Обещанный Зиновьев. О смысле жизни. Локально и Глобально

Через четыре часа начнется рабочий корпоратив, понятно (по дате создания), чему посвященный. Зато попью хорошего ресторанного вина и еды поем оттуда же нахаляву. Традиции русских рабочих коллективов. Но, пока есть обеденный час, вернусь к Зиновьеву и расскажу, как и когда я на него вышел.

Шел 1990-ый год, осень. Союз еще не был развален, но все шло к тому.И вот в популярном тогда журнале “Смена”, сменившим размер и формат, в трех выпусках напечатали А.Зиновьева “Иди на Голгофу”. Тогда вообще много чего печатали. Но главное заключалось в том, что люди - ЧИТАЛИ. Охотно читали. Я, получивший все три выпуска с романом уже после того, как его опубликовали целиком, проглотил книгу на ура. А иначе и быть не могло. Сразу же возникло устойчивое устремление выписать некоторые мысли на бумажку. Естественно, я это сделал, а через полгода у мамы на работе набил на допотопном (из первых) компьютеров десять лучших мыслей из романа. По прототипу десяти заповедей. Этих ценнейших советов, конечно же, было намного больше. просто в силу молодости я не на всех еще тогда мог акцентироваться и понять их глубину.

Легкий перескок. Года два назад выслал электронный вариант книги (почему-то в Экселе) одной знакомой. Уже на следующий день была бурная реакция! Хотя поначалу всё шло совсем не так (чтобы бурность была). “Стала читать, - рассказала на второй день по телефону знакомая, не желая сдерживать до удобных времен свою свежую реакцию, - прочла страниц десять. Думаю, что за ерунда? Но, думаю затем, разве стал бы Майорыч предлагать туфту? Заставила себя еще кое-как прочитать пяток страниц...К четырем утра прочитала всё! Где же я раньше была? Почему двадцать лет назад я не встретила эту книгу? Ведь сколько бы времени сэкономила и шишек не набила!”

Книга, скажу прямо, шедевральная. Зиновьев, бывший другом Зюганова, ушел из жизни в середине первого десятка третьего тысячелетия. Уже старым. Я много чего у него читал. Но ни одна вещь уже не произвела на меня такого же мощнейшего впечатления. Смысл ее раскрывается не по сюжету, который незамысловат, а по одновременному переплетению перед взором читателя смысла жизни и смысла веры. Эта книга о том, как надо жить, по каким человеческим заповедям, каковые неизбежно сопараллельно звучат божественным. Хотя во многом уже отличаются от них, ибо человечество за два тысячелетия не могло не измениться.

Зиновьев был философом, то есть получил именно такое образование. И этим многое сказано. Все вопросы, касаемые в том числе и преимущественно Бога, он рассматривает диалектически, даже придумав главному герою книги - Ивану Лаптеву - антипода, который спорит с внутренним голосом Ивана, утверждая, что “быть Богом плохо для самого Бога”.

Мне не хотелось бы заниматься пересказом чудесного кладезя мудрости и знаний, а посему я хочу эту заметку повести в ключе разрозненного цитирования и своего рассуждения относительно каждой из мыслей. Хорошо?

Итак. Начну.

- Уже давно идет непримиримая борьба между религией и идеологией за сознание людей,- говорит Антипод.- Религия терпит поражение. Судьба ее предрешена. Почему? Религия идет против природы человека и общества. Она прививает человеку способности к самоограничению. Идеология соответствует природе человека и общества. Она прививает человеку способность приспосабливаться к своей социальной природе и среде. Ограничения на поведение людей, которые могла бы привнести в общество религия, слишком слабы для современного человека и нереалистичны. Чтобы современного человека держать в узде, нужны мощные органы надзора и подавления, нужна система наказания, нужна сила коллективного воздействия и контроля. Религия дает человеку некоторую индивидуальную самозащиту, если этот человек не имеет доступа к благам жизни и не имеет шансов преуспеть. Но она тем самым прививает ему покорность обстоятельствам, пассивность. Идеология же дает человеку некоторые средства индивидуального нападения на общество, если человек стремится к жизненному успеху, стремится получить доступ к благам жизни, имеет для этого возможности. Она тем самым прививает человеку активность. Религиозность есть капитуляция перед социальными обстоятельствами, идеологичность - нападение на них. Не религия, а идеология отвечает на вопрос: как жить наилучшим образом в современном обществе? Религия отвечает на другой вопрос: как наилучшим образом оправдать для самого себя свою жалкую участь и неспособность иметь жизненный успех? Чье положение перспективнее? Ты сам прекрасно знаешь, что наша русская церковь и хранимая ею религия давно утратили религиозную сущность и играют подсобную роль в системе нашей идеологии. Это не случайно. Любая старая религия в наше время перерождается в идеологию. А так как она стремится сохранить некие религиозные атрибуты, она не способна переродиться полностью и потому обречена на подделку, на ложь, на страдание и гибель.

Замечу принципиальное: книга писалась в конце 80-х, когда русская церковь полностью находилась под государственной машиной. Даже не знаю, как комментировать эту мысль. Да и надо ли? Всё ведь ясно. Тем более, что дальше Антиподу говорит герой:

- Люди в массе стремятся как можно меньше работать, не ограничивать себя и не испытывать всякие неприятности. Но при этом они стремятся иметь как можно больше всяких благ, удовольствий, развлечений. Это кажется естественным. Но лишь на первый взгляд. Неизбежным результатом удовлетворения этих стремлений является пресыщение, скука, разочарование, разврат, депрессия, тяга к искусственным возбудителям, расцвет негативных страстей и качеств людей (зависть, злоба, лицемерие, обман...). Даже в нашем сравнительно бедном, идеологизированном, строго контролируемом обществе, с обязательным трудом уже нарушено нормальное соотношение между тем, что человек имеет, и тем, как это ему достается. Если не будет найдено общественно значимое средство самозащиты людей от этой ненормальности, человечество будет деградировать.

А ведь средство самозащиты так и не найдено...

Теперь немного о душе.

- Допустим,- говорит Антипод,- душа важнее для человека, чем все остальное. Пусть тело служит для души. Но ведь и душа нужна для тела. Ладно, оставим эту сторону дела без внимания. О душе надо заботиться. Ее надо хранить. Как? Согласен, есть особые приемы. Ты учишь им. Но суть дела в том, что они хороши лишь на словах, а не на деле. На деле, чтобы сохранить душу и укрепить ее, надо поступать так, что в результате приходится убивать именно душу. Это противоречие неразрешимо в рамках твоей религии. А в жизни такие логически неразрешимые проблемы решаются постоянно. Как? Колебания, смятения, взлеты, падения, насилие, гибель, грязь, слезы, кровь, комедия, драма, подлость, обман - вот средства решения логически неразрешимых проблем. И других средств нет. Душу и вообще все добродетели можно сохранить только одним путем: убивая их. Так стоит ли овчинка выделки? Не лучше ли вообще обойтись без твоей души с ее мучительными проблемами? Не лучше ли холодная и расчетливая идеология, делающая жизнь проще, легче?

А вот еще поразивший меня диалог.

Я И ХРИСТОС

Порою, однако, для меня более существенным кажется мое отличие от Христа. Судите сами.

- Поклоняйся лишь Богу своему,- призывает Христос.

- Не поклоняйся никому, ибо ты сам и есть Бог,- призываю я.

- Не клянись,- говорит Он.

- Поклявшись, держи слово,- говорю я.

- Не противься злому,- говорит Он.

- Сопротивляйся,- говорю я.

- Прощай людям их грехи,- говорит Он.

