Почему сейчас не стоит пытаться стать писателем

Да уж, выдал тему на гора! Привет! Но ведь…Надо! Понимаю, что с какой-то стороны уже само заглавие может звучать полуоправданием своего графоманского бездейства. И даже без «полу». Но мне и самому теперь стало интересным – разобраться, почему я столь странно заглох, и никакие новые сюжеты, классически литературные, в мою башку не лезут? Ни фантастика, ни повести, ни рассказы… Не могу также не добавить, что творческих мук или угрызений совести от простоя и бездарно проносящихся дней и кварталов у меня тоже не наблюдается. Что радует, но и задуматься также заставляет. Почему? Почему я стал спокойным, как танк? Ведь отдаю себе отчет в том, что основной вид моей энергии и энергетики – в словесности, причем, преимущественно письменной. Но вместо художественных задумок вот уже седьмой месяц строчу свои сочинения-заметки, набрав их в общей сложности под полтос и тянущих суммой страниц на хороший роман. В каждой в среднем - семь страничек 12 кеглем.

Что ж, отвечу. Пора начать быть честным с самим собой, Майорыч! Паузу на осмысление и, стало быть, попытку понять себя ты взял хорошую, длительную, так что, голубчик, становись теперь к барьеру и отвечай. Итак. Но начну с краткой истории своего пути по сайту и чуть-чуть раньше, пока его еще не было.

Два года и два дня тому назад, то бишь 24 сентября 2010 года я в Киеве имел удовольствие пофотографировать симпатичную модель – Юлию А. Альбом такой есть на моём сайте. Как я потом не раз писал, «заряд гиперэстетики» взорвался в моём сознании, но без глупостей (влюбленностей), а дав мне долгожданный выход для строк. То есть графоманский выход. Я и сам был удивлен, так как уже на следующий после фотосессии день я начал строчить, как потом назвал, свою «дебютно-блинную» повесть, написав 25 и 26 сентября того года по десять страниц, а, вернувшись вскоре в Питер, в первые дни октября добавив во второй части еще три десятка схожих единиц измерения писательских трудов. Самое, пожалуй, важное заключалось в том, что я непроизвольно хлебанул радости от писания чего-то, что заставляло меня самого переживать в момент марания бумаги или монитора. И сильно, замечу, переживать.

К ноябрю 2010 в голову пришла идея-зародыш будущего «Космоса», единственного романа, выплеснутого мною по весне. К пятнадцати октябрьским страницам вступления в марте 2011-го я шустро добавил аж 85, а в первую неделю апреля, переиначил окончание и убрав последние 20, заменил их 45-ью страницами. В сумме вышло аж 119! Тут же появились большие (по двадцать с гаком страниц) рассказы «Отдых по-украински…» и «Мужчины и тараканы среднего возраста», а также (уже в самом начале мая) фантастический рассказ-пародия «Пропавшие без вести». В общем, товарищи, меня пёрло по полной.

И тут Олег М., мой коллега на тот момент времени, вместе с Антоном Я. решили мне за полгода до Днюхи сделать подарок. И 13 или 14 мая я стал обладателем собственного сайта – mmajorov.ru Круто! Я был искренне рад и благодарен обоим. Начав медленно осваивать Joomla 1.5, я осторожно и поэтапно преобразовывал внешний вид своего родного ресурса. Проблемы доступа и закачки фотографий решались при творческом соучастии и помощи того же Антона Я. Но куда интереснее был эффект ощущения личного пространства. Всю свою графоманскую жизнь я утверждал, что «я не пишу стихов, я лишь рифмую мысли». И потому стихи, выходившие из-под меня порою, куда как реже заливались на разные там «проза.ру» или прочие «не мои» сайты.

