Немного о странностях всеобщего пресыщения

Да, сложная тема напросилась сегодня из-под меня. Не всё еще до конца во мне качественно продумано или прочувствовано, но поразмышлять захотелось. А поскольку я уже давно понял, что не только скромность – лучший путь в неизвестность, но и ничегонемысление – вялый тупик для извилин, то решаюсь, понимаете ли, замахнуться на Уильяма нашего Шекспира. Но сначала несколько примеров.

Вот, стало быть, читаю я порой кого-то из близкого мне лагеря графоманов. Во-первых, это начинает отрезвлять и меня самого. Вижу, что мысли у людей (откину нежных и романтически настроенных созданий 13-18 лет, заточенных на лирическое отображение собственных настроений в стиле “кап-кап”, или поболее) присутствуют. Но, согласно неким алгоритмам и правилам дела, они, мысли эти, завуалированы, припрятаны на финал или же просто размазаны в общем хоре слов произведений. Нормально. Мысли-то у бумагомарателей есть, а вот заставить себя читать этих коллег – очень и очень сложно. Какое-то недополучение качества что ли. Бывают и редкие примеры почти профессионалов, не гнушающихся той же «прозы.ру». С большим интересом я стал медленно знакомиться с рассказами (преимущественно) Василия Вялого (http://proza.ru/avtor/vialiy), не гнушающегося и эротической направленности. Но без пошлостей. И именно читая его прозу, я неожиданно почувствовал, в чем нынче заложен камень преткновения во мне лично. Отдавая дань уважения его литературному таланту (я - без преувеличения/преуменьшения и без иронии), тем не менее, почувствовал я в себе странное такое ощущение-мысль – я перенасыщен. ПЕРЕНАСЫЩЕН. Даже качественными рассказами. И даже эротикой. И что уж тогда говорить о мире фото, где, как я летом писал, постоять несколько минут когда-то (в конце восьмидесятых) под фотографией с женскими всего лишь грудями было нормальным, а нынче на яркую порнокартинку жалко тратить больше нескольких секунд? Также обстоит дело и с машинами, о которых когда-то мы грезили, считая «девятку» несбыточной мечтой, а нынче полупрезрительно пожимая плечами в адрес всего того, что ниже ста тысяч условных единиц. И со шмотьём нас постигла та же участь. Даже десять лет назад поездка в соседнюю Чушку за барахлом давала эмоции, а теперь этих ХаэМов (H@M), Канд (C@A) и Сёппал (Seppala) понастроено только в родном городе столько, что лениво туда заходить, понимая уже давно, что они, эти брендики, принадлежат к западному сегменту низшего класса, а у нас почему-то котируются.

Мы пресытились. Всем. Даже секс изничтожил в нас эротическое восприятие, хотя маркетологи продолжают грамотно спекулировать на понятии красивой мечты, а потому повсюду с рекламных постеров нам улыбаются во все свои тридцать два зуба худосочные милашки или пары. ПРЕСЫЩЕНИЕ и ЦИНИЗМ – это сестра и брат. Как только наше сердце перестает волноваться или учащенно биться при реакции на людей, на любые реакции вообще, будь то подача милостыни или эстетическое любование архитектурой или людьми, то пиши пропало – Душа наша иссыхаться начала. Мы плавно или быстро начинаем замыкаться на себе и своих коконах, ставя ограничительные флажки по периметру семьи или дружеского круга, а часто уже – только лишь вокруг себя. Эгоизм, как основной целеуказатель и управитель нашим сознанием, становится практически неизбежен. Но жизнь продолжается, а потому мы никуда не деваемся от потребности в удовольствиях и наслаждениях, маскируя для удобства их в ожидание любви и прочих высоких чувств. И ведь верим в это! То есть в то, что сердце наше – живое, что чудо нас настигнет и затем изменит, что закружит нас и понесет по волнам небывалого и неизведанного пока еще счастья. Я опять немного утрирую, но так - малость.

Не сразу сумел я понять причины, из-за которых счетчики просмотра моих стишков и заметок на первой версии родного сайта (mmajorov.ru) год назад слишком долго зияли пустотами, то есть нулями в соответствующей графе «количество прочтений». Я упорно не желал начинать пиар-компанию и на платной или хитрой основе начинать продвигать свой сайт. Мне казалось, что пара десятков людей из ближнего круга (друзья и приятели), кому я по первости вслух свой ресурс отрекламировал, хоть мало-мальски откликнутся на мои мысли. Но я ошибался. Никаких претензий я к ним,своим знакомым, не имею. Наоборот. Я очень им и правде-матке благодарен по-своему, что не произошло серединного варианта, при котором я бы не смог увидеть реальное положение вещей в столь явной форме. В форме полного равнодушия и незаинтересованности. Любой результат ценен – под этим я подпишусь легко!

