О выборочности чтения и о возможном изменении курса

Да, рубануло меня по полной. Пошел я, стало быть, сегодня на обед, товарищи судьи. Правая нога, которую я две недели назад впервые в жизни на футболе вывихнул в районе голеностопа, наконец-таки стала работать получше. Я начал ковылять на большие дистанции. И поначалу я подумывал от своего «профессора Ивашенцева» (на углу со Староневским) дойти до «Галереи» у Московского вокзала. Дай, думаю, погляжу на мир тряпок и шопоголиков. Иду, но что-то в душе противиться. Шмоток дома и без того – пруд пруди, да и не хочу я особливо ничего сейчас покупать. Идея фикс родилась уже на пятачке площади Восстания, когда вместо поворота налево я резко пошел к зданию гостиницы «Октябрьская», намереваясь посетить «Буквоед». И такую я радость почувствовал неожиданно, что сам удивился.

Но не так всё просто оказалось внутри. Выбор, колоссальный выбор книг, как хороших, так и средних, так и откровенно паршивых – вот что всегда ставит меня в тупик, так как выбрасывать деньги на ветер нисколечко не хочется. Начал у полочек ковыряться в современной прозе русских и зарубежных авторов. Застрял. То есть никак не могу определиться. Что-то постоянно смущает. Коэльо, Вишневские, Верберы – это всё не солидол, а так – иллюзия. Но и наши авторы как-то не вызывают бесколебательную готовность купить их произведение. Даже Веллер уже чутка приелся, так как и повторяется, и в книгах начинает старое тасовать с новым. В общем, я замешкался.

И тут выход нашелся сам по себе. Поднялся я на второй этаж этого «Буквоеда», где есть отдел с книжками по философии, психологии и эзотерики, а также еще чем-то. Во-первых, успел заметить и сразу же взять «появившегося» Бердяева с его «Русским вопросом». Класс – количество произведений автора устойчиво растет. А дальше, господа, я и сам не заметил, как перетёк к полочке с Сергеем Николаевичем Лазаревым, чьё «Воспитание родителей» (третью, четвертую и пятую части) я с легкостью и удовольствием в августе прочитал. Жалко, что не вышла еще и шестая часть, но зато мне пришлось обратить внимание на мои иные пробелы в его освоении – «Диагностика кармы» из двух серий (и цвета. Одна – зелененькая, вторая – тёмно-синяя). В общем итоге я хапнул восемь книг Лазарева и одну Бердяева, получив за покупку бесплатный пакетик.

Возвращаюсь назад. Чувствую себя и понимаю, что радуюсь. Месяца на два-три теперь есть пища для ума. И тут – бац! Вдруг, как гром среди ясного неба, ко мне приходит понимание, что я только что сделал свой осознанный читательский выбор не в сторону художественной и сюжетосодержащей литературы, а в сторону иную – размышлительную. Лазарева-то классическим писателем не назовешь при всё желании. Он, скорее, описывает в художественной форме свой опыт, врачебный или практический, но делает это с постоянным заострением на краеугольных кирпичиках веры и единобожия, что ли. И ведь мне сие понравилось, даже очень.

