Сомневающимся

Исповедь победившего рак

О методе Н. Шевченко и Раковом корпусе

Письмо от 30 ноября 2009 г.Сравнение результатов лечения • Чем отличается «лечение» ядами от лечения пищевыми продуктами • О духовном исцелении и «смеси Н. Шевченко» – с чего начинать? • О побочных действиях разных лекарств • Сравнение социальных последствий • Цена с точки зрения кошелька • Исцеление без правды – невозможно • «Метод Н. Шевченко» – это психологический комфорт • Простота, дешёвый инструмент • Умереть можно по-разному • Точно, научно и доходчиво доказано, чем и как лечит • Почему многие больные отвергают этот метод • О тех, которые «знают тех, которым смесь Шевченко не помогла» • Рабочие советы по лечению • О «неприятности питья водки с маслом» • Тем, кому не нравится слово «водка» • Ещё о статистике • Ещё о критике метода Шевченко • О современных раковых корпусах, о псевдонауке и о разных врачах • Письмо от 10 апреля 2011 г. • Письмо от 22 февраля 2015 г.

Письмо от 30 ноября 2009 г.  Уважаемый Николай Викторович!
Второй раз (первый – в марте 2006 г.) пишет Вам Д–чев Владимир Борисович. Сейчас мне 56 лет. Имею высшее авиационно-техническое образование.
Мой диагноз в сокращённом варианте: генерализованная неходжкинская В-мелкоклеточная лимфома IV-А стадии, или попросту одна из форм лейкоза – рака крови, неизлечимого официальной медициной.
Три с лишним года лечусь по Вашей методике и рад сообщить, что у меня пока всё нормально. Бесконечно признателен Вам за возможность жить. Но не только слова благодарности заставили меня повторно обратиться к Вам.
Дело в том, что до лечения по Вашей методике я приобрёл драматический опыт медицинского лечения, пройдя восемь курсов полихимиотерапии.
Но за один день чтения Вашей книги «Побеждать!», я непоколебимо уверовал в исцеление именно Вашим методом. До этого я пробовал лечиться способом «7 стаканов», дважды пытался пить водку с маслом по принципу «ОБС – Одна Бабка Сказала», пил что-то ещё на чесноке. И только запоем прочитав книгу Шевченко, я окончательно понял, что это как раз то, что мне надо.
Методика Н. Шевченко содержала подробное, понятное и убедительное описание действия бальзама, то есть, как будет происходить лечение на биохимическом, клеточном уровне.
Ни один из пробуемых мной способов лечения, включая, конечно, и «химию», вообще не содержал такой информации.
Полагаю, что, лечившись последовательно по двум принципиально отличным методикам – химиотерапиями и методом Николая Шевченко, я не только вправе их сопоставить, но и прошу Вас, Николай Викторович, опубликовать это письмо, поскольку считаю себя обязанным в помощи таким же, как и я, «безнадёжным» больным.
Считаю, что люди должны знать, что мучительной смерти в больничном аду есть альтернатива – Жизнь, и она в Вашем методе. Многие думают, что путь, предложенный официальной медициной, единственный и вариантов больше нет. Но в действительности это не так.
Начну с главного – результатов лечения. По медицине – результат негативный. Болезнь неуклонно прогрессировала. Если поначалу у меня были поражения и увеличения периферийных лимфоузлов, то после врачебных «химиотерапий» болезнь вышла на более глубокий и серьезный уровень – произошло тотальное поражение костного мозга. Большинство параметров общего и биохимического анализов крови стабильно выходили за рамки норм с ярко выраженной негативной динамикой.
На и без того не радостном фоне течения основного заболевания, зафиксировано и неотвратимое нанесение ущерба химиотерапией жизненно важным системам организма. Это поражение сердечно-сосудистой системы, варикозное расширение вен, нарушение обмена веществ, увеличение массы тела и остеопороз – разрушение костей и волосяного покрова тела. Нарушение функций почек и печени, резкое ухудшение зрения и слуха. Не удалось мне избежать и обычного при «химии» двустороннего воспаления легких, из которого я выкарабкался весьма и весьма не просто. Химия и одиннадцатимесячные скитания по больницам, безусловно, негативно отразились на состоянии нервной системы. Клинический прогноз врачей – «неблагоприятный».
Результат лечения по методике Шевченко – позитивный. Доказательство тому – более трёх лет моей жизни. Восстановились функции костного мозга, исчезли на снимках затемнённые участки в веществе костного мозга, теперь у меня стабильно нормальные все параметры общего и биохимического анализов крови. Отсутствуют всякие симптомы болезни, её прямые и косвенные признаки. Полное восстановление после всех негативных последствий химиотерапии. Клинический прогноз – «сомнительный» по типу: «А был ли мальчик?..»
Проще результаты лечения выглядят так. Всех, с кем я лечился медицинскими методами, к сожалению, уже нет. Но это лишь мои наблюдения, но не «официальная», насквозь лживая «статистика». Вам никогда не откроют истинных сведений медстатистики о результатах лечения. Мне же, случайно, эти сведения были оглашены. Спустя полгода с начала лечения по Н. Шевченко, я вынужденно обратился к врачам, т. к. у меня истекал годичный срок инвалидности 2-ой группы. Рассмотрев результаты анализов и томографии, и осмотрев меня, врач поздравила меня с тем, что я вошел в 1 (ОДИН!!!) % больных, достигших ремиссии. Это означает, что в 99 случаях из 100 результатом лечения по химиотерапии является смерть, а оставшийся 1 %это те, кто, как и я, вовремя начал лечение народными методами.
Считаю, что именно поэтому химиотерапию и нельзя признать методом лечения, поскольку эффективность её близка к НУЛЮ. Уверен, что врачи и сами не в состоянии объяснить, почему 1 больной из 100 вдруг еще остался жив после их изуверского «лечения». Единственным удобоваримым для них объяснением является наличие у выжившего больного какого-то неизвестного им внутреннего ресурса его организма.
Конечно же, не может быть и речи о признании медициной моего истинного спасительного ресурса – осознания мной пагубности медицинского лечения, отказ от него и переход на иной способ лечения – на метод Николая Шевченко.
Констатировав мою ремиссию, врач даже и не поинтересовалась, как же я в этой ремиссии очутился спустя полгода после моего отказа от дальнейшего назначенного мне медицинского лечения. Отсутствие такого интереса свидетельствует о том, что врачи и сами не верят в своё лечение, а ремиссию пациента рассматривают лишь как случайный временный период перед неизбежным рецидивом.
Вторым по значению преимуществом метода Шевченко, считаю, является отсутствие риска умереть от самого этого лечения. В то время как больные, решившиеся на химиотерапию, должны чётко знать, что тем самым они подвергают свою жизнь смертельной опасности. Причём летальный исход от химиотерапии может наступить раньше, чем если бы вообще ничем не лечиться.
Я знал больных, которые умерли на 3-м или 4-м курсе «химии». Встречал больную, которая год назад умирала уже на 1-м курсе химии, т. е. немедленно после начала лечения. От верной гибели её спасла только чисто случайная смена лечащего врача и вслед за этим медицинско-бюрократическое чудо – подключение простой смертной к аппарату искусственной почки с последующим полным отказом от химии. Если отбросить медицинское лукавство и кокетство, что «все их лекарства – это яд», то препараты химиотерапии – это смертельный яд. Только яд, вводимый постепенно дозами, чтобы среднестатистический больной не умер сразу, от разовой дозы.
Моей случайной знакомой не повезло, она оказалась не среднестатистической, и её почки отказали от этого яда сразу же.
По моим наблюдениям, смерть в результате химиотерапии приходит в основном двумя путями. Первый – разрушение химиотерапией сердечно-сосудистой системы, печени, селезёнки, нарушение кровотока и как результат – внутреннее, не останавливаемое кровотечение. Второй путь – это поражение химией почек, блокирование тем самым пути вывода из организма жидкости, скопление её в лёгких или брюшной полости и смерть от удушья или перитонита.
Напротив же, полагаю совершенно очевидным, что бальзам Николая Шевченко, состоящий из натуральных пищевых продуктов, не в состоянии даже теоретически привести к летальному исходу. Я уже не говорю о том, что гибель ненужных клеток при лечении «по Шевченко» происходит как бы естественным способом от их хорошей, сытной жизни, удовольствия и обжорства, без сигнала о помощи и выброса фактора роста, что является камнем преткновения для хирургии, облучения и химиотерапии.
Немаловажным достоинством метода Шевченко является также отсутствие возможности для так называемой «врачебной ошибки». Поскольку вы сами себе врач, то вряд ли вы в бальзам Шевченко вместо водки нальёте крысиного яда и выпьете его. Во всяком случае, если даже и это произойдет, то виноваты в этом будете только вы сами.
В условиях же медицины с вами может произойти всё, что угодно, вне зависимости от вашей воли.