Но еще раз повторю, что никаких обидок во мне нет. Ведь, отойдя только лишь от констатации фактов и счетчиков, я шире взглянул и в себя, и вообще – на проблему (если так можно её назвать) и на положение вещей в целом. Нам нет дела до своих ближних и несвоих проблем. Ими и высокими эпитетами дружеских отношений мы прикрываемся лишь для того, чтобы задействовать кого-либо из ближних кругов в тот или иной момент или настроение, когда мы обустраиваем личный досуг. Проще говоря, сам человек – нам по барабану, но если с ним мы можем эмоцию поймать, то периодически так и поступаем. Классическое бла-бла-бла тоже при этом присутствует и никуда не девается, но оно также быстро выходит из нас, как только мы контактировать вживую прекращаем и возвращаемся в свой кокон. Поговорить – это святое. Это – слабость общечеловеческая, так как словами мы научились врать настолько искусно, что сами себя обманывать навострились. Умные взоры, полные внимания и сочувствия, а также (при половых аспектах) желания и томности, усиленные голосовыми интонациями и грамотными словами – это всё Игры, а не сам человек, то есть не его душа и его честные мысли. Истинное Добро и Любовь безмолвны, они не нуждаются в доказательствах и самопредъявлении. Но они и есть подлинные Чувства. Но не буду лезть в дебри и рассуждать о Высоком.

Количество информационного потока столь переизбыточно, что система фильтрации и выделения более важной новости или ресурса в индивидууме не может не подстроиться под текущий беспредел и не начать процессы успокоения и привыкания. Мы перестаем бурно реагировать на то, что десяток лет назад нас взбудоражило бы, заставило бы говорить об этом несколько дней, а то и на марши протеста выйти. Как бы не кричали о маршах противников нечестных выборов в декабре 2011, но 30 000 москвичей – это менее трети процента от населения Москвы! К тому же митинговавшие звезды куда как более подвергли свои репутации сомнениям, так как ни качественных программ, ни нейтральных идейных призывов почти не звучало. Народ разочарованно смотрел и слушал, как известные имена и фамилии занимались самопиаром, а не протестом. И вся эта тема очень быстро заглохла, а Путин в очередной раз победил.

Но не буду о политике. Пример был приведен только для того, чтобы показать, как низко ушли в подполье понятия честности, гордости, достоинства, умения дать отпор несправедливости. Зато на поверхности полным полно иных качеств и понятий: самодовольства, обжираловки, бездумного прожигания жизни, пофигизма, циничности, извращений и т.д. Хлеба и Зрелищ!

Большинство из нас знает по собственному опыту, что профицит свободного времени воспринимается хуже дефицита. Что лучше жить насыщенно, чем маяться вопросами «Чем бы заняться и куда податься?». Конечно, усталость от вынужденного труда на дядю и прочих работодателей способствует желанию расслабиться, но я хочу спросить о другом: после расслабления и снятия усталости почему не наступает следующего этапа – творческого созидания или хотя бы каких-то осмыслительных действий? Такое устойчивое ощущение складывается у меня, что людям хватает отдыха, а трудиться, помимо основной работы, и думать они упрямо не желают. Думки, как мне кажется, что им кажется, приходят сами по себе с приобретением социального и жизненного опыта. С одной стороны, это так. С другой… С другой стороны, я начинаю видеть и утверждать, что так называемая «взрослая жизнь» - это официальная индульгенция и отречение от необходимости дальше тащить себя за волосы и осваивать новые жизненные дисциплины. От повышенных или обычных требований к самим себе нас отводит только то, что мы вынуждены работать. И этого нам хватает в качестве самооправдания. Сюда попадает мой непроизвольный социологический вопрос относительно нечтения масс. Люди почти перестали читать! Я не отношу к чтению детективы (классические, иронические и т.п.) и прочую белиберду. Телевизор и интернет не только завоевали мир, но они ведь еще и заставляют человека заниматься потреблением, а не отдачей. Потребление – это возможность сидеть, ничего не делать и выращивать в себе желания материалистического характера. Отдача – это желание понять внутренние позывы, свои или чужие, и исправить ситуацию, исходя из того, что душа первичнее и значимее телесных потребностей.