- Никакой грех не простителен,- говорю я.

- Не собирай сокровищ на земле, собирай их на небе,- говорит Он.

- Собирай сокровища в себе самом,- говорю я.

- Просите,- говорит Он.

- Не просите,- говорю я.

- Во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними,- говорит Он.

- Поступайте с людьми соответственно вашим принципам, но не ждите от них того же, то есть чтобы они поступали с вами соответственно вашим принципам,- говорю я.

- Входите тесными вратами,- говорит Он.

- Входите любыми вратами,- говорю я,- ибо входящий не зависит от врат.

- Не здоровые имеют нужду во враче, но больные,- говорит Он.

- Здоровые нуждаются во враче в первую очередь,- говорю я.

- Кто не со мной, тот против меня,- говорит Он.

- Не принуждай никого следовать за тобою,- говорю я.

- Доброе от доброго, злое от злого,- говорит Он.

- Оценка добра и зла не зависит от их причин и источника,- говорю я.

- За все будет расплата после смерти, - так можно понять Его идеи.

- Плата за жизнь есть сама жизнь, наказание за жизнь есть смерть,- говорю я.

- Царство Божие есть награда за праведность,- говорит Он.

- Праведная жизнь есть плата за твою праведную жизнь,- говорю я:

Бог есть твой высший судья, таков смысл Его идей.

- Ты сам высший судья твоих поступков,- говорю я. Он звал следовать за Ним, я же говорю: пусть каждый идет своим путем, пусть наши пути совпадут, и я буду с вами. Я не вознесусь на небо. Я до конца останусь среди вас, безвестный и жалкий проповедник, который учит счастью других, будучи сам несчастен.

Чуть “ниже” Зиновье вообще дает свое видение того, какой должна быть религия:

Религия не должна быть скучной и унылой. И не должна быть стадной. Она должна быть индивидуальной и жизнерадостной, вернее, жизнеутверждающей.

И еще фрагмент:

МОЙ ПУТЬ

Эволюция, развитие, прогресс общества вообще не есть цель человечества. Человек рождается, чтобы прожить свою индивидуальную жизнь, ощутить все элементы жизни как целого - пережить детство и юность, любовь, ненависть, успех, поражение, дружбу и предательство, разочарования и надежды...Пережить все общеизвестные и обычные явления нашей жизни. Лишь отдельные представители рода человеческого эксплуатируют совокупный результат отдельных жизней в свою пользу, вовлекая в сферу своего эгоизма и тщеславия других. Я хочу научить людей не переменам жизни, а самой жизни. Мое учение о житии отвечает на вопрос "Как жить?". И ответ его прост и абсолютен: "Живи!" И в этом ответе содержится все остальное. Но никто еще не умеет извлечь из него это остальное. Нужны особые правила извлечения. Учение о житии учит этим правилам. Следовательно, для него нет проблемы "Быть или не быть?". Для него есть проблема: как поступать на основе принятия принципа "Быть!"? Забота о самосохранении и об улучшении условий существования есть естественное свойство всего живого. И человека в том числе. Есть разные пути для этого: за счет других людей или за счет своих сил, с помощью других или в одиночку, в ущерб другим или без такового, изменять обстоятельства или нет... Я учу вас, как делать это в одиночку, без расчета на других, за счет лишь своих сил, не стремясь изменить общественные условия... Другими словами, я хочу ответить на вопрос

А это я занес в каналы своей памяти еще двадцать с лишним лет назад:

- Все то, что мы считаем положительными явлениями и качествами,-говорит Антипод,- суть лишь отклонения от соответствующих им качеств, которые мы считаем отрицательными и которые на самом деле являются нормой. Красота, ум, доброта, честность, смелость, правдивость и прочие добродетели суть лишь отклонения от нормального безобразия, глупости, злобности, бесчестности, трусости, лживости и прочих пороков.

Всё - относительно. Разве не так? И еще оттуда же, то есть из Совка...

- Надо считаться с фактическим положением людей в обществе,- говорит Антипод, - и учить их, как лучше жить в этих условиях. Безнравственно учить людей нравственности в условиях, когда нравственность ухудшает их жизнь.

Эту цитату я знаю с закрытыми глазами! Как сильно сказано!


Я И АНТИПОД

- Что есть добро?- говорит Антипод.- В жизни добро есть лишь ограничение зла, есть лишь средство зла и опосредствующее звено в делании зла. Зло надежнее, фундаментальнее, устойчивее. Добро хрупко и мимолетно. Зло есть действование по законам падения, добро есть попытка полета, причем полет есть форма падения.

- И все же,- отвечаю я,- именно капля добра в океане зла придает людям черты, позволяющие говорить о некоей светлой природе Человека.

- Возможно. Но я не об этом. Я о том, что нет критериев добра - зла вообще. Если ты совершил какой-то значимый поступок, по крайней мере один человек сочтет его злом и по крайней мере один - добром.

- А что же ты предлагаешь?- спрашиваю я.

- Реальную жизнь, а не суррогат и видимость жизни,- говорит он.- Добиваться всех тех жизненных благ, какие изобрело человечество, по законам нормальной жизни людей в обществе и обычными средствами, то есть по законам и средствами борьбы за существование в условиях современных человеческих джунглей. Побеждает наиболее ловкий и приспособленный! Пусть неудачник плачет. Я предлагаю драку, деятельность, динамику. Есть нервотрепка застойности, мелочности, скуки, рутины. И есть нервотрепка потерь и приобретений, риска, дерзаний, авантюр, предприимчивости. Я за то, чтобы у нас были стремительные взлеты в карьере, выдающиеся мошенники, ворочающие миллионами, гангстерские банды, террористы, шикарные проститутки...Понимаешь, я ненавижу святость, простоту, чистоту, умеренность. Ненавижу и официальную рутину. Хочу, чтобы жить было не так скучно, как мы живем. Обрати внимание, от чего люди больше всего приходят в возбуждение, когда приходят на работу? Именно от фактов нарушения болотности нашего существования. Такой-то украл десять тысяч из профсоюзных взносов. Сколько по сему поводу переживаний! Поймали преступника, убившего десять человек. Ну, от этого разговоров на год хватит. Пойми! Нормальная жизнь не есть богоугодное заведение. Это борьба. Монастырь есть уклонение от жизни. Жизнь есть то, от чего некоторые люди бегут в монастырь. Вся твоя система есть уклонение от жизни и оправдание этого уклонения. Бог есть страх жизни и капитуляция перед ее ужасами. Долой Бога! Да здравствует безбожная оргия жизни!

- Пусть так,- говорю я.- Но известно ли тебе, что безбожная оргия жизни является таковой лишь при том условии, что в какой-то форме и в какой-то мере допускается Бог? Если нет Бога, нет и безбожников,- вот в чем загвоздка. Безбожие не есть отсутствие. Оно есть отрицание Бога, неприятие Бога, борьба против Бога.

А вот следующий отрывок - это вообще НЕЧТО! До сих пор офонареваю и помню почти дословно. Понятие морали ранее (до прочтения данного фрагмента) не выделялось мною в отдельный блок. Мне казалось, что мораль - это само собой что-то такое...Эх.

ВСЕ СУЕТА

Этот случай побудил нас к теоретической дискуссии.

- Старые моральные принципы,- сказал Антипод,- нелепы в применении к нашей реальности. К тому же были изобретены как принудительные средства держать людей в узде и поддерживались силой страха и наказания.

