Голоса внутри нас. Противоречия.

Да, название странноватое. Но захотелось. Приведу классический пример. Видим шагающую ли, сидящую ли напротив или неподалеку, а также просто оказавшуюся в нашем поле зрения знойную девушку. Разумеется, строгую на вид и как бы неприступную. Рост – за метр семьдесят, а то – и восемьдесят, формы все – на уровне и в стандартах, лицо – привлекательное и современное, то бишь без тройных и, тем более, двойных подбородков (да-да, именно в такой последовательности!). Ну и, конечно же, экипированную так, как и полагается сочной зазнобе. В общем имеем классический портрет современной стервы или роковой женщины. Ой, хочу-хочу! :)

Первая реакция внутри – «Вау!». Мы (самцы) вздрагиваем и начинаем более пристально всматриваться. Следующая волна – более отрезвляющая, ибо мы немного успокаиваемся и начинаем видеть детали. Да, фигура и лицо, и рост, и шмотки наглядно и безошибочно предъявляют нам, какую ягоду в городском огороде мы встретили. И иллюзий особо большинство мужичков не испытывает, прекрасно понимая, кого только что увидели, какой образ. Но при этом очень даже конкретно начинает это большинство испытывать и более мощное воздействие на себя - рефлексию. И вот тут-то, господа присяжные заседатели, и начинается раздвоение наших полушарий. И именно об этом – моя заметка.

Уже только по одним глазам четко видно, что перед нами, по большому счету и пардон, блядь. Вероятность сего – девять шансов из десяти. Я не говорю «проститутка», но если применять термин к данному случаю, что можно и так девушку обозвать, но с поправкой на данное явление – внутренняя проституция. Однако же не всё так просто обстоит далее. В нас вместе с рефлексией и повышенным слюноотделением вспыхивает какое-то условно благородное начала, и мы будто бы стремимся доказать самим себе, что один против девяти шанс – это о-го-го какой шанс, что нельзя вот так вот сразу девушку в разряд неприличных дам переводить. И продолжаем мы потому всматриваться и разглядывать её (и чуда ждать). Особенно анекдотично данная ситуация выглядит в местах тусовочных. Я имею в виду клубы, кабаки, презентации и т.п. Танец обхаживания начинается с учащенных взглядов в сторону стервочки, на которые чем дольше не отвечают, тем настойчивее и навязчивее с нашей стороны они становятся. Зенки пялим, настрапаляемся, седьмой полтинник в горлышко закидываем, будто бы самоубалтываем сами себя, что надменная шамаханская царица – это образец девичьей красоты и незагрязненности. А-га! Такая вся чистая-чистая и незапятнанная, ни разу и никем. Вдумайтесь, собратья!!! Тысячи похотливых взглядов не проходят мимо! Никогда! А ведь, кроме этих тысяч ежедневных мысленных раздеваний, еще есть и десятки подошедших и набивающихся на роль любовников и прочих партнеров самцов. Нас даже не смущает, что прикид молодой телочки тянет на вовсе не малое количество дензнаков, честность зарабатывания которых девушкой мы предпочитаем в момента самовоспаления не подвергать анализу. Что ж… Зачем? Зачем думать о человеке (в данном случае прекрасной незнакомке) плохо? Плохо-то – и не надо, но где тогда Реализм граничит с этим Плохизмом? :) Будто бы эта красотка всё своим горбом заработала. Хотя, в каком-то смысле та оно и обстоит. Точнее выразиться, спиной.

Далее. Мы, отдав вожжи управления своим поведением нашем телу, игнорируем почему-то самое-самое очевидное и разоблачающее – глаза. Имеются в виду глаза девушки. То, что из них исходит, в лучшем случае, фальшивое и заискивающее внимание или свечение к нашим тут же предъявляемым возможностям (кошелька), нас почему-то не отпугивает. Мы продолжаем играть в джентльмена, который старается добиться права на внимание дамы. И якобы больше ничего. Ну-ну… А с той, обратной, девушкиной стороны нам (снова в лучшем случае) натяжно или откровенно притворно улыбаются и подыгрывают, продолжая нас срисовывать в эти мгновения и пеленговать на уровень наших ресурсов и толщины пресса.