Взрослая жизнь – это не безостановочный отдых, смена половых партнеров и вечное зарабатывание денег для возможности осуществлять вышеназванное. Слава Богу, что человечество продолжает размножаться. А иначе бы о таких качествах, как забота, любовь, нежность, ответственность и т.д., можно было бы уже позабыть. За свои сорок с гаком лет я видел не один пример бездетной сверстницы, не продолжившей свой род по тем или иным причинам. Не буду рассуждать даже о наиболее типичных, но скажу лишь, что невольно перестал с ними (знакомыми) общаться, так как общение будто бы стало вестись на разных языках. Я не хочу быть настолько самообращенным и зацикленным на чем-то несущественном или якобы сексуальном, что в их системе ценностей осталось базовым пунктом, от которого они вынуждены отталкиваться, чтобы продолжать жить с интересом и взглядом в свой завтрашний день. Материнский опыт – он бесценен. Он меняет женщину, наполняет её истинным содержанием. В сорок лет думать о том, как ты выглядишь в глазах мужчин – это не зазорно, конечно, но уже несерьезно, если нет ничего иного. А все эти теории ярких и качественных трахов – это самооправдание, которые я не раз видел в тех, кто так или иначе обошел желание своих родителей понянчиться с внуками. В сорок лет женщина, пытающаяся конкурировать телом с целыми дивизиями более молодой поросли конкуренток - это смешно и как-то гротесково.

О! Приведу-ка еще разок свою теорию нерастраченности. Давно она живет в моей башке. Вот возьмем чисто гипотетическую ситуацию. Человеку говорят, что в сотне противоположных по полу кандидатов (или попыток) один их них идеально ему подходит. Счастья и взаимопонимания будет немеренно, мультиоргазм гарантирован, в общем всё будет ништяк и круче тучи. Остается только одно – найти его, самого-самого по духу и душе потенциально близкого. Но вот в чем незадача – человеку не дано видеть сразу всех. Это ему только по статистике так примерно прогарантировали, что в сотне будет тот самый-самый. Но как понять, что следующий не будет лучше и роднее текущего? И вот начинается игра. Точнее, игры и пробы. Если человеку повезет, и он за несколько своих попыток встретит ту самую половинку свою, то это – один расклад. Хороший. А вот ежели, предположим, свою предназначенную пару ищущий встречает с тридцать шестого захода? Ведь это сколько уже тел пройдено и положено на лопатки? Сколько невольной циничности в человеке сформировалось, сколько пресыщенности? То есть я хочу сказать, что между удачей с третьей попытки или с тридцать шестой имеется принципиальная разница, имя которой - Нерастраченность. Не случайно же во все времена, кроме нашего, почти все народы ценили девственность, как необходимое условие для вступления в брак и полноценного продолжения рода. И как Уважение. Человек пресыщенный слабеет от этой самой своей пресыщенности, убивающей простые радости, среди которых присутствуют: умение и желание понимать тонкие душевные процессы в ближнем, желание отдавать больше, чем получать, элементарное любопытство, в конце концов! Волнительность внутри себя от первых свиданий и познаний девушек в молодости не идут ни в какое сравнение со своими аналогами в зрелости, когда тонкое что-то если и образуется, то со скрипом и еле-еле. С годами мы становимся толстокожими!

Но миру тонких понятий человечество предпочло жесткий секс, играя не безусловном рефлексе своих членов по полной. Моё прохладное отношение к подиумным моделям сменяется всё более возрастающим недоумением, что выражается в простом вопросе: «Ну, и что хорошего в этих безулыбочных вешалках с худыми ногами? Где Радость и Желание раствориться в их пустых глазах?». Нету, напрочь нет такой потребности и желания. Ноги и стройность есть, а вот жажды растворения – нет, хоть ты тресни. Но стоит признать, что задачи подиума чуть иные, чем разжигание прямого сексуального влечения. Задачи моделей и всех над ними – заставить массового пользователя захотеть покупать якобы модные шмотки, в том числе и нижнее белье. Модельный бизнес и его участники становятся предварительной ступенькой перед искусственным, но осознанным, поворачиванием людей в сторону псевдоценностей. Что ж… Как минимум, никакого обмана народных масс нет, ибо массы эти покупаются на фальшивую наживку сами и добровольно. Но ведь как людишкам мозги их запудрили и промыли! Браво! В кавычках, разумеется. Одебиливание - это массовая болезнь, совершаемая каждым персонально.

