Антиэстетический облом

Итак. Пятница. Но не 13-тое, а 24-ое. Кстати, одно из самых любимых чисел. Начало девятого утра. Я залезаю на своей ближайшей остановке в муниципальный автобус с номером 27, довозящего меня до работы на Староневский проспект. И без того подобное – езда на общаке - часто со мной случается, так как только в транспорте мне удается полноценно вчитаться, что я делать всегда любил. Дома почему-то сосредоточиться намного сложнее. Но в сегодняшнем случае у меня еще и не было выбора, так как машина стояла на работе. Сегодня вечером я должен буду встретить на Петроградке нашу мультисемейную подругу Иру из Чушки, которой еще вчера в 07.50 обещал это сделать. А потому импровизационная встреча с Пашкой М., состоявшаяся тоже вчера, но двенадцатью часами позднее (19.50), тем более способствовала тому, что машину я предпочел оставить на работе, а не играть в этот миг в народную игру «остановят – не остановят?», боясь дыхнуть в лицо представителя дорожной власти перегаром.

Еду в автобусе. Обычно удается сесть у окошка, что позволяет не дергаться и не вставать, а спокойно почитывать какую-либо из книг. Сейчас я осиливаю понравившегося Бердяева и его «Смысл творчества». Трудная книга, но в том плане, что быстро она не читается. Приходится много думать и напрягать извилины. Утром, после встречи с другом накануне, они еще не были способны адекватно вторить русскому философу, и я скромно стоял в середине автобуса, от нечего делать разглядывая всех и вся. Люблю я это дело – изучение народа. В голову, как еще помню, даже зашло четверостишье: «Что в мозгах моих сограждан? Я боюсь подумать плохо. Уникален каждый каждый. Упрощает нас эпоха…» Особенно мою мысль зацепило отсутствие тире у «каждый каждый». То есть я как бы умышленно подчеркивал что каждый индивидуум – он каждый, а не каждый-каждый. И вот за этими странноватыми дебрями рифмы, пунктуации и синтаксиса я не сразу заметил, как впереди меня, метрах в трех-четырех, сразу же за кабиной водителя оказалась девушка. Разумеется, интересная девушка. Сквозь толпу тех, кого я только что согражданами обозвал, мне видна была только верхняя половина туловища девушки, не доходя даже до талии. Но дело было вовсе не в фигуре, а в лице. Оно показалось мне весьма живым и интересным. Конечно же, меня заинтересовали и глаза, но они были сокрыты симпатичными очками, что, учитывая угловое моё лицезрение девушки, приводило к «неудобному» эффекту – я не мог определить, куда смотрит незнакомка. Не то, чтобы я собирался поиграть в стрельбу глазами, просто моментами мне казалось, что из-за прозрачных линз они редко смотрят и на меня.

Мы обычно боимся поверить в разного рода чудеса. Вот и я, господа присяжные заседатели, уже давно отвык, что на меня можно смотреть с любопытством. Нет, никаких комплексов по поводу собственной непривлекательности не сидит во мне, но и глуповатых надежд и иллюзий я испытывать не привык. Реализм побеждает по жизни, а к тому же все эти страсти-мордасти ведут вовсе не туда, куда идти хочется. Но эротическое восприятие со стороны и интерес к образам девушек - это незыблемо, а также и не грешно. Я уже давно спрятал сам себя под вывеской “гиперЭстет”, а потому произвести на меня впечатление - это нелегкая задачка, за которую браться, конечно же, никому и не нужно изначально, и не выгодно. Говорю же, что спрятался. А стоящая рядом девушка, сориентированная в нашем трехмерном пространстве легкой давкой таким образом, что её лицо было как бы направлено в мою сторону, вновь и вновь по-прежнему невольно заставляла меня смотреть на неё и раз за разом не находить ответа и понимания, куда же она устремила свой взор. В общем, если короче, я был дезориентирован, а это более всего и мешало мне спокойно смотреть через окошко автобуса на уличные пейзажи, то есть перестать периодически (хо-хо! Еще как периодически!) посматривать в направлении незнакомки. Но кроме странной и смешной по сути заминки, я успел достаточно хорошо поизучать её привлекательное лицо. Хороший подбородок, волевой. Приятно очерченные скулы. Какие-то особенности, которые трудно охарактеризовать, но которые и образуют в сумме Лицо. Сам по себе фейс - молодой, навскидку лет двадцати пяти с чем-то или чуть ниже. Трудно – дать четкий возраст, когда не видишь глаз. Но самое важное заключалось в том, что в сумме создавался и отчетливо мною наблюдался и Ощущался (это важно - собственные ощущения) Образ, а не просто лишь моська. Я очень искренне переживаю то, что не стало лиц, которыми бы моглось и хотелось пленяться. Ну, хотя бы моглось.