Мы, успевшие сформироваться в довиртуальной эпохе человечки, знаем силу и важность чтения. Да, литература помогала нам тогда в процессе становления души и характера. Чтение заставляло работать воображение и фантазию, в голове шли осмысливание и анализ, и читающие таким образом тихонечко карабкались вверх по лестнице понимания Жизни. По большому счету, польза от чтения никуда не девалась и в наше смутное время. Изменился, как мне кажется, лишь эффект, КПД. Объясню, почему я так считаю. Сейчас в нас входит и занимает наши головы не только интернет и телевидение, но и вместе с ними – тонны бесполезной, фальшивой, дезориентирующей информации меркантильного характера. Мы стали Потребителями. И уже в качестве таковых продолжаем испытывать потребность в чтении. Но делаем это гораздо чаще не из-за желания что-то понять и усвоить, а, скорее, чтобы себя потешить или отречься на время от суеты. Проще говоря, не желая ковыряться в грязи и суете, мы по инерции берем в руки книгу, уже не проецируя прочитанное на своё видоизменение стиля или механизма личной жизни. Сложившиеся в нас алгоритмы-блоки поведения уже не столь гибки и преобразуемы, как это было в прошлом. Мы уже гораздо вероятнее, чем когда-то, стерпим унижение, но объясним вынужденность этого внешними условиями, в которых мы зависим от работодателей и жизни вообще. Я хочу сказать, что социальные страхи проводят невидимую демаркационную линию между тем, что мы внутри себя выращиваем, прячем и охраняем, и тем, как на внешнем плане мы себя ведем. Всё чаще мы не вмешиваемся, куда не надо, вторя западной модели, согласно которой влезать – недопустимо, а необходимо набрать три заветные цифорки – 911.

Книга из путеводителя и нашего ориентатора по жизни становится способом пассивного ухода в себя, то есть уклонение от борьбы оправдывается увеличением в нас понимания относительно ряда процессов и людей. Мы, читая и просвещаясь, естественно, умнеем так или иначе, но не спешим как-то полученные знания и выводы спроецировать на текущую жизнь. Книги чаще всего не преобразуют нас настолько, чтобы за почерпнутые знания мы готовы были встать намертво. Я же и говорю, что Потребительство методично вытесняет Благородство и способность видоизменяться от теории, ибо книга – это изначально теория, а не практика.

Вторым, что я медленно наблюдал в последние годы, было странное наблюдение, обнаружившее, что большинство романов и сценариев написаны согласно стандартным и общим лекалам. Я имею в виду так называемый контраст, согласно правилам которого герой к концу книги (или фильма) начинает полностью иначе смотреть на то-то или то-то. Без этого преображающего конфликта внутри героя (или вовне) никакой фильм и сюжет почти невозможен. Я уже писал летом, что человек имеет небольшую особенность – замирать от лицезрения или чтения крутых сюжетов о чужих или вымышленных героях, но при этом нисколько не желать, а наоборот- бояться, чтобы такая активность, не дай Бог, не происходила с ним, с человеком. Кто из нас пустится в авантюры ради обладания стройной красоткой? Забыл я добавить: в смертельно опасные авантюры.

Есть уже изрядная усталость от этих штампов, согласно которым в фильмах и книгах добро традиционно побеждает зло, а главный герой на пределе своих физических возможностей добивает-таки негодяев и спасает любимую девушку или даже целый мир. В жизни всё обстоит куда как чаще и многое вовсе не так, но, если вырезать из кинофильмов недостоверность и маловероятность, то что останется от блокбастера? Сплошная жижа, а не действие, то есть экшн. Но ведь мы сами голосуем рублем или долларом, а также и временем и выбором за этот сплошной экшн и, если протянуть мысль дальше, за эту массовую недостоверную одебиленность. Выходит, что всё дело – в нас? А в ком же еще?

В предыдущей заметке о Пресыщении я уже поднимал тему, что моя личная реакция на хорошие рассказы какого-то Василия Вялого с прозы.ру смутила меня самого, показав, что я уже наелся всех этих не только правил, но и сюжетов, какими бы оригинальными и честными они ни были. Всё - я уже не реагирую на мило изложенные жизненные истории, а мой мозг пробивается только лишь повышенной концентрацией Мысли, что свойственно лишь титанам Литературы, таким, как мой любимый Хаксли, ну, или же наш Веллер, тоже любящий смотреть в корень проблем, но делающий это не в литературной классической форме, а в виде прямых размышлений.

