Разрозненные мысли о разном

Привет-привет, Майорыч из будущего! :)) Пишет тебе твой былой слепок - ММ образца от 30 марта 2012. Узнал? :)))

Сегодня вечером еду снова в Чушку, за Михайловной, с которой и вернемся в ВС. В час ночи по финскому времени меня встретит шурин Терхо, довезет до квартиры, где Светка, согласно традиции, выставит на стол лозанию, а также прочие салаты и колбаски. А также, надеюсь, для сугрева чего-нибудь тоже выкатит. Неделю назад это была текила. Пол-литра индейского напитка выпиты были странно, но с победой русских сил над провинциальными хозяевами. И Светик, и Терхо на двоих осилили грамм двести, так что мне пришлось прикрывать, соблюдать марку и … и добивать бутылку до победного. Триста миллилитров - разве ж это много для русского человека с истерзанной душой? :)))

Но зацеплюсь за только что проскочившее экспромтом словосочетание - “истерзанная душа”. Сразу успокою, что про себя так не скажу. Надрыва нет, как я люблю говорить, да и годы не те, чтобы плакаться и переживать из-за чего-то. А вот чего? Что с годами стало являться основанием для этого самого процесса переживания? Только лишь утрата или приобретение денег, как когда-то сказал Ремарк? У каждого - свой ответ, а потому отвечу за себя.

Вот два самых живых примера или случая, а, точнее, фразы из двух источников, которые я услышал от своих друзей-приятелей. Андрюшка, с которым я дружу и раз в месяц-полтора натурализую сближенность в виде всё тех уже усвоенных декалитрах, позавчера, когда я интересовался состоянием его здоровья, с шутливой интонацией покритиковал мой сайт:

- Да ни хрена твой сайт нормально не работает!

Когда мы были на мартовские женские праздники в Иматре, где с семьями отмокали и парились в недавно построенном Спа Холидей Сайма, то 9-го числа я зашел с его Айфона на свой Гугл. Андро искренне и радостно удивился, что даже фотографии показываются. Я, после небольшого наката на застекленной лоджии номера, где мы, закрыв двери, непринужденно и без поправки на ветер (женскую цензуру) болтали,через телефон даже пару стишков своих рискнул прочитать, чего обычно не делаю. И вот, как я уже процитировал товарища боевого, позавчера он бросил незлобный упрек работе моего ресурса. Что-то во мне сразу успело догадаться, что …

- Андрей, ты имеешь в виду, что фотки не грузятся?

- Конечно! Совсем ничего не видно...

Я улыбнулся, потому что сам, когда со своей двухлетней Нокии N900 захожу на сайт, сразу “иду” в раздел “Документы”, в которых, если сейчас читаете эти строки, Вы и находитесь.

Но продолжу. И перескочу на следующий день, то есть на вчера. Вот что неожиданно получил я в виде комментария-предложения от Мишки Галицкого, моего старшего приятеля, с кем я пересекался аж в 1990-м году, когда под его руководством целое лето работал вахтером-охранником на “Рудгеофизике”:

-Миша,может тебе завести страничку в twitter?

Более двух десятков лет я не видел тезку, который, как в прошлом году выяснилось, уже с начала этого тысячелетия проживает во Франции, где и успел получить вид на жительство. Понятно, что Мишелю, которому - чуть за пятьдесят, уже ближе процесс Думания. Ближе, чем Андрюшке. Я нисколько Кудрявичка ни за что не осуждаю. Я лишь анализирую возрастные особенности и свою меняющуюся реакцию на … на молчание и тишину вокруг. Повторюсь, никакого надрыва во мне нет.

Как бы я ни любил фотографировать, но объективно признаю, что первой моей ипостасью является графоманство, и лишь второй, но с заметным опережением - фото. И чем дальше я ухожу на ниве марания бумаги и дискового пространства, тем больше понимаю, что это круче - писать. Писать, а не щелкать. Думать, а не тешить свой взор. Иллюзиями... Но это - сугубо моё предпочтение. В заметках от первой декады марта я уже выдал подробный отчет, как сайт невольно меня закалил и отрезвил. Да, поначалу присутствовали смутные ожидания какого-то ...нет, не признания, а сопонимания, соучастия что ли. Но... Никем мои мысли и стишки востребованы не были, что абсолютно нормально. Но. Но! Но если бы акцент я умышленно не сделал на “ближнем круге”. Это-то, собственно, и явилось лучшим отрезвлением от … от детства.