Для меня эта важнейшая часть методики Н. Шевченко составляла определенную трудность, так как атеистическое образование в духе марксизма-ленинизма сильно сказывалось на восприятии того, что автор пишет о Вере. Я только был крещён в младенческом возрасте, и очень далёк от всего, что связано с Богом. Поэтому к Богу я шёл длинной дорогой.
А начался этот мой путь с веры в бальзам Н. Шевченко. Много раз я убеждался, что без веры хотя бы в данный вариант лечения исцелиться невозможно, поскольку лечение без веры будет неизбежно заброшено по малейшему поводу, да и просто без повода.
Для медицины же Бога нет, и Душа не существует.
Первая подсказка пришла мне от 35-ти летнего товарища по больнице с диагнозом «острый лейкоз». Причина болезней – в нас самих, в нашем образе жизни. Чтобы исцелиться, надо изменить тот образ жизни, который и привёл нас к болезни. К такому выводу он пришёл менее чем за год своей болезни.
Наши мысли так же материальны и реальны, как материальны и реальны краски в картине нашей жизни. И если мысли имеют тёмные тона, то такой же будет картина нашей жизни. Страх, злоба, ненависть, обида, ложь, зависть, алчность, ревность, осуждение – это и есть чёрные мысли, которыми мы рисуем чёрную жизнь. И будет совершенно закономерно, что, наполненные такой материей-мыслями, мы сами окрасим нашу жизнь и тело в чёрные цвета скорби, страданий и болезней. Будет просто невероятным, если мы с такими мыслями будем легко и счастливо жить, отделываясь простудой.
Каждый из нас знает или слышал об одном Вселенском Законе. Это закон причинно-следственных связей. За каждой причиной неизбежно возникнет следствие. На бытовом уровне это закон «что посеешь, то и пожнёшь». Так почему же, даже зная этот Вселенский Закон, мы продолжаем сознательно пренебрегать им?
Если мы думаем и говорим: «Не перевариваю этого человека, это общество или страну», то мы сеем зёрна зла. Нет сомнений, что из этого семени нелюбви и ненависти зло и вырастет, там и у того, кем это семя брошено. Если нас гложет, просто разъедает смертельная обида, то совершенно закономерно мы получим онкологический диагноз.
В последнее время, особенно среди молодых, всё чаще слышится фраза: «Это не мы такие, это такая жизнь поганая». Прямая противоположность истинному: «Как мы думаем, так мы и живём!» Погано думаем, погано и живём.
Нужен огромный духовный труд, чтобы очистить затмевающую душу мозговую копоть, а это ой, как не просто. Моему больничному товарищу, прикоснувшемуся к Истине, это не удалось. Не удалось это и другому моему больничному товарищу, казалось бы, наполненному редким светом и безудержным оптимизмом. Хотя именно поэтому, и именно ему, удалось продержаться в этой жизни дольше всех остальных. Полагаю, что он оказался большим идеалистом, чем следовало бы быть. Он пренебрёг материей, то есть другими лечебными методами. Эта материя и вынудила его душу покинуть отравленное «химиями» тело.
Многие, также как и я поначалу, не придают должного значения главнейшей составляющей метода Шевченко – духовному оздоровлению, делая акцент на том, что значительно проще, собственно на бальзаме.
В действительности же эффект лечения по Н. Шевченко во сто крат увеличивается с пониманием причины болезни: больного сознания. С уверенностью можно сказать, что если у вас что-то не ладится с этим лечением, меняйте свое больное сознание на здоровое, и эффект превзойдёт ваши самые смелые ожидания. Главный критерий этого поиска – ПОИСК ЛЮБВИ: любви к Богу, к Людям.
Вместе с тем, чтобы выйти на уровень духовного сознания, способного помочь вам победить серьёзную онкологическую болезнь, требуются даже не дни и не недели, которых у такого больного просто нет. Даже физическое рождение завершается только через 9 месяцев с его начала!
Поэтому надо начинать лечить тяжело больного не длительными разговорами о нематериальном, а немедленно, не дожидаясь его духовного рождения – бальзамом Николая Шевченко.
Мой собственный опыт полуторагодичных духовных поисков похож на первые детские шаги, шараханья в ходунках. Мне ещё до сих пор очень трудно разобраться во многих религиозных вопросах.

Принципиально невозможное для ортодоксальной медицины преимущество метода Н. Шевченко – это отсутствие у него негативного побочного действия.
Каждый же препарат химиотерапии в отдельности, и тем более в их совокупности, обладает огромным негативным действием. Причём главным негативным побочным действием является, ни много ни мало, смерть.
Так, например, только широко всем известный преднизолон, самостоятельно и отдельно от других препаратов, обладает 110-ю известным медицине (по аннотации на этот препарат) побочным действиям. Он наносит вред организму человека от прямой смерти (от остановки сердца или поражения почек) до банального остеопороза.
И уж совсем невероятным для медицины является не только отсутствие негативного побочного действия, а напротивбальзамический эффект метода Н. Шевченко.
Лечась «по Н. Шевченко» от какой-то конкретной болезни, вы попутно и без отдельных усилий и хлопот избавитесь и от других болезней. Примеров тому в книгах Шевченко великое множество.
Лично мне его методом удалось не только излечить смертельную болезнь, но и заодно исцелиться от весьма непростых болячек, подаренных «химией», избавиться от болей после застарелой травмы бедра и наполовину улучшить зрение (с 3,0 D до 1,5 D).
Объём предстательной железы с 53 куб. см (диагноз был «аденома предстательной железы») уменьшился до 23 куб. см, бесследно исчезла киста в этой железе. Практически перестал болеть простудными заболеваниями, в то время как раньше болел ими регулярно по 3–4 раза в год.

Следующее преимущество метода Шевченко заключается в том, что вы избежите своего физического и социального поражения, а именно избежите печальной участи стать инвалидом. Напротив, медицина на 100 % вам это гарантирует.
Как и многие, я сравниваю своё состояние при лечении химиотерапией как состояние при тяжелейшем и глубочайшем, непрекращающемся похмелье. И если я приходил на химию своими ногами, в здравии и ясном сознании, то после неё меня можно было выносить на носилках.
Между тем, у меня действительно была очень лёгкая «химия» (всё относительно). Всего лишь одна-единственная внутривенная капельница (циклофосфан + винкристин + рубомицин) в месяц, плюс 252 таблетки преднизолона в течение 15-ти дней, не считая «мелочёвки» – поддерживающих и защитных от «химии» препаратов. Тем не менее, бывало, что трудно было даже встать с постели, не говоря о том, чтобы что-то сделать физически. Интеллектуальная работа тоже давалась с трудом. Поэтому пришлось уйти на больничный, за непрерывностью которого строго бдили врачи. За длительным больничным последовала заочная МСЭ, на которой меня досрочно признали инвалидом 2-ой группы, со всеми из этого вытекающими последствиями, в т. ч. такими, как потеря работы и нищенская пенсия.
Лечась же «по Н. Шевченко», вы не только сохраните работу, но и испытаете даже прилив новых сил. А потрясти в течение 5-ти минут бальзам и выпить его за 20 минут до обеда (дневную дозу) вам позволит практически любая работа, даже если вы водитель-дальнобойщик.
Между прочим, косвенным признаком «химии» как причины инвалидности, являются и действия МСЭ, покушающейся на инвалидность при отсутствии проведённых курсов химиотерапии в течение рассматриваемого периода.