Парадокс заключается в том, что мы сознательно стремимся к этому самообману, продиктованному несколькими миллионами личных сперматозоидов, возжаждавших вырваться наружу. Я же говорю, что Рефлексия. Но еще большим парадоксом становится для меня понимание того, что игра в Новизну прошита в нас столь глубоко и прочно, что ни о каком невезении или вечном поиске Чуда говорить уже нельзя. Мы элементарно кобелируем, предпочитая называть процесс сброса белка высокими вывесками, будто бы от того, что мы встретили обладательницу габаритов «90-60-90» что-то сразу принципиально изменяется в качестве и значимости. Я хочу сказать, что не душу мы ищем в предполагаемом партнере на всю оставшуюся жизнь, а возможность удовлетворить своё испорченное сознание неким эфемерным попаданием образа самочки в спектр востребованности и массовой привлекательности, то бишь привлекательности для масс. Нам уже становится немаловажным, чтобы наша дама заставляла капать слюнями многих сторонних самцов. То есть, товарищи-собратья по полу, мы – тоже бляди, правда чуть попроще. Извилин у нас меньше – вот я о чём. Похвастаться нас частенько хочется, свой живой трофей показать. Но даже если кому-то потом или заранее удается избежать столь примитивной ловушки хвастовства, то возникает иной, более сложный вопрос к нашедшему: а на хрена такую сучку под венец вести? Неужели же на энергетическом уровне нормальный мужик не способен увидеть, насколько прогнившей и вовсе нецеломудренной уже является его избранница? Выходит, что так? Смотрел вчера мельком «Бомжиху», где главный герой, как вы помните, достаточно обеспеченный крутыш и почти пенсионер, по ходу фильма смог убедиться, что его жена – это полное ничтожество, а вот наша практически престарелая Догилева – это женщина-Человек. Вопрос только один у меня, к тяп-ляповцам, кто такие фильмецы придумывает. С первых же кадров зрителю дают почувствовать отвращение к ломающейся первой молодой жене приятного и солидного мужчины. Все её поступки и намерения откровенно мерзки, грязны и отвратительны. Но мужик вот – он святой какой-то. Он до последнего верит и не видит! Обалдеть, как всё непросто. А что у нас в реальной жизни? Да подобную шкуру (первую его жену) за версту почуять можно и шарахнуться от такой энергетики. Но вернусь к своей заметке. Мы видим пред собой стерву, но не хотим признавать, что чистота души её обратно пропорциональна внешней сексопривлекательности. Мы зряче и, повторяюсь, осознанно предпочитаем формы Содержанию! Как же успели в нас натолкать красивых и будто бы радужных картинок, а также всех алгоритмов и механизмов обхаживания. И вам кольцо обручальное, предлагаемое в ресторации дорогой при взорах сторонней публики, разумеется, с бурными аплодисментами. И вам самое всё лучшее и дорогое, на что мужчине сразу не жалко ни денег, ни времени. Ох, как же это в крови человека –себя, любимого, усладить и потешить. А заодно и перед другими выпендриться. Чему мы жизни свои посвящаем?

Я не стану утверждать, что в клубы ходят исключительно стервы или б. Нет. Естественно, туда порой и обычные люди, и девушки заходят. Чтобы отдохнуть, что-либо отпраздновать. Всё бывает. Но ведь и тут возможность убедиться в разовом или случайном заходе прекрасной незнакомки в злачную обитель (греха и разврата, причем, без иронии) даётся нам без усилий. Всё ведь можно сразу понять и въехать. Ан нет! Нам и тут мало – видеть всё своим невооруженным взглядом, нам верится в лучшее, что стиль тусовочной жизни – это так, мелочи, а не показатель.