Сейчас, когда я поднял знамена местячковой личной прозы и стал выражать вслух всё то, что успевает пронестись в моей шальной голове, я уже ничего почти и не жду. Зачем? В одну реку дважды не войдешь. Да и не нужно это. И тем не менее...Когда позавчера я понял, что Андрею куда как более приятно увидеть мои альбомы, где он тоже частенько мелькает, я невольно улыбнулся про себя. Да, всё так и есть. Визуализация - это то, без чего молодость не может или не любит обходиться. Эмоции черпаются преимущественно из внешних проявлений и явлений, то есть из окружающего пространства, где и себя можно показать и на других посмотреть. Андро любит, как и я, яркие и качественные кишки (шмотки). Материальные возможности человека много чего определяют из его досуга, и с семьей Андрюха часто оказывается за бугром. Всё правильно, повторюсь. Никаких нареканий. И всё же... Если бы я любил драматические и дешевые эффекты, то обязательно написал бы что-нибудь в таком стиле: “И когда я услышал слова-сетования о невозможности загрузить фотографии, то моя душа словно бы воскликнула внутри: “Какие фотографии, Андрюшка???? Ведь Мишка Майоров - это не фотографии! Это - мои мысли!”

Но не ни обид, ни эффектов не было. Но это французское краткое и неожиданное “Миша,может тебе завести страничку в twitter?” очень странно как-то задело меня. Бегло, но за какой-то нерв зацепило. Спасибо, французский Мишель!

После того, как я поварился в мире фотографии, во мне стал нарастать нежелание заниматься пошлостью. Я не могу не видеть, к чему сводятся поиски большинства фотографов и моделей - к деньгам любой ценой. Но о высокохудожественности снимков речи почти не идет. Я уже не могу смотреть на однотипные альбомы, рекламирующие якобы неповторимость и призывающие к чувственной реакции.

https://docs.google.com/document/d/1gjhOv2fFO_Cgm6jyL6n_s6f_rU40splnQOrNBc8wkoI/edit

Но у меня этой чувственной реакции на пустоглазие становится всё меньше. Красота ускользает из этого мира, а на авансцену всеобщего рынка выходят суррогаты-подмены, то есть продажность, явная или скрытная, упрощенность, механистичность (в т.ч. и сексуальная). https://docs.google.com/document/d/1F6uCXLh1KfNtNS_nZ27RdR0WjX2DD2W-EreFYimZp_U/edit Оснований для волнений я вижу и встречаю всё меньше и меньше, так зачем же самому множить отряды тупоголовых, но многопиксельных? Но я ничего не имею против съемок для души, когда люди щелкают себя и своих близких столько, сколько хотят и сколько влезает в этих Террабайтах. А влезает нынче много. И всё нарастает...

Но и себя любить на фотографии я не умею. Во-первых, я не особо симпатиШен. Я - нормален, комплексов нет, но зачем смотреть на свою среднесть лишний раз? Вот дочку снимать - это другое дело, это в кайф. Да и много кого тоже приятно и радостно. Но абы кого и только лишь для того, чтобы потом хвастаться своей сопричастностью с чужим соответствием порностандартам, каковые обязательно надо максимально или очень-очень на грани предъявить зрителю - нет, это уже перебор. Перебор даже не в самих снимках, а в устремленности к ним, ибо за такие жгучие и провоцирующие воспаления плоти и сознания надо и платить, и всё организовывать. То есть надо еще и попыхтеть. И когда каждая вторая такая псевдомоделька, мнящая себя второй Водонаевой, пишет, что работает только с профессионалами, или же просит портфолио ей показать, то... то я улыбаюсь и всё реже ввязываюсь в эти игрища. Я уже не раз говорил, что ежели человек назвался коммерческим груздем, будь то модель, фотограф или кто угодно, то всё, что он должен дальше сделать - это обозначить конкретные суммы и условия для исполнения всего того, о чем он заявил. Модели обычно пишут так: “коммерческие условия - по договоренности. Жанр - стандарт или белье”. Кто-то и дальше готов перейти планку открытости (арт-нуде, ню), но, как я уже убедился, там уже не красавицы снимаются, а те, кому ничего особо не светит в плане востребованности своих сомнительных внешних данных, либо же те, у кого планка в голове заметно опущена, а, быть может, и не поднималась никогда высоко. Бог с ними.