Раз разговор коснулся материального, то логичным и очередным достоинством метода Н. Шевченко следует назвать его дешевизну, а следовательно, и общедоступность этого лечения для любых граждан, вне зависимости от уровня их дохода.
С точки зрения же ортодоксальной медицины, эта дешевизна является столь же очевидным для неё недостатком! Копеечное лекарство и копеечное лечение не нужны ни медицине, ни чиновникам от медицины, ни тем более фармацевтическим компаниям.
Лечение онкогематологических больных вообще является золотым дном для всех этих субъектов, поскольку это лечение является чемпионом по дороговизне.
Но впрочем, оставим в покое федеральный или какой-нибудь другой бюджет. Гораздо интереснее, во что обойдётся бесплатное лечение по страховой медицине самим больным.
Каждый из нас знает сам, или слышал много историй о цене «бесплатного» лечения, и никого уже не удивит возможность остаться нищим в результате такого лечения. Был бы только прок от этого лечения.
А вот с пользой-то лечения большая проблема. Количество добровольно подаренных наличных денег никак не соотносится с пользой! Что называется, не в коня корм: вас отправят на тот свет вне зависимости от внесённой вами суммы.
Для особо «тупых» больных нередок прямой шантаж и вымогательство. А «мягкие» способы отъёма денег у больных и их семей постоянно совершенствуются.
Мне, например, пришлось заплатить за то, чтобы временно попользоваться частью своего собственного тела! Для установления диагноза мне удалили увеличенный шейный лимфоузел. Далее, для уточнения диагноза и подбора препаратов химиотерапии, мне предложили отвезти этот лимфоузел в РОНЦ. И поездка в Москву, и исследование лимфоузла, разумеется, за мой счёт.
Когда же я пришёл за своим лимфоузлом, чтобы отвезти его в Москву, сидевшая на выдаче старушка заявила, что просто так, за бесплатно, она мне мой лимфоузел не отдаст. Не сталкивавшись ранее со страховой медициной и опешив от такой наглости, я проявил полный идиотизм и наивность, спросив: «Куда платить?..»

Очередными, но чрезвычайно важными достоинствами «метода Николая Шевченко» являются участие самого больного в своём лечении и собственная ответственность больного за свою жизнь перед Богом, собой и своими близкими. Лечась «по Н. Шевченко», вы сами узнаете из его книг о характере болезни и динамике её лечения из писем больных с аналогичным диагнозом. Сами назначите себе дозу лекарства и лечебное питание (автор вам задал в своей методике только необходимейшие ориентиры). Сами будете контролировать ход лечения по субъективным ощущениям и диагностическим процедурам, которые назначать себе будете опять же вы сами.
Одним словом, вы и только вы будете лечить себя сами, что уже в значительной степени гарантирует успех (прямо вопреки тому, что говорят врачи!)
Напротив же, современная медицинская практика, в особенности онкология, характеризуется практически полным неведением больного о его лечении, прикрываемым мутной завесой так называемой «врачебной этики» и «врачебной тайны», а по существу – обычной лжи.
Воистину правда лечит, а ложь убивает. За всё время медицинского лечения никогда не слышал ни в отношении себя, ни в отношении других больных каких-либо добровольных высказываний медперсонала даже по диагнозу, не говоря уже о методике лечения. В лучшем случае вам предложат лишь слепо довериться врачам, что для больного является более чем неосмотрительно.
Между тем, с меня, как и с других больных, регулярно брали подписки, что я согласен на «химию» и мне якобы известны её негативные последствия, о которых якобы мне сообщили врачи. Не удивительно, что имея такие подписки, никто из её сторон ни за что и не отвечает.
Разумеется также, что само по себе исключение больного из лечебного процесса обрекает это лечение на неудачу. Самое поразительное для меня было то, что многие, пройдя онкодиспансер, онкогематологию и не раз видя смерти соседей по палате, надеялись, что они здесь случайно, как бы по какой-то нелепости, и сия чаша их минует. И что их соседям не повезло, а уж их-то самих врачи обязательно спасут.
Все, кто в это верил и надеялся – все умерли. Это даже не надежда, умирающая, как известно, последней, а чистой воды самообман. Показателен в этом смысле ритуал вселения в палату на очередной курс химии. Главное было не попасть на койку только что умершего или на койку ранее умершего. Поскольку таких «чистых» коек не было как таковых по определению, то задача заключалась в том, чтобы обмануть себя, забыв и не вспомнив, что на выбранной тобой койке кто-то недавно умер.
Один больной с точно таким же, как и у меня, диагнозом, и так же, как и я, имеющий высшее образование, на полном серьёзе уверял меня, что у нас с ним не рак крови. В качестве единственного довода он сослался на заключение знахаря. Его родные, предъявили фотографию больного, по которой знахарь определил, что у него никак не рак, и всё будет хорошо, во что больной и старался поверить.
Обратите особое внимание: больной и его родные призвали не Бога, а «волшебника» (в термине Евангелия). Где сейчас этот больной, говорить не стоит.
Многие из тех, с кем я лежал в больнице, не в состоянии были даже назвать свой медицинский диагноз. Практически не встречал больных, которые бы интересовались объективными данными хода лечения, результатами диагностических процедур, что весьма поощрялось медперсоналом призывами не обращать внимания на анализы.
Даже «продвинутые» больные, разменявшие второй десяток курсов «химии» и лечащиеся по второму, а то и третьему году, имели представление только о гемоглобине и СОЭ. Встречал больного миеломой (миеломной болезнью), который за несколько практически безвылазных из больницы лет, долечился до переломов позвонков и до сих пор думал, что болен чем-то вроде смеси ревматизма с остеопорозом, не зная, что его болезнь – это одна из форм лейкоза. Впрочем, он и не хотел знать этого!
Формально больные говорили о том, что они в своей болезни и в анализах ничего не понимают, а врачам виднее, и им они доверяют. Фактически же, каждый не хотел ничего знать о своей болезни, подавляя свой страх и прикрываясь псевдофилософией: «Меньше знаешь – лучше спишь».
Полагаю, что рак не та болезнь, при которой так уж стоит беспокоиться о здоровом сне. Ведь можно (и очень легко) заснуть вечным сном. Глубоко убеждён, что чем больше ты знаешь о своей болезни, тем больше шансов остаться в живых. Если ты не зарыл голову в песок, а открыто и честно, не обманывая себя, поглядел в глаза Смерти, то ты уже совершил победу над ней.
Да, поначалу, от этого взгляда и этого знания сон не самый лучший, поскольку, оправившись от парализующего ужаса, ум ищет выход днём и ночью. Но найдя этот выход, ты приобретаешь нечто большее – Жизнь, а с ней возвращается и сон.