- Нет никакой морали по принуждению,- возразил я.- Если тебя обязывают быть моральным, и ты поступаешь в соответствии с тем, что тебе предписывают, ты не морален. Ты поступаешь хорошо не в силу морали, а в силу принуждения. Мораль свободна. Мораль- это ограничения, которые берет на себя человек, имеющий свободу выбора в своих действиях. Причем берет добровольно, без принуждения. Возможно, делает он это, подражая каким-то образцам или будучи научен другими. Но подражание образцам и следование наставлениям учителя не есть принуждение.

- Попробуй уговори людей быть нравственными только в одном этом отношении- в отношении между мужем и женой,- сказал Антипод.- А ведь они поженились по любви, обещали друг другу хранить верность. Что может удержать их от измены? Только одно: страх разоблачения, осуждения, наказания! Только это, и ничто другое. Причем заметь, как все происходит. Жена изменяет мужу. Он в отместку изменяет ей с чужой женой. И ты, проповедник морали, сам советуешь это как способ преодоления горя. Таким путем образуется океан измен. Попробуй останови этот ураган нравственными заклинаниями! Ты просто не знаешь того, как фактически утверждалась в обществе мораль: путем жесточайших расправ с теми, кто нарушал правила морали. В основе морали лежит не свободное решение человека быть хорошим, а насилие, наказание, кровь, кровь, кровь! Мораль без страха наказания за отступление от нее - ничего не значащая пустышка. Только страх наказания, причем в конечном итоге физического, делает из отвратной твари, именуемой человеком, существо нравственное. Основу самого утонченного изобретения людей, то есть морали, образует самое грубое насилие. Введи закон, по которому неверных супругов следует подвергать позорному наказанию, сразу как миленькие станут. Со временем идеология научится держать их в узде. Разумеется, идеология, подкрепленная средствами наказания. Только вот проблема: стоит ли овчинка выделки? Оправданы ли жестокие меры поддержания морали самими выгодами морального поведения? А может быть, всеобщая безнравственность лучше, чем нравственность ценой страха наказания? Возьми этого обманутого мужа! Он теперь познает прелести распутной жизни. Повторяю и настаиваю: идеологии предстоит утверждать в обществе нравственность, а не религии.

Религия же обречена иметь дело лишь с самими фактами безнравственности.

А теперь маленькое ассорти, то есть разрозненные мысли или фрагменты оных. Вроде бы и можно не цитировать, но в свое время я их выделил жирным (шрифт).

Люди откупаются от заботы о ближнем. В наше время черствость по отношению к ближнему и эгоизм принимают порою самые изощренные формы, внешне безупречные, а по существу - омерзительные.

Раз родились, значит, должны жить по общим нормам человеческого свинства.

Живи так, будто некое высшее существо наблюдает каждый твой шаг и помысел.

Взгляните на себя! Поразитесь тому, какие опасные и отвратительные чудовища вы суть на Признайтесь себе в этом и подумайте о самообороне. И знайте: ничто и никто не способен защитить человека от человека, кроме самого человека. Пока ты сам не примешь решения обуздать сидящую в тебе самом гнусную тварь,не ищи вокруг себя ангелов.

Странное дело. Пишу эту свою самую, пожалуй, странную заметку, впервые публично анализирую чье-то художественное творение, шедевр (но это - моё мнение), а глаз начинает всматриваться и выделять те фрагменты, которые ранее я никак не выделил. Вот один из них. Теперь даже кажется странным, что раньше я не придал ему значения.

ДУША

Я исхожу из факта существования души и не ищу ему научного объяснения. Это некоторая данность, осознаваемая некоторыми людьми и очевидная им самим. Если человек замечает в себе наличие души, ему не надо объяснять, что это такое. Если же не замечает, ему не понять, что это такое, при любых объяснениях, подобно тому, как слепому невозможно объяснить световые ощущения, а глухому - звуковые. Душа есть нечто подобное шестому чувству. Если ты ощутил в себе душу, то есть испытал озарение, знай, что тебе судьбою дан высший дар из всех мыслимых даров бытия. Обладание им и есть высшее счастье. Береги этот дар, храни его в чистоте, упрочивай и обогащай своей последующей подвижнической жизнью. Не меняй этот дар ни на что иное, ибо мена будет неравной для тебя. Все остальное в сравнении с ним есть прах, есть суета сует. Сделай шаг по пути, к которому зовет тебя необыкновенный дар, и ты сам убедишься в этом. Некоторые считают это психическим заболеванием. Пусть так. Но это- такое заболевание, которое превыше всякого здоровья. Я отвергаю душу как некую идеальную и недоступную наблюдению субстанцию, считая ее не менее данной реальностью, чем изучаемые наукой объекты. Душа доступна наблюдению. Ее ощущает сам обладающий ею человек, а для других она проявляется в его поведении. Я также отвергаю душу как нечто отделяемое от тела и способное существовать вне его и независимо от него. Душа есть способность тела, есть состояние тела. Я тем самым хочу изменить сам подход к явлениям духовности, навязанный нам традиционной философией с ее бессмысленным противостоянием материального и идеального. Я утверждаю, что имеется некая интуитивная, данная в опыте душа. Откуда она взялась - не наше дело. Попытки объяснить ее с некоей исторической точки зрения обречены на провал, ибо при этом не обнаруживается ничего по самим правилам историзма. Эта основа сама есть начало пути, не будучи завершением чего-то иного. Она есть абсолютное начало. Она либо есть, либо ее нет. Смертна ли душа? Тело смертно, но понятия смерти и бессмертия лишены смысла в отношении души. Душа не есть нечто переживаемое во времени. Это есть некое бескрайнее и нетекущее состояние. Условно это можно считать установкой на вечность. Душа не ориентирована на время и его окончание.

Мое учение есть учение о душе, о душевном здоровье, о душевном поведении. Оно дает определенный взгляд на душу и все, связанное с нею, а также совокупность определенных правил поведения человека во всех мыслимых жизненно важных ситуациях. Душевность выражается в поступках людей. Существует душевная оценка поступков людей, отличная от других форм оценки. Она осуществляется в терминах добра и зла. С этой точки зрения душевность можно также рассматривать как способность различать добро и зло, стремление делать добро и препятствовать злу, радоваться добру и печалиться злу.

Состояние души (или душевное состояние человека) не есть дело медицины. Душевные болезни не излечиваются лекарствами. Они излечиваются лишь словом и делом,- словом, воплощенным в деле, или делом, выраженным в слове. С этой точки зрения душа есть единство слова и дела.

Странно в кубе. Я еще три подряд пункта выделил из романа. Почему, почему сейчас они стали для меня столь близки и актуальны?

БОГ

Вопрос о существовании Бога не есть проблема для лаптизма (Главный герой книги, напоминаю, Иван Лаптев) . Бог здесь допускается, но необязательно существование Бога допускается, хотя и не исключено. Понятие Бога многосторонне и многозначно. Обозначаемое им существо допускается для различных целей. Что это за существо? Это - существо, варьируемое в широких пределах. Верхняя граница допущения - это абсолютное, существующее вечно и независимо от чего бы то ни было, всемогущее и всеведущее существо. Нижняя граница- допускается лишь мысль о нем. Внутри этих границ- разные степени Бога. Тут, например, в число атрибутов Бога могут быть включены существование, способность все видеть, способность помогать и наказывать. Даже самое слабое допущение Бога полезно для человека. Например, человек уже не ощущает себя абсолютно одиноким. Обращаясь к Богу, человек мобилизует свои внутренние силы для преодоления трудностей. Вера есть определенное душевное состояние человека. Возможна такая ситуация, что человек верит в то, что Кто-то поможет ему в трудную минуту, но не верит в то, что этот Кто-то существует на самом деле. Вера в Бога есть способность человека приводить свою душу, а через нее и свое тело в состояние, наиболее подходящее для данной обстановки. Вера не нуждается ни в объяснении, ни в подтверждении, ни в обещании, ни в наказании, ни в страхе- ни в чем. Вера не имеет никаких оснований вообще. Кто-то выдвинул формулу: верую, ибо это абсурдно! Он был близок к истине, но еще не был в самой истине. Я иду до конца. Я говорю: верую без всяких "ибо".