Самое ценное, что я усвоил для себя, - это состояние волнения, с которым надо входить в съемку. Благостного волнения и чистого желания. То есть без дури, а с наслаждением от самого процесса. Так я полтора года назад снимал свою первую модель в Киеве - Юлию А. И хоть девушка была вовсе не глупа, но я тогда выехал на эстетике, а не на близости интеллектуальных диапазонов. Но всё равно было приятно и запомнилось. Но постепенно или потихонечку наевшись всех этих блюд, попробовав многое, я съехал к последнему оплоту своих фотожеланий - сюжетной съемке. Которую, собственно, сам и придумал. Снимать согласно изначального сценария - это мне не еще, а очень даже интересно. При этом я позволяю себе чуть большее, чем мог бы позволить при фиксации пластикового фона и модели на переднем плане. :) Красивая девушка должна ...не прятать не только своего красивого лица, но и своего великоформия. Но чтобы обнажить яркую модель до белья мне теперь нужны весомые основания - сюжет то есть. А поскольку жизненные сюжеты у большинства людей строятся на страстях, то показать эти самые страсти и намерения, но показать при помощи промежуточных снимков - это и стало меня привлекать в вопросе осмысления всей фотоконцепции.

Я уже писал, что не смог себя пять дней назад заставить в Хельсинки тупо отщелкать их центр города. Хороший и нормальный для восприятия глазами. Мир, как я уверен, сейчас находится в состоянии мультипресыщенности, и пытаться подкинуть туда еще несколько тысяч никому не нужных фотографий не кажется мне нужным занятием. А вот послезавтра, когда я с дочкой приеду, надеюсь, на пару часов раньше в ту же их финскую столицу, то поснимаю своего киндера с куда большей охотой и естественностью. Пригодится.

Но всё это не малое лирическое отступление на тему фотографии можно свести к тому краткому, что я сам не считаю свои фотографии чем-то важным, а, тем более, шедевральным или достойным. Просто фотографии, с которыми я не растождествляю себя, но всё меньше отождествляю что ли. Мишка Майоров - он не в них. А в голове!

Я не обиделся, не расстроился, никак вообще не прореагировал внутри себя на Андрюшкино недовольство закачкой снимков своим эппловским чудом техники. Чуточку-чуточку, быть может, грустинка проскочила, но не в адрес друга направленная, а вообще. Ибо я всё яснее начинаю понимать, что Одиночество - это Неизбежность. Чем дальше уползаешь от типового или массового начала, тем сложнее быть понятым. Но не быть непонятым страшит. Вовсе нет. Всё равно ведь я живу в социальном мире, а, стало быть, никуда от законов государства, правил коммунального общежития и прочего не убегу. Свою непонимаемость со стороны приходится гримировать! Прятать под масками. Вот оно что! Вроде как и не тяжело мне эти маски даются, вроде бы на них я и в прежнем, привычном образе предстаю. Но...Но маски. И словами передать свои мелкие изменения или шажочки нельзя. Ибо-ибо...

Но тот же Мишель из Франции, не вдаваясь в подробности, своими семью словами почему-то попадает если не в десятку, то куда-то намного ближе, чем не сделал этого мой боевой местный друг. И теперь я думаю об общих чертах или свойствах процесса старения, о мудрости, которая медленно притекает к думающему пользователю. А ведь действительно многие старики мудры не количеством специфических или каких иных знаний, а просто мудры. И в молчаливом взгляде дедка или бабули порой увидишь столько глубины, бессловесной и качественной вместе с тем, что ничего говорить не захочется, а тепло, тем не менее, где-то в душе ощутится и станет... Странно.

Вот такое странное и невольное сравнение проскочило у меня за два дня..