Но я уже вкусил и осознал, что mmajorov.ru – это моя личная территория! И тут-то Остапа и понесло. Рифма неожиданно и странно спустилась на мои плечи и я начал строчить без устали стишки. Поскольку они были отображением моих мыслей, то стоило началу или толковой рифмующейся и благозвучной строчке зародиться во мне, то я тут же «рожал» стишок. За два месяца безустального и практически ежедневного «выплеска» я таким образом быстрехонько сочинил около ста двадцати стишков, из которых только около десятка-полутора можно было назвать стихами. Но меня мало беспокоила доминирующая незамысловатость большей части моих псевдотворений и соотношение качественной Рифмы к упрощенной. Я был в процессе. И полете.

Девятнадцатого июля, когда я придумал очередные пяток штук, я поставил жирную точку на этом своем стихоэтапе. Но я тогда об этом еще не знал. Дело в том, что следующим днем, то есть 20-го июля 2011, я снимал свою самую первую и по времени выстраданную сюжетную фотосессию – «Мужские иллюзии». С Катей Корнеевой в главной роли, а также с визажистом Аленой Никулиной. Съемка длилась около восьми часов, для чего я вынужден был на буднях взять день отпуска. Идея и сама Реализация, ждавшие чуть больше девяти месяцев своего воплощения (родить было проще!), были как-то что ли благородны и чисты, а потому я 21-го числа, придя на работу, не постеснялся сказать десятку коллег и приятелей, что накануне сумел-таки претворить задуманное в жизнь. Но реакция «моего ближнего круга» была сдержанной. Меня это не обидело, но удивило. Но куда больше меня удивила их реакция на следующий день, когда я принес кадры с иной, более острой фотосессии, каковая, так уж получилось, тоже вызревала около трех кварталов, но осуществилась аккурат на следующий после «Мужских иллюзий» вечер. И уже без взятия выходного дня, а после работы. И вот когда 22-го числа, в пятницу, я спокойно коллегам сообщил, что накануне тоже снимал девушку, но не так благородно, а более по-мужски, то вот тут-то и началось то, что очень и очень серьезно и сильно заставило меня задуматься впервые о вкусах и запросах масс. Пошлость в виде горячих фоток оказалась настолько востребованной и близкой самцам среднего возраста (не мальчикам двадцатилетним, а мужичкам 35-40 годов), их так увлек просмотр, что в мой адрес даже посыпались вопросы узнать о том, сколько эромодель стоит в ином спектре услуг. Я был ошарашен в буквальном смысле этого слова, хотя вида не подавал.

Так как 20 и 21 числа я крайне много фотографировал, обрабатывал и «заливал» это на сайт, то мне было не до стишков. Но 22-го числа, когда я невольно сопоставил проявленный к двум фотосессиям интерес, я уже не смог вернуться к рифмованию своих беглых и разнонаправленных мыслей. Я обдумывал результаты спонтанно сложившегося наблюдения. Стоит добавить, что уже за два первых месяца работы моего сайта я не мог не видеть долгих-долгих по времени пустот напротив граф, стоящих в строке вслед за новыми стишками. Графа, следовавшая после “Название”, звучала так - “Количество просмотров”. Ноль – это удивительное число долго-долго стояло под большинством из них, нагляднейшим образом показывая мне, что никто их не читает. Я, повторюсь, не обижался, но искренне удивлялся. Ведь до этого я паре десятков приятелей и собратьев по работе вслух и охотно давал ссылку на себя, нового и завиртуалившегося. Но как я не мог не видеть, дела до мыслей Мишки Майорова не было никому. Долгий и массовый Ноль в тех самых графах – это ли не лучшее доказательство, что «мой ближний круг» пребывает в занятости и своих личных проблемах? Так-то оно так, но ведь с большинством осведомленных о моём личном ресурсе коллег я продолжал на работе точить лясы, за жизнь и за баб-с, а также о многом другом. Я видел и знал, как тот или иной ближний провел выходные и сколько выпил. А заодно и что в виртуальном мире нарыл. В общем, я начал прозревать относительно такого сложного и обычно сокрытого от явности вопроса, как «какие мы нужны?». Выходило, что никого моя система мышления и наблюдения, и итогового самовыражения не интересовала. Что ж, это было их право, и никаких обид с моей стороны не родилось. Эта же было Правдой, а на неё нельзя обижаться. Но удивление оставалось. И разница по эффекту от двух фотосессий заставила меня весьма кропотливо задуматься о силе рефлексии и добровольном упрощении людей. Я сознательно не рекламировал вовне свой сайт, делая ставку только лишь на тех, с кем был лично знаком. Ставка не оправдалась, я был бит. Точнее, прижат к стене Реализма во всей его колкости и жесткости.