ФОРМА ОБРАЩЕНИЯ К БОГУ

Вы обращаетесь к Кому-то и просите дать силы нести свой крест. Ни в коем случае не просите Его избавить вас от этого креста, избавить вас от трудностей и сделать ваш путь легким и приятным: все равно вам в этом никто не поможет. Никто. И вам Кто-то не поможет тоже. Но сейчас меня интересует другой вопрос: почему надо обращаться к кому-то вне вас, а не сосредоточиваться на самих себе? Вопрос принципиальный. Суть дела тут в том, что мы все-таки европейцы, а не азиаты. Мы продукт западной, христианской цивилизации- цивилизации, исходящей из молчаливого допущения в каждом человеке некоей субстанции "Я", которую иногда называют душой (что ошибочно). Мы с вами суть "Я" от рождения и в ряде поколений. Нам нет необходимости сосредоточиваться на себе, производя на время некое подобие Я (как это делают на Востоке),- оно в нас и без этого есть. Оно само прет из нас вовне. Нам нужны внешние опоры, дабы образумить свое внутреннее "Я".

В обращении к внешнему существу для нас имеются многие преимущества в сравнении с само сосредоточением. Например, фактор времени и условия. Для само сосредоточения нужны спокойная, сравнительно комфортабельная обстановка и долгие часы времени. Для внешнего обращения бывает достаточно считанных минут. И делать это вы можете в любом месте, в любых условиях. Стоите вы, например, в длинной очереди. Ноги от усталости подкашиваются. Черное отупение и безысходное отчаяние овладевают всем вашим существом. Кажется, больше нет мочи вынести это. Вспомните про ту самую борьбу и произн-сите ее про себя раз пять: "Боже, дай мне силы выстоять в этой проклятой очереди до конца!" Уверяю вас, поможет. У вас даже появится чувство юмора к своему в общем-то (с точки зрения мировой истории) комичному состоянию. Или сидите вы на занудном, нескончаемом партийном собрании...Один из моих пациентов- лектор общества "Знание", специалист по антирелигиозной пропаганде,- читая свои одуряюще скучные лекции, каждые пять минут твердит (по моему совету): "Боже, дай мне силы дочитать эту галиматью до конца и не свалиться с трибуны!" Молитва действует безотказно вот уже три года подряд.

АТРИБУТЫ БОГА

Бог обладает такими свойствами, которые мы сами ему приписываем, принимая неявное определение слова "Бог", и которые можно логически вывести из этих дефинитивных свойств. Если мы, например, допускаем Бога как существо, которому становятся известны все наши поступки и помыслы, то Бог согласно этому неявному определению слова "Бог" является всеведущим в отношении нас. Если мы допускаем Бога как существо, карающее за зло и награждающее за добродетель, то Бог обладает именно такими способностями. Люди, как правило, не понимают логическую природу таких операций и принимают Бога как существо, обладающее некоторыми свойствами независимо от самих людей.

Поясню логическую природу языковых выражений, употребляемых в отношении к Богу. Например, говорят: все в воле Божией, все во власти Бога. И понимают эти выражения обычно буквально: будто Бог обладает волей наподобие человека и имеет власть наподобие начальников, генералов, вождей, диктаторов, царей. Бог никого не принуждает к тем или иным поступкам и вообще не имеет власти над людьми и силами природы. Употребляя упомянутые выражения, люди фактически описывают тем самым свое понимание сложившейся ситуации и свое отношение к ней. Это, например, может быть такое положение, когда ход событий не зависит от самих людей, люди бессильны изменить его, отчаялись изменить его в желаемом направлении. При этом они выражают некоторую веру в то и надежду на то, что кто-то все-таки поможет им, что-то изменится в их пользу. И так обстоит дело с прочими случаями.

Из сказанного никак не следует, что сами феномены, обозначаемые такими языковыми выражениями, лишены смысла. С употреблением их связаны вера и надежда, которые облегчают людям страдания и мобилизуют их силы на преодоление и переживание трудностей, неприятностей, бедствий. Очевидно, что вера в силы Бога (религиозность) помогает человеку в решении таких и только таких его проблем, решение которых зависит целиком и полностью от самого данного человека. Например, если вас осудили на казнь, лаптизм не поможет вам избежать ее, если вас ведут на казнь. Он может вам помочь лишь мужественно, достойно звания человека встретить ее. А это не так уж мало.

Рассматриваемая вера (лаптизм как религиозность), предполагает, что человек не эксплуатирует при решении своей проблемы других людей, все делает сам. Например, если вам представился случай подсунуть вместо себя для казни другого человека, это будет не лаптистски-религиозное решение вашей проблемы. Лаптизм (религиозность) помогает человеку лишь при условии абсолютной нравственности его поведения при решении его проблемы,- вот что тут главное! Можно обмануть друзей, врагов, коллег, власть, общество. Но нельзя преднамеренно обмануть самого себя - имейте это в виду. Можно впасть в самообман. Но это - другое. Самообман - нечто независимое от человека. Преднамеренный обман самого себя означает, что человек отдает себе отчет в своих поступках и знает им цену. Механизм религиозности устроен сам по себе так, что всякое отступление от нравственности убивает его. Ему нужно вверять себя с абсолютной искренностью, беззаветно, целиком и полностью. Когда хранители христианской религии говорят, что Бога обмануть нельзя, они в такой форме выражают то, что наш естественный механизм религиозности работает лишь при условии абсолютной искренности и нравственности.

И еще одна глава. Следующая. Не всё пока понял, но сам для себя хочу сохранить и задуматься более качественно. Что происходит, товарищи? Пишу публично вроде как, а выходит, что для себя!

ЧТО ТАКОЕ "Я"

Мы на ничтожно краткое мгновение возникаем в жизни из Небытия и навечно исчезаем в нем, И самое поразительное в этом чуде нашего кратковременного Бытия есть наше "Я". Философы и ученые исходят из допущения, что в людях существует некое природное или социальное "Я", существует объективно, то есть в том же смысле, в каком существуют горы, моря, планеты, деревья, животные... Не в смысле материального бытия, а именно объективно. Философы и ученые стремятся познать это "Я" по тем же правилам, по каким они стремятся открыть строение атомов, молекул, хромосом. Независимо от них якобы существует "Я", и задача их- изучать его как данность. Они видят задачу свою лишь в том, чтобы познать некоего данного "Человека", "человеческую натуру", "человеческую психологию (или психику)". На самом деле в природе и обществе не существует никакого объективного "Я", ибо "Я" есть то, что каждый из нас изобретает по своей воле и в силу своих способностей. А некое более или менее общее (типичное) "Я" есть лишь результат того, что условия изобретения Я у различных людей сходны.

То, что считается психологией (психикой) человека, не открывается как нечто изначально данное, а изобретается. Открывается лишь биология, лишь физиология. Психология есть явление культуры, а не природы. Проблема человеческого "Я" в таком понимании совпадает с проблемой "Как жить?". Как ты живешь, таково и твое "Я". Ты можешь хорошо жить и иметь хорошее "Я". Ты можешь плохо жить и иметь плохое "Я". Но не бывает так, что человек плохо живет, но имеет хорошее "Я", или хорошо живет, но имеет плохое "Я". Ты можешь стремиться иметь хорошее "Я", но, не умея достичь его, совершишь ошибки и плохие деяния. И тогда твое "Я" будет уродом с отдельными хорошими чертами. Короче говоря, учение о "Я" есть учение о житии.

