Отрывок из Макса ФРиша

Вот вы, стало быть, здесь лежите, пара с мертвыми для любви телами,

каждую ночь в общей комнате, за исключением коротких поездок, как сейчас.

Вот вы, стало быть, здесь живете.

Квартира ли это или отдельный дом, обставлен так или этак, вероятно,

современно, под старину, с непременной лампой японского производства, --

здесь есть, во всяком случае, общая ванная, каждодневное зрелище

принадлежностей для различного ухода за двумя телами, женским и мужским. И

вот иногда вы тоскуете. Ни у одного из вас нет более близкого человека, нет

даже в воспоминаниях, даже в надеждах. Можно ли быть теснее связанными друг

с другом, чем вы? Нельзя. Но иногда, стало быть, вы тоскуете. О чем? Тут вы

ужасаетесь. Чему, собственно? Вот вы живете бесконечно быстрые годы в любви,

нежной парой, не показывая этого гостям, ибо вы действительно нежны, вы

действительно пара с мертвыми для любви телами, которые лишь изредка ищут

друг друга. Только, пожалуй, после какой-нибудь поездки, после разлуки на

срок какого-нибудь конгресса, случается, что вы среди бела дня, сразу по

приезде, еще до того как разобраны чемоданы и сообщено самое нужное,

смыкаетесь в объятии. Ну и что ж, что были другие! Это освежает, но не стоит

признания. Вот у вас еще раз, как некогда, день без часов, в халате, с

пластинками. Затем снова плавное затухание всякого любопытства с обеих

сторон, не облекаемое в слова и закамуфлированное дневными заботами. Так вы

и живете дальше. Ваши письма, когда вы вдруг в разлуке, почти пугают вас,

приводят в восторг вас самих, потому что вы пишете потоком забытых слов,

языком, говорить на котором вы разучились. Из номера гостиницы с пустой

двуспальной кроватью вы звоните, не останавливаясь перед расходами, из

Лондона, или из Гамбурга, или Сильса, чтобы поболтать среди ночи, любовь не

терпит никаких отлагательств. Вот вы еще раз слышите ваши ушедшие в прошлое

голоса, вот вы дрожите. Вплоть до вашего свиданья дома. Остается

привязанность, тихая, глубокая, почти нерушимая привязанность. Может быть,

это пустяк? Вы уже перенесли почти все, исключая конец, для вас не новость,

что один из вас убегает в ночь, что злость снова приходит, что ничего не

меняется, если вы молчите два дня, вы пара, вы всегда свободны, но вы пара.

Тут ничего не поделаешь.