К группе психологических преимуществ «метода Шевченко» стоит отнести и комфортные домашние условия лечения, которые не заменит никакая ультрасовременная VIP-палата в самой дорогой клинике.
К примеру, представьте, что в 5 часов утра в соседней палате раздаётся крик, полный отчаяния и горя: «П-а-а-а-а-па!...» Это дочь, забывшаяся на рассвете в тяжёлой дрёме, очнувшись, обнаруживает своего отца бездыханным.
Неудивительно, что, каждый раз возвращаясь с «химии», я возвращался как с того света. Этот кошмар долго преследовал меня и постоянно настигал очередным сообщением о смерти очередного больничного знакомого.
Мои близкие пеняли мне на мою любознательность и впечатлительность, и постоянно призывали меня к тому, чтобы я закрыл глаза и заткнул уши, чтобы не видеть каталки с накрытыми простынёй телами и не слышать душераздирающие стоны моих умирающих соседей.
Словом, призывали вести себя равно так, как и те, кто не хотел ничего знать о своей болезни и глухо и незряче шёл за врачом-поводырём в могилу. Призывали не слышать гулкого набата, и не брать в голову, что этот колокол звонит и по мне.

Очередным преимуществом «метода Шевченко» является его простота. Овладеть этим методом в состоянии любой человек, обладающий лишь начальной грамотностью, достаточной для прочтения книги Николая Шевченко. Не требуется также никакого медицинского оборудования и инструментария. Всё, что вам нужно, это лишь пластмассовая бутылочка для детского питания.
Совершенно очевидно, что медицинские методики лечения по этим показателям даже бессмысленно сопоставлять с «методом Шевченко». Как, впрочем, и массу других народных средств лечения.

Долго сомневался, корректно ли с моей стороны, взявшись за сравнение двух методов лечения на основе собственного опыта по обоим методам, сказать еще об одном преимуществе «метода Н. Шевченко» над химиотерапией, поскольку сам я это преимущество, слава Богу, не испытал. Об этом преимуществе я знаю лишь как свидетель тяжелых смертей в больнице.
Да, да, речь идёт о преимуществе лёгкой смерти. Никогда не забуду многодневных (около месяца) физических, нечеловеческих страданий 23-хлетнего парня, умиравшего в моей палате от острого лейкоза. Находиться в палате было просто невыносимо. Каково же было умирающему?
С другой стороны, одна женщина лично рассказывала мне о своей соседке с онкологией молочной железы, которая какое-то время лечилась «методом Н. Шевченко». Она видела эту соседку спокойно возвращавшейся с прогулок, а буквально через пару дней узнала, что та тихо умерла.
Честно анализировал и пытался найти хоть какое-то преимущество официального лечения над народным и найти хоть какой-либо изъян в методике Шевченко. Единственным, но более чем сомнительным достоинством лечения по-медицински, является лишь общение с такими же, как и ты, больными. Но это общение, едва начавшись, вскоре превращалось лишь в горечь и страх после смерти только что обретённого нового знакомого.

Разделы механизма действия «Бальзама Н. Шевченко» совершенно логичны, объединены и пронизаны одной общей идеей: бальзам действительно лечит потому-то и потому-то. И автор просто, образно и доходчиво, а главное – понятно и блестяще изложил невероятно трудные для понимания вещи из сложного мира биологии человека, понятного только лишь узкому кругу специалистов. И это, практически не прибегая к цитированию соответствующих авторитетов в этой области.
(Шевченко Н.В.: Процитировал я в научном разделе своей книги и на сайте в основном ОДНОГО автора, потому что он написал САМОЕ ГЛАВНОЕ, что требуется для понимания действия моего метода. По этому же принципу я составил и главу о Вере. Почти все цитаты в ней взяты мной из Евангелия от Иоанна (книги Нового Завета Библии), и представляют собой Слова Самого Главного Основателя Христианства – Иисуса Христа, потому что Он сказал там ВСЁ САМОЕ ГЛАВНОЕ, что требуется для понимания смысла Христианской Веры. В некоторых письмах ко мне люди пишут и про главу о Вере в моей книге то же самое, что автор данного письма пишет о научной её части. На этом сайте тоже есть большая глава "О ВЕРЕ И СМЫСЛЕ ЖИЗНИ".)

Остановлюсь на известных мне причинах неприятия «метода Н. Шевченко» среди большинства больных.
Главная из них – это слепая вера в официальную медицину, помноженная на безответственность больного за свою собственную жизнь.
Полагаю, что медицина занята бесперспективными поисками чудо-оружия от рака, инфаркта и т.п., мгновенно и точно бьющего прямо в цель, и тешит народ надеждой, что такое оружие будет вот-вот создано. И многие в это верят. Верят в то, что вооруженный инструментами до зубов врач, с кучей микроскопов, томографов и даже нанороботов, даст такую чудо-таблетку, которая мгновенно (в худшем случае через пару часов) принесёт исцеление.
Медицина породила миф о грандиозной сложности лечения болезней. Метод же Шевченко такой грандиозной сложностью и медицинским ядерным арсеналом не обладает. Внешне всё кажется просто. Масло, водка, методика, здоровое питание, вера. Следовательно, выходить на серьёзного противника с такими простыми средствами несерьёзно, и это то же самое, что и выйти на медведя с рогатиной.
Далее, наше национальное самосознание устроено так, что на медведя лучше выходить всем миром, толпой, и желательно с винтовками крупного калибра. И пусть профессиональные охотники-врачи постреляют, а я лучше постою где-нибудь в сторонке. «Метод Н. Шевченко» целиком является методом именно самолечения, поэтому постоять в сторонке никак не удастся. Более того, и убежать, отступить тоже нельзя – иначе верная смерть.
Горе-охотники же, постреляв куда попало, разбегаются, оставив больного один на один с ещё больше озверевшим противником. Но и тут многие просто закрывают глаза от ужаса и предпочитают быть заживо съеденными.
Знал больного меланомой, который отказался от лечения по «методу Шевченко», сославшись на неприемлемость для него ограничения в питании, поскольку его организм, кроме молочных продуктов, уже ничего не принимал. Фактически же, после похорон его жена сказала, что он был полностью деморализован врачебным приговором и, только попробовав «химии», отказался от борьбы за жизнь даже с её помощью.
Только единицы задумываются над тем, почему это они оказались нос к носу с этим самым медведем. Затем приходит понимание, что болезнь – это не пришедший извне зверь, а наше собственное порождение. И морить болезнь химическими ядами, стрелять из рентгеновских пушек, метать в неё ножи-скальпели – значит убивать самого себя.
Знал двух больных, которые пробовали пить водку с маслом, но отказались от этого, поскольку не почувствовали никаких изменений в своем организме. При этом оба не пролечились времени, равного даже одному курсу «методики Н. Шевченко»!
Один из них смог только сказать, что пил бальзам между облучением и химиотерапией три недели подряд. Бальзам ему готовила его жена. О механизме действия бальзама и вообще о каких-либо деталях методики Шевченко он и понятия не имел.
Думаю, что это как раз тот случай, когда лечение заранее обречено на неудачу, поскольку оно проводилось по принципу ОБС – «Одна Бабка Сказала». Сам это проходил, когда перед первым курсом химии пил водку с рафинированным маслом, даже не смешав их между собой, поскольку мне ничего больше не сказали.
Очевидно также, что эти двое больных были поклонниками (а по моему – жертвами) расхожих представлений о радикальности и эффективности лечения, при котором лечением признается только то лечение, которое немедленно даёт результат.
До попытки лечения водкой с маслом, один больной перенёс операцию (рак предстательной железы), а другой (лимфома 3-ей стадии) чуть не умер в результате облучения. Но для них это было действительно «настоящее лечение» – очень быстро и очень сердито. Результат тут же и налицо. И этот результат был настолько реален и ощутим, что один больной несколько дней не мог встать с постели, а другой наоборот, не мог даже лежать, а только сидел.
Одного из них уже нет. Облучение и химиотерапия не оставили ему никаких шансов. От отчаяния, но с верой в радикализм, этот больной решился еще и на операцию. Но одной операции оказалось недостаточно. Второй раз его резали, чтобы достать ЗАБЫТЫЙ тампон. Пробовал судиться с врачами, но не успел. Комментарии, полагаю, излишни.