Утром (сегодня) выбирал себе книжку в поезд. Всё-таки 5,5 часов сидения в кресле, причем, без опеки и ухода за ребенком (который уже давно сам в себе или своем айподе вариться умеет и привык), - это подарок. Подарок судьбы. И им необходимо качественно воспользоваться. В общем взял я сразу две книги. Во-первых, я вчера с какого-то перепугу вспомнил об “Аристосе” Фаулза. А почему бы и нет? Второй книгой, как ни странно, был Ремарк. “Ночь в Лиссабоне”. Естественно, я читал её, как и всего Ремарка. Но. Но год назад я обещал Димке Смолину, что откликнусь на его совет и перечитаю данный роман. И пусть Эриха-Марию я твердо и давно считаю студенческим писателем, но почему бы не освежить то, что было прочитано двадцать лет назад? Боже мой! Как давно я был студентом! Какой я уже старый! :)

Так вот. Успел в автобусе (всю неделю “держусь”!!! Езжу исключительно на автобусах, в трехстах метрах от дома стартующих и довозящих меня прямо до работы практически. Шучу. Охотно и добровольно, и с радостью я отключаюсь, пока есть возможность, от руля, к которому вернусь через три дня, когда четвертая четверть у дочери начнется) прочитать тридцать страниц упомянутого Фаулза. И ведь есть хорошие и здравые мысли, не потерявшие актуальности и сейчас. И более того, прибавившие в этой самой актуальности, так как за прошедшие почти полвека мысли автора стали реальными прогнозами или попаданиями в яблочко.

Второй буквально абзац предисловия автора начинается так:

Главной моей заботой при создании «Аристоса» было отстоять свободу индивидуального вопреки всеохватному натиску конформизма, который грозит обернуться бедой для нашего века. Натиск этот проявляется, в частности, в том, что каждому из нас — но особенно тому, кто оказывается у публики на виду, — присваивают ярлык, в зависимости от того, каким именно способом он добывает себе деньги и славу, или в каком именно качестве его намерены использовать все остальные. Назвать человека «водопроводчиком» — значит описать его с какой-то одной стороны, но одновременно — затушевать многие другие его стороны. Я писатель, и я не желаю, чтобы мне отвели какую-то специализированную темницу — с меня довольно и той, что сводится к формуле: «Я выражаю себя в печатном слове». Короче говоря, первопричиной личного свойства, побудившей меня взяться за эту книгу, было стремление во всеуслышанье заявить, что я не собираюсь послушно заходить в клетку с табличкой «романист».


Всеохватный натиск конформизма... Блин! Как же он был прав, этот Фаулз!!!! Но всё-таки вторая мысль о нашей односторонности восприятия человека по названию его специальности - это звучит страшнее. “Человек - это звучит гордо!”, - помним все мы. А на деле? А на деле постоянно всё то же самое звучит: кем работаешь? сколько зарабатываешь? как дела?

Но что же такое - быть человеком? Кореллирую сей вопрос с предыдущей темой (о старческой мудрости) и получаю странноватое такое: радоваться жизни во всем её многообразии. Сказать-то легко! Говорить все мы давно научились. Также, как и деньги быстро считать, что в голове, что ручками. :) Каким бы ни было внешнее многообразие мира, всё равно тем или иным образом оно проецируется и компактно размещается внутри другой вселенной - нашей башке и сознании. Всё увиденное, услышанное дополняется Думками и нашей индивидуальной реакцией. Казалось бы, там-то и надо искать Человека, ибо внешний набор из шмоток, умения блюсти приличия и позитивно улыбаться - это такая ведь хрень, по большому счету. И обман, если уж совсем жестко. Ан нет! Всматриваться в другого - не катит, так как очень часто и не менее быстро обнаруживается, что и в себя самого всмотреться - ох как нелегко. “Любые радикальные изменения еще ненавистнее человеку, чем проявления его циничности”, - тысячу раз прав был Хаксли...Спасительность самообмана...