А тут… Тут было Лицо. Строговатое, достаточно молодое, красивое и Содержательное. Если бы я не «перегорел» полгода назад, как начинающий фотограф (полтора года грезил иллюзиями, что платные модели могут быть Одухотворенными), то я бы тогда сказал, что больше всего на свете мне бы хотелось снимать именно подобные лица. В еще более взрослых людях и женщинах встретить Образ намного легче, как ни странно, ибо меньше в людях с годами и приобретенным опытом становится глупости и ничегонезначимости, что стало нынче спутником подавляющего количества лиц подрастающего поколения. Часто я вижу фотки или, что реже, вживую красивых девушек, но их лица именно что красивы, но не Содержательны. Точнее, содержательны они только одним – по ним сразу становится понятно, каким жизненным путем идут их обладательницы. К тому же, чаще всего, красотки в муниципальных автобусах не ездят, так уж сложилось в новейшей эпохе. Мы - не в Киеве, где я подобное часто встречал и дивился.

Пиджак светло-коричневого цвета на незнакомке не позволил мне сделать выводы о привлекательности её грудной клетки, но я и не переживал по этому поводу. Что-то уже давно и незримо увело меня только лишь от “взвешивания” согласно формуле “90-60-90”. Пустое это дело. Мне, с утра пораньше, вполне хватило и лица, чтобы проявить в себе и для себя умеренный интерес, выражавшийся в безвинном по сути подглядывании и начинавшемся въезжании в Смысл. Я, по-прежнему пытаясь понять, куда смотрит девушка, входил в состояние постижения этого самого женского Образа. А заодно в голову полезли и мысли о фотике и объективах, преимущественно полеживающих в рюкзачке и лишь пару раз в месяц доставаемых оттуда. Оживал я, одним словом, но бескорыстно и всё-таки без дури в голове. Старею... “Левые” мысли уже плавно обходят меня стороной... Вернитесь, родненькие! :))

На «Новочеркасской» девушка не вышла, а на следующей остановке, то есть на «Александра Невского» уже выходить должен был я. С небольшими любопытством и волнением незадолго до выхода я стал поглядывать в сторону прекрасной незнакомки, стараясь определить, не выходит ли и она? На задворках моего внезапно пробудившегося эстетизма витал, разумеется, вопрос о нижней половине девушки, оставшейся пока что для меня скрытой. Автопилот - вот что стало срабатывать во мне. Но разве можно игнорировать этот базовый аспект любопытства? То есть комплексный осмотр “Местности”? Я где-то внутри себя ожидал на обладательнице Образа увидеть темные джинсы, предъявившие бы мне средние ножки, то есть нормальные, уступающие по значимости лицу. И где-то мне этого уже и хотелось. Вот в чём дело! Устал, ох, как давно я уже устал от всеобщей истерии и массовом подчеркивании ног в противовес верху и особенно Душе. Полгорода ходит в миниюбках, даже ног нормальных вроде как хватает и с избытком, а плениться некем – вот в чем парадокс. Лица красивого (и молодого) не встретить, а ног – полным полно! И легкий недостаток нижней половины тела девушки не отпугнул бы моей заинтересованности Образом в целом. Я это уже предчувствовал. И, похоже, хотел этого.