"Я" есть учение о житии.

А раз законы человеческой психологии (законы "Я") не открываются в природе, а изобретаются самими людьми, то открывается возможность изобрести такую психологию, чтобы мир выглядел для тебя иначе, распространить ее среди людей (научить людей изобретать в себе такое "Я") и сделать иную жизнь бессмысленной. Если мы не можем изменить обстоятельства, то мы можем изменить самих себя так, что обстоятельства потеряют смысл и окажутся за пределами нашего человеческого бытия,- вот коренная моя идея. Но чтобы различные общие элементы человеческого "Я" образовали нечто целое в тебе самом и стали твоим индивидуальным (неповторимым) "Я", чтобы ты обрел власть над этим "Я" и смог творить его по своему идеалу, для этого-то и требуется то неуловимое и не определимое по правилам образования понятий начало, которое я именую Душой. Одно дело- осознавать себя в качестве определенного "Я", на что способны все нормальные люди, и другое дело- владеть своим "Я" и творить его, на что способны не многие. Итак, то, что называют психологией человека, есть явление историческое, а не извечно и на века присущее человеку. Я не хочу этим сказать, что в человеке раньше не происходило ничего похожего на эту психологию и не будет происходить потом (уже не происходит для многих сейчас). Я хочу лишь сказать, что в человеке есть нечто такое, что лишь в определенных исторических условиях приняло форму психологии. Это "нечто" присуще разным людям и в разные времена в различной степени. И в то время, когда оно приняло форму психологии, это происходило не для всех и неодинаково для тех, с кем это происходило. Что из себя представляет это нечто, в каких именно условиях оно приняло форму психологии и в чем заключается эта психологическая его форма- вот задача для размышлений.Ответьте на эти вопросы, и вы поймете многие явления в современной жизни и культуре, в том числе увлечение масс людей спортивными зрелищами, джазовой музыкой, приключенческой и детективной литературой, порнографией. В том числе вы поймете и феномен массовых репрессий и убийств недавнего прошлого, бесчисленные случаи терроризма и насилия наших дней.

То, что наука свалила в одну кучу и рассматривает как некую психологию, следует расчленить по крайней мере на такие элементы: 1) социальный расчет и связанные с ним переживания (желание успеха, ожидание результата, страх потери, зависть и прочее); 2) условия, в рамках которых указанное в первом пункте переживается в системе социальных запретов и ограничений (то есть в условиях действия религии, морали, общественного мнения, правового самосознания). Субъективное переживание всего того, что связано с социальным расчетом, в условиях табу, изобретенных цивилизацией, и породило то, что стало восприниматься как некая от природы присущая людям психология. В нашем обществе рухнули все табу цивилизации. В результате вообще исчезла человеческая психология в строгом смысле слова, осталось лишь физиологическое переживание ситуаций социального расчета. Так что задача состоит не столько в том, чтобы изменить психологию людей, сколько в том, чтобы изобрести ограничения, в которых она может возникнуть.

- Во всем,- говорит Антипод,- есть свои объективные закономерности. Даже в исключениях есть законы исключений и законы, по которым они случаются. Даже в хаосе есть объективные законы. Возьми большое число явлений и определи, что ты будешь называть хаотическим состоянием для них. И я тебе докажу, что нужно следовать определенным законам, чтобы такое хаотическое состояние получить. Есть всеобщие законы, которые распространяются и на явления человеческой жизни, в том числе на психологические и духовные. Вот тебе несколько примеров. Если один человек причиняет зло другому человеку (например, обманывает его), то по закону психологической самозащиты он вырабатывает в себе негативные эмоции по отношению к своей жертве, ищет дефекты в ее поведении, чтобы обвинить жертву и оправдать себя. Если человеку причинил зло другой человек, то, чтобы облегчить свои страдания, он стремится отплатить этому другому человеку той же монетой. Хватит?

- Хватит,- говорю я.- Но ты уверен в том, что эти твои "объективные законы" не являются изобретениями человека?

- Есть факты,- отвечает он,- которые...

- Верно,- соглашаюсь я,- но ведь и современные культурные растения выведены человеком из диких видов, что не отвергает того, что они изобретены людьми. То же с законами психологии. К тому же все изобретенное человеком тоже объективно. Ты просто переводишь разговор в другой план, а не опровергаешь мои утверждения.

- Пойми,- говорит он,- в реальном человеке одновременно сочетается все. Он любит, ненавидя. Ненавидит, любя. Предает, давая клятву верности. Отзывчив и непроницаем в том же самом чувстве. Способен на самопожертвование, но способен и на жертвование другими. Подл и благороден.

- Но что делает людей хорошими или плохими, подлыми или благородными, добрыми или злыми? - спрашиваю я.- Не идеология же. Идеология как раз оправдывает и развивает в людях эту гибкость, как ты сам выражаешься.

- Верно,- говорит он,- в мире все усложняется. Усложняется и духовный мир человека. Лишь идеология способна упорядочить внутренний сложный и хаотичный мир человека.

- Усложняется внешний мир человека,- говорю я,- его взаимоотношения с людьми. Но внутренне человек опустошается. Он избавляется от сложных внутренних механизмов духовности, дабы лучше эксплуатировать свою социальную среду.

И в таком духе мы спорим часами, не приходя ни к какому соглашению и ни к какой ясности.

И вот еще одна главка, где последний абзац я срисовал давно-давно. Но дабы читающий сейчас понял эти последние предложения, я любезно не пожалел заслать на ресурс (сайт) весь мини-блок целиком.

О СМЫСЛЕ ЖИЗНИ

Сколько было сказано слов о смысле жизни! И все они лишены какого бы то ни было смысла. Почему? По очень простой причине: многие говорили о смысле жизни, но никто не определял само понятие смысл жизни. А как можно исследовать обозначаемое данным выражением явление, если неизвестно, что именно обозначает это выражение?! Как можно рассуждать о смысле жизни, если рассуждающие не знают, каков смысл самого выражения "смысл жизни", что именно обозначает это выражение?!

Подчеркиваю: чтобы разрешить некую проблему смысла жизни, надо сначала установить смысл (значение) самого выражения "смысл жизни". И тогда, может быть, отпадет сама проблема как банальная или пустая. А может быть, окажется неразрешимой. Кто знает? Вот и займемся сначала выяснением смысла выражения смысл жизни.

Вот предпосылки для этого. Имеется в виду жизнь человека. А жизнь человека есть совокупность действий или поступков, которые он совершает в то или иное время и в той или иной области пространства. А всякое действие (поступок) характеризуется определенными результатами, последствиями, целями, желаниями, мотивами, причинами. Вот по этим свойствам действий людей люди сами приписывают человеческой жизни определенную ценность, дают ей определенную оценку. Исторически в каждой человеческой общности вырабатываются более или менее определенные критерии такой оценки человеческой жизни, критерии приписывания ей той или иной ценности. Эти критерии в той или иной мере и форме сообщаются новым поколениям в процессе их воспитания и образования. Происходит это как сложный исторический процесс, с конфликтами, с крушениями, переворотами. Но общество все же тяготеет к выработке более или менее устойчивых критериев оценки человеческой жизни. И такие критерии принимаются людьми во внимание заранее, еще в начале жизненного пути, во всяком случае, еще до того, как жизнь закончена и еще есть какой-то резерв сил и времени. Выражение "смысл жизни" и обозначает это отношение людей к их собственной жизни и к жизни других людей, оценку человеческой жизни по некоторым общественно значимым критериям.