Когда я слышу от других людей, что они знают или знали тех, кто пробовал пить водку с маслом и им не помогло, то я с грустью всегда вспоминаю именно этого вышеупомянутого умершего, с трехнедельной ПРОБОЙ вовсе не метода Шевченко, а пития водки с маслом.
А ведь у него был такой же диагноз, как и у меня, да ещё и более легкий – 3-я стадия с локальной опухолью. И именно от него я впервые услышал о методе, похожем на «метод Шевченко» с конкретным примером исцеления от рака лёгкого именно за 3 недели. То есть за те 3 недели, которые он потом неудачно попробовал сам.
За годы общения с больными людьми, я понял, что если кому не дано, то им ничто уже не поможет. Даже Фома неверующий на что-то надеялся: на свои глаза, на свои пальцы. Но многие не верят даже своим глазам.
Тем не менее, для собирающихся лечиться «по методу Н. Шевченко» предложу вернуться к печальному опыту своего товарища, попробовавшего пить водку с маслом.
Во-первых, «пить водку с маслом» и «лечиться по методу Н. Шевченко» совершенно разные вещи.
Разве умерший лечился по методу Шевченко? Он лечился вообще по неизвестно какому методу, а точнее – по своему собственному!
Где это в методике Шевченко установлено три недели беспрерывного питья бальзама? Да еще он пил смесь не три, а только два раза в день, и это от страшной онкологической болезни – одной из форм лейкоза!
Тем не менее, этот больной «компетентно» утверждал о неэффективности метода Шевченко, в чем он убедился якобы самолично!
Сколько таких же точно «компетентных» ругателей «метода Н. Шевченко» излили свои «мнения» в Интернете – не сосчитать. И во всей массе подобной ругани видишь одни и те же, до боли знакомые и памятные признаки.
Когда говорят о «неудачном примере лечения по Шевченко», с уверенностью можно сказать, что то «лечение» лишь отдалённо напоминало метод Шевченко, но не являлось таковым. Это как эстрадная пародия напоминает некое произведение (песню, стихи и пр.), но не есть это самое произведение.

Представьте, что вы собрались лечить себя сами. Будьте, пожалуйста, добры, полностью изучить, а затем – и полностью выполнять тот метод лечения, который вы выбрали. И если что-то вам в методе не понравилось, или вы забыли, пропустили, посчитали маловажной какую-то часть метода лечения – пеняйте сами на себя, а не на методику.
Результат будет такой же, как и у хирурга, забывшего тампон в теле оперируемого им больного.
Нельзя лечиться без чёткого знания избранного варианта лечения. А знание рождается только из понимания не только смысла метода, но и всех его мельчайших подробностей.
Отнеситесь к самолечению как к работе – профессионально, причём как к самой главной и возможно, последней работе в вашей жизни. Ведь другой работы уже может и не быть. Не доверяйте эту работу никому другому – ни жене, ни мужу, делайте её с любовью и верой только своими руками.
Купите рабочую инструкцию – книгу Шевченко. Изучите её тщательнейшим образом от корки до корки и постоянно читайте её, держите её на своем рабочем месте. Проверяйте наличие новых дополнений и исправлений методики в материалах сайта Н. В. Шевченко.
Ответы на все возникающие вопросы работы-лечения – ищите в этой инструкции.
Один работник, шаляй-валяй работавший без этой рабочей инструкции, полтора , года пользовался неисправным измерительным инструментом (аптечным мерным стаканчиком), вследствие чего работал-лечился дозой намного меньше 25+25 мл. Ел всё подряд, ничего не знал о духовном исцелении и никак не мог понять причину своей плохой работы-лечения.
Уволился с этой «плохой» работы-лечения, другой работы не нашёл. И когда стало совсем плохо, вернулся обратно. И только тогда, когда спустя еще 2 месяца случайно (!?) познакомился со своей рабочей инструкцией, он понял, сколько допустил брака в своей работе-лечении.
Никогда не лечитесь по принципу «ОБС – Одна Бабка Сказала».
Когда меня спрашивают о лечении, я обычно дарю книгу Николая Шевченко, избегая разговоров. Читайте книгу, там всё написано. Не хотите, что-то не нравится? Воля ваша. Даже Бог никогда не ограничивает свободу воли сотворённого Им существа – ни ангела, ни человека. (Шевченко Н.В.: Бог-Отец даже Единородному Несотворённому Сыну своему, Иисусу Христу, и то предоставил право свободно решать – стать Спасителем, умерев в страшных мучениях на кресте перед проклинающей Его беснующейся толпой во главе с «архиереями», или – стать земным царём в обстановке всеобщего поклонения и почитания. Но Иисус ушёл в бурю по воде от тех, кто собрался вознести Его на тленный земной престол (Евангелие от Иоанна, глава 6, ст. 15–21).)
Во-вторых, нельзя полагаться на своё субъективное ощущение динамики лечения. Если вам кажется, что ничего с вашей болезнью не происходит, это ещё ни о чём не говорит. Найдите объективные критерии течения именно Вашей болезни, и сопоставляйте их до и после начала лечения «по Шевченко».
Например, для вышеизложенного случая успешного самолечения рака лёгких за 3 недели, таким критерием был рентгеновский снимок. До начала лечения – с очевидным участком опухоли в легком, и рентгеновский снимок после 3-хнедельного лечения с не менее очевидным отсутствием опухоли. (С этим мужчиной я разговаривал лично по телефону!)
Но в вашем случае эти критерии могут быть совершенно другие, соответствующие вашей болезни. И они есть. Надо лишь ХОТЕТЬ ИХ НАЙТИ.
Не хотите, страшно? Лечитесь вслепую, но и результат может быть слепой. Игнорирование такого объективного критерия, упование только на свои ощущения и привело моего товарища к фатальному решению об «отсутствии положительной динамики» в лечении и отказу от продолжения самолечения.
Поразительно, но недавно встретил женщину (биолога по образованию!), которая лечится от онкологического заболевания и не знает объективных критериев течения своей болезни.
В-третьих, не нужно брать на себя никаких социалистических обязательств по срокам лечения, исходя из известных Вам из книги Н. Шевченко сроков выздоровления больных с аналогичным диагнозом, ни тем более с другим диагнозом, как это сделал мой товарищ. Ориентир – да! Он в методике Шевченко имеется – минимум 3 года!
Знаю больного, который посчитал достаточным 1,5 года. Теперь он об этом сожалеет.
В-четвёртых, почаще читайте примеры из книг Н. Шевченко или на его сайте, когда люди лечились его методом многие годы (некоторые и по 7, и по 8, и по 10 лет).
Встречал типичную больную, которая принципиально против каких бы то ни было народных методов лечения. И знаете, почему?
Она считает, что эффект от любых методов народного лечения надо ждать годы. А это её категорически не устраивает. Ей надо прямо здесь и прямо сейчас. В силу своего возраста она еще не знает, что за чудовищное подавление естественных сил своего организма медикаментозными средствами, за «здесь и прямо сейчас» ей придётся слишком дорого заплатить в будущем.
Да, лечение естественными, натурально-природными веществами, щадящее, неторопливое, не жёстко-экстремальное – не в почёте ни у большинства больных, ни тем более у медицины.
Никогда не забуду существа, скорее похожего на огромную рыбу, извлечённую из воды. Это когда прямо на моих глазах из операционного бокса онкодиспансера выкатили только что прооперированного пациента. Живым человеком это существо никак нельзя было назвать.
Так что, я видел сам и лично на себе ощутил этот «радикализм» и «эффективность» лечения «прямо здесь и прямо сейчас». И у меня нет абсолютно никаких сомнений в том, что я бы уже давно был на том свете, если бы отдался до конца ортодоксальной медицине.