После съезда с моста вижу, что девушка повернулась. Значит, выходит. Что ж, говорю я себе, вот-вот увидим правильность твоих предположений, Майорыч. Обычно судьба – она, как известно, злодейка. То бишь что-то дает, но чего-то и недодает. Бывают и комплексно красивые люди, но чтобы еще и с Душой такой же - нет, в такое я почти уже не верю. А потому всегда что-то должно быть в людях, что их немножечко если не портит, то не вписывается в идеальность стандартов и внешности. Элементарное уравновешивание - вот что я имею в виду. Вряд ли я ожидал в этот момент увидеть таз девушки размера этак пятьдесят четвертого. Куда как более вероятным, я мог бы предположить «низкую попу» или незначительные недостаточки нижних конечностей незнакомки. Но повторюсь, что я неожиданно сам для себя заинтересовался Образом девушки в целом. Что-то такое мне в нем почудилось. Имею же и я право на чудачества своей фантазии!

Вышли. Я – с центральной (серединной) площадки, девушка – с передней. Мне идти надо было аккурат налево, хотя можно было перейти Невский и на повороте. Но я и пошел. И тут…Тут я выпал в осадок. Девушка, пошедшая в сторону мою, успела за это мгновение мелькнуть передо мной в полный рост, и мне этого хватило! Я не смог не обернуться. Вот представьте себе картину: рост – за сто семьдесят, плюс высокие каблуки; надета оранжевого (моего любимого!) цвета мини-юбка, но главное – ноги такие, пардон за каламбур, сногсшибательные и стройные-стройные! Красивые. Комар носа не подточит. Как тут рот не открыть?

Не в силах отвести взгляд, я смотрел этим ногам вслед, так как на лицо больше посмотреть уже не мог. По причине затылочной его части, удалявшейся в сторону метрополитена. Не сразу я сумел разобраться в престраннейшем (лучше так: пГестГаннейшем) ощущении, возникшем внутри меня. Вы не поверите сразу, но я был словно разочарован и чуточку зол! Да-да, именно зол. То, что за минуту до этой внезапной сердитости четверть часа меня эротоманило и мягко манило к себе (безвинно, что лишь усиливало приятность от бескорыстного и бесплатного эстетизма), заставляя искать глаза и их выражение в красивом лице девушки, всё это моментально затерлось куда как более рефлекторной реакцией, с какой почти все самцы в городе привыкли пялить свои глаза на достойные женские ноги. Выходило так, что девушку можно было смело и сразу записывать в красотки. У неё не было слабых мест. Во всяком случае, таковых не было видно с расстояния в метр, а это уже говорило о многом. В том числе и о повышенном внимании, о сотнях страждущих, с кем, впрочем, мне не предстояло вступать в схватки и битвы из-за претензий обладания. Быть может, уже упомянутая грудная клетка еще могла выпасть из оценки «отлично», но принципиальной погоды это уже не играло. Незнакомка уже была умопомрачительной. И нереальной. Нереальной с точки зрения того, что встретился мне этот Образ в автобусе. А ведь не одному своему другу я говорил, что “если хочешь Любви, то спустись в метро. Оставь машины дома”. Но говоря так, я уже и сам давно перестал верить в теорию вероятности и правдивость своего совета. И вот, оказывается, я не совсем их - друзей своих - обманывал. В чем-то наврал мне мой предыдущий опыт. И у нас, в Питере, встречаются Чудеса! :)

