Секундные возбудители

В прикольное время живем, господа-товарищи! С одной стороны, всё-всё понимаем, что и откуда ноги растут. Это я о процессах вовне. Реклама, оголтелый фетиш и шопинг, дауншифтинги там разные встречаются, миллионеры стали привычным явлением. Вон сколько иномарок от ста тысяч в валюте! И так далее. У тех, кто успел сформироваться в Совдепии или по её свежим следам нескольколетнего испарения, есть преимущество. Преимущество сравнения. Но… Но ведь и мы, заставшие ту светлую в общем-то эпоху, по полной схеме подстроились под экономические реалии нашего смутного времени. И телевизоры (в виде ЖК-панелей) висят в доме у большинства, и без интернета – ни дня, и культурные программы построены на том, что предоставлено нам, начиная от редкого посещения театра до более частого боулинга или, проще говоря, кабаков с шоу-программами или обычным стриптизом. Короче, наелись мы по полной, но житиё-бытиё своё ломать не стремимся, а революции кажутся большинству глупостью, хотя помитинговать (из-за обиды на хозяина бандерлогов) охочие есть. Наверное, даже неплохо, что есть.

Заужу спектр своих сегодняшних мыслей до банального рассуждения относительно секундных возбудителей нашего сознания. В первую очередь, они, конечно же, касаются нашего сексуального аппарата восприятия. Порнокартинки вышли на качественно иные способы подачи, и не только размерами и разрешениями. То есть перекочевали из закулисной области журнальной индустрии в мир ежедневной и персонализированной реальности (правда, в виртуальном формате социальных сетей). Я о чём? О том, как в моря и океаны саморекламы ломанулись наши массы. Куда ни плюнь, везде стало нормальным явлением преподнесение своей неповторимости в минимальном наборе одежек, а зачастую и без оных. Не стану занудничать по поводу того, что интимностью надо дорожить. Я - о другом. О спецэффектах. Смотришь порою заставочку, то есть аватарку пользователя, и кажется тебе, что вот он – смысл жизни – открывается тебе с этих виртуальных страниц. Такое милое личико, образ… Вот оно – дыхание молодости во всей ее красе и эротической нерастраченности. Делаешь «жмах» на нужном месте, начинаешь смотреть альбомы, и через минуту от былых восторгов не остается и следа. Всё оказывается типовым. И фигура (так себе, разве что еще не разъехавшаяся), и тот самый фейс, и манера поведения, передаваемая через снимки, где обладатель анкеты прикалывается и всячески показывает радость прожигаемой молодости, и т.д.

Ничего против права каждого прожигать или проживать по предпочитаемому им сценарию я, разумеется, не имею. Меня, понимаете ли, озадачила проблема, почему нам так грамотно и повсеместно подают эти самые секундные возбудители, а мы не только на них полноценно реагируем, но и начинаем переносить в личный мир искусственных индивидуальностей (чаще дутых и легких)? Считаем личностью лишь подачу, образом – аватарку, моделью – любое обнажившееся до купальника костлявое недоразумение? Или не костлявое, не важно, ибо всё равно – недоразумение.

Копирование западных ценностей привело к упрощению идейной составляющей. Именно тут я склонен согласиться с нашим великим и вовсе неглупым Пуу, который считает развал Союза гуманитарной катастрофой. С токи зрения духа нации, мы обмельчали в разы! Но речь сейчас о возбудителях, а не о прошлом. Сколько в себе самом я порой улавливаю бацилл мещанства, требующих покупки новых шмоток, новых эмоций, новых тел, в конце концов. Последнее, понятно, загримировано под разные внешне убедительные доводы-фильтра, или же под отмазывающие причины, почему мне этого якобы не надо. Но ведь вышагивающая и устройненная в рекламе Jadore Шарлиз Террон вызывает безусловное рефлексирование высшего порядка. Глазами я моментально оказываюсь в телевизоре, и что-то там внутри меня вдруг связывает основной аппарат моего восприятия - мозг – с тем самым пресловутым первым центром. Я вспоминаю, что я – мужчина, и на несколько мгновений сфера межполовых взаимоотношений кажется мне самым существенным, что есть в этой жизни. В моей жизни. Но ведь это не так.

На чем держатся поп-идолы? На этом самом секундном сексуальном реагировании миллионов пользователей в отношении своих кумиров. Не важно, при помощи чего этот кратковременный посыл доносится: снимками, выходом на сцену, прочими байками о счастье звезд. Всё чаще всматриваясь во всех этих Галкиных, Басковых, не говоря уже о Ксении Собчак с её автоприговором нации в виде «Дом-2», я вижу откровенно бесовское начало. Но ведь пипл хавает! И еще как!