Любовь упростилась нынче, сведясь больше к физиологическому получению оргазма. Дружба тоже не избежала сей участи (упрощения), перестав нуждаться в сложном изучении и переживаниях за товарищей. Система потребительства очень хитро стала оборонять себя не только понятием демократии вообще, но и при помощи таких терминов, как политкорректность, личная территория. А ведь по сути всё это и есть разобщенность, равнодушие, деградация тонкого плана. Но зато под шумок, то есть под водочку, закусочку, девиц полуголых , а то и приезжающих за деньги на пару часиков. И все довольны. М-да…

А вокруг – всё больше ресторанов, магазинов, курортов, фильмов, сайтов, практически домов терпимости, а также, фотографов, писателей, лиц, претендующих на важность и общественное признание… И чем их больше, тем труднее нам смотреть чьи-то фотоальбомы (да мы уже и свои-то не смотрим, ибо ленимся), слушать приятельские типовые рассказы-описания про какие-то страны и отели, с трепетом внутри ждать похода в театр (почти же и не ходим. Но даже если ходим, то плюемся потом и поводим плечами – мол, туфта и коммерция окопались и там). Порносайты уже надоели, так как перенасмотрелись мы всех этих клубничек, а посещение публхаусов стало сродни походу к врачу или баню. Магазин окружили столь плотно, что мы стали наблюдать обратный процесс – отказ от аренды в дорогих центрах торговли. Отношение к фотографам стало сродни отношению к таксисту. Щелкай, дядя, руководи процессом, но делай то, что мы хотим и как тебе говорят. Ресторан – это уже не как раньше, не место для плотной и многочасовой культурной программы, а место для относительно быстрого утоления голода (наверное, так даже правильнее). Сайты знакомств уже не рекламируют по телевизору, а стоимость минуты «горячих разговоров» с девицами стала стремительно падать. ДВД и СД-диски уже не покупаются, так как народ предпочитает всё качать из халявного интернета. Читать чьи-то заметки с объемом более полустраницы формата А4 становится влом. Недвижимость за бугром в разы стала дешевле на фоне наших «сырых» новостроек, не говоря уже об элитном сегменте. Машин развелось столько, что складывается устойчивое ощущение, что полгорода не работает, а создаёт пробки. Но мы всё равно упрямо втискиваем свой зад на переднее водительское сидение и предпочитаем ехать под дебильную музыку неизвестно куда и зачем, а не только на работу. Писать письма стало столь утомительно, что люди разучились это делать. Смайл – это максимум реакции на чью-то писанину. Юмор на телевидении переродился в ржач, от которого уже тошнит. Когда-то, лет двадцать назад, мы завидовали первым подключившимся к кабельной телесети. Теперь же все эти рекламы про двести каналов, причем, цифровых, не вызывают никакого желания мчаться и оформлять годовой абонемент. И так далее, так далее и тэпэ.

Я не хочу критиковать, так как и устал, и понял, что становлюсь таким образом не только занудой, но и вгоняю себя в занудливую волну недовольства и неделания. Но что делать? Кажется, из моих уст только что сорвался исконно русский вопрос. Ответ не совсем ясен. Конечно же, я могу сейчас привести несколько лозунгов и призывов к конструктивному и вечному позитиву, к классическим советам жить здесь и сейчас, к впусканию Бога внутрь себя. Все эти тезисы нам хорошо знакомы. Но они – пусто звучащие слова, за которыми всё меньше обеспечения (наподобие обеспечения денег золотовалютным запасом) и, главное, всё меньше желания отдавать, а не брать. Мы как-то незаметненько привыкли, что нас облизывают с искусственными улыбками и настойчиво зазывают совершить покупку или взять кредит, хотя образ отечественного продавца продолжает порой удивлять своим хамством на триста процентов.

Слова – это звук, если за ними не стоит и не имеется Чувств, причем, хороших и благородных. «Я хочу тебя» - это не комплимент тому (человеку), который пробудил в тебе сокровенные и чистые устремления, выведя их на готовность отдать всего себя при взаиморастворении двух тел, а сухая констатация, что « я – хочу», что мне хочется секса и оргазма. И всего лишь. Как теперь говорят, ничего личного. Я просто тебя хочу...