Еще не понимая много (в себе) тогда, я не смог вернуться к по-своему волшебному и легкому состоянию, с каковым рождаются и слетают из-под графоманского пера мысли и строки. Я держал паузу, хотя о новых сюжетах и замыслах думал. Но начать писать новые опусы и рассказы в итоге так и не смог. Пара попыток была, но дело глохло.

Минувшей зимой назад своё пристальное внимание я обратил к сценарному миру, так как еще года четыре назад придумал некий каркас-идею («Честные глаза»), а потому и жаждал теперь отыграться на Красной бабке и её шапке (или наоборот). Окунание сюда (в киносценарный мирок) привело меня к странному выводу – в наше время и в нашей стране востребованными остаются только детективы. О-па! Я и не ожидал такого, но несколько интервью маститых и не очень сценаристов убедили меня в правомерности такого вывода. Въехав в тему, я задался вопросом к самому себя: «А слабо тебе, Мишко, написать детективУ?» Пришлось идею придумать и писать. В принципе, за сюжет не стыдно, но я сейчас не о качестве своего до сих пор лежащего на полочке труда говорю, а о том, что передо мной раскрылось в этом киношном мирке. Тут тоже оказалось, что строчат свои бредовые или толковые идеи тысячи страждущих. Но меня куда как сильнее поразил и почти рассмешил иной факт – размер гонорара за одну сценарную серию (около 50 минут). Оказалось, что стоит сей результат тридцать тысяч деревянных, то есть штуку зелени. В зависимости, от степени популярности сериала, разумеется. То есть может быть и чуть повыше. Попытавшись найти применение своей сыроватой зарисовке на сто с небольшим страниц одних только диалогов (не принято в сценарии писать отсебятину и увлекаться ненужными описаниями, ибо это – дело режиссера, а не бумагомарателя), я был очарован со знаком минус всей этой кухней. Но куда более печальным стало иное – просмотр по телевизору разных детективов. Обычно я уже не смотрю всю эту муру, но тут должен был обратить внимание на основы жанра и методы преподнесения материала зрителю. Ужас!!! Но ведь пипл хавает и еще как – вот, что меня удивило. Я стал видеть потроха того, что нам показывают, и окончательно отвратился от ТВ.

Попутно я также наблюдал, как на всех графоманоориентированных сайтах доминирует тенденция новейшего времени – краткая заметка. Народ ленится читать, но я не могу за это критиковать читающую публику, так как и сам поймал себя на схожем поведении. То есть на лени. Куда как показательнее в этом вопросе было моё недавнее упоминание о некоем Василии Вялове, который чуть меньше сотни своих рассказов опубликовал на «Прозе». Причем, очень добротных и профессионально написанных рассказов. Я был впечатлен не только их качеству, но при этом еще и пониманию своего собственного пресыщения. Да, рассказы и произведения не только В.В., но и многих прочих, очень качественны и правильны по структуре. Не придраться. Однако дело уже не только в качестве, но и в Количестве, которое успело повсюду вокруг сделать своё черное дело. Именно так. Начну издалека, о чем я уже где-то рассуждал. Два десятка лет назад появившееся только-только кабельное телевидение казалось нам мечтой и предметом для доброй зависти в адрес обладателей подобного благо. А сейчас? Кого можно удивить уже не парой каналов, где день и ночь фильмы западные крутят, а сотней телеканалов? «Тарелочники», то есть те, кто зазывает нас спутниковое телевидение в своих домах иметь, предлагают полсотни основных, плюс еще три раза по столько платных каналов. Но ведь народ уже пресыщен.