Странный эффект – растождествление. Я имею в виду тот процесс, при котором мы куда как чаще слышим голос своего тела, настроенного на порностандарты, но и голос души и её здравых подсказок тоже слышим иногда. И вот душа-то наша и хочет в первую очередь человека родного встретить. То есть душу. Душу, а не сексуальную обертку, стремящуюся потусить везде и всюду, и как можно чаще. Но вот вопрос: а почему наше сознание всё-таки преимущественно отступает перед натиском эстетического запроса на супергабариты? Почему стандарт позирования и стервозничания (поведением, капризничанием, прочими имитациями желания) в итоге доминирует над позывными запросами Души? Или так часто доминирует, или так долго? Ведь рано или поздно, но приходит большинство брачующихся к выбору вовсе не по параметрам сугубо биометрическим. Что-то щелкает, срабатывает в пользу разумности, а не яркости и страстности. Но тут вариантов – море.

И всё-таки я о той ситуации говорю, когда мы предпочитаем реагировать на импульс, а не на качество прошивки. Холодные (а, по большому счету, пустые!) взгляды, ломание и ужимки, гримасы и завлекухи минимизацией гардероба у уже в молодости потасканных девочек – разве это и есть Человек? Нет. Но почему мы тогда так это любим и жаждем? Наверное, потому, что от Бога мы отвернулись, а также неудобной системой предъявления требований к самим себе, ведь Наслаждение – это так здорово и легко, а Самокритика – это так …в общем, не то. Зачем задавать себе сложные вопросы, честные ответы на которые вредят получению Удовольствий? То есть снова выходит, что дело – исключительно в нас, а не в девочках, насколько бы потасканы, заезжаны или сохранившиеся они ни были. Личный вакуум чужой плотью не заполнишь.

И вот теперь, как мне думается, и можно сделать большой кувырок – уйти от темы только лишь рефлексии, а перейти к вопросу более глобальному. С кем мы в итоге живем? С телом ближнего нам человека или же с его Душой? И с тем, и с тем вроде бы, и ничего не хочется отвергать или принижать. Но тело ближнего, как и наше, стареет и преображается, обычно не в лучшую сторону. Не становимся мы с годами и десятилетиями стройнее, гибче, молочнее. Но тут потоки разделяются. Женщины и за сорок остаются востребованными и привлекательными, но не они, не бабы, а мужики бегают в поисках новых и юных Чудес. Женщины уже давно перестают быть любящими экстрим и побеги направо-налево блядовитыми молодухами, а вот кобельков и в таком возрасте, как говорится, на мясо тянет и еще как. И вот это я одновременно и понимаю, и не понимаю! Как же всё-таки так? Ведь, когда нам за тридцать пять - сорок лет, то мы уже все эти девичьи приемчики и заманухи давно знаем, а потому и разбираться, что к чему, должны. Но ведь ведемся, и раз за разом клюем на приманку – юное и стройное тело. И то, что душа в очередной молодушке уже давным-давно испоганена или измазана, нас чаще всего не смущает. Снова Рефлексия? Получается, что так.

В предыдущей своей заметке я уже писал о том, что стал несколько иначе воспринимать весь этот мир ярких моделей и девушек в целом. Будто бы стали чувствоваться загрязнения душевно-энергетического характера. И это так и есть. Но ведь левые процессы вовне продолжают набирать свои обороты. Опыта становится всё больше и больше, но он не ведет прямой дорогой к святости. Такое ощущение, что все тайно или хитро, но стремятся набеситься по полной, но тогда, когда делают это хитро и как-то самоубалтывательно, то идут к греху, прикрывшись щитом, на котором написано «я - верный семьянин, ничего личного, мне бы только потрахаться». То бишь мужик, слюну свою, а затем и сперму пуская, уговаривает сам себя, что брак его – нерушим, что никаких мыслей о смене семейного катамарана у него в башке нет, а потому что в этом плохого – расслабиться на стороне? Вот и расслабляются кобели при каждом удобном случае. Странно…