Комплименты перестали нести в себе энергетический заряд индивидуальной направленности к тому, в адрес кого они были направлены. Такое ощущение, что их слизывают из уже растиражированных штампов или по аналогии с болтающимися в сети рефератами, которые можно скачать и выдать за свои. Но ведь ценность комплимента заключается не только в благозвучности слов, но и в уместности их при той или иной ситуации, которая и должна, по идее, быть метко и красиво отмечена говорящим. То есть даже тут надо думать, а не сыпать всеми тезисами подряд. Ведь без этой способности к тонкому наблюдению говорящий и становится попугаем, издающим звуки ради корысти собственной и выгод потенциальных.

Опять я увлекся занудством. Эх… Наелся им уже давно, а остановиться никак не могу. Но, товарищи-ханурики, если я замолчу, то со стороны моё молчание можно будет трактовать весьма прикольно (применительно к теме сегодняшнего сочинения). Получится, что я пресытился в критике и, не зная, что еще поругать-охаять, банально ушел в личный кокон, что еще больше будет указывать на моё пресыщение всем и вся. Жажда жизни не может звучать из подполья! Нельзя ничего не делать, но при этом считать, что ты – жертва (всеобщей упрощенности и банальщины). Никто никому не мешает жить и творить. И любить, и дерзать, и строить. Но все эти благие помыслы и усилия берут своё начало только при условии желания всё это делать. Желания! А желание – оно, своего рода, антипод понятия Пресыщенности, при каковом руки начинают опускаться в такт участившемуся опусканию на пятую точку и в мягкие кресла.

Википедия даёт следующее толкование Пресыщенности. Она – это чрезмерная сытость, равнодушие, усталость от чрезмерного удовлетворения каких-либо потребностей, от чрезмерного восприятия чего-либо, злоупотребления чем-либо. Во-первых, слово «сытость». Ну да – мы уже наелись всеми этими типовыми благами настолько, что наш мозг перестал генерить возбужденность от ощущаемого, став воспринимать его как должное. Во-вторых, частое использования прилагательного «чрезмерное». То есть через меру, сверх меры. Опа!!! Выходит, что меру мы перешли (а я с этим полностью согласен), насытились и объелись не только до ожирения, но и до опупения, а теперь вот плохо нам стало, ибо неудобно это – с набитым брюхом чем-либо заниматься или делать. Потребности, базовые и достаточные (для жизнедеятельности), осуществлены, над нами не каплет, крыша над головой имеется, как и имеется обычно рабочая лошадка от ста до двухсот своих аналогов при измерении мощности двигателя. Имеется и масса всего прочего, начиная от кучи обновляемого шмотья и кончая склерозом в логинах и никах в тех или иных социальных сетях. А вот далее звучит приговор – «злоупотребления чем-либо». То бишь сверх меры – это перебор, но не просто перебор, а употребление во зло. Но ведь тоже верно. Тридцать шесть попыток (женщин), приведенных мною выше в моей теории Нерастраченности – это перебор, хотя по нынешним временам к такому количеству покоренных тел (не сердец) принято приходить до начала третьего десятка лет. Убыстрилась нынче жизнь, однако.

Не случайно, наверное, голодные провинциальные студенты столь успешны не только в учебе, но и в дальнейшей своей карьере. Им не только нечего терять, но им до нашего местного пресыщения – далеко-далеко. Зажрались-то мы, а не они. Но аналогию можно провести не только по линии знаний и мыслей, но и на примере телесного энергообмена. Насколько качественнее, что ли, отдаются, а то и любят тебя женщины, когда ты у них – в первой пятерке романтических завязок. Еще нет пагубной силы привычки и знания на опережение, когда вместо получения радости сегодня думаешь о чем-то завтрашнем, что непременно надо улучшить и покорить. Да и сама по себе Молодость вспоминается нами, как светлое и бесшабашное время, когда мы перли танками и ни фига не боялись. Всё было легко, в том числе и подъемы, и старты. А сейчас уже лениво задницу поднимать с диваны и куда-то безрассудно мчаться не то чтобы среди ночи, но и после девяти вечера. Уже комфорта хочется, чтобы расслабиться можно было, не выходя из дома. Шучу-шучу. Не всё еще так плохо. И не у всех.