Далее примеры. Лет пятнадцать и даже еще десять назад сайты знакомств в двух случаях из трех не содержали в своих анкетах …фотографии страждущего соискателя. Но прошло всего ничего, и анкета без «живой» фотографии обречена на забвение и игнор. Еще в 2001 году считалось неуместным или не совсем правильным – показывать свою лицо всем подряд, а сейчас уже и кадры в белье и без оного никого не удивляют, а чуть ли не стали нормой. Каждая вторая девушка (не меньше, а то и больше) запросто выкладывает себя в местах морского отдыха. То есть в купальнике. Вдумайтесь! Форма, именно с большой буквы, победила Содержание, выдавив из того поэтапно такие понятия, как Скромность и Интимность. Еще раз напомню слова своего дяди: «Скромность – это лучший путь в неизвестность». Вот все и испугались прожить в эНтой самой неизвестности, которая ставит свой мысленный крест на ожиданиях ярких Чудес и Событий (читай, развлечений и отвязностей разных).

Возьмем те же сериалы. Как мы смотрели первых «Ментов» и даже «Убойную силу» в двухтысячном году, и как смотрим сейчас? Ведь это же – день и ночь! Мы пресытились. Но самое поразительное (для меня), что юмор с ТВ стал становится своим антиподом, то есть глупым ржачем. От всех этих «Пельменей» и прочих скетчей начинает тошнить. Все стремятся насмешить зрителя, который, как уже было замечено выше, хавает и ржет. Да сколько можно?! А кто плакать будет?

Лет десять назад любой наш туристический вояж мог обсуждаться затем долго-долго, под водочку и с охоткой. Но когда кто-то сейчас начинает делиться подобными эмоциями и впечатлениями, то я уже с трудом заставляю себя слушать такой рассказ. Разве что необычности и новый взгляд на забугорье еще могут вызвать всплеск временного любопытства во мне. Скучно же, ибо столько всего этого мы уже наслушались и обмыли.

В основе всех вышеизложенных примеров лежит не только механизм Пресыщения (не так давно я заметку с таким названием писал, помнится), но и некий безусловный факт нашего человеческого нервного реагирования. Мозг не обманешь – вот что я хочу сказать. Под ежедневным воздействием рекламы, начиная от ТВ и ПК и заканчивая банерами и растяжками, мы, кажется, привыкли настолько сильно к товарно-денежным отношениям, настолько уверовали, что всё продается и покупается, что не могли не утратить тонкость своего Чувствования в ряде процессов. Попутно мы перестали почти писать письма (вот еще – время так бездарно тратить!), воспевать платонически красоту прекрасных дам (сочтя платонизм извращением, а дам оценивая по системе долларового эквивалента). Мы практически обнулили диспуты и философские беседы, да и для банальной пьянки с другом остается все меньше времени и возможностей. И желания, хочется добавить. Зато мы привыкли к виртуальному миру, черпая в этом бездонном информационном поле всё, что нам нужно для удовлетворения своих страстей или тайных интересов. А поскольку, как известно, запретный плод сладок, то выныривать из суррогатного заменителя Настоящих миров мы не особо-то и спешим. Нам комфортно и хорошо в клоаке наших иллюзий и надежд.