Что касается некоторых высказываний о «неприятности питья водки с маслом», то сама по себе постановка такого вопроса уже свидетельствует о том, что шансы таких людей при любом методе лечения весьма призрачны, поскольку они утратили интерес к жизни (а хотите, и инстинкт сохранения жизни), если их волнуют подобные детали.
Тем не менее, предлагаю рассмотреть хотя бы 2 фактора.
Первый фактор. Поставьте на чаши весов с одной стороны неприятность умереть, а со второй стороны – неприятность питья «бальзама Шевченко». Что у вас перетянет, какие у вас предпочтения? Безусловно, выбор только за вами.
Второй фактор. Попробуйте на вкус «химию», облучение или скальпель. Как попробовавший восемь курсов «химии», уверяю, что вкуснее всё-таки «бальзам Шевченко».
До «химии» пробовал я и другой народный метод – доктора Нерезова, «7 стаканов». Вот уж что действительно несусветная гадость, выворачивающая наизнанку. Ничего более противного я в своей жизни не пил.
Так что, если хочешь жить – выпьешь всё, что угодно. А о своих эмоционально-вкусовых ощущениях «хочу - не хочу», «нравится - не нравится» лучше забыть.

Встречал людей, принципиально воротящих нос при слове «водка». Если вам не нравится это слово, то замените его на другое, медициноподобное например, на «Водный раствор спирта этилового крепостью 40 %».
Посмотрите на этикетку любого, так милого вашему сердцу «настоящего» медицинского лекарства в жидкой форме – и обнаружите, что, например, всем известный корвалол – это водка (только более высокой крепости), в 100 мл которой содержится всего-навсего четыре грамма иных лекарственных веществ.
А знаете ли вы, что 2 тысячных грамма чисто медицинского лекарства винкристина, введённые в вену, убивают в вашем теле все, что им повстречается на пути? И что эти 2 тысячные грамма не день и не два ещё будут убивать вас.
И знают ли псевдоборцы с алкоголем, что от этих 2-х тысячных граммов этой конкретной «химиотерапии» вы очутитесь между небом и землей, а не в состоянии бодрости от малой дозы так нелюбимого ими спирто-водно-масляного раствора естественных и натуральных продуктов.
И что после этих 2-х тысячных грамма винкристина (препарата противораковой химиотерапии), вашей печени не позавидует и алкаш с многолетним стажем.
Если же и после этого вы будете воротить нос от «бальзама Шевченко», то вы фарисей. Что ж! Играйте в «русско-медицинскую» рулетку с пулемётной лентой, в которой из 100 патронов в действительности только один холостой (см. начало этой статьи, о медстатистике). А по медицинской онкорекламе, в этой ленте аж целых 30 холостых патронов и 70 боевых (то есть 3 из 10). Испытайте удачу?!

Я же предпочитаю не «русскую рулетку», как онкологи, а безопасный способ леченияметод Николая Шевченко.
НАСТОЯЩАЯ статистика метода Н. Шевченко, которую я видел сам, такова.
Из известных лично мне случаев ЛЕЧЕНИЯ, а не «пробования лечения» по Шевченко – 100 %-й результат.
Это мой личный случай, случай моего знакомого Александра, успешно живущего после 2-х летнего лечения меланомы только методом Шевченко, и примеры лечения родственников Александра.
В народе этот вселяющий ужас своей скоротечностью и бурным метастазированием вид рака широко известен, как начинающийся с повреждения родинки.
В отличие от меня, после постановки диагноза Александр сразу стал лечиться методом Шевченко. О нём он знал уже давно, так как многие его родственники лечились этим методом (и все успешно!)

Слышал также критические высказывания о длительности лечения по Шевченко. Разумеется, все они исходили от здоровых людей, которые сами не стояли на краю могилы. И никто из этих критиков долгими месяцами и годами не принимал химиотерапию.
Посмотрели бы они, как «быстро» «лечит» онкогематологических больных ортодоксальная медицина.
Вообще, должен заметить, что причин чего-то не делать всегда найдётся масса. Равно как можно всегда найти множество самых разнообразных причин, чтобы не лечиться по Шевченко. Но в этом случае следует помнить, что цена этому ничегонеделанию – ваша жизнь.
И ещё. Если онкобольной считает, что кто-то за него что-то сделает – будет его лечить (неважно каким методом), а он только будет смотреть со стороны, то летальный исход практически неизбежен.
Но самый экзотический мотив неприятия метода Шевченко мне довелось услышать от интеллигентной супружеской четы (у жены аналогичный моему диагноз): «Многие герои романа А. И. Солженицына «Раковый корпус» пытались лечиться всякими народными средствами, но ни одно средство никому из них не помогло».
Я был обескуражен таким мотивом. Этот роман я перечитывал буквально за несколько месяцев до встречи с этой четой, и отлично помнил, что события романа происходили более чем полувека назад, когда Шевченко Н. В. ещё не родился.
И я помнил, что, действительно, среди героев романа были те, кто, сознавая бесперспективность медицинского лечения, думал, надеялся, мечтал, умозрительно метался в поисках некоего целебного снадобья. Но! Никто из героев этого романа ТАК И НЕ ОТВАЖИЛСЯ НА САМОЛЕЧЕНИЕ. В чем и ошибалась эта супружеская чета.