Часто я вижу более типовую ситуацию, когда мужичок (семейный, конечно же) в грех не идет, но объясняется это лишь одним – адекватностью соотнесения им яркой стервы и своих рамок-ограничений, как по контролю со стороны супруги, так и временных и материальных. Реализм становится стопором с опережением. Но разве мысли Семейника при этом чисты и непорочны? Вовсе нет. Отсиживается, потенциальный изменщик, предпочитая бесплатность и безнаказанность (но не сто стороны тех, кто свыше) виртуальных подсмотров и прочих имитаций. Никуда самский интерес не девается и не выветривается, но понимает кобелек, что нет у него возможностей и шансов уложить знойных сучек в люлю, причем, даже на платной основе. Денег не хватит. Вот по теме:

https://docs.google.com/document/d/1DB3iK1dGDl7EgwzBGda9lAJIS-RTrXNxsgme-MBOrJU/edit

да и https://docs.google.com/document/d/1z960NTIji49TlPZOSozNiO_nttILeds1DzNAwFUFXLU/edit

да и https://docs.google.com/document/d/1zbijPnhbtLjcEmkBML-vRm5ELOAo4sSraprDmPafdYc/edit

Сорри, чуть было еще столько же ссылок из своего подраздела «Стишки о браке» не включил сюда. Забавный был период, когда прошлым летом я стишками заграфоманил.

Но вернусь к основной мысли и финалу. Голоса внутри нас звучат по-разному, и это мы давно понимать в себе самих научились. Но душа всё чаще оказывается на задворках или лопатках, и тут важнее понять не почему плоть торжествует или перевешивает (грехами или устремлениями), а что мешает душе раскрыться и стать основным руководящим органом (если так можно выразиться) своего хозяина? Взрослеем же, казалось бы, а ведем себя, как дети малые. Ведь в прошлых веках греха люди боялись куда пуще, чем нынче. И пусть это делалось несколько насильственно, а кое где согрешивших и камнями закидывали, но ведь тут принципиальнее другое – человек вслушивался в себя. А теперь мы затыкаем уши, надевая наушники от мп3-плееров и телефонов, всё дальше уходя в дебри интернета и его грязных производных, где в голове нашей сеются семена разврата и похотливости. Мы можем выкорчевывать их, но не хотим, предпочитая позицию стороннего наблюдателя. А фишка не проходит. Если сорняк вовремя не врывать с корнями, то он урожаю мешает вырасти. Вот и получается картинка: вокруг нас тысячи тысяч человеческих микробов, балдеющих и пьющих, а также о своей индивидуальности кричащих, а поговорить по душам не с кем. И мы, принимая дорогу упрощенности, идем в кабаки и клубы, где телами новыми в итоге и воспаляемся, а потом и довольствуемся. Маловато как-то…

Душа давно уже говорит мне: «Майорыч, перестань грезить и о чём-то мечтать. Нет в этой чувственности (к сторонним объектам) смысла и правды. Всё пустое». Но глаза упрямо продолжают сканировать пространство, начиная с фигур незнакомок, а заканчивая глазами. Благо, что большинство взглядов невозможно назвать теплыми, добрыми или душевными. Попытки прикинуться улыбчивой, классной и веселой, может быть, кого и переубедят, но мною в людских глазах еще считывается что-то, что никакой искусственностью не замажешь и не спрячешь. Целомудренность, кротость, благостность какая-то – всё это излучается из облика человека, который в мыслях своих не грешит. Потому-то этот свет и исходит из него. Но в отношении прекрасной и слабой половины человечества мы, мужики, так охотно допускаем поблажки. А зря!