Но перейду непосредственно к теме заметки. Итак. Почему же гниловатый перец Миша Майоров стал считать, что реализовывать свою основную ипостась (графоманство) и становиться писателем – это уже ему не нужно? Что же такое случилось с сим отроком, что так резко он пошел на поводу у лени-матушки, словно бы став русским Емелей? Отвечу. Этот самый пресловутый или так называемый мною «ближний круг» - он ведь состоит вовсе не из хомо-примитивусов, не из дураков или подонков. Большая часть моих друзей-приятелей получила в своё время дипломы о высшем образовании, но и те, кто не сумел стать дипломированным инженером или кем-то там еще, всё равно попали в поле моего внимания не из помойки что ли. То есть люди они все – адекватные, закаленные, а также по большей части – уже возрастные. И потому я невольно провожу свои наблюдения и социологические опросы. Не раз писал я с легким прискорбием, что более девяноста процентов моих знакомых практически не читают художественной литературы. Дела и сети, которые сплела Необходимость, заставляют нас бежать белками в колесе. У каждого оно (колесо) своё. У кого-то повыше, у кого-то вращение побыстрее. Не суть. Но если люди перестали читать Классику или современные Качественные книги (что встречается, увы, всё реже и реже, но бывает), то как тогда я могу спрашивать с них и, тем более, хотеть, чтобы они знакомились с моими мыслями или произведеньицами? Из этой логической цепочки следует закономерный вывод-довод о дезинтеграционных процессах, начавших набирать ход в людях былой, совдеповской закваски. И ведь так оно и есть. О молодежи я уже и не говорю.

Но перекину нить своих размышлений в прямом эфире на более общий и универсальный облик современного читателя и зрителя. И в книгах, и на экранах Потребитель получает ровно то, что им востребовано. То есть придуманные страсти, обладание героями произведений яркими стервами и миллионами, а также всем набором востребованных нынче прочих потребностей. У современного французского Бегбедера, например, доминирует любовь главного героя к малолетним нимфеткам, наш Минаев жалко вторит подобному стилю, предпочитая отечественные особенности своих главных героев. Загримированное под социальный бунт Чтиво находит своего массового читателя. И ведь даже это сейчас должно радовать, потому как убери этих полуписателей современной формации, то что останется тогда? Еще большая порнуха и пошлость.

Пелевин, как я многие другие, некогда талантливые и подающие надежды, почти исчерпались, начав утончать уже задействованные схемы и приемчики. Тут вообще стоит отдельно заметить, что как только кто-то с даром с низов вылезает, пробивается из неизвестность к славе и популярности, так сразу же редакции и прочие слаженные команды и вкладчики готовы всё необходимое для дальнейшей творческой деятельности предложить. Были бы идеи. Но идей оказывается находится не так уж и много, а потому и начинается перекладывание из пустого в порожнее, то есть замыливание и повторение. Но спонсорские деньги уже вяжут и требуют возврата. А читатель еще по долгой инерции, в море прилавков книг выбирает известное Имя.

Современное писательство – это следование путем конъюнктуры. И только лишь став большим Мастером, уже можно ведать миру что-то по-настоящему художественное и значимое. Без заработанного имени любые слова о Высоком или вечном будут восприниматься читающей братией, как пафос и претензии автора на многозначительность. Но как может даже талант, неизвестный и только-только себя предъявивший, доказать и убедить читателя покупать свои первые произведения? Ответ: только при помощи рекламы, то бишь пиара. То бишь при помощи всё того же спонсора. Таким образом, звенья цепи снова схлопываются и объединяются. Пробиться без задействования на начальном этапе публикации без чужих денег и опыта – это почти утопия.

И всё же. Талант всё равно может найти дорогу к Успеху. Но тогда талант должен быть уже таким мегаТалантом, что это будет тем самым одним случаем на миллион. Я – не такой, признаю честно и самокритично. К тому же я не могу не видеть того ужасающего количества конкуренции, что привело меня в какой-то своей летней заметке к шутке: «Что писателей сейчас – море, а вот читателя найти – это задачка». Действительно, господа, пишут нынче почти все. Также, как и фотографов расплодилось, как кошек. И у всех, дескать, свой особенный взгляд и техника. Ну-ну…