Мы, конечно же, в первую очередь, социальные особи, это - неизбежность. Но ведь как-то немного не то чтобы обидно, а грустновато, что, например, оденься я дервишем сейчас, начни жить на десять тысяч деревянных в месяц, как мне вначале сочувственно, мол, всё ли в порядке, братец Майорыч, а затем непонимающе и неодобряюще (а вдруг зараза того - перекидывается) начнут смотреть в спину и закрывать двери, куда на данный момент я, внешне вписывающийся в портрет более-менее успешного человечка, вхожу без стука. Я говорю не о сторонних людях, а о знакомых. И, быть может, только в деревнях моего детства, мне дадут угол для ночлега, а в руки - лопату, после чего пошлют копать огород, ибо ничего критичного в моем притворном обнищании не заметят. :))) Картинка: подайте бывшему графоману три запеченные картошечки...:)))

Всё самое ценное, что есть в человеке, то есть фактически сам человек - это не есть предмет заинтересованности им со стороны! Бля! И сорри...:) Но еще раз включу Фаулза:

1. Но подавляющее большинство из нас живет отнюдь не по какой-либо догматической философии — даже если мы утверждаем обратное. Максимум, что мы можем предъявить, — это отдельные случаи, когда мы поступаем более или менее в соответствии с некой одобряемой нами философией. Но вовсе не философскими учениями руководствуемся мы в жизни. Одержимость — вот что по-настоящему движет нами, и если брать последние сто пятьдесят лет, то нет ни малейших сомнений, какая именно одержимость стала главной движущей силой. Деньги.

4. В богатых странах Запада предпринимаются попытки критически переосмыслить роль денег как единственного источника счастья; попытки эти обречены на провал. Богатство само по себе ни в чем не повинно. Богач сам по себе ни в чем не повинен. Но богатство и богачи в окружении бедности и бедняков виновны.

5. Поляризация бедности и богатства — один из самых мощных стимулов в современных обществах. Настолько, что многие бедняки скорее предпочтут оставаться бедняками, в надежде на шанс разбогатеть, чем согласятся быть ни бедными, ни богатыми безо всякого шанса на перемену.

6. Ничто так не разнит людей, как богатство; ничто так не уподобляет, как бедность. Вот почему всем так хочется быть богатыми. Нам хочется быть разными. Только за деньги можно купить безопасность и разнообразие, в которых мы так нуждаемся. Недостойная погоня за деньгами становится, таким образом, уже достойным стремлением к разнообразию и безопасности.

7. Деньги — это потенциальные возможности; это значит управлять случаем и получить к нему доступ; это свобода выбора; это власть. В былые времена богатые считали, что могут оплатить себе место в раю; в наши дни рай переместился — он здесь и сейчас. Но богач по сути не меняется; и его глубокое убеждение в том, что он по-прежнему может оплатить себе место в раю-на-земле, по всей видимости, оправдывается.

10. Лотереи, футбольные тотализаторы, всякие разновидности бинго и прочее в том же роде — все это главные средства защиты современных богатеев от современных бедняков. На фонарном столбе вздергивают того, кого ненавидят, — не того, кем хотели бы стать.

12. Богатые покупают разнообразие. Это важнейший закон капиталистического общества. Единственный в таком обществе способ избежать психологической фрустрации — разбогатеть. Все другие выходы заблокированы.

13. Чтобы заколачивать деньги, не требуется в обязательном порядке обладать какими-то выдающимися человеческими достоинствами. Так что зарабатывание денег — своего рода уравнитель. Отсюда становится вполне естественным судить о человеке по тому, что он в состоянии добыть, — по деньгам; а не по тому, что он никогда и ни при каких обстоятельствах не сумел бы добыть, если бы ему это не было дано от рождения.

14. Энциклопедический словарь определяет деньги как всеобщее «средство обмена». Я определяю деньги как реакцию человека на произвол случая, который довлеет над существованием. Гениальность, ум, здоровье, мудрость, сила духа и тела, красота — все это выигрышные билеты, которые мы вытягиваем в лотерее, разыгрываемой еще до нашего появления на свет. Деньги — это изобретенная, за неимением лучшего, человеческая лотерея, которая частично возмещает неудачу тем, кому не повезло в самой первой, космической лотерее. Но деньги — лотерея неважная, поскольку выигрыши, выпавшие в первой, предродовой лотерее, одновременно и бесплатные билеты для следующего розыгрыша призов. Если вам повезло в первой из лотерей, у вас есть хороший шанс оказаться в выигрыше вторично.

18. Когда-то человек пребывал в уверенности, что способен сам обеспечить себя удовольствиями; ныне он пребывает в уверенности, что за удовольствия он должен платить отнюдь не фигурально. Как будто цветы не растут больше ни на лугах, ни в садах, — а только в цветочных магазинах.