Как можно относиться к подобным ярким девушкам? По-разному, разумеется. Но тогда заужу вопрос: как с ними можно законтачиться что ли? И вот тут-то и зарыта собака! С такими девушками уже не знакомятся. Не знакомятся полубескорыстно. Любые попытки ввинтиться в доверие есть суть загримированность, есть реакция самская, однонаправленная. Какими бы лозунгами и убедительно звучащими доводами не прикрывались мальчики или мэны, всё равно - в основе их реакции лежит внутренняя пробужденность сугубо самского характера. Всё то, что меня пятнадцать минут пленяло и вело тропинкой возрастающего эстетического интереса к девушке, было моментально перечеркнуто неожиданно предъявленными и увиденными мною порностандартами (в необидном значении этого страшного слова. Ведь порностандарты - это такие стандарты, которые принимаются всем миром за эталон желаемости и возбудимости). Да еще и с таким лицом! Все, все мои фантазии и неоформленные в мысли потенциальные закидоны приказали долго жить. Если до момента выхода из автобуса я еще мог гипотетически представить себе диалог-подкат, который бы в итоге честно свелся мною к заслуженному комплименту девушке за обладание Образом, то после демонстрации мини-юбки и ног позволить себе такого я уже не мог ни под каким угодно предлогом. Это – не трусость и не робость, это – реалии, некие штампы поведения, определяемого нашим всеобщим муравейником. Понимаю, что и содержательные красотки – тоже люди, а также то, что ничто человеческое и им не чуждо. Но… Но как можно рядом с такими полноценно красивыми девушками вещать о чем-то смысловом и настоящем? Это было бы столь чудовищно противоестественно, столь обманно, что я не могу себя представить честным рядом с такой богиней, начни я о глубине её глаз говорить. Кстати, так мною и не рассмотренных толком. Хотя... Очень я надеюсь, что хоть под старость лет во мне уйдут все эти эгопозывные и найду я своих муз, с кем, как и было в моей начальной молодости, я дружил, а не покорял их и обхаживал. Про дружбу с юными и красивыми, тем более, во времена моей безвозвратно ушедшей молодости - отдельная история. Но так оно и было - дружить я с девушками умел. Конец восьмидесятых и начало девяностых - как давно это было. Эх...

Итак. Резюмирую. Поразила меня, впервые в жизни поразила меня карликовая злость на девушку за …за её симпатичность во всех ракурсах, включая невидимые душевные потоки-флюиды. И, быть может, именно от них я и отвык больше всего, встречая таковые в людях попроще, то есть обычных, не ярких внешностью. Вот и выходит, что в других нам больше милее их недостатки, чем достоинства. Так случайно сложилось, что я полтора десятка минут любовался самым верхом, очаровываясь умным и симпатичным лицом, и создающим тем самым Содержание и Образ. А заодно и к Душе незнакомки тихо проникался. И я не был готов к тому, что у этого лица есть такое мощнейшее и безукоризненное «низкое» сопровождение, уводящее из облаков благородных фантазий в мысли о безусловном рефлексе и всём таком прочем. И еще больше я не был готов к невидимой, но как-то прочувствованной мною Душой, которая, если не увиделась мною, то не оттолкнула и не мерцала затуманенным светом страстей человеческих... АНТИЭСТЕТИЧЕСКИЙ ОБЛОМ – вот как я назвал этот эффект и заметку. Бывает и подобное. Редко, тем более, если учесть, что давно-давно со мной ничего схожего не происходило. Как зануда и критик, я очень быстро нахожу минусы, не успевая не то чтобы плениться, но и почувствовать симпатию к девушкам. А тут… Двадцать четвертое число. Муниципальный автобус. Глупые и упорно лезущие в мою башку мысли о мыслях сограждан… В своих бы толком разобраться!

Но урок хороший. Никогда не знаешь, где найдешь, а где удивишься. Сегодня я был ошарашен и сбит с толку. Мягко, разумеется, без летального исхода. Отлетают, как мне кажется, всё-таки только те товарищи, кто из страсти культ делает, дающий старт в наслаждения эгоизма. И их много, всё больше и больше. Но мой мозг, обычно не пробуждающийся от своего летаргического сна, неожиданно проснулся. Приятно, ёлки-палки! Хоть чему-то удивился и немножко в наличие (а не силу) красоты в этом центре урбанизации и разврата поверил. Не начнись утренний сюжет в общественном транспорте, вряд ли бы я испытал бурю эмоций от вида «козы на пять баллов». Но… Я уже, кажется, всё сказал. Такие вот пироги.