Что-то, что двигало мной на первых порах, когда я писал и дебютно-блинную повесть свою, и первый роман, и рассказы, не то чтобы надломилось, но пошло расти в совсем иную сторону, уводя меня от зависимости в отношении готовых схем и разметок. Видно, поэтому я, не в силах совсем прекратить изложение своих мыслей письменно, и выбрал интуитивно путь спасение, через написание своих заметок и изредка стишков. Самовыражаться хочется, но не хочется, чтобы со стороны это выглядело типовой претензией на лавры писателя. Также, как в том же мире фото, где я говорю, что «Фотограф – это пошлый термин, а я лишь хочу Снимать», так и тут, в мире Слова, я говорю, что просто хочу Думать и Фиксировать свои мысли, облачая их более-менее художественно и прямо. Подстраиваться под требования жаждущих юмора или пошлости масс совсем-совсем не хочется, ибо-ибо… Отвечать надо в итоге за себя, за свою душу, сохранившуюся или расковерканную всеми этими поисками себя и своей популярности, но за испоганенность данной эфемерной субстанции никаких оправданий количеством личных читателей не будет. Разве не так?

Недавно мне попалось для осмысления такое странное слово – эскапизм. Впрочем, вот Википедия.

Эскапи́зм (англ. escape — убежать, спастись) — индивидуалистическо-примиренческое стремление человека уйти от мрачной действительности в мир иллюзий. Эскапизм может проявляться в виде физического ухода от мира (в глухие деревни, труднодоступные регионы), так и без этого — когда при отсутствии изоляции от общества, человек перестаёт проявлять интерес к известным ему и принятым в обществе ценностям, предпочитая мир своих грёз. Эскапизм не является болезнью и не занесен ни в какие медицинские справочники, хотя, будучи доведен до крайности сторонними причинами, может стать навязчивой манией. …«сбегают» обычно из тюрьмы, каковой для людей творческих является обыденность. В современном мире новые технологии и массовая культура дают огромное множество способов бегства от реальности: компьютерные игры, интернет, виртуальная реальность, кино, телевидение.

И каково это Вам? Кажется, ответ на вопрос «Почему не стоит сейчас пытаться стать писателем?» лежит в этом понятии. Люди массово убегают от реальности, но реальность вымышленную воспринимают как реальность настоящую, но только современную, видоизменившуюся в сравнении со старыми схемами и воззрениями. Писательство, как конкретный труд, не может измениться настолько существенно, как может это сделать Потребитель, рублем и временем проголосовавшим за мегабайт, а не за былые варианты и методы человеческого общения. И разве мир современного фото – это ли не Иллюзия? Иллюзия псевдокрасоты, псевдовозвышенности, псевдозначимости. Я не говорю о съемке природы или репортажных событий. Я – о моделях и студиях, о позах и ужимках, о ню и аватарках, о тысячах фотографиях в однотипных альбомах (одного пользователя) и о не менее однотипных комментариях или, что еще чаще и прискорбнее, смайлах, как видах сокращенной реакции.

Мир человеческих ценностей изменился – вот что прискорбно. А мир грёз, наоборот, набирает такую силу, что вспоминается Геббельс: «Ложь, повторенная тысячу раз, становится правдой». И если все вокруг только и делают, что фоткаются, вываливают затем себя в оцифрованном виде в виртуальный мир, где проводят много часов в день, занимаясь трепом и поиском эмоций через просмотры или подглядывания, то насколько этот мир грёз перестает быть стилем и образом жизни миллионов своих обладателей-почитателей? Что такое Реальность, иначе говоря? Ведь видоизменившаяся Реальность (мир грез) становится новой Реальностью! Но тогда, согласно старым и классическим представлениям о Достоинстве, Смысле, Значимости, Качестве и т.п., мы почти все убежали от мрачной действительности, став эскапистами! О как! Но, возвращаясь еще раз к теме заметки, чтобы стать писателем в мире Новой Реальности, нужно плавно и органично впитать в себя этот мир грез, принять его и полюбить. И дальше передавать читателю.

