Черствость или неизбежное притупление?

Хэлло!

Начну не издалека, а от сути. Вчера закончил перечитывать “Ночь в Лиссабоне”. Не поленился, без пропусков усваивал Эриха Марию, почти через двадцать лет после первого чтения. Невольно получился эксперимент сравнения себя молодого и зрелого. Своей реакции и вообще. 1992 год и 2012... А? Сюжет? :)

Именно благодаря Ремарку у меня в прошлом появилась привычка и желание выписывать умные мысли. Тогда я выписывал, а уже через несколько лет начал подчеркивать, ибо-ибо. Конечно, немецкий писатель очень актуален в юности и студенчестве. Этот вывод я сделал неожиданно лет в тридцать, когда весь еще такой заремарченный, много лет продолжая помнить его романы, восторгаться и уважать, я невольно не осмыслил многое прочитанное у Гессе, после чего неожиданно и пришел к выводу, насколько же Гессе глубже Ремарка. Это заключение никуда не девалось и по сей день, только вот Хаксли, открытый 5,5 лет назад полюбился мною намного круче всех остальных вместе взятых. Но это всё - присказка.

“Ночь в Лиссабоне”...Быстрый роман-действие о том, как один немец после пяти лет разлуки, успев посидеть в воспитательном концлагере середины тридцатых, на свой страх и риск приезжает в Оснабрюк (родной город Ремарка, я там дважды был), где встречается со своей женой, о которой ничего не знал столько лет, а тут выясняется, что она сама полна желания дать дёра от нацизма и своей семейки. А заодно оба героя и свои чувства друг к другу впервые открывают по чесноку и взлетают на крыльях любви в небеса. Но поскольку у Эриха Марии хэппи-эндов не бывает, то следует беспощадный выстрел судьбы и, казалось бы, уже достигшая спасения пара расстается, так как горько мучавшаяся раком героиня умирает в суточной дальности от посадки на пароход, идущий в Америку. Вся книга - это описание их маршрута, всё более усложняющегося и становящегося опасным, так как завязка произошла весной 1939 года, а уже потом началась Вторая Мировая. Разговор ведется от первого лица мужчины тридцати пяти лет, ставшего в итоге вдовцом.

Прочитал-то я очень быстро эти 223 страницы. И это неплохо, но не только из-за быстроты. Быстрота здесь почти ни при чем. Главное - качество чтения. Но в моем случае имело еще место непроизвольное сравнение с всё тем же Олдосом Леонардом и его “Слепцом в Газе”, написанном в 1936 году, то бишь на десятилетие, как минимум, ранее “Ночи в Лиссабоне”. Ремарк - он, конечно, молодец. Но я должен честно признаться, что остался абсолютно спокоен к трагедии, описанной немецким автором, в то время как Хаксли “взорвал” мои мозги после перечтения еще круче. Почему? Почему что-то, родившееся в строчках на свет более 75 лет назад, до сих пор актуально и качественно, а второе так быстро теряет в читаемости? Понятно, что я говорю от своего индивидуального лица (читателя средней паршивости или начитанности).

Но факт для меня - очевиден. История любви мечущейся в военных условиях пары, все их перипетии, события, опасности и прочее - всё это я не воспринял так, как когда-то уже отреагировал или же так, как стоило бы это сделать в соответствии с пониманием сочувствования. Думаю, что ответ прозвучит банально, но жестко. Мир изменился. То, что ранее вызывало это самое сочувствие, что было в памяти наших дедов и отцов-матерей, было ими пережито, стало медленно умирать вместе с их уходом в царство теней, и на авансцену современного мироустройства вышло жгучее желание жить ярко. Я не стану рассусоливать о вредности виртуальных миров-суррогатов, сравнивать истинные ценности с относительными. Зачем? Да и не по теме. Я за себя отвечу. :)

Как бы своей головешкой я ни понимал всех этих различий между миром до и после, между классическим воспитанием и тем, что мы сейчас имеем, как бы ни обличал пороки и текущий бардак, всё одно - поезд ушел, господа присяжные заседатели. Далеко ушел. Я не сумел противопоставить жесткому давлению, оказываемому со всех сторон, чего-то душевного, что заставило бы меня хоть на капельку или мысленно прослезиться при перечтении Ремарка. Наверное, эта реклама и ежедневная сдача миллиметров достоинства и привели гнилого перца ММ к насыщению через сотни и тысячи глупых фильмов и, соответственно, в итоге - к относительной бесчувственности. Всё, что меня напрямую не касается, стало казаться монтажным, что очень легко вычеркнуть из собственной головы. Чик - и нету неприятных мыслей или колебаний. Удобно. А с удобствами нынче бороться не принято. Всё логично, круг замыкается. Правда, и чувств стается всё меньше. Глупо как-то. Но логично.