Но пора мне уже озадачиться иным вопросом – лекарством от Пресыщенности. Сколько ж можно критиковать и занудничать? Что ж… Попытаюсь ответить (самому себе). Во-первых, Майорыч, никто не запрещал тебе продолжать: а) читать; б) думать; в) наблюдать мир и потому задумываться еще больше; г) развиваться во всевозможных направлениях. Но откуда эти направления берутся? Скорее всего, из тех же первых трёх пунктов. Мысль, зарождаемая в сознании человека, может быть направлена вовсе не на механизмы социального обеспечения своего обладателя. Мысль, уверен я, обязана быть и дерзающей, и спонтанной, и качественной. То есть думать, думать и еще раз думать. Уметь также слушать и слышать. Мир говорит с нами не только людскими словами, но и природой, и массой знаков или символов. Стоит также добавить, что как только мы формируем в себе определенные благородные запросы, то Небеса и Высшие силы радуются такому уходы от проторенных путей большинства и с удовольствием на наши вопросы отвечают. Мысль материальна и имеет хитрый и невидимый алгоритм и эффект бумеранга, то есть возвращается в событиях или предпосылках к своему зародителю. Хотя и не сразу. Порой проходят годы, а то - и десятилетия.

Еще раз вернусь к теме личного сайта. Как я уже сегодня писал, невнимание моего ближнего круга невольно закалило меня. Год назад в стишках (преимущественно в разделе «Стишки о личном коконе») я часто поражался правилам игры своих друзей-приятелей. Нотки обиды, быть может, и проскальзывали во мне. В марте, когда я, как это называется, загуглился, то есть пошел иным путем и создал свой сайт через этот самый Гугл, то вместе с наращиванием дискового объема (куда как более одного гигабайта) приобрел еще и иной взгляд на то, что мне хочется писать и на что быть направленным. Вместо классических стишков и рассказов, меня увлек жанр заметок-сочинений. Я переориентировался на себя, на понимание своей вшивой душонки и подбор ключиков к «смысловым решениям». По сложившейся традиции даю ссылку: https://docs.google.com/document/d/1ZMeRVxClYOgo0WcHsc9cgVZY5p7y3ramP-lWLN0X7uk/edit И ведь мне понравилось! Понравился формат саморазмышления, где я вынужден быть честным (ну, или почти таковым) с самим собой, любимым и единственным. А врать себе - это так пошло, фу!

Я перестал париться над тем, каким странным или инфантильным перчиком я могу казаться со стороны. Помнится, один из дарителей сайта (Олег М.) не раз журил меня за склонность к детской манере поведения. Что ж… Вполне может статься, что он прав. Но! Но ведь это такая роскошь – Детская Непосредственность. Причем, слово-то какое – Непосредственность!!! Лучше быть ребенком, чем взрослой Посредственностью. Замечу, что в моих словах сквозит юмор. Но, возвращаясь к теме перчика, добавлю, что мне действительно полегчало, когда я ушел в самовыражение через сайт. Не раз я говорил, что Мишка Майоров – не закрытая система. Все эти заметки и стишки, не говоря уже о фотографиях, - разве это может указывать, что я закрыт? Наоборот! Очень я даже открыт. Другое дело, что никому, как я вижу, сия публичность не нужна, но это уже иной вопрос. Играть же с миром под маской серьезности и многозначительности, а также с демонстрацией успехов и возможностей, я, честное княжеское, устал. Толку-то? Все пресыщаются в одиночку – вот в чем петрушка. И до чужих пресыщенностей дела никому и нет. Так стоит ли мне бояться чьих-то беглых и сторонних мнений? Всё вышесказанное не означает, что я открываю себе путь к вседозволенности и потере рамок и приличий. Вовсе нет. Культура – превыше всего! Бля!

Пресыщенность, как мне кажется, отдает еще и тем, что человек начинает злоупотреблять самим собой и своей ролью в собственном сознании, уходя от потребности в людях, как в носителях Душ, каковые надо изучать, а не сортировать в угоду телу и соображениям прочих выгод. То есть в основе Пресыщения лежит неЛюбовь к другим, недолжное её количество в адрес своих ближних. Стало быть, наш Эгоизм и ведет нас уверенной дорогой к Пресыщению. Сколько же можно себя баловать и, не побоюсь этого грозного глагола, развращать? Тридцать шестая попытка даже не к двадцати годам, а за всю жизнь – это Разврат, а не поиск Чуда. Но разврат стал нормой, а моральная сторона вопроса отошла на задний план. Перестало быть важным и значимым, как человек пришел к Успеху, лишь бы пришел. И на его Успех и летят другие люди, мало интересуясь хромотой, ограниченностью или испачканностью его души. Но Успех (чужой) манит только потому, что сулит возможности, превосходящие свои. Таким образом юные и не очень девушки часто начинают бросать более бедного человека и плавно перетекать под крыло более богатого, не догадываясь, что на самом-то деле они просто-напросто начали продаваться. Но это я отвлекся.