Ваш Гиперэстет ММ

24-08-2012

P.S. 05.09.2012г.


Наступила осень. Сентябрь – это начало учебных годов. Вот и моя Михайловна пошла уже в шестой класс, что, учитывая полуторакилометровую удаленность школы от дома, автоматически заставило меня «работать папой», то есть подвозить сопротивляющуюся просветлению кровинушку к месту насильственного получения знаний. То есть все мои недавние автобусные экспромты и чтения приказали долго жить – вот что я хотел сказать.

Образ недавней богини (так я вспоминал девушку) начал плавно растворяться в моём сознании, оставляя всё менее четкие контуры и силу эмоций. Я, конечно, не мог забыть, как какое-то, давно-давно дремавшее и, казалось бы, уже и покинувшее меня, эстетическое чувство проснулось внезапно во мне 24-го августа, но с каждым прожитым днём оно медленно сползало со своего пика, удивившего столь сильно меня самого. Нечто мальчишеское, бездумное в такие минуты сбрасывает с себя все года и морщины, начиная рваться навстречу Мечте, но долго пребывать в таком состоянии не получается, так как Реализм настойчиво напоминает со всех своих сторон, в каком мире мы живем. Быть Мальчишкой - это роскошь! Роскошь короткой памяти, роскошь отсутствия сомнений, роскошь моментального выбора в сторону своих желаний и искорок. Не думать, не сомневаться, а вместо этого бежать и забивать голы на поле и в жизни - э, Майорыч, вспомнила бабка, как в девках была! :)

Мне невольно стало груститься, так как я не могу не понимать... не понимать многое. Я, в силу правил игры, ничего, кроме душевной энергии, не мог бы дать той девушке, пойди я на знакомство, в котором мне бы запросто могли и отказать. Но не отказа бы я боялся, а ...с согласия. :) Что дальше? Звонить, писать, полускрытно и подпольно начинать проявлять внимание и растрапаляться? И разве ж бы делся я куда от этого? А что потом? В кусты? С поджатым хвостом и чувством вины перед законной супругой? Нет, этот вариант недопустим, хотя и популярен в массах. Любят самцы, сумевшие за годы своих добровольных заточений подобрать ключики к своим кандалам, в момент спячки или отсутствия своих половинок, освобождаться от оков и нырять в омуты чувственных прегрешений. Алгоритм сей стар, как мир, и избежать его очень нелегко, но возможно. И для исключения остается, разве что, самое крутое извращение (в виде платонического созерцания Красоты в моменты редких встреч), но разве подобное нужно богине? Нет, конечно же, нет. Отрезанный ломоть - кто же я, если не он?

Не могу не сказать пару слов об интеллекте и его влиянии на меня в новейшей истории. Эта заумная сволочь испортила мне всю малину. Причем, даже в теории!!! Нет, чтобы дать мне права и возможности хотя бы помечтать и погрезить! О богине, о её очаровательном лице, о никогда не осуществленной бы фотосессии с девушкой. Нет же! Внутренний голос со злорадными нотками в адрес своего хозяина стал открыто глумиться над чистыми платоническими позывными во мне. И что я мог ему (то есть себе) ответить? Что готов забыть и засунуть куда подальше все свои телесные и прочие эгопозывные? Что жажду быть Петраркой, придумавшего себе Лауру? Что хочу терзать себя странными сомнениями, предварительно закрутив в узел похоть или элементарную реакцию на женскую красоту?