Если принятые в обществе ценности изменились настолько, что некогда нечто Нормальное стало исключительным, то нужно тогда говорить о Новом обществе и его ценностях. Что, собственно, мы сейчас и имеем по полной. Куда ни плюнь, везде какие-то немыслимые рейтинги, система оценок, подмена Реальности виртуальностью, чувств – чувственностью, которую пытаются вызвать повсюду, но, разумеется, на платной основе, что говорит почти об окончательной победе потребностей тела над потребностями Души. Фантик (обертка, шмотки, стиль, подача) стал важнее Нутра (Содержания), а за иллюзии и якобы перспективы мы готовы предпочесть мерзавцев и тупиц еще чудом как морально уцелевших и сохранившихся людей.

Общество наше изменяется очень быстро и, увы, не в лучшую сторону. Но сетовать на жизнь и смену эпох – это пустое. В конце концов мы все приняли эти правила игры, а я сам, например, тоже запросто научился нырять не только в свой кокон, но и в эти виртуальные миры, где не только наблюдаю за человечеством или что-либо читаю и смотрю, но также и откровенно время теряю, то есть гроблю и ленюсь. Мой малочитающий «ближний круг» вовсе не так изолирован от интернета и последних в нём новостей. И именно поэтому я удивлялся год назад, почему оказался им со своими «живыми» и выраженными в заметках и файлах мыслях абсолютно не востребован и не интересен. Ответ пришел не сразу, потребовав более долгого и качественного Осмысления и въезжания в тему.

Что графоманы, что якобы фотографы – все переплодились настолько, что более сведущие и предприимчивые бизнесмены успели вовремя насоздавать профильных сайтов. Так, например, для фотомастеров есть десятки известных сайтов, где можно бесплатно зарегистрироваться и выложить ряд своих кадров. Но обычно речь идет о 30 или, как максимум, пятидесяти снимках. А дальше вот нужно заплатить. Не много, баксов пятьдесят. А за это тебе предоставят неограниченный доступ и какие-то там еще блага и привилегии. И ведь прут и прут наивные фиксаторы с «поумневшей» (и подорожавшей) техникой, а потому и платят свои полсотни зелени. Получается забавная картинка: простого зрителя на этих сайтах почти не осталось, но фотографов зато развелось столько, что получился мир в мирке. И комментируют они друг у дружки все эти ню-кадры, поют друг другу дифирамбы, и складывается со стороны ощущения нужности и полезности от всего этого иллюзорно смыслового процесса, по большому счету, всего лишь нажатия на кнопочку фотоспуска. Так ведь и здесь есть тонкость. На любых фотокурсах вам первым делом перевод термина «фотография» дадут. Мол, это – светопись. Рисование светом. И все выходят у нас такими светописцами… Ну-ну…