А.И. Солженицын, сам прошедший свой раковый корпус, отлично знал, о чём он писал. И сейчас, уже в новом столетии, в раковых корпусах происходит всё то же самое. Живым свидетелем чему я и являюсь.
Разница лишь в том, что сейчас перед больными даже перед входом в их раковый корпус имеется широкий выбор различных так называемых народных методов лечения, но не в виде «иссык-кульского корня», а в виде лечебной литературы.
И в современном раковом корпусе от больных можно услышать массу всяких рецептов и методов. Некоторые даже ПРОБУЮТ и вскоре бросают эти методы. И в итоге всё остаётся так же, как и во времена А.И. Солженицына.
Неверие в официальную медицину, отчаяние, приступы поиска вариантов, разговоры, разговоры, разговоры…, смерть, сожаления родных: «Вот, надо было действительно ПОПРОБОВАТЬ то-то и то-то…».
Одна вдова сетовала мне, что ей так и не удалось убедить своего мужа лечиться по Шевченко, прямо указывая ему на мой (к тому времени уже годовой) стаж успешного лечения.
Формальная причина неприятия медициной метода Шевченко очевидна: он не является официально признанным методом лечения и не допустим в медицинской практике. Фактически же метод Шевченко, как и любой другой «нетрадиционный» метод лечения, базирующийся не на фармацевтической промышленности, и уж тем более касающийся Бога, противоречит фундаментальным основам ортодоксальной медицины и полагаю, вряд ли когда-нибудь будет признан. Несмотря на многочисленные факты исцеления людей от различных болезней.
Ортодоксы объясняют эти факты в основном двумя причинами. «Пардон, какой-то врач ошибся с диагнозом, у вас и не было болезни. А раз её не было, то и ваше нетрадиционное лечение не могло вылечить того, чего нет».
Вторая версия ортодоксов менее самокритична, но зато более наукообразна. У этой версии даже есть красивое название: «Эффект плацебо». Так вот, ортодоксальной медициной якобы научно доказано, что пациент может излечиться, принимая таблетки-пустышки, если врачи ему указали на них как на лекарство.
Согласно «эффекту плацебо», можно излечиться чем угодно, важно только лишь то, чтобы больной в это лекарство поверил. Этим ортодоксы и объясняют успехи нетрадиционных (т. е. не их) методов лечения. И вот здесь-то и кончается так называемая медицинская наука.
Признавая факты исцеления, как им кажется, по «эффекту плацебо», ортодоксальная медицина всячески избегает выводов из этих фактов. Ведь количество исцелённых методом Шевченко больных многократно превышает те почти невидимые доли процента выздоровевших от «эффектов плацебо»!
Больные в онкоцентрах верят в эффективность химиотерапии, между прочим, намного сильнее, чем те, кто у себя дома лечится методом Шевченко на свой страх и риск. Да вот только результаты лечения сильно отличаются. И отнюдь не в пользу «химии».
Игнорирование фактов – это и есть псевдонаука. Имеются многочисленные корректные результаты, а объективную оценку этих результатов делать не хочется, потому что очевидно, что эта оценка противоречит сложившимся ортодоксальным представлениям. «Да», – признают ортодоксы: «Наверное, в этом что-то есть. Та же святая вода отличается от воды из под крана; и витамин Е, содержащийся в натуральном подсолнечном масле, нелишний для больного». Но всё это на их взгляд так же ничтожно, как и таблетка-пустышка по сравнению с их «боевым арсеналом» (которым, напомню, с натяжкой вылечивается только один больной из ста).
Тем не менее, неофициально, для «безнадежных» больных, всё-таки некоторые думающие и совестливые врачи рекомендуют нетрадиционные методы лечения в устной, непротокольной форме.
Однако всё встаёт на свои места, когда речь заходит о жизни самих врачей, или их близких. Знаю врача с идентичным моему заболеванием, который не отдался в руки своих коллег-химиков и 10 (десять) лет живет (с его слов, ничем не лечась) по принципу: «Кому сколько отмерено – тот столько и проживёт».
Знаю врача, которая сама рекомендовала своей подруге лечиться только по Шевченко. Встречал врача, которая из своих неофициальных наблюдений даже оценивает эффективность методики Шевченко в 80 %, причём не только в онкологии, но также и в своей сфере – при сердечнососудистых заболеваниях.
Объективности ради скажу, что встречал и врача по профессии с моим заболеванием, продержавшимся после 8-ми курсов химии 9 (!!!) дней, после чего у него вновь стали увеличиваться лимфоузлы. Но он вновь упрямо пошёл на эту самую химию.
Находясь в больничной палате, а не в своём служебном кабинете, этот больной доктор, безусловно сознававший смертельность своего диагноза, меня, живого свидетеля двухгодичного успешного лечения его болезни по методике Шевченко, даже не захотел слушать! Вот уж воистину образчик корпоративного самодовольства и веры в непогрешимость своей профессии. Чистый безбашенный ортодокс. Спаси его, Господи, овцу заблудшую!

Письмо от 10 апреля 2011 г.  Это опять я – Д–чев Владимир Борисович. Хочу Вам рассказать о двух случаях лечения онкологических заболеваний, с которыми я столкнулся в последнее время. Полагаю, что эти две истории могут быть интересны и Вам, и читателям Ваших книг и сайта.
В октябре 2010 года я случайно познакомился с женщиной, назовем её Светой. Она была жизнерадостна и доброжелательна. От «нормальных» людей Света отличалась только тросточкой, на которую она опиралась при ходьбе. И как-то с её хромающим обликом не вязалась её супераккуратная причёска. Приглядевшись, я заметил также несоответствие ухоженности причёски землистому цвету её лица. Видевший в свое время немало «химических» женщин, при первой встрече со Светой я даже и не догадался, что эта причёска – парик на лысой голове.
Света направлялась на очередной курс химиотерапии. Узнав об этом, я рассказал ей свою историю болезни и о своём исцелении от неминуемой смерти с помощью «метода Шевченко». После этого она восприняла меня как товарища по несчастью, и поведала в ответ свою историю болезни.
Ей было 48 лет. Диагноз – саркома, обширная опухоль на кости бедра. Этот неутешительный диагноз ей поставили в феврале 2010 года. Ко встрече со мной она приняла несусветное количество яда (пардон, то бишь препаратов химиотерапии), лишилась мужа (он ушёл, когда узнал о её болезни) и уже чувствовала себя отвратительно. Она отгородилась от всего Мира и от всех своих родных и близких, не желая, чтобы они видели её такой немощной и больной.
Света, как и любой другой пациент онкоцентров, конечно же, слышала о «методе Шевченко». (В онкологических, как я их называю, «коридорах смерти» о «методе Шевченко» ходят легенды.)
И вот перед Светой оказался я – живое подтверждение самых невероятных легенд – человек, что называется, на своей шкуре успешно испытавший этот метод при лечении онкологического заболевания 4-ой стадии. И Света ничуть этому не удивилась. Мне показалось, что она и не считает «метод Шевченко» легендой-сказкой для безнадёжно больных. Позднее я подарил ей книгу Николая Викторовича Шевченко с опубликованным в ней моим письмом. Книгу она прочитала, но не сразу. Ей как-то всё было недосуг.
Те, кто прошли больничный ад, прекрасно понимают, что Свете было не до чтения. Когда находишься в стационаре – ты постоянно в цейтноте и под прессом каких-то бесконечных дел. С утра и до вечера ты постоянно занят. То сдаёшь анализы, то шарахаешься по разным кабинетам неизвестно каких безымянных «специалистов» и «диагностов», то получаешь предписанные процедуры, то исполняешь какую-либо ещё иную врачебную повинность.
Но в конце концов Света всё-таки осилила тоненькую книгу Н. В. Шевченко с новыми примерами исцеления (за 2010 год). В том числе прочла и моё письмо в этой книге.
Реакция Светы была позитивной: «Всё, что написано в письмах больных и Вашем письме о традиционном медицинском лечениисущая правда. Всё так оно и есть, как написано в этих письмах». Но лечиться «по Шевченко» она как-то не собралась…
Почему? Этого она объяснить не могла.
На Новый 2011 год её не стало…

За месяц до знакомства со Светой – в сентябре 2010 года, я встретился с другим тяжело больным человеком – Вячеславом Алексеевичем. В добавок к давнишнему, весьма «неслабому» диагнозу – «бронхиальная астма», в январе 2010 года ему поставили диагноз «рак легких».
Разумеется, врачи не сказали ему об этом (сообщили родственникам). Приняв во внимание ещё и его возраст – 72 года, врачи посчитали известные им три метода лечения (операция, химиотерапия, облучение, в разных комбинациях) бесперспективными и, выписав для вида бестолковые антибиотики, отправили его домой.
Догадываясь о своём заболевании и брошеный врачами на произвол судьбы, Вячеслав Алексеевич начал искать альтернативные или, как говорят, народные методы лечения. Из всего многообразия он остановился на препарате АСД, которым и лечился до встречи со мной. Вроде бы прожил на нём до сентября, но самочувствие ухудшалось – неуклонно снижался вес, чувствовалась потеря сил и всё чаще и глубже одолевали приступы одышки.
Он, также как и Света, ещё до встречи со мной слышал о «методе Шевченко», но в отличие от неё, перешёл на это лечение сразу. И хотя с начала лечения прошло немногим более полугода, он сам динамику лечения по «методу Шевченко» оценивает положительно.
Чувствует себя хорошо и бодро. Забросил все медицинские ингаляторы и таблетки от астмы. Приступы удушья сейчас его не мучают. Хотя поначалу, в первом большом 14-ти дневном перерыве, бывало лихо, и даже один раз пришлось вызывать «скорую». Бронхиальная астма – это вам не шуточки, и просто так она не сдаётся. А рак – и подавно.