Стоит также заметить, что проблема Пресыщенности, как и все ей подобные левые проблемы, решается очень просто и улетучивается тогда, когда нам дают по шапке и наше здоровье начинает давать сбои или звучать опасными колокольчиками. Но это уже говорит только об одном – мы слишком увлеклись неСущественным, что сие заметили наконец-таки Свыше, а потому и дали нам об этом знать. Но тема кармических наказаний и отработок будет рассмотрена мною позднее.

Отдаю себе отчет в некоем дилетантстве и поверхностности своих сочинений. Но лучше уж я так вот потихонечку буду куда-то там двигаться, чем стоять в Пресыщении и безДействии. Для меня размышление над многими казавшимися в прошлом незыблемыми аспектами бытия – попытка уйти от того предощущаемого дальнейшего пути Предопределенности, по которому я, шагая с песнями, прибаутками и массами, сигану в пропасть, в которую мы все когда-нибудь упадем. “Всех нас когда-нибудь укокошат”. Но а вдруг у меня за оставшиеся мне годы и, надеюсь, десятилетия крылышки карликовые успеют вырасти, а потому я, замахав ими учащенно, не солдатиком, а плавно войду в воду? (Про полет вверх я и не заикаюсь сейчас - перебор фантазии).

Думать-то, ей Богу, нравится и хочется. Сколько всего в этом Мироздании имеется прекрасного и неизвестного, а потому божественного. Что ж мы все эти тайны так легко на бытовую обустроенность сменяли? Ведь жизнь-то – Одна! Но это не значит, что прожить её надо максимально богато с точки зрения дензнаков. Есть же еще и Душа, и Дух, а не только тело. Но куда это я опять лезу и пафосно вещать начинаю?

Пресыщение – это предвестник Разочарования. Скорее всего, ставшая спокойной реакция на новые города и страны, которые как-то автопилотно посещаются во взрослой жизни, берет свои корни именно отсюда. Удивления встречаются всё реже, восторги – тем более. Полная аналогия с тридцать шестой удачной попыткой. Видеть-то видишь все эти города и замки, а внутри уже – тишина или еще круче – пустота. Но вечером следует ужин, за которым можно хлебануть чуть больше винца, поднять себе настроение и тонус, а уже затем – переесть ненароком и возжелать поскорее лечь в кроватку. Но разве это можно назвать Жизнью? И Развитеием? Только созерцанием. А глаз замыливается со временем, переставая видеть и помнить детали.

Ладно, буду оканчивать сумбурненький свой опус. Тема еще потребует от меня дальнейшего разбирательства, особенно в тех моментах, в которых юношеский задор и оптимизм, и жажда жизни берут своё начало не в неНасыщенности (что понимаемо и помнится на личном примере, в прошлом), но также (берут начало) и от силы и интеллекта Личности, умеющей радоваться не только Новизне, но и Чувствам, генерируя их осознанно и качественно. У многих людей есть такой странный талант – Жизнелюбие. Я не могу не присматриваться к подобным награжденным от рождения. Любить Жизнь нужно, это необходимо, но чаше всего человек сбивается на любовь к себе, что гораздо уже и ограниченнее звучит. Надеюсь, я наверстаю в любви к Жизни. Ведь теперь-то я точно знаю, что после сорока, после всех этих приобретений (недвижимостей, машин, тряпок) остается только одно – посмотреть вглубь себя и попытаться найти Смысл и Счастье, и Бога внутри себя, а не снаружи. Снаружи тоже есть масса чего интересного, но скрытого или прячущегося под искусственными одеждами или слоями. И не хочется долго и упорно стягивать с кого-либо покрывало, чтобы только увидеть плоть, о строении которого все мы прекрасно осведомлены. Хотелось бы иного – в себе разобраться и Радоваться научиться, вырабатывая благостные и чистые эманации Света и Тепла. Но пафосничать и мечтать сейчас не буду тоже.

Адью!

Ваш недопереПресытившийся ММ

06-09-2012г