Я, наверное, лишь сегодня, когда меня торкнуло это вот выражаемое мною сейчас осознание, вдруг обнаружил в себе, что всё тот же упомянутый Олдос Леонард безумно прав, утверждая, что «Бегство в книги и университеты похоже на

бегство в кабаки. Люди хотят забыть о том, как трудно жить по-человечески в

уродливом современном мире, они хотят забыть о том, какие они бездарные

творцы жизни. Одни топят свою боль в алкоголе, другие (и их гораздо больше)

- в книгах и художественном дилетантизме; одни ищут забвения в блуде,

танцах, кино, радио, другие - в докладах и в занятиях наукой ради науки.

Книги и доклады имеют то преимущество перед пьянством и блудом, что после

них не испытываешь ни головной боли, ни того неприятного post coitum triste

{печального послесоития (лат.).}, которым сопровождается разврат. Должен

признаться, до самого последнего времени я тоже относился вполне серьезно к

образованию, философии и науке - ко всем тем видам деятельности, которые мы

снабжаем возвышенным ярлыком "Поисков Истины". Я считал Поиски Истины

высочайшей задачей человека, а искателей - благороднейшими людьми. Но за

последний год я начал понимать, что эти пресловутые Поиски Истины - такое же

развлечение, как все остальное, что это сложный и утонченный суррогат

подлинной жизни и что искатели Истины становятся в своем роде такими же

глупыми, инфантильными и испорченными, как и пьяницы, чистые эстеты, дельцы

и охотники за наслаждениями. Я понял также, что погоня за Истиной просто

вежливое наименование любимого времяпрепровождения людей интеллекта,

заключающегося в подмене живой сложности реальной жизни упрощенными, а

следовательно, лживыми абстракциями. Но искать Истину гораздо легче, чем

изучать искусство цельной жизни, в которой, разумеется, Поиски Истины займут

надлежащее место среди прочих развлечений, как то: игра в кегли и альпинизм».

Да, преимущество книг над кабаками мне очевидно. Полезнее и лучше читать, а не бухать. Но целью сегодняшнего сочинения является не поиск «Реальной жизни», а ответ самому себе на вопрос, почему я столь охотно предпочел купить книжки Лазарева, а не классическую художественную литературу. И кажется, я понял, почему. Сергей Николаевич помогает мне разобраться во всём том, что ранее и некогда называлось секретным и незнакомым словом – эзотерика, а сейчас уже стало естественным процессом. Достаточно просуммировать все часы и программы по РенТВ и другим каналам, где нам предъявляют факты и доказательства присутствия НЛО и пришельцев. Я хочу сказать, что поток таковой информации незримо набрал ход и, что важнее, перестал восприниматься, как нечто сенсационное и непостижимое. Народ мягко проглотил и эту тему, то бишь от процесса Потребительства людей все эти события и факты отвлечь не сумели. И ведь ничего от этого в нашей повседневности не меняется! Подумаешь НЛО?! :)

Я не раз писал о своём невольном социологическом опросе, в ходе которого наглядно убедился, что подавляющее большинство моих друзей и приятелей нормальных (да и прочих) книг в руки не берут. Люди осознанно выключились от подобного механизма получения информации и возможности задуматься, предпочитая более простые форматы наполнения своих извилин чем-либо. Но ведь делается всё это упрощение или необремененность усилиями с очевиднейшим согласием и приятием! Никто себя не насилует, не тянет за волосы, не отягощает, не нагружает мало-мальски. И вместо «тяжелых» путей становления личности мы катимся гораздо чаще более легкими трамплинчиками, где возможность прыжка определяется не собственными морально-нравственными качествами, а способностью оплатить полёт. Но платный полёт – он для тела, что ли, полёт, а для души так – иллюзия, обман. Покупая, мы не становимся лучше – вот в чём дело. Но покупать нам понравилось, мы к этому привыкать стали, а потому и следствия не замедлили сказаться. В чём они? Хорошо, отвечу.