Развлекательный жанр, победно шествующий по миру, все эти передачи, смыслом которых является безостановочное “хихи-хаха” зрителя, тоже явно способствует тому, что пользователь в девяти случаях из десяти предпочтет поржать, а не поплакать. Хотя плакать под “Титаник” Камерона - это тоже катит. Но на фоне экшена и разламывающейся железной посудины больших размеров. Слезы зрителю не чужды, но... но всё реже и неохотнее. Но это - фильмы, как-никак. Я же не сумел проникнуться минором от книги. От качественной книги. Вопрос: я - черствый? Огрубела душонка Мишки Майорова али нет?

Так и хочется самонасладительно признаться, что, мол, да, товарищи, гад - я, сухарь, мещанин и тряпочка. Но это было бы неправдой. Или частью правды. Мир вокруг действительно серьезно изменился, и какие-то мои внутренние реакции уже стали зависеть вовсе не от моего сознания, а от воздействия на подсознание, как я говорю, грамотных маркетологов, которые методично и плавно капают на наши мозги своими заменителями сахара и прочими добавками. В условиях тотального направления на Успех любой ценой человек не может отказаться от того, что кажется таким безобидным и естественным - потешить себя нормальными видами отдыха и кажущимися необходимыми удобствами. “Нам не надо чего-то сверх, - обычно в таких случаях звучит самоубалтывающийся внутренний голос, - но этот минимум (благ) мы честно заслужили”. Конечно, лучше стирать не руками, а при помощи стиральной машины. Кто же спорит?

Я о другом. То, что когда-то лежало на второй чаше весов в паре “материальность-дух”, то есть душевные составляющие, стало незримо растворяться во мне самом. Я успевал фиксировать, как я кладу на бытовую и постоянно расширяющуюся чашу конкретные блага (машины, квартиры, шмотки, уровень отдыха), но я при всё этом считал-то, что на второй стороне весов у меня ничто никуда не делось, что стоит только хотя бы искусственно нарастить плечо, как стрелки весов начнут искать своего равновесия. А-га! Разбежался! Перевес материального настолько мощен и переизбыточен, что вообще мне трудно теперь понять, как я на эти откровения с самим собой решился? Вроде как глупости делаю, но объемом строк весы не поправить - это я уже понял. Метаться - не поздняк, никогда не поздняк, только уравновешивание стало возможным лишь в теории. Или же при кардинальной смене образа жизни, например, при отречении от текущего уклада. Но … Но разве ж я брошу всё это? Прикроюсь заботой о ближем (и это - правда), найду кучу причин и объяснений, что с возможностями я могу больше и чаще помочь кому-то. В общем, найду причины без проблем.

Но вторая часть сегодняшней темы содержит хитрый и не такой броский термин - “притупление”. Это означает, что что-то, изначально бывшее острым во мне, стало плавно скругляться, после чего во сколько-то там итераций и за сколько-то лет и стало тупым. А вот это уже поточнее звучит. Но тут же следует вопрос: что же меня притупило? Свалить всё на материальный мир с его массой искушений - это наивно и несерьезно. Отупляет не вещь, а осознание значимости вещи в противовес духовному началу. Не идя ежедневно на маленькие самодопросы и осмысления прожитых суток, мы обычно откладываем разбор полета до лучших времен, не понимая, что эти “лучшие времена” почему-то наступают в моменты трагедий или боли. Тогда да - мы вдруг видим цепочку собственных ошибок или заблуждений. Раскаяние... Но не до, не сразу же после свершения плохого или неправильного, а - после. После Наказания, которое, между прочим, не всем еще удается воспринять, как должное. Но всё чаще люди с полной серьезностью в интонациях и сознании своем вопрошают: “А меня-то за что?”.

Нарушу традицию давать самоссылки под финал. Раз вспомнил, то вставлю оную сейчас.

https://docs.google.com/document/d/1dwHU2RchwJA0FfFotZzNFPyiEZHaIoqgPU6qafaFMdM/edit

Как я себе это начинаю всё четче видеть, человек за всё-всё в своей жизни расплатиться обычно успевает. Другое дело, что осознать - не всегда. Но проще жить без включения в себе блока по этому самому осознанию, ибо тогда всё кажется ясным, и безотказно работает формула “чем больше, тем лучше”. Но отказы всё-таки случаются. И часто. Но не всё так просто. Приведу одну из немногих цитат Драйзера, кого я тоже всего перечитал и уважаю, но не могу не признать, что он - типично американский писатель вековой практически давности. Многое в его романах актуально и до сих пор, но социальный портрет Америки уже устарел. Безумно. Именно поэтому его романы потеряли что-то важное, но в целом Теодор грамотно излагает очень и очень многое о природе человека. Однако, вот и цитата:

Не странно ли, как иногда все в жизни складывается таким образом, чтобы скорее привести к развязке! Словно трагедии, подобно растениям и цветам, таятся в крошечном семени, и какие-то силы, помогая их внезапному росту, доводят их до роковой зрелости. Жизнь иных людей - это розы, расцветшие в преисподней и горящие всеми огнями ада.