Иногда мысль: с какой стати именно ты? Вы ищете других мужчин,

других женщин. Тут ведь играет роль мало что или все. Не будет ничего более

сумасшедшего, чем ваша любовь тогда, в лучшем случае будет так же. Была ли

она сумасшедшей? Об этом вы не говорите, нежно щадя настоящее. Или говорите

с упреком, который ошибочен, как всякий упрек, адресованный жизни. Кто же

виноват в привыкании? Как было когда-то, об этом знает лишь зеркало в одном

немыслимом гостиничном номере, ржаво-серебристо-дымчатое зеркало, которое не

перестает показывать каких-то любовников, многоруких, мужчину и женщину,

безымянных, два опьяненных любовью тела. Кто из вас это увидел, остается

тайной. Оба? Это были не вы как таковые. Почему вас преследует отражение в

том зеркале? Там могли быть и другой мужчина, другая женщина, вы знаете это

и глядите друг на друга, вы, как таковые, стараясь обрести великодушие через

иронию, от которой нет толку. Как вам примириться с тем, что вы так хорошо,

все лучше, так бесполо, находите общий язык, словно вы уже больше -- с чисто

физической точки зрения -- не мужчина и женщина? И тут вы вдруг ищете

причину для ревности. Без нее, о Господи, ваше смертельное товарищество было

бы совершенно. Глупое происшествие на взморье, мимолетное, разумеется,

объятие между пиниями, которые только и остаются в памяти, неверность, давно

потерявшая силу за давностью, с болью проклятая, потом понятая, конечно; ее

имя или его имя хранится в молчании, как святыня, произносится лишь в

чрезвычайном разговоре, стало быть, редко, один или два раза в год, чтобы

оно не износилось, как любовь ваших тел. О это имя! Только оно и дает еще

раз то сумасшедшее чувство, по меньшей мере, оборотную его сторону. Остается

привязанность, по сути большое счастье: только безумие отважится поколебать

ее внезапным подозрением среди бессонной ночи. Что же стряслось? И вот вы

делаете вид, что устали, и вот вы гасите свет, ибо что уж там может

стрястись. И затем, в то время как другой опять уже спит, возникают планы,

какие строят узники, и вот вы ночью готовы к любому повороту, к побегу, вы

бесстрашны и ребячливы, это не вожделение, а тоска по вожделению; и вот

вы укладываете чемоданы.

Один раз она, другой раз он. Это уравновешивается. Далеко это не уводит,

супружеская измена, но супружество остается в силе. Вы пара, по существу,

уверенная, что никогда друг друга не потеряете, пара с мертвыми для любви

телами, и никакие чемоданные сборы тут не помогут, достаточно лишь дорогого

голоса в телефонной трубке, и вот вы возвращаетесь, чтобы признаться или не

признаться, и живете снова в быту, который и есть истина, в пижаме и с

зубной щеткой во рту, измазанном пеной, на виду у другого, с музейной

наготой в ванне, непринужденной наготой, которая не волнует, и говорите в

ванной о гостях, которые только что ушли, и о духовном мире, который вас

связывает. И понимаете друг друга, не обязательно во всем соглашаясь. Вы

живые люди, вы развиваете свои взгляды, но вы знаете ваши тела, как знают

свою мебель, и вот вы ложитесь в постель, потому что опять уже два часа, а

завтра тяжелый день. "Сейчас" -- это не ваше "сейчас", а ваше "всегда".

Вспышки нежности, о да, бывают, но один из двух устал или занят мыслями,

которые пришли только сейчас, а тела ваши ведь всегда здесь. И вот вы одни в

доме, вы вдвоем, но это бывает часто, куда как часто. Ничего тут такого нет.

И вот вас снова засосал брак, и вы целуетесь, и ваш поцелуй как точка. Вы

тоскуете: не друг о друге, ведь вы-то налицо, вы тоскуете о выходе за

пределы друг друга, но совместно. Вы говорите о поездке осенью, о совместной

поездке, вы вдруг тоскуете о стране, которая вообще-то существует, нужно

только съездить туда осенью. Никто вам в этом не помешает. Вам не нужно

веревочной лестницы, чтобы поцеловаться, и не нужно укрытия, и нет никаких

соловьев и жаворонков, которые манят к "сейчас" и к бегству, никакие сыщики

за вами не гонятся, над вами не висит ни запрет, ни страх, что откроется

грех вашей любви. Санкция у вас есть. Единственная ваша помеха -- ваши тела.

Сейчас вы выкуриваете еще по сигарете, беседуете, читаете газету в постели.

Ни одного из вас не интересует история другого; она ведь, так сказать,

известна. Календарь вашей доисторической эпохи давно разобран; первый и

смелый в своей неполноте, а затем тщательно дополненный набор имен, дат и

мест завершен много лет назад. Зачем же вам сейчас,в два часа ночи, перед

тяжелым будничным днем, еще раз выяснять ваше

прошлое? Признания с их блаженством израсходованы, пробелов в доверии нет,

любопытство растрачено; предыстория другого -- это книга, о которой, как о

каком-нибудь классике, думают, что ее знают, несколько уже запылившаяся, и

только при переездах, при виде пустых комнат, где гулки все звуки, берут еще

раз в руки такие книги, чтобы изумиться, увидев, с кем ты жил столько лет.

Столько лет изумляться нельзя. Сейчас вы гасите сигарету. Прошлое уже не

тайна, настоящее убого, потому что оно с каждым днем все больше

изнашивается, а будущее -- это старение...