Конечно же, я не мог столь наивно самообольщаться и выдавать благородное влечение к прекрасной незнакомке под видом абсолютно незапятнанного и чистейшего интереса к ней. Я мог быть спокоен за семейную нерушимость, мог продолжать радоваться работе отцом, мог дальше мечтать себе тихо и абстрактно. Что, собственно, я порой и делал, как большинство людей, ждущих в будущем небольших и приятных чудес-встреч. Но живой и конкретный образ, только лишь усиленный ощущением красивой ауры и души богини, заставил меня из фантазий-картинок сделать еще один шаг и посмотреть на вероятные сценарии таких чудес, случись они наяву. И наяву бы всё смотрелось совершенно иначе. Вместо редкого для взрослых людей платоничества, на поверхность во мне взошло бы вовсе не бескорыстное созерцание красоты. Не передавил бы я себя никакими мыслями и веревками, никуда бы не делся от мощнейшего аппарата управления сознанием человека - от тела. Естественно, что хочется мне думать обратное, но я же уже сказал, что интеллект - это сволочь, живущая внутри человека обособленной и автономной жизнью.

Осень набирает обороты, скоро начнут опадать листья, а все и всё вокруг - готовиться к зиме, когда люди укутываются в теплые одёжки и предпочитают греться у своих каминов (или батарей), а не бегать по улицам в поисках чуда. Мой странный “чудесный эпизод”, датированный двадцать четвертым августа 2012 года, радует меня только одним - я, как выяснилось, еще способен реагировать на прекрасное. Но вместе с тем я должен признать, что отчасти моя нравственность объясняется также и тем, что прекрасного нынче стало мало, увы. И вот из чего дополнительно моя порядочность образуется. Как сказал наш Антон Павлович: “В человеке должно быть все прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли.“ Я уже летом эту фразу цитировал где-то, заостряясь на том, что красивых душ и мыслей в красивых оболочках не встречал давным-давно. Красиво мыслить – да люди давно об этом забыли, предпочитая думать об иных, более прозаичных или насущных вопросах. И потому-то я и утверждаю, что красивые души людские отыскать стало днём с огнём. Более того, это сочетание красоты внешней и внутренней вообще стало казаться мне нереальностью. И богиня, быть может, потому на меня и мой долбанный интеллект так и повоздействовала, что я почувствовал незримо неиспачканность её душевную. Или мне так показалось? Не важно. Важна реакция, удивившая меня и наглядно показавшая, что ничто человеческое мне не чуждо. Я еще жив, даже слишком, так как любование кем-то - это ли не намек на эго?

Эх, куда же я в дебрях своих забрался и где заплутал? Куда ушел от простоты и незамысловатости получения радостей? Но, с другой стороны, голос совести (моей эластичной совести) как-то мило и тихо радуется за меня. Мол, не будет искушений, не будет и проблем. Так-то оно так, но всё равно грустновато. «Я живу правильно, но зря», - снова вспоминается мне бывший коллега с «ХК». Нет, живу я не напрасно, но правильность – это не причина для гордости. Правильность должна быть не только во внешней безупречности относительно законов и распорядков человеческого общества. Такая правильность – лишь фикция, лишь удобная упаковка, под которой потом и обнаруживаются всевозможные отмычки от кандалов и тщательно скрываемых пороков. Миллионы женатых мужчин живут таким макаром правильно, что нисколько не мешает им выпускать пар на стороне. Видал я этот вариант много раз. Внутренняя же правильность – это гораздо больше, чем совесть. Это уже упирается в божественную искру и наполненность человека некастрированным с разных сторонок смыслом. Не грешить мыслью – это сила. Но я - не такой.