Когда-то, в юности и ранней молодости, я заучивал лирические стихи, но делал это не только для ситуаций, при которых бы мог их продекламировать, но и для становления своего романтически ориентированного нутра. А нынче зачем париться над услаждением слуха прекрасной незнакомки, когда куда как проще и взаимоприемлемее иметь средства на посещение рестораций? Зачем девушкам богатство твоей души, когда хочется суши или на Мальдивы? Также «зачем?» звучит и в адрес мысли и умения поблистать умом и эрудицией в обществе, чтобы выделиться, быть замеченным и, как нам обещали в народной поговорке, быть проводимым по этой своей явно интеллектуальной способности. То есть внутренняя начинка индивидуума в глазах других людей начинает иметь цену и быть важной только лишь в том случае, когда или если от неё (начинки) прочим человечкам прок будет, иначе говоря, выгода. Само по себе чужое нутро нас не интерессант. Пример с физической оболочкой будет нагляднее всего. Мы (мужики) видим красивое женское тело, начинает его вожделеть, а также и себя хочется нам формами аппетитными побаловать и усладить. И где тут нам дело до души девичей и её красоты? Какой-такой красоты души? Тела! Конечно, мы при этом вовсе не прочь обнаружить под правильными пропорциями и стандартами богатство внутреннего мира, который бы с непонятно какого пантолыка стал бы ориентирован на нас, таких славных и милых (в единственном числе).

Плоть, соответствующая попадания в порностандарты и даже не попадая в сей относительно узкий и нечетко очерченный диапазон (о вкусах всё-таки не спорят), стала элементарно покупаться. Какие уж тут стихи и прочие словесные вариации? Деньги плати, и будет тебе счастье…

Но вернусь к теме. Не сразу я смог признаться себе, что в чистом виде художественная литература достаточно серьезно себя изжила. Как пел «Незнайка с нашего двора»: «В мире написаны тысячи книг. А, может, мильоны, а, может, трильоны. Их прочитаешь, и ты уж – старик. Дряхлый старик, сединой убеленный». И ведь прав герой произведения Носова! Всё не прочитать. Но дело не только в этом, а еще и в том, что однообразные эти штампы и лекала уже не способствуют внутри меня зарождению тонкой энергии, с каковой я бы сопереживал книге и героям, а также потом бы проецировал всё это с большим усвоением и КПД на свою жизнь. Прав Хаксли, ой как прав. Я могу читать и читать о чужих судьбах, но скорость личного приращения и душевного роста будет при этом оставаться крайне низкой или медленной. А Времени жалко, ибо оно – невозобновляемый ресурс, как ни крути.

А Лазарев почему-то читается мною легко и просто, и радостно, и охотно. Какой-то неведомый материалистическому осмыслению блок словно бы включился там, в башке моей, охочей до этих самых размышлений, но в данном лазаревском случае не только услаждая, но еще и отвечая на ряд вопрос, для каковых наблюдений по жизни уже давно хватает, но в выводы я всё увиденное формировать почему-то не спешил, оберегая, видимо, своё сознание и душу от нового витка знаний. Самооберегание какое-то, но не спасительное, а мешающее. Мешающее перейти со ступеньки Потребителя на ступеньку Душеносителя. А ведь момент истины и ответа для моей вшивенькой субстанции с красивым названием «душа» – не за горами, а приближается потихонечку (или убыстренно. Как знать?) день ото дня. И Лазарев Сергей Николаевич мне, пожалуй, сейчас способен куда как больше пользы принести, нежели разномастные писатели, в том числе и хорошие, и любимые, которым почему-то верить мне становится всё сложнее и неохотнее.