Проблема смысла жизни не есть нечто однозначное. Есть индивидуальная проблема оценки человеком своей собственной жизни и намерений. И есть общая проблема- проблема критериев оценки и отношения к ним, отрицания или принятия их, замены одних критериев другими. Несмотря на огромное число различных случаев возникновения и решения таких проблем, все они имеют некоторые общие основания. Вот в отыскании и описании этих оснований и скрыта суть дела, которая так или иначе волнует людей, но о которой они не хотят или не могут по тем или иным причинам говорить откровенно.

Что же это за основания? Есть общеизвестные и общечеловеческие жизненные блага- средства и условия существования, средства развлечения, здоровья, защиты, есть гарантии всего этого. Стремление людей к лучшим условиям и способам существования, стремление занять в обществе наилучшее положение для этого- в массе людей это нормальное явление, это есть условие человеческой жизни вообще. Но есть также общественно значимые способы, какими люди добывают жизненные блага в общественной среде, какими они приобретают для себя доступный по их силам, способностям и положению кусок этих благ. Эта опосредованность отношения людей к жизненным благам способом их добывания и порождает проблемы, над которыми ломают голову и страдают столько людей. Для них этот посредник приобретает самодовлеющее значение, становится доминирующим, затемняет собою то, что он опосредует. Потому и получается так, что, например, музыка и сочинение стихов субъективно становятся самоцелью для отдельных людей, хотя объективно они суть лишь средства добывания жизненных благ и занятия наивыгоднейшей жизненной позиции. Если бы ковыряние в носу приобрело такую же престижную ценность, как игра в шахматы, игра на скрипке или занятие теоретической физикой, то и тут появились бы индивиды, считающие делом своей жизни развитие техники ковыряния в носу и предающиеся этой творческой деятельности с самозабвением.

Перед человеком открываются два пути, практически решающие его проблему смысла жизни: либо окунуться в борьбу за жизненные блага по законам данного общества, либо уклониться от этой борьбы. Есть разные способы уклонения. Не все они равноценны. Наибольшее значение имеют такие, которые приносят удовлетворение и дают оправдание вашему уклонению от борьбы. К их числу относится учение, которое я проповедую вам.

Отдельная маленькая мысль “О Материальном благополучии”. :) И еще одна по теме - о Благополучии

Лучше не иметь, чем терять. Надо суметь жизнь построить так, чтобы иметь, не имея. Значит, надо установить, обладание чем означает одновременно отсутствие его. Надо установить, в чем можно свести потребности к минимуму и в чем развить до максимума. Причем с минимальными затратами, и максимальным успехом. Учись терять. Учись оправдывать свою потерю и находить ей компенсацию. Не приобретай того, без чего можно обойтись.

ЕЩЕ О БЛАГОПОЛУЧИИ

Я не против сытости и благополучия. Я- "за". Но я знаю, что для массы людей это достижимо лишь на короткое время. А когда это становится привычным образом жизни, то наступает деградация человека в качестве Человека. Сытость- величайшая опасность для человечества. Постоянная сытость есть пресыщение. Человек должен иногда насыщаться, но не быть постоянно в состоянии сытости. Сытость (благополучие вообще) должна быть праздником для человека.

То же самое имеет силу для страны в целом. Не постоянное благополучие, а периоды трудностей, сменяемые короткими периодами благополучия,- вот нормальное состояние общества. Сытый человек - страшное существо, а пресытившийся- кошмарное.

А вот еще три подряд блока, которые были жирными в моей башке

УДОВОЛЬСТВИЯ

Стремление к удовольствиям (к наслаждению) есть характерная болезнь нашего времени. Она подобна алкоголизму и наркомании. Если человек встал на этот путь и прошел по нему хотя бы небольшой отрезок, излечить его практически уже невозможно. Причем в наше время это стремление принимает уродливые, извращенные формы- -людям навязывается в качестве наслаждения то, что противоречит их натуре, то есть ложное наслаждение. Это - мощное средство манипулирования людьми. Сумей устоять против этой эпидемии, и ты поймешь, в чем состоит истинное наслаждение жизнью,- в самом факте жизни. А для этого нужны простота, ясность, умеренность, душевное здоровье, короче говоря, самые простые, но теперь самые труднодоступные феномены жизни. Для подавляющего большинства нашего населения убогий быт и дефицит всего того, что приносит удовольствия, даны на века. Надо думать о том, как к этому приспособиться, чем это компенсировать. Единственное средство для этого, если исключить борьбу за жизненные блага как цель жизни,- развить религиозное отношение к реальности, развить духовный мир и культуру духовного общения. Верно, что человек стремится к счастью. Нет счастья без способности к самоограничению и без самоконтроля. Ограничивая и сдерживая себя в обычном житейском разрезе бытия, ты поворачиваешь свое "я" в иной разрез, в котором лишь можешь испытать счастье. Без этого возможна лишь мимолетная и кратковременная иллюзия счастья. Удовлетворение есть результат победы над обстоятельствами. Счастье же есть результат победы над самим собой.

ТЫ И ДРУГИЕ

Сохраняй личное достоинство. Держи людей на дистанции. Сохраняй независимость поведения. Относись ко всем с уважением. Будь терпим к чужим убеждениям и слабостям. Не унижайся, не холуйствуй, не подхалимничай, чего бы это ни стоило. Не смотри ни на кого свысока, если даже человек ничтожен и заслужил презрения. Воздай каждому должное. Гения назови гением. Героя назови героем. Не возвеличивай ничтожество. С карьеристами, интриганами, доносчиками, клеветниками, трусами и прочими плохими людьми не будь близок. Из общества плохих людей уйди. Обсуждай, но не спорь. Беседуй, но не разглагольствуй. Разъясняй, но не агитируй. Если не спрашивают, не отвечай. Не отвечай больше того, что спрашивают. Не привлекай к себе внимания. Если можешь обойтись без чужой помощи, обойдись. Свою помощь не навязывай. Не заводи слишком интимных отношений с людьми. Не лезь к другим в душу, но и не пускай никого в свою. Обещай, если уверен, что сдержишь обещание. Пообещав, сдержи обещание любой ценой. Не обманывай. Не хитри. Не интригуй. Не поучай. Не злорадствуй. В борьбе предоставь противнику все преимущества. Не насилуй других. Насилие над другими не есть признак воли. Лишь насилие над собой есть воля. Но не позволяй другим насиловать тебя. Сопротивляйся превосходящей силе любыми доступными средствами. Вини во всем себя. Если у тебя выросли жестокосердные дети - ты воспитал их такими. Если тебя предал друг - ты виноват, что доверился ему. Если тебе изменила жена - ты виноват, что дал ей возможность измены. Если тебя угнетает власть- ты виноват, что внес свою долю в ее мощь.

Не действуй от имени и во имя других. Думай о последствиях своих действий для других- ты за них (за последствия) в ответе. Благие намерения не оправдывают плохих последствий твоих действий, хорошие последствия не оправдывают дурных намерений.

Тело съедают незримые бактерии. Душу съедают мелкие заботы и переживания. Не допускай, чтобы мелочи жизни овладели твоей душой.