В общем, буду финализироваться. Соприкосновение (зрительное и на уровне ощущения ауры богини) с Чудом произошло. Вроде как «ура» кричать надо. Такая редкость - Майорыч едва-едва не дрогнул. Ан нет. Не стал бы я шапки вверх кидать. Не всё так однозначно. Потрепыхавшись сознанием, я наглядно ощутил, как многими канатами (брачных уз, совести, привычек, подступающей старости, нерешительности и т.п.) я уже перевязан. И никаких иллюзий, что от всего этого можно убежать и скрыться (по-мальчишески легко и задорно, а по-самски цинично и кратковременно), у меня нет. Поздняк, как говорится, метаться. Так что остается мне одно – успокоиться и не рыпаться. И в автобусы не лезть лишний раз… Прощай, моя маленькая богиня, с которой я не познакомлюсь никогда! (Так и просится мотив “гуд бай, Америка. О!...”) В моём сердце ты будешь жить вечно, но я не имею права никоим образом проявить свой интерес и симпатию к тебе. Дай Бог тебе счастья и удачи, а также с чувствами долгожданной радости и умиротворения в своё время вляпаться во всю эту полагающуюся людям брачность и семейность, а также никогда не париться над тем, над чем сейчас озадачиваюсь я. Не нужны тебе эти размышления и опыт этот, от которого не легчает, а наоборот – порой становится трудновато смотреть в будущее. А то и выть иногда хочется (я не перегнул? :) ). Но у каждого – свой путь. Пусть твой будет легким и прямым. Ну, а я пойду своими тайными тропами, но обещаю, что буду вспоминать то самое 24-ое августа и муниципальный автобус с номером 27. И твои глаза, богиня, так мною и недорассмотренные...

Хотя… Что же было лучше? Соприкоснуться зрительно с Красотой или не познать сих сладостных секунд и минут? Ответ мне пока не ясен.

Ну, и по традиции, а также непосредственно по теме:

https://docs.google.com/document/d/1a_V4G0zd68UK5eOqqqlzOVy2376dScmkSQ7mDPZHnUg/edit

P.S.P.S.

21/09/2012

Опять пятница, утро, муниципальный автобус № 27. Из благородных соображений, а вовсе не по причине паров соответствующих, еду снова таким вот образом (отдал машину жене, пока с её бибикой легкие проблемки). Залез в среднюю дверь нормально, но вскоре стало очень и очень плотно. Стою спиной к водительской кабине, а перед мостом и площадью Александра Невского разворачиваюсь заранее, чтобы выйти. И что же я вижу? Правильно, ту самую незнакомку, богиню. Но не одну. Естественно, в компании молодого человека. Ну, не совсем молодого, а лет этак 25-27. Обычный такой, росленький, но не кабанистый мол. чел. Нормальный. Прекрасная незнакомка, стоящая метрах в трех от меня, о чем-то с ним охотно верещит и часто улыбается. И вижу я, что по сути неподалеку от меня находится обычная девчонка, добрая, мило улыбающаяся и сверкающая, но вовсе не недосягаемая богиня. Но что странно. Мне так полегчало! Как камень с души. И её молодому человеку, не балующему свою даму перемещением на личных транспортных средствах, я был рад, как проявлению, что не всё еще в нашем прогнивающем мире опошлено и искажено. Но как же грамотное молчание и принятие правильных поз и мимики способствует преображению людей и лиц! Именно наблюдая девичью радость в адрес своего возлюбленного, вскоре чмокнутого ею при выходе из автобуса, я испытал внутреннее облегчение. Дай Бог им побольше Любви и преданности друг другу. Молодость охотно идет на своих лодочках в бушующие океаны Жизни, не боясь ни рифов, ни скал. Удачи этой паре. Но а я свой выход из гавани давно уже оформил, частично уцелев и не загубившись. Но у меня, как ни странно, после сегодняшней сценки появились дополнительные иммунные силы, ведь Ту, которую совсем недавно я готов был на пьедестал Недосягаемости поставить, еще только начинает своё восхождение по социальным и бытовым ступенькам (не вершинам). Но именно в начале этой тупиковой лестницы и брызжет из людей не променянная и не исковерканная радость восприятия и надежд. А я уже - давно циник и Реалист. Впрочем, я не печалюсь, а радуюсь. Еще одной Иллюзией меньше. Но девушка всё равно хорошая, со здоровой энергетикой и способностью пока еще кого-то искренне любить. Бог вам в помощь, незапятнанные Мечтатели! Так что там еще в автобусах встречается? :)))