Статистика «Прозы.ру». Беру прямо сейчас. «На 26 сентября 2012 года опубликовано 2.906.007 произведений. На сервере публикуют произведения 149.253 авторов, сейчас 405 в сети.» А? Каково? Сто пятьдесят тысяч русскоязычных авторов с почти тремя миллионами своих произведений!!! По 20 шедевров на брата! Круто. Читать – не перечитать. Так куда еще и мне сюда лезть? И всё-таки пример с двумя фотосессиями – это вовсе не разочарование в людях и кобельках-приятелях, а очень своевременный Урок жизни, Опыт! Под масками большинства из нас, таких образованных и как-то пробившихся по жизни, мною угадываются взрослые дети, давно остановившиеся в развитие, но сумевшие приспособиться к социальному механизму зарабатывания денег а жизнь. Но если у детей имеется их главный трофей – детская непосредственность, то у взрослых людей частичка «не» куда-то улетучивается, а это ведет к тому, что, чтобы прикрыть обидное оставшееся («посредственность»), начинается игра в загримированный внешними приличиями самовыпендреж, где предъявление своих материальных достижений и становится самым значимым и удобным. Вот, собственно, и всё определение взрослой жизни. У большинства. Есть небольшая кучка действительно творческих людей, но даже в их среде никуда от тщеславных моментов, определяющих поведение и зарождение желаний, никуда чаще всего не деться. Любят людишки эту понимаемую всеми игру в блага и удобство считывания уровня Успеха, измеряемого во всё тех же денежных знаках и количестве квадратных метрах на Родине и в заграницах. Но критика материального образа жизни – это слишком банально. Тысячи лет механизм завоёвывания благ существует на нашей планете, и сам по себе он – не зло. Но именно только сейчас появилось множество способов бегства от реальности, что и дало в итоге подмену объясненной выше реальности. Раньше у людей был Бог и его незыблемые, тысячелетние законы. И потому черное называли черным, а всю гомосятину наказывали сурово и сразу. Выгодность большинством государств системы Потребительства вынуждена была задействовать понятия Демократии, личной территории, прав гражданина и т.д. И суррогаты-заменителя Настоящего хлынули своим широким, не только лишь виртуальным, потоком на страждущих чудес и, как прежде, хлеба и зрелищ. Заметили? Новый термин – «чудеса»? Лотереи, пирамиды, поиски олигархов, откровенные обманы – всё это привело к тому, что мы приняли антигуманный и аморальный по сути слоган «Цель оправдывает средства». И что теперь? Можно и убивать? Или же пока еще только грабить?

Снова вернусь к теме, начав потихонечку закругляться. Мерилом успеха писателя, как ни крути, является количество читателей. Я уже не раз писал, что не смог свой «ближний круг» осилить. Стоит ли овчинка (окучивание анонимных потенциальных читательских масс) выделки? Я уже не уверен. Конечно, приятно было бы проснуться однажды знаменитее, но… Но сколько я уже дури от этой небольшой доли славы успел увидеть? Много. А для Большого успеха надо очень сильно, долго, кропотливо и серьезно пахать, пахать и пахать, не ожидая мгновенной награды и поощрения в виде оплаты и перспектив от будущих гонораров. Я не могу делать из звезд эстрады или телевидения маленьких богов, так как мы со стороны абсолютно не знаем, чем изнутри эти тоже люди нашпигованы. Порой бесовство в них видно за версту, но народ готов носить испорченных морально и нравственно кумиров на руках. Странно. Я так не умею.

Не знаю, почему, но формат диалога-монолога с самим собой понравился мне. С одной стороны, я ни от кого не прячусь, ибо ресурс мой – он не секретный и полностью открытый. Вэлком, как говорится. Но. Это «вэлком» не переросло в обратную связь, я по-прежнему пишу в свой виртуальный стол, то есть практически нет ни откликов, ни писем. А рекламироваться до сих пор не хочу. Реклама и прочие проявления инициативы – это наркотик, так как ожидания начинают терзать Душу и тихонечко ждать того самого чуда. Но ведь я – Реалист. И именно Реализм мне подсказывает, что придумывать жизненные истории в угоду массам, раскрашивать события и характеры главных и второстепенных героев в яркие краски – это не следование правде-матке и теории вероятности. Я уже рассуждал в августе о том, что со стороны, в качестве зрителей и читателей, мы обожаем крайности и животрепещущие события и сюжеты, в то время как в своей жизни комара боимся, а за роковую красотку приносить жертвы и рисковать своей плотью нам и в голову не придет. Придумать можно много чего, тут тоже надо уметь это делать. Но как-то не хочется. Придумывать не хочется. В проблемах Души бы своей лучше разобраться. Ответ-то держать – уже скоро.

В общем, товарищи судьи, примерно как-то так я думаю. Или же всё дело – в отсутствии действительно оригинальной Идеи? Может статься, что и так. Но пока умолкну. Буду дальше думать, а тем и пищи для ума практически повсюду - море!

С физкультприветом ко всем Читателям и Зрителям, а также всем-всем Потребителям

ММ

26-09-2012