Я бы только добавил, что не “скорее привести к развязке”, а просто “привести”. Ведь логично предположить, если скорость морально-нравственного созревания человека замедлилась, то и обнажающих действительность ситуаций можно ждать годами. Например, инфантилизм. Сколько лет можно безнаказанно косить под взрослого, мягко доя родителей или работодателей, что я не раз наблюдал. :) Мы обычно смотрим на внешний вид незнакомого человека, который научился разбираться в гардеробе, но то, как он разбирается в жизни, остается нам неизвестным до момента возникновения сложных ситуаций. Работодателям в вопросе выбора сотрудников несколько проще, так как отсутствует необходимость соответствия кандидата этическим нормам. Главное - умение приносить прибыль... А вот по жизни мы очень быстро чувствуем чуждость нам человечка. Или сопараллельность. Но нечерствость в данном вопросе объясняется проще: мы печемся о самих себе. И потому охотно притягиваемся к себе подобного нам. То есть тут мы выступаем с позиции потенциальной корысти, так как общение - это базовый и общий блок, без которого люди не могут. Даже черствые. Или тем более.

Созревание, Развязка, Наказание - какие громкие получаются слова. Гораздо мягче было бы их заменить на : Рост, Итоги, Награда. :) Так тоже можно всё назвать. Не трагедия, а печальная констатация фактического положения вещей заключена, на мой взгляд в том, что человек, принявший безоговорочно перевес материального начала над духовным, даже не парится ничуть над тем, насколько он себя обделил. Как можно чувствовать утрату того, что не вызрело в индивидууме, не стало ему доступно? Для понимания и вообще. Тогда единственным общим знаменателем, доступным для всех, и будет являться счет человека в банке или в виде скопленных под подушкой наличных дензнаков. И всё. Как удобно! :)

Не стану спорить с тем, что заработать денег - это тоже дорогого стоит. Я не против частной собственности и капитала в целом. Я лишь вспоминаю Фаулза с его первой прочитанной мною книгой - “Любовница французского лейтенанта”. Простая мысль, но по теме:

Мы считаем великим бедствием своего века недостаток времени; именно это наше убеждение, а вовсе не бескорыстная любовь к науке и уж, конечно, не мудрость заставляют нас тратить столь непомерную долю изобретательности и государственного бюджета на поиски ускоренных способов производить те или иные действия - словно конечная цель человечества не наивысшая гуманность, а молниеносная скорость.

В принципе, братцы, так оно и есть. Телефоны, интернеты, скоростные поезда, КАДы, электронные книги - все эти достижения прогресса вымывают из нас потихонечку человека живого и именно что гуманного. Ибо гуманность проявляется чаще всего при живом контакте человека с человеком. Не всегда, но чаще. Заслонившись экраном компьютера, создав себе не только свою или фальшивую аватарку (фейк), но и всевозможные фильтра от спама и вала новых “друзей”, мы плавно перетекаем в новый формат бездушия и замены себя киберсубъектом. :)

И вот все эти замены в себе самом и проявились перед моим мысленным взором вчера, когда я куда больше ломал голову над тем, почему же хорошая художественная книга оставила меня, если говорить прямо, равнодушным, не задев, не зацепив, не затронув чего-то там, что раньше затрагивалось самопроизвольно... Цинизм? Безусловно. Но ведь интеллект с годами никуда не делся, не уменьшился, а вроде как наоборот - незначительно вырос. А чувств и способности к этой долбанной эмпатии стало на порядок меньше. Умом-то я могу понять многое или же, во всяком случае, больше, чем просочувствовать. Но ведь мозг не обманешь. А он уже за много-много лет успел впитать в себя очень и очень много суррогатов и прочих заменителей чего-то настоящего, что вокруг так стремительно тает и испаряется со второй чаши весов.

https://docs.google.com/document/d/1bPmk9TlD00M7g6gl-z4mSKV60P7bjTXU4cr9t5vyMVU/edit

https://docs.google.com/document/d/19zpzgiJdRtSncTiAfXfhKKrh-9hzGGCUe9Lwpp7eggU/edit