Никогда не рассчитывай на то, что люди оценят твои поступки объективно - такой "объективной" оценки вообще нет. То, что мы считаем объективной оценкой, есть то, как нам самим хотелось бы, чтобы люди оценили наши поступки. Мотивы твоих поступков не совпадают с тем, какие мотивы припишут им другие. Твои мотивы сами меняются со временем, а часто многосторонни и противоречивы. Ты сам невольно ищешь подходящие обоснования своим поступкам и даже оправдания их. Люди смотрят на твое поведение с точки зрения своих интересов и в системе своего миропонимания. Люди различны. Один и тот же поступок есть зло для одних и добро для других. Более того, при оценке поступков людей даже истина фактов достижима лишь иногда и лишь частично. Ты живешь, не понятый другими, и умрешь непонятым. Это общий закон. Только тот, ' кто не претендует на некое объективное понимание своего поведения другими, живет достойно человека. Смерть и забвение исправляют все "несправедливости" в этом отношении. Добавь ко всему прочему умышленную ложь и клевету, а также стремление людей идеализировать избранные личности. Помни: ты есть единственный и высший "объективный" судья своего поведения, ибо оно есть твое поведение, и ты волен судить его по своему усмотрению.

ОБ ОБМАНЕ

"Ври, да знай меру", гласит народная мудрость. "Не пойман - не вор". Все это верно. Но человеческую душу разрушают не столько явные, сколько тайные и скрытые проступки. "Все тайное становится явным"- это не следует понимать буквально. Это надо понимать: тайное зло так или иначе, рано или поздно отплатит за себя. Поступки, в которых не раскаиваются, убивают душу. Не случайно люди в свое время выдумали исповедь и покаяние. Конечно, можно прожить и без этого. Но качество жизни будет иное. Где лучше купаться - в чистом и ясном источнике или в грязной и вонючей луже? Верно, кое-кто предпочитает второе. Свиньи, например.

Еще один абзац из прошлого. Только уже став полноценно взрослым, окинув задним числом всю свою предыдущую жизнь, в которой я преимущественно учился, а лишь недавно плотно вошел в рабочую атмосферу ежедневного труда, я оценил эту мысль по достоинству. Сколько же лозунгов, так и не сработавших, вкладывали в нас тогда? Например, культ интеллигентного и образованного петербуржца. Мол, каждый порядочный житель Ленинграда должен знать, что Казанский собор построил Монферран. Шучу. Монферран построил Исаакий. Но. Но по жизни, когда я сталквался не только с чужим невежеством, но и со своим личным, я частенько задавал себе вопрос: так ли уж это критично, что я чего-то элементарно не зазубрил или не помню? И при этом я уже накладывал на ответ всё то что-то такое энергетическое, что и помогало определять душевное состояние человека, с коим я общался и обнаруживал какие-то виды незнания? Когда с человеком хорошо, то разве стоит его корить за пробелы в...в знаниях?! Именно об этом следующий отрывок.

ЗНАТЬ ИЛИ ПОНИМАТЬ

"Во многой мудрости много печали,- говорил царь и сын царя Екклезиаст.- Кто умножает познания, умножает скорбь".

"Много будешь знать - скоро состаришься", гласит старая поговорка. А наше советское время добавляет: "...а неученых- тьма".

Прав был Екклезиаст. Правы были наши темные и невежественные деды. Чрезмерное знание порождает заблуждение, умственный хаос и в конечном счете опустошение. Часто лучше не знать, чем знать. Лучше учиться понимать, чем копить знания. Знать надо необходимый минимум, понимать же надо максимально много. Знание пассивно. Понимание активно. Знание- то, что добыто другими. Понимание- то, что ты добываешь сам. Знание есть обладание, понимание - созидание. Понимание есть способность приобретать знания в случае надобности и освобождать голову от них после использования их.

Актуальная мини-глава об Одиночестве. Ценной мне показалась только одна мысль, которую я и выделил жирным шрифтом. Но всё-таки абзац - небольшой,можно и целиком.

ОДИНОЧЕСТВО

"Человек одинокий, - сказал Екклезиаст, - и другого нет". Екклезиаст прав, но... Но... Хотя я еще молод, я в этом деле одиночества опытный специалист. Быть одиноким - моя судьба и мое призвание. Но бороться против, одиночества есть тоже мое призвание. Но не судьба, к сожалению. В одиночестве есть свои плюсы и свои минусы. Но не в них дело. Суть одиночества в другом. Твой жизненный путь пролегает так, что ты лишь внешне и случайно соприкасаешься с другими людьми, причем- без взаимного проникновения душ. Это самое мучительное состояние человека. Можно вынести любые страдания, кроме одиночества. Одиночество- главная причина смерти. И выход из одиночества есть лишь смерть. Для обычных людей самоубийство есть хорошее средство. Для богов же - лишь путь на Голгофу. Христос мог избежать Голгофы. Но не стал уклоняться от нее, - он был одинок, и он понимал, что иного выхода из одиночества у него не было. Против одиночества нет лекарств, и нет упражнений, как преодолевать его. От одиночества нет спасения. Бог одинок. Ужас его положения - он бессмертен.

Некая главка, где есть основной момент о смысле наказания или награды. Но, разумеется, ответ вовсе не так прост. Скорее, философен...Зато сколько производных от него, заставляющих задуматься!!!

РАСПЛАТА

Что ждет нас: Рай иль Ад?Послушайте ответ:

Свет есть огонь, огонь есть свет.

Не играет роли, что ждет нас в конце,- наказание или награда. Наказание и награда, полученные в конце, суть одно и то же, ибо они получены в конце. Конец их уравнивает. Конец, как сострил мой Антипод, сводит концы.

Награда есть прожитое тобой, а не будущее. Старайся жизнь закончить так, чтобы после тебя ничего не осталось. Малое наследство вызывает насмешки и презрение. Большое наследство порождает злобу и вражду наследников. Любое наследство оставляет людям хлопоты. Старайся уйти так, чтобы никто не обратил внимания на твой уход и чтобы люди не злились на то, что после тебя остался мусор и нужно очистить мир от твоего пребывания. Ты явился в мир незваным и уйдешь не оплаканным. Не завидуй остающимся: их ждет та же участь. В конце концов мы уйдем все, и никто и никогда не узнает о том, что мы были.

Следующую главу я не мог пропустить, хотя она содержит в себе минорно звучащее слово “смерть”. Но разве без данного понятия можно обойтись?

ОТНОШЕНИЕ К СМЕРТИ

Смерть есть прекращение жизни, есть отсутствие жизни. Так что жизнь после смерти есть логический нонсенс согласно самому определению понятия смерть. Аналогично рождение есть начало жизни, и, по определению понятия рождение, жизнь до рождения есть тоже логический нонсенс. Я берусь чисто логически доказать, что данному конкретному человеку невозможно снова родиться после смерти, а значит, и в прошлом у живущего человека не могло быть других рождений и смертей. Живет человек лишь один раз. И процесс его жизни непрерывен, то есть от рождения до смерти идет непрерывная жизнь.

Жизнь вообще есть то, что заключено между рождением и смертью. Если вы сумеете в умершем теле снова воспроизвести живое существо, это будет уже другое, а не прежнее "я". Если вы перенесете мозг данного человека в другое тело, вы опять-таки получите другое "я". Есть пределы заменимости частей человеческого тела, за которыми исчезает данное "я" и возникает другое.

Смерть естественна. Почему же человек протестует против нее? Почему страх смерти есть самый сильный страх для подавляющего большинства людей? Только ли в инстинкте самосохранения тут дело и в нем ли вообще? Дело в том, что человек исторически сформировался с установкой на вечную жизнь. В его организме не заложено никакого механизма, вызывающего ощущение и предчувствие неизбежности смерти. Умирая, человек не воспринимает это как исчезновение навечно. Он воспринимает это как нечто временное. Вернее, он относится к моменту времени, когда он умрет, не как к независимому от него и лежащему вне его жизненной линии, а как к пределу, который лежит на его жизненной линии и к которому он будет приближаться бесконечно долго (сравните это с парадоксом "Ахиллес и черепаха"). Инстинктивный страх смерти не содержит в себе идеи бессмертия. Так что идея смерти в ее беспощадном смысле есть продукт цивилизации. Это- открытие, сделанное человеком уже с помощью мышления.