Вот собственно и всё по этим двум типичным историям болезни с таким, также типично-разным финалом. И именно их типичность заставляет рассмотреть эти истории попристальнее.
Первое, что бросается в глаза, так это кажущаяся парадоксальность результатов лечения. От Вячеслава Алексеевича медицина «открестилась», и он лечился неприемлемым для медицины методом и средством. А самолечение как таковое вообще оценивается медициной как дилетантско-преступное занятие.
Напротив же, на Свету врачи обрушили всю мощь и знания медицинской системы. И лечилась Света не сама и не с помощью каких-нибудь, как говорят врачи, «шаромыжников с дипломами инженеров». А лечили её настоящие профессиональные врачи-онкологи, и вполне вероятно, даже с учёными степенями. И лечили по единой, признанной во всём мире методике, разработанной учёными-врачами.
Не получилось…
Почему же это самостоятельно и в одиночку получилось у Вячеслава Алексеевича?
В первую очередь, он остался жив благодаря тому, что врачи отказались его лечить. Потому что врачи трезво оценили возможности своей единой универсальной системы лечения в отношении этого конкретного человека. Врачи честно признались себе, что этот человек не вынесет их «лечения». Да и потом – «учли» отсутствие социальных показаний для лечения: 72 года, простой, рядовой пенсионер, денег у него нет – «Пожил человек, да и хватит ему».
Во-вторых, отказ медицины вынудил его к самостоятельному поиску среди многочисленных так называемых народных методов лечения. Но он апробировал только лишь 2 метода. И уже второй метод самостоятельного лечения оказался удачным!!! Отличный результат в лечении смертельного заболевания!!!
А теперь проанализируйте письма больных, которые исцелились «методом Н. Шевченко», и увидите, что массе людей точно так же, как и Вячеславу Алексеевичу, крупно повезло, что медицина не взялась за их лечение или отказалась от начатого лечения по причине полной (с точки зрения медицины) их «безнадёжности».
И кажущаяся парадоксальность превращается в закономерность.
Среди людей, исцелившихся «методом Н. Шевченко», как раз большую долю составляют больные, от которых медицина отказалась. И, соответственно, это те люди, шансы которых выжить официальной медициной оценивались как нулевые.
Интересно, сознают ли это сомневающиеся в «методе Н. Шевченко»?! И сознают ли врачи и «сомневающиеся», что «методом Шевченко» в основном начинают лечиться не от каких-то «пустяковых» 1-й или 2-й стадии рака, а практически без пяти минут покойники?!
Лично на меня произвёл неизгладимое впечатление циничный отказ врачей от лечения из письма одной «безнадёжной» больной: «Вы бы ещё её с кладбища привезли!» До сих пор эту реплику врачей я считаю наивысшей оценкой «методу Н. Шевченко», данной самой медициной – потому что затем эта женщина лечилась «методом Шевченко» и вылечилась (от рака желудка с метастазами во всё, что можно).
Второй по значимости оценкой метода Шевченко я считаю оценку моей 80-ти летней безграмотной, но по-житейски мудрой тёщи:
«У Раисы Максимовны Горбачёвой действительно был лейкоз. Но такой выдающейся женщине ничто и никто не помог. Никакие суперсовременные, супермировые методики лечения и никакие самые всемирно известные заграничные врачи. Она умерла от этой болезни. Значит, лейкоз – это смертельно. Раз ты не умер, как Горбачёва, а остался живой – значит, у тебя был не лейкоз!»
Я горжусь этой по-женски «логичной» оценкой своего исцеления методом Шевченко!
К сожалению, не так часто встречаются люди, от которых бы медицина отказалась. Напротив – то тут, то там, слышишь о смерти очередного пациента какого-нибудь лечебного заведения. И медики неутомимо берутся (что поделаешь – такая у них работа) за лечение очередного больного, сознавая, что их методики – не методики лечения как такового, а методики лишь «продления жизни» сроком на несколько месяцев.
Порой, услышав об очередной смерти, я поражаюсь медицине. Ну не можешь, ну не умеешь, так не тяни ты человека в свой крематорий! Отпусти ты его! Он сам и с Божьей помощью найдёт себе дорогу к Жизни, если захочет. Даже кошки и собаки, отпущенные на свободу, сами находят нужную им травку и успешно, с её помощью и без ветеринаров, излечиваются от своих болезней.
А человек, как существо разумное, освободившись от пут безальтернативной медицины, и сам увидит, что в действительности на вершину горы под названием «Исцеление» ведут и другие тропы, а не одна-единственная, как это лживо уверяют врачи.
Ступив на эту указанную медициной «единственную» тропу, Света была уже не в состоянии сойти с неё. Она оказалась повязанной путами медицинских назначений. Химиотерапия так крепко нарушила её организм, что она уже не знала, от чего лечиться. У неё болело всё. И на всё это врачи назначили ей (помимо химиотерапии) дополнительные лекарства, без которых она уже, видимо, не могла себя представить. Полностью погрузившись в медицинское лечение, Света безвольно следовала предписаниям врачей. На мои вопросы о динамике лечения, о мнениях врачей по тому или иному поводу, она всегда отвечала, что врачи ничего ей не говорят.
Как-то я спросил её о том, видела ли она в онкодиспансере чью-либо смерть. Она ответила, что ей ещё не приходилось видеть этого. И тут же она согласилась со мной, что именно поэтому она ещё не успела увидеть своё будущее и не успела ещё как следует, по-настоящему испугаться.
Кстати, смерть соседей по палате или отделению действует весьма и весьма отрезвляюще относительно исхода медицинского лечения. Ведь умершего лечили точно так же, как и тебя, и даже отчаянно «непробиваемый» оптимист в состоянии задуматься о реальной возможности неблагоприятного исхода медицинского лечения.
Знают об этом и врачи, почему и стараются не держать в стационарах умирающих больных, выписывая их на «лечение» по месту жительства. Чтобы остальные больные не видели результатов их «лечения».
Не испугавшись как следует, Света пребывала в заблуждении относительно исхода медицинского лечения. Лечебный процесс шёл обыденно своей чередой, как у неё, так и у её соседей по палате и отделению. Казалось, что ничего страшного не происходит.
Люди, как правило, только на самом пороге начинают ощущать близкую кончину. А дальше… Чувство опасности и воля к Жизни накрываются саваном наркотического дурмана.
Образно говоря, Света сама выбрала медицинскую тропу на вершину горы «Исцеление». На этой тропе врачи-поводыри заклеили ей глаза, заткнули уши, запеленали бинтами и одурманили её так, что она уже была не в состоянии самостоятельно не только двигаться, но и даже думать. А потом её, беспомощную, жёстко и безжалостно потащили волоком на вершину горы по «правильной» тропе, не взирая на острые камни, трещины, карнизы, и бездонную пропасть внизу.
Куда она и упала…
«Ну, а что вы хотите? Врачи же (как они сами говорят) не Боги! Бывает, что люди умирают. Более того, все когда-то умрут. Вы же не будете с этим спорить?!»

Письмо от 22 февраля 2015 г.  Четыре года назад я перестал посещать врачей (раньше это нужно было для продления инвалидности). Сейчас активно работаю в общественной организации – помогаю людям. Чувствую себя нормально. Смесь водки с маслом продолжаю пить  то 2, то 3 раза в день, без соблюдения диеты. Мой "стаж" лечения по методу Н.В. Шевченко – уже 9 лет.
Владимир Борисович Д–чев,
г. Кстово Нижегородской обл.

Слова для поиска похожих писем: лейкоз, рак крови, неходжкинская лимфома, В-клеточная лимфома, лимфосаркома, метастазы в костный мозг, варикозное расширение вен, варикоз, остеопороз, алопеция, облысение, боли от травмы, улучшение зрения, меланома, аденома предстательной железы, киста предстательной железы, саркома, рак легких, рак лёгких, астма, бронхиальная астма, химиотерапия, что такое химиотерапия, лишний вес, ОРЗ, ОРВИ, миелома, миеломная болезнь, плазмоцитома.