20. Это поголовное убеждение, что удовольствие можно получить только за деньги; неспособность помыслить об удовольствии, кроме как о чем-то так или иначе связанном с приобретением за деньги и с тратой денег. Невидимая патина на предмете означает теперь его ценность, а не его подлинную, неповторимую красоту. Опыт — это теперь нечто, приобретаемое в собственность, точно так же, как любой купленный предмет, который становится объектом обладания; и даже другие человеческие существа — мужья, жены, любовники, любовницы, дети, друзья — переходят в разряд объектов обладания или не-обладания и ассоциируются с ценностями, заимствованными скорее из мира денег, нежели мира человеческих отношений.

22. Экономика ширпотреба: рабочим нужно платить, чтобы они больше производили и больше покупали. Главное, чтобы товаров потреблялось как можно больше, а если потребляться должно как можно больше, товары следует выпускать такие, чтобы срок их службы был предельно коротким, имея в виду пределы, до которых готовы безропотно дойти легковерные потребители. Народный умелец исчезает как класс; он совершает величайшее преступление, ибо производит долговечный товар. Уходит со сцены человек, уходит творец, и вместо них заступают механики и механизмы. Механикам нужны, понятно, удовольствия механические — не человеческие и не творческие.

25. В городе, где наблюдается переизбыток мужчин, проституция неизбежна. Так и всякий опыт удовольствия становится расхожим товаром — предлагается на продажу и покупается, как услуги проститутки. Рабочие при деньгах, избавленные, благодаря общественному прогрессу, от тяжких оков своего «пролетарства», утратили всякую уверенность в своей собственной способности себя развлечь, как и в своем собственном вкусе. За то, чтобы иметь свободные деньги и тратить их по своему усмотрению, они платят немалую цену: свою былую рабочую, пролетарскую свободу в культурной сфере они отдали на откуп технически оснащенным профессионалам по формированию массового мнения, состоящим на службе у коммерции. Нет больше эксплуатации труда рабочего — есть эксплуатация его сознания.

26. Целью коммерции всегда было и есть предложить для свободной продажи на рынке любое из возможных удовольствий и продать его возможно большему числу покупателей. Производитель и розничный торговец — нейтральные участники процесса, моральная сторона дела их не касается; они просто удовлетворяют массовый спрос. Но беда в том, что коммерция чем дальше, тем больше подсовывает нам не удовольствие как таковое, а его эрзац. Не жаворонка, заливающегося в небе над полями, а «жаворонка» на пластинке; не Ренуара, а отпечатанную в типографии «копию»; не спектакль в театре, а его «телевизионную версию»; не настоящий суп, а «быстрорастворимый», из порошка; не Бермудские острова, а документальный фильм о них.


Я не переборщил? С цитатами? Но это уже - не цитаты, а мысли. Здравые, выверенные, актуальные. Во всяком случае мне они понравились и заставили думать. К тому же, если провести параллели, они невольно отвечают на первую часть сегодняшней темы - о ценности того самого человека, которому, похоже, я и пишу все эти свои письма из прошлого... :)))

Удачи! Ваш ММ

30.03.2012

А вот и традция. :)))

https://docs.google.com/document/d/1CcpWSao4hIssZN3DJLiUu8qLDl43U9R4f0o3SAeuamw/edit

Самое удивительное, что я помню, как откатал сей стишок. Коллега и приятель по прошлой работе Андрей С. вдруг захотел скидочную карту “Максидома” позаимствовать, чтобы в обед сбегать и что-то купить по хозяйственной части. Позаимствовал также и меня. А мне возьми да и приди в башку первая строчка - “Я тихо строю монастырь”. Дальше пошло-поехало, и через 20 минут псевдотворение было готово. Я не стал его ни особо корректировать (ибо я - лентяй), ни удалять (ибо логик. Зачем?). Оставил в общем. Для себя...:)) Эх, жаль, что больше я с Андреем в этот или прочие магазины не ходил... А прикольный был. Коллега. :)

И еще тогда по тематике

https://docs.google.com/document/d/1ghRL99ZxYj6JbjVHMsJjil-Zf5UgkV6p3vqexK1stIc/edit

и еще

https://docs.google.com/document/d/1puh0L9vYzpZd4cNY2c9N6A6TXFzBRigOMclbolBr38g/edit

Достаточно. :)))) Пока-пока.