Вечная жизнь - страстная мечта смертных. Будь мы бессмертны, мы мечтали бы о смерти. Но что такое вечность? Вечность есть время как таковое, чистое время. Вечно существующее не ощущает хода времени. А жизнь без такого ощущения немыслима. Жить - значит ощущать ход времени, то есть умирать. Не умирать - значит не жить. Только Ничто вечно.

Кроме того, смерть милосердна". Вечная жизнь есть абстракция, имеющая смысл при том допущении, что вечно живущее существо никто посторонний не убивает, что оно ничем не болеет, не стареет. Ну а если бессмертному существу отрезали голову?! Потеря жизни при условии, что другие будут жить вечно, - потеря кошмарная. Если бы люди принимали во внимание это обстоятельство, никакого исторического прогресса не было бы. Прогресс человечества есть отбор в ряде поколений. Смерть есть условие эволюции. Я уж не говорю о том, что для миллионов людей смерть есть единственный и наилучший способ решения их проблем. Как сказано:

В конце пути постигнешь высшее ученье:

Жизнь есть тоска проблем, а смерть есть их решенье.

Главное в проблеме смерти - проблема жизни. Вопрос "Как достойно человека умереть?" есть вопрос "Как достойно человека жить?". Загробная жизнь есть лишь абстрактная экстраполяция жизни до гроба. "Вечная жизнь" после смерти есть лишь абстрактная возможность вечной длительности прожитой жизни.

Помните! Именно эта переживаемая сейчас минута вашей жизни есть миг вечности. Именно этот ваш совершаемый сейчас поступок есть ваш вклад в бессмертие. Что посеешь, то пожнешь. Проблема смерти для человека есть проблема его прошлого, а не будущего. Смерть есть награда всему и наказание всему. От тебя зависит, в каком обличье принять ее. Лучше умереть в драке или в какой-то катастрофе. Постарайся дойти до могилы на своих двоих, не причиняя другим хлопот. Лучше умереть здоровым, чем больным. Слабые цепляются за жизнь. Сильные готовы с большей легкостью расстаться с нею. Лучше умереть, не ведая того и внезапно, чем глядя в лицо смерти и медленно. Счастливы убитые в спину и из-за угла.

А вот следующая глава - она только внешне как забавно звучит, но я уже могу проколлерировать ее с моим личным опытом. Взять того же Кошастого, о котором я недавно писал. Чем не пример?

КОНКУРЕНТ

- Идея расплаты за земные грехи была великим открытием человечества,- говорит мой случайный собутыльник.- Только расплачивается человек не на небе, а на земле, причем еще при жизни. Человек за все платит, причем платит сам. Можно, конечно, ускользнуть, не успев расплатиться,- уйти от расплаты. Но смерть в этом случае тоже есть расплата. Если человек делает зло другому, ему так или иначе кто-то причинит зло. Люди не знают этого закона жизни и живут как попало. Посмотрите, что происходит. Людей- миллионы. Их жизнь- океан или болота порока и греха. Люди страдают от этого. Ищут какой-то наилучший для себя вариант жизни. На какое-то время находят что-то такое, что вроде бы устраивает их. Но лишь отчасти и лишь на короткое время. И иногда. Но в общем и целом люди такого наилучшего варианта жизни не находят, хотя ищут миллионы, хотя опыт поисков необъятен. Почему не находят? Объяснение очень простое. Каждый человек по отдельности имеет ограниченную жизнь и ограниченный опыт поисков. Результат этих поисков - опустошение, разочарование, отчаяние. Люди находят искомую систему жизни лишь в массе, а не для каждого представителя массы по отдельности. Образ жизни массы людей не есть образ жизни отдельного человека. Отдельному человеку достается лишь определенная доля, за которую он платит в силу общего закона эквивалентности обмена. И в массе же людей складывается общепринятое оправдание этой ситуации. Мол, все так живут, никуда не денешься, Люди берут пример друг с друга, стремятся наверстать упущенное. Живут по принципу: как бы не упустить, я не хуже других, надо и мне попробовать. И пробуют. И наверстывают. И спешат урвать кусок жизни. И получают в качестве расплаты страдание. И все это суета сует, и всяческая суета, и томление духа.

Наилучший вариант (система, образ, способ) жизни должен быть открыт или изобретен выдающимися одиночками,- говорит он.- Такой первооткрыватель должен успеть проверить его на самом себе, как-то зафиксировать, передать его ученикам. Такой способ жизни должен стать образцом для подражания, должен очевидным образом доказать свои преимущества. Нужно время, чтобы число последователей Перво-открывателя возросло и чтобы они стали оказывать заметное влияние на окружающих. Нужно, чтобы этот образец выжил в борьбе с окружением, чтобы его не задавила в зародыше среда. А среда- миллионы людей, жестоких и беспощадных ко всему, что нарушает их привычный образ жизни, особенно к тому, что обнаруживает убожество его и предлагает нечто лучшее. Масса ненавидит всякие улучшения образа жизни, если они воплощаются в отдельных исключениях.

Я признаюсь тебе: я изобрел такую наилучшую систему жизни,- продолжал он дальше.- Я следовал ей всю жизнь. И был счастлив. Надеялся прожить по ней до конца. Но... Но однажды в мою жизнь вторгся другой человек- женщина. Я не устоял, женился. Полюбил свою жену беззаветно, всеми силами своей души, которые сберег в себе благодаря своей системе. Я доверился ей как дитя. И поверил в нее. И это была моя роковая ошибка. Через эту женщину внешний мир вломился в мою идеально организованную жизнь и разрушил мою систему до основания. В мою жизнь вторглись обманы и измены, лицемерие и ханжество, злоба и ненависть... Я ее боготворил, а она оказалась ничтожеством. И меня она низвела до уровня ничтожества. Сам видишь, что со мной стало. Один заурядный человечишка способен разрушить творение Бога! Так что уж говорить о способности миллионов на это. Берегись другого человека, если хочешь следовать своей системе!

Я потерпел крах,- говорил он.- А ведь такие первооткрыватели, как я, появляются раз в сто лет, а то, и еще реже. Я, может быть, был таким одиночкой в наш век. И, может быть, другого не будет долго-долго. А может быть, вообще другого не будет. А жаль...

Я не стал говорить этому человеку, что другой первооткрыватель уже есть, так как во мне самом появился страх катастрофы. Меня может спасти лишь то, что я никогда не женюсь на моей Богине. Но ведь мир велик и людей в нем много.

Пожалуй, достаточно. У читателя может сформироваться представление о книге, как о чистой воды философии. Но это не так. Сюжет романа строится вокруг живого персонажа - всё того же Ивана Лаптева, почти бомжа, любителя выпить, которого Советская Власть гоняет по всем углам, а ГГ (главный герой) сопротивляется и противопоставляет Режиму свою смекалку и изворотливость, попутно делая свои выводы и обобщая их.

Впрочем... Если кто и услышал мою рекомендацию, то этих выдержек уже должно хватить. В конце концов, у меня нет цели - заставить кого-либо силком прочитать А.Зиновьева “Иди на Голгофу”. :)))

Ваш ММ

07-11.03.2012