Внешность обманчива. Эту народную мудрость знают все. Но я уже почти готов поставить вопрос совершенно иначе: чем красивее оболочка, тем гнилее нутро. Правда, я должен добавить пару оговорок. Во-первых, сей тезис уместен применительно к двум нашим российским мегаполисам. Во-вторых, после некоего возрастного порога девушек, лет так с 18-20. Порог постепенно смещается в сторону уменьшения, а я, также честно говоря, уже нахожусь в легком шоке от наблюдений за своей дочкой, учащейся в шестом всего лишь классе. Никаких тонких и содержательных зернышек в ней и её подружках нет. В сравнении с годами моего детства. Но утешение «в сравнении» - оно слабое. Я уже переживаю, что упустил душу Михайловны. Но…

Так почему же тогда, когда на человека обрушиваются или несчастья, или наказания, или что-либо еще, но тяжелое и утратное, только тогда человек начинает ценить самое что ни на есть простое в других и в мире вообще – душевность? Не знаю. Но думаю.

Ладно. Хватит. Но вот рискну сейчас и изменю, нет, не жене, а традиции. Дам не ссылку, а…

Погоня за счастьем.

Погоня за счастьем состоит из фальстартов.

То знанье дала мне не школьная парта.

Когда в жизнь я вышел, то долго въезжал,

Как женщинам ближе нахальства кинжал.

Не правильных любят! Не умных зануд.

А тех, кто атакой с бравадою крут.

Я был не таким, я ценил интеллект,

Но чужд часто девушкам этот проспект.

Причина открылась мне несколько позже,

Когда я не стал к ним испытывать дрожжи.

Вот тут-то и стал в их глазах популярней.

Прав Пушкин, стократно прав, юные парни!

Чем меньше, тем больше. Где логика, где?

Я счастье искал в отраженья воде.

А будь с ними ты равнодушней, циничней,

И рейтинг мужской станет круглый отличник.

Не в силах мозгами понять перекос,

Я им не дарю больше утренних роз.

Смотрю в них устало, ведь поздно уже,

Пора разобраться под старость в душе.

Когда счастье видел я только в любви,

То что мог собою я им предъявить?

Стройнее я был, но оборван и бос.

А их домогался тогда жирный босс,

Суля им Багамы, янтарь, бутики…

А рифмы мои были им пустяки.

Я всё понимал, но душою скрипел.

Но понял, важней показатели дел.

А чувства… Те тоже, конечно, важны.

Но хочет крестьянка жить в доме княжны!

И это нормально, но в школе не учат.

Не раз жестко падал я с опыта кручи.

Когда ж успокоился, в горку залез,

То вдруг увидал, как бесхитростно бес

Людей словно гонит и манит к успеху,

А те расстаются за это со смехом.

И с чистой душою, и с совестью даже,

Утратив себя, не крича о пропаже.

Всё чаще и чаще стартуем куда-то…

Любой новый старт – это духа утрата!

Разменяны мы до последней копейки,

И это не знал я на школьной скамейке.

Старт – он же плюсует у нас знаменатель,

А опыт – душе косметический шпатель!

Чем больше попыток, тем наивней надежда.

А мы всё быстрей расстаёмся с одеждой.

Но плоть нас волнует все меньше и реже,

Так где же вы, Счастье с Любовию, где же?

Фальстарты-фальстарты…Погони-погони…

Вы рвете без правил, как резвые кони.

Но счастье спокойнее много и тише.

Оно – не в мгновенном срывании крыши.

Оно – не в оргазмах, как будто бы вечных,

Не в драйве от гонок по полосам встречным.

Но в каждом внутри всё ж оно затаилось,

И в этом заложена Господа милость.

Когда сам себя ты поймешь наконец-то,

То ты обесценишь утехи и средства.

Но к этой счастливой в себе тишине

Приходишь на миг, пред уходом вовне…

ММ 05-07-2011

Ну, а я сегодня – не образца от пятого июля прошлого года,

А Ваш ММ

24-09-2012