Не только на скидки на шопинге или элитных поп-див и моделей реагирую я – старый хрыч – в этой жизни. Всё более усложняются и рафинируются мои требования к просмотру пикантных картинок. Абы кто (а их стали миллионы), раскрывающие тайны женского физиологического строения крупным планом, меня уже не устроят. Только вкупе со смазливым личиком и стройной (но не костлявой!) фигуркой. Тогда да – я зритель. РенТВ с его средней паршивости эротикой под уик-энд - это уже отстой, а не изюминка. Порнуха же стала заведомо прогнозируемой, будто бы секс - это сумма процедур разминки, основного действия и планового плевательного финала. Скучно же! Даже смотреть уже скучно!

Обычные фильмы без задействования звезд тоже стали казаться не заслуживающими внимания, хотя, если вдуматься, то очень и очень редко эти звезды гарантируют не туфту. Но секундные возбудители делают своё дело – зритель решается и идёт, чтобы через час после просмотра жалеть и о быстро забываемом псевдокультпоходе, и о лишних калориях в зачем-то взятом на довесок поп-корне.

Процесс колбашения имеет те же истоки. Ведь если вдуматься, как охотно людишки кидают на стол бармену пятисотрублевые купюры в обмен за полтинничек текилы или якобы качественной водки, то становится страшно. Страшно не за бюджет раскидывающегося, а за то сравнение, сколько потом он тратит времени и сил, чтобы такой дензнак положить себе в кошелек. Честным путем, без учета серых или прочих схем получения зэпэ. Но именно в момент «Мне еще полста!» он словно бы и становится в собственных глазах крутым перцем, хорошим и ..., это стало для меня ругательным термином, реальным пацаном.

Мы покупаем турпутевки с полюбившейся массам системой «всё включено», чтобы потом отбивать обжираловкой и обпиваловкой эти две недели тупого ничегонеделания, для проформы и заочной очистки совести щелкая мыльницами всё то, что попадается нам на глаза, начиная от номера отеля и заканчивая экзотическими цветочками, от вида которых все давно уже успели устать.

Куда ни глянь, везде идет упрощение, основанное на принятом нами «А я просто захотел». Имеем право… Да, это так. Право имеем. И порно смотреть, и себя пиарить, и ракурсы поудачнее выбирать (а у многих-то и эта способность - увидеть себя со стороны - отсутствует!), и пить, сколько можется. А что остается, кроме как не пить и веселиться? Общаясь с фотомастерами, я наглядно вижу, как нелегко дается им их трудовая копеечка и как всем заказчикам рекламы абсолютно по барабану пристрастия и вкусы мастеров. Удачный кадр, принимаемый массами, важнее того, что и как чувствовал фотограф и почему он именно так видит себе мир или модель.

«Будь проще» - это девиз нашего времени. Но куда проще-то??? В самом себе я, повторюсь, уже столько этой простоты обнаружил, что, сравнивая себя того – совдеповского - и нынешнего, я искренне грущу по тем временам, когда люди, встречаясь и общаясь, тему денег считали третичной или зазорной. Как-то смотря по телевизору интервью с известным мультипликатором, я услышал резанувшее мне слух: «Мы тогда бежали на работу, как на праздник. Всё остальное не существовало». А ведь так и было. И построено оно – прошлое наше - было вовсе не на секундных возбудителях. На чём-то более фундаментальном и настоящем. Была Идея, а не только СССР.

В любом почти кабаке тебя не только на бабки разводят, но и предлагают, пардон, опорожниться, если желаете. Весь вопрос в одном – в цене. Когда идешь по Невскому, то заманивающие тебя уличные раздатчики флаерсов, произнося быстро свою завлекуху-скороговорку, тут же добавляют, что «девочки у них ничуть не хуже, чем в «Голден Доллс», но стоят не тридцать тысяч (на ночь), а намного дешевле». То бишь сразу же подразумевается, что стриптиз влечет за собой желание продолжить утехи. А продолжать почему-то и не хочется...

Я не раз говорил, что маркетологи – это грамотные парни, сумевшие убедить половину человечества (Африку и Азию я откидываю), что им до смерти необходимо иметь всё полагающееся из благородного списка, а также постоянно его обновлять и апгрейдить. И ведь мы приняли эти правила игры! Не стану сейчас говорить о душе, которая просто не успевает дойти до кондиции и спросить саму себя «А чиста ли ты, милая?». Какая душа? Нам бы первый Мерс купить! А то, что в купить в кредит, так об этом, как говорят, история тактично умалчивает. Запад, между прочим, на этом льготном и гуманном кредитовании своих масс и погорел. Почти уже погорел. Зато в прямом эфире смотрим постановку «Что же будет с евро?».