Одного понимания - мало. Увы. И то что Ремарк после двадцатилетней паузы не смог пробить мою глубокоэшелонированную защиту сознания - это, естественно, плоховато. Не критично, слава Богу, но не есть хорошо. Но ведь я не могу не видеть, как жизнь забивает, словно гвозди, нас в обоймы потребительской корзины, делая из нас обладателей благ и конформистов. И сознание подавляющего большинства с этим не спорит, тем более, не сражается, а принимает, причем, охотно, радостно, восторженно. Казалось бы, ну, не поплакал я мысленно из-за смерти главной героини “Ночи в Лиссабоне”, ну и что в том такого? Зачем вообще слезу пускать? Цели такой изначальной нет. Но и дебильно ржать под то, как девицы обнажают себя по пояс, а у ничего не подозревающих о розыгрыше мужиках отвисает челюсть, тоже приелось. Заметьте, приелось! Надоело то бишь, прискучило... А многим еще не надоело. Но разница - лишь во времени. То есть я - нисколько не хороший, не правильный, не противник подобных зрелищ, а всего-то - пресытившийся потребитель, у которого кончились слезы в адрес абстрактных героев и людей. И полуголые девицы перестали волновать... М-да...

Но это - всё-таки не черствость, а притупление, потому хотя бы лишь, что для черствости надо оказываться в ситуациях живого общения, где также вживую надо не протягивать руку, не помогать, не слушать, не слышать. А что дома на диване ржешь под телевизор, что в пивняке или клубе то же самое делаешь с приятелями, помогая воспалиться собственной похотливости, обычно спящей на печи в сытых домашних условиях, то ситуация черствости становится сложно создаваемой. Всё урегулировано законом. Как у финнов, о которых я вчера писал. Не надо никому руку помощи протягивать, есть телефон и номер - 911. Мы даже лишились понятия Черствости, елки-палки! :) И это продали или обменяли незаметно на виртуальные комментарии, где якобы сочувствие льется из нас широчайшим потоком. Нет. Мы именно что ОТУПЕЛИ. Но тупые углы, если вспомнить математику и геометрию, так существенно удлиняют периметр всех-всех фигур, так спасительно отводят от финальных точек пересечения, что, право же, возникает вопрос: а зачем спешить к постижению узловых точек в себе, если можно плавно катиться на волнах благополучия и наслаждаться светящим солнышком? Но незавязывание узелков, отсутствие устремленности к постижению максимального количества смыслообразующих вопросов - это не только право каждого на свой каркас-кокон, но и добровольное обрезание-оскопление своих внутренних сил. Очень жалко, что теперь этот процесс стал уже не просто обрезанием, а практически кастрацией духа, и что еще более грустно, начинается он с детства, когда потребителей мы вырастить умудряемся, а Человека - нет.

Я не знаю, как самого себя заставить отказаться от излишеств. Я лишь пока начинаю к ним становиться недовольным, видя временную цену по обслуживанию своего барахла и недвижимости, то есть, по сути, тоже барахла. Дело даже вовсе не в том, что от них надо отказываться. Во всяком случае от того, что уже есть, имеется. Дело - в том, что на вторую чашу весов надо начать подавать сконцентрированный живительный воздух и прочие густые газы, чтобы хоть как-то эта до доверху задранная чаша начала своё поступательное движение вниз, к земле грешной, где и нахожусь я, придавленный не смыслом, а сытостью. Мне только что подумалось, что колоссальным преимуществом бедных крестьян всегда было то, что даже то немногое, что они своими челобитными клали на духовную чашу, было уравновешено отсутствием этих самых благ. Получается, что не зазорно иметь много (барахла). Зазорно, имея большие материальные возможности, не класть на их противовес своё внимание, мысли, душу. Кому многое дано, с того больше спрашивается. Кажется, так?

Может быть, я и ошибаюсь, проводя такое различие между Черствостью и Отуплением, но последнее мне и взаправду видится бичом нашего смутного времени. Да и приятное моему слуху понятие Развития при Отуплении задевается не кисло. Развитие - это всё-такие Заострение! Но когда Вы остро пытаетесь заточить свой карандаш, то он очень часто ломается, и надо снова его того - обрезать и затачивать. Неудобно, однако. Но именно заточенный карандаш потом может долго рисовать и подчеркивать то, что выделил и счел важным. Огрызком ничего не подчеркнешь, не выделишь, даже в руку не возъмешь. Но зато длина останется без изменений, не будет год от года укорачиваться, давая взамен тысячи подчеркнутых строк и мудростей...

А раз я такой получился не положительный, то и хрен с Вами! Пока-пока! :)))

https://docs.google.com/document/d/1BjqMHL06Z40L_LmGpPCYa8E85xBE76Gs-mq5D12E4qY/edit

И вовсе не Ваш

Сухарь ММ

03-04-2012