии рака НИКТО!)
К сожалению, этого никто не хочет понимать.
Я с уважением отношусь к врачам и народным целителям, предлагающим свои методы лечения. Однако, эффект отнюдь не всегда соответствует рекламе. Кроме того, такого научного обоснования, какое имеет метод Н.В. Шевченко, у других "нетрадиционных" лечебных методов нет. Нет научного обоснования ни у "Витурида", ни у метода лечения настойкой болиголова, ни у АСД-2. Есть лишь одни общие фразы.
Мои наблюдения таковы: я видел 3 истории больных, которые лечились методом Н.В. Шевченко от рака 4-й стадии и умерли; одного, у которого при лечении методом Шевченко не наблюдалось улучшений; и трёх больных, которые на этой же стадии рака лечились методом Шевченко успешно. Но я могу привести добрых два десятка историй болезни, когда люди лечились "Витуридом", настойкой болиголова, АСД-2. Где все эти люди? Они все уже умерли. Исцеляемость рака 4-й стадии болиголовом, АСД-2 и "Витуридом" равна НУЛЮ!
Я, автор данной статьи, болел раком левого лёгкого с метастазами в поясничный отдел позвоночника (с патологическими переломами позвонков), и поэтому имею моральное право писать о пороках проводимой терапии в официальной медицине, писать о пороках различных "народных" методов лечения рака, об откровенной халтуре с целью заработать на онкологических больных.
Эта статья – призыв к жизни, призыв к разумному подходу в лечении рака.
Больных со 2-й клинической группой (опухоль без метастазов) нельзя заставлять идти на операцию. Если они категорически откажутся от операции, химиотерапии и облучения, и сразу начнут лечение методом Шевченко, то выживаемость в этой группе больных была бы до 8–9 человек из 10. Это моё мнение.
Владимир Сергеевич Нуждов, г. Пенза.

Шевченко Н.В.:  Насколько мне известно, после описанных выше событий Владимир Сергеевич Нуждов все прошедшие с тех пор годы проработал хирургом в больнице, выполнил множество сложнейших операций. Судя по публикациям в Интернете, в 2012 году он был жив и здоров, и по-прежнему работал заведующим хирургическим отделением в Центральной районной больнице Токаревского района Тамбовской области.
Ещё знаю из вот этой статьи, что В.С. Нуждов имеет знак "Почётный донор России". И что отец В.С. Нуждова тоже был врачом, и усыновил двух детей, родители которых (совершенно ему незнакомые) погибли в автокатастрофе. Кстати, однажды его пытались засудить за то, что он спас жизнь больному перитонитом (воспалением брюшной полости, при котором редко кто выживает), применив лекарства, "не положенные" по официальным инструкциям в таких случаях (см. об этом в источнике ниже).

Фотография В.С. Нуждова взята вот из этого источника.