Никогда не забуду, какое впечатление на мою юношескую психику произвел один фрагмент из «Сибирского цирюльника». Речь идет о сцене, когда Генерал, играемый Петренко, идет свататься, беря с собой в переводчики Меньшикова. И вот юный кадет совершенно иначе использует момент, раскрывается и т.д. И вот оно – то, что меня поразило. Когда псевдоотец Джулии Ордмунд (кажется, так ее величать) сетует на срыв всех его планов, та с грустными глазами и дрожащим в меру голосом говорит совершенно абстрактное: «А Вы хоть понимаете, чего стоило этому юному мальчику сказать такое?»

Как же мы убили в себе это умение поставить себя на место ближнего? Теперь мы называем подобное чужими проблемами. А кому они нужны эти чужие проблемы? В том-то и дело, что никому. Мы сочувствуем, иногда, конечно, помогаем ближним. Но помогаем деньгами или согласием выслушать. Но не соПонять! С опережением, только лишь по первым звукам голоса понять и уловить…

Секундные возбудители. Все, то есть очень многие, лепят завлекающие фотки к себе на сайты. Зрители клюют на них, но толком ничего не знают, что это "новое знание" (читай, знакомство) им может дать. По смыслу и опыту, всё то же самое, практически ничего. Нового полового партнера, как максимум. То есть иллюзорный самообман, что чужой яркостью можно будто бы затмить свои дыры и бреши. Чужим объемом свой вакуум не закроешь! Но ведь так хочется. Всё та же заманивающая фотография словно даёт иллюзию, что раз ты популярен или часто просматриваем, то ты не пуст, стало быть, ты востребован. Вглянитесь, соотечественники, сколько молодых девочек стало замирать на кадрах в белье и с томными выражениями своих свежих и юных лиц! А стоит прореагировать и пару строк чиркануть, то с вероятностью более девяносто процентов пожалеешь о содеянном. Если без ошибок ответят - это хорошо. Но качество!!! Качество мышления где? В тех же фильмах 70-80-х годов восьмиклассницы были более зрелыми и нравственными, чем сейчас в тридцать! Я ничего не понимаю, но постоянно цитирую: эс нихилё нихиль (из ничего ничего не бывает). Но зачем книжки умные читать? Ведь проще подкинуть зрителю фотосессию в белье. Это-то сработает! И срабатывает, но без "увы". Рефлексия всегда была более быстрым источником зарождения интереса к человеку, вот и побежали девочки и мальчики прямой дорожкой к ... А к чему? Все только и мечтают влюбиться, хотя, по логике вещей, это состояние не может быть частым. Но достаточно насмотреться мелодрам на телеканале "Россия", например, чтобы уверовать во всемогущую силу Влюбленности со всеми, само собой, атрибутами и составляющими этого неплохого процесса. Но я всё равно задаю вопрос: а дальше-то что? Влюбленность - это всего лишь более мощный мультисекундный возбудитель, не более. Всё равно все ответы на жизненноважные вопросы он не дает, ибо-ибо. За страстью снова страсть искать любой ценою?

Кстати, тут мне кажется есть простое объяснение тому, почему холодный и циничный вид стал символом эпохи и синонимом пресловутой сексуальности (или не пресловутой). Ведь, ребята, а что еще показывать? Богатство души? А что тогда там, за душой? А почти ничего! Тогда что? Что может девочка восемнадцати- двадцати лет предъявить миру такого, за что её можно и уважать, и ценить, и в пример ставить? Только молодость, то есть внешность, ещё заметно и приятно выделяется на фоне более промудревших старших сестер. Вот и делается ставка и на этот чудесный возраст, и на эти завлекушечки-фото, дающие манящее и принимаемое миром "ай вант". А что еще есть в багаже в восемнадцать-то лет? Бывает, конечно, даже в мегаполисах бывает, но крайне редко. Как тут не делать томные и ледяные выражения лица, но при минимуме белья и максимуме его кружевности? Ведь работает фишка. Зачем велосипед (то есть зачем иные источники нервных возбуждений) изобретать?

Секундные возбудители… Удобные товарищи, ёлки-палки! В голове замкнуло пару сотен нейронов, желание появилось, а мы и тут как тут. Желали? А, пожалуйста! Только заплати. И платим, причем, охотно, и покупаем снова и снова… И телевизор стал естественным фоном, без которого и застолье обходится всё реже. Ведь на экранах – сплошняком всё то же убойное или улетное видео. Тоже ведь – возбудитель. Не секундный, но то – ерунда… Главное - возбудитель... Превратили слово в физиологический отголосок низменного, недушевного... А зря. Возбудители-то живут недолго, на смену каждому нужно всё более новое и новое их количество. Тупиковый путь, за которым всё становится по барабану, жизнь перестает играть радужными красками истинных ценностей, начинаются суицидальные песни и настроения, критика мироздания и т.д. А, по большому счету, уходит Жизнь. Но мы сами делаем свой выбор. И вообще - какое мне дело до чужих секундных возбудителей? Это - не мои уже проблемы... И не мои возбудители!

ММ 20-12-2011