В далеком 1993-м году, когда я осенью познакомился с будущей женой, не предполагая, что таковой она станет, я, благодаря ей, открыл для себя абсолютно новый мир – мир Эзотерики. Кастанеда, Клизовский, Блавацкая, Успенский, Андреев и т.п. произвели на меня неизгладимое впечатление, так как я сразу же понял, что мир наш намного сложнее по структуре, каковая до этого осознания выстраивалась и держалась в моей голове только лишь на физических законах. Впитав новый вектор понимания мироздания, я бросился к друзьям своим с криками удивления, звучавшими примерно так: «Ребята!!! Мир, оказывается, устроен совсем не так, как мы его представляли! Всё намного сложнее и интереснее». Массовым ответом мне было ласковое похлопывание по моему плечу, мол, Майорыч, не дергайся, не шуми, а мы уж как-нибудь поживём в этой жизни и по старым законам. Что ж, это было их право. Но за почти два десятка лет изменилось в жизни и обществе очень многое. Понимание сложной структуры мира, его многомерности и многоуровневости вошло прочно. И что я вижу? Как не желали близкие мои лезть в дебри и источники, так и не желают. И, опять-таки, их право. Но. Но я уже не хочу жить одними лишь материальными алгоритмами и направлениями! Во-первых, уже достаточно (барахла, квартир, машин), а, во-вторых, вывод, сделанный сознанием, что наш мир – намного сложнее наших изначальных представлений о нём, столь очевиден, что искусственно закрывать глаза на строение Вселенной, Человека (и его Души) и всего прочего – это уже не есть правильно. А глупо.

И вот тут-то, дорогой мнимый читатель (справочно: еще никто и ни разу не вступил со мной в дебаты или обсуждения любой моей заметки), и делаю я «реверанс»: люди перестали думать о Спасении Души, предпочитая прожить текущую свою жизнь максимально ярко и богато. Поскольку, в силу ряда причин, человек не должен явно помнить опыт прошлых своих жизней и сами эти жизни, то вопрос о реинкарнациях и облегченности следующих жизней владельца индивидуальной и неповторимой Души плавно затухает и теряет в силе, а сам Душеноситель стремится пройти всё в текущем своём воплощении, идя и не брезгуя при этом многим таким, что откровенно идёт во вред его главной Субстанции. Девиз и слоган «Цель оправдывает средства» - это прямое кощунство и предначало фашизма и ему подобных явлений. Душою жертвовать нельзя! Ни во имя Успеха, ни ради богатства, ни из-за прочих наших ориентиров благополучия. Но…Каждый делает свой выбор самостоятельно, я уже говорил это только что не раз.

Перескочу на наше базовое знание, что «лучший подарок – это книга». Всё, определился. Начинаю дарить близким многотомники Лазарева С.Н. Авось хоть что-то да прочитают, а также и усвоят ненароком. И пусть их рассудки скажут мне спасибо только лишь из соображений учтивости, а не внутреннего приятия подарка. Зато их души потом искренне меня поблагодарят. :) Шучу я, но очень и очень мало. Решено!

Так что за себя я могу порадоваться – ближайший квартал я обеспечен пищей для ума. К тому же взаимодействующего в процессе чтения с проецированием открываемого на свою вшивоватую и богатую на шрамы Душонку. Но как бы там ни было, думать всё равно нужно! Думать, а не читать так, что через неделю после этого не помнить ни сюжета, ни развязки, ни имен героев. Мыло, что в книгах, что в сериалах, – оно мыло и есть. Не более того. А хочется-то с годами Смысла, а не улетучиваться в судный момент неизвестно куда, наивно мечтая, что обязательно вверх, а не в пекло. Вот странные мы – люди – создания. Живем так, что после нас – хоть потоп, но при этом тешим себя надеждой, что заслужили лучшей доли и места для дальнейших своих странствований. В Бога условно верим, в церковь ходим, но продолжаем тянуть одеяло на себя, начисто забывая, что и делиться-то нужно, да и думать хорошо и красиво - тоже. Что мешает еще за много лет до дряхлой старости пойти Поискам навстречу? Ничего! Только лень наша, а также нежелание уходить с протоптанного проспекта материальных желаний и наслаждений. Ну-ну…

Ладно, хватит писать. Столько книг куплено, а я всё строчу зачем-то. Хоре.

Ваш чтец ММ

12-09-2012