Об искренности. Типовые и не таковые схемы и приличия в общении.

Хэлло, сентябрята! Да, начался не только новый месяц, но и – время года. Осень… Ну, впрочем, жизнь на этом не останавливается, а моя неспящая мысль неожиданно для своего обладателя побежала в странную степь, где и нашла в минувшие выхи тему для очередного сочинения. Что-то в голову зашло осмысление того, как охотно мы надеваем на себя типовые маски, причем, даже в ситуациях, где с возрастом отношение к ним могло бы и измениться, но почему-то мы предпочитаем шаблон, а не экспромт. И, естественно, господа, я не могу обойти тему самую важную и популярную – взаимоотношений между М и Ж. Много примеров видел я в последние годы, несмотря на своё личное добровольное заточение в этой области. Но вокруг хватает друзей и приятелей, которые к вопросу чувственности и чувств подходят с практических сторон и с позиции своих новых заходов-дерзаний. А куда деваться? Кто, тем более, в зрелом возрасте, именуемым расцветом личности, способен жить затворником и ненавистником женского пола? Кто – враг своему здоровью? В данном случае физическому. А?

Итак, определяюсь с началом заметки. Насколько изменяем мы с прожитыми годами и обретением большого опыта свои атаки на слабый пол и механизмы начального общения? Ведь должна же процедура обхаживания между нашим двадцатилетним и сорокалетним возрастом отличаться по своей словесной составляющей? Цветы, охи-ахи, кафе и кинотеатры, первая дневная или полноценная ночь – это всё я не рассматриваю сегодня. Зачем? Тут уже всё понятно – половые игры и ритуалы. Я о другом хотел экспромтом порассуждать. О том, насколько, казалось бы, после прохождения всех огней, вод и медных труб, мы рефлекторно начинаем повторять в словах и поступках почти всё то же самое, что и 10-15-20 лет назад, но только изменив (подняв) при этом уровень материального сопровождения при обхаживании новой самочки? Пардон, девушки.

Поясню чуть глубже. Меня, хоть я почти святой или неискушенный в этой теме последние семьдесят четыре года (шучу), не то чтобы напрягает, а несколько озадачивает создание некоего автопилота, с которым Мужчине приходится иметь дело, как только в «полевых условиях» он пойдет штурмовать девушку. То есть попросту захочет познакомиться. Первый логичный вопрос. Что в этом такого? Неужели же само по себе нормальное такое желание – познакомиться с прекрасной незнакомкой – уже критично? В вопросе частично заложен ответ. Когда мы говорим «прекрасная незнакомка», то уже виден мотив. Но до греха еще далеко. Мысленно мы – мужики-быдло-лапотники - еще достаточно далеки от максимального слюнопускания и выработки гормонов озабоченности. Мы пока что лишь получили эстетический импульс, не означающий, что уже пора разгонять фантазию по максимуму. Впрочем, стоит заметить, и не означающий обратного. У кого как. Во всём этот изначальном и побудительном, что берет корешки свои из рефлексии, смущает также и то очевидное понимание, что размеры XXXL нас почему-то не манят и никак не желают втискиваться в сам термин – «прекрасная незнакомка». Тесновато там, однако. А ведь разве человек в женском обличие и с габаритами, не попадающими под порностнадарты, разве ж он – иной? Разве нельзя им интересоваться? Как человеком, как носителем индивидуальной энергетики, и как (а кто это отменял?) всё той же женщиной? Но нет. Гляжу-гляжу я и вижу, что при рефлексии требования к формам на порядок обгоняют требования к содержанию.

И опять-таки, товарищи судьи, подчеркну принципиальное: я говорю о взрослых мальчиках. О тех, кто уже в браках успел побарахтаться (а то и не в одном), детишек наплодить, свои тяготы и радости во всех этих парностях осознать. Что же я вижу своим взором стороннего наблюдателя? О, как же многое я вижу! Вот об этом, собственно, и хочется поразмышлять.

Отвлекусь на более простые примеры. Есть куча правил поведения, когда мы и не задумываемся над тем, что нужно произносить. Нас уже просто воспитали и привили, что положено так-то и так-то. «На следующей выходите?» (остановке), «разрешите пройти», «не подскажете, который час?» - это и масса других готовых шаблонов вырывается из нас почти ежедневно. Мы и не задумываемся почти, когда их задействуем. Минимальными словесными энергозатратами мы прокладываем себе разнообразные пути. Но вот ситуация внештатная – мы чувствуем интерес повышенный. Что-то нам в девушке (не буду говорить о более редком случае и интересах профессиональных или специфических) приглянулось, почудилось, показалось. И даже незнакомка при этом вовсе на секс-бомбу не тянет, а обладает типовой и нормальной внешностью. Жизненная ведь ситуация, разве не так? Мы внутренним оком как бы неосознанно чувствуем энергетику заинтересовавшего нас лица и, грубо говоря, ведемся на неё. Что-то щелкает внутри, что нельзя трактовать только лишь как озабоченность. Наш интерес к человеку несколько шире, многограннее. Пусть даже этих граней две или три. Но есть.

И вот произошло чудо – мы познакомились. Через кого-то, сами ли – не суть. Телефоны или почтовые ящики известны, сердце радостно бьется в преддверии… А преддверии чего, собственно? Вот то-то и оно, что сердечко биться учащенно может только лишь в те моменты, когда мы стоим на пороге запуска чувственного блока в себе. И вот уже следует первый классический звонок М в адрес Ж. Это – чаще всего своеобразный ритуал, в котором самец пытается показать, что самка произвела на него положительное впечатление, но он не рассматривает её с чисто похотливых сторон, а видит как бы возможность раскрыться по-человечески. А затем уже наступает очередь первого свидания, относительно безвинного и целомудренного. Взрослые люди уже более сдержанно, чем это было с ними когда- то в ранней молодости, говорят о жизни и немножечко о себе, маскируя свою физическую тягу под её как бы неважность и вторичность. Ну-ну… Но пружина первоначальной воздержанности сжимается умышленно, а итоговый смысл её заключен именно в том, чтобы потом максимально распрямиться и выстрелить вверх. Начинаются, одним словом, игры, цель которых всем прекрасно известна – окунуться в мир полноценного любовного наслаждения. И понятие влюбленности механизму старта (резкого или плавного) соответствует куда как сильнее и качественнее, чем термин «любовь». Влюбленность по определению пахнет высочайшей эротичностью и оргазмированием. Потому-то мы и тянемся сюда так жадно.

Но снова совершу финт ушами, точнее губами, а, еще точнее, мыслью своею. То словесное сопровождение, когда мы пружину эту спецом сжимаем, и есть суть моей заметки. Что в этот момент творится в нашей личной башке? Ответ: много чего творится. В том числе и что-то крайне доброе и красивое может в нас формироваться и вызревать. Мы полны странного предчувствия и ожидания любовной неги. Мы просыпаемся от какого-то состояния волнения, тут же давая ему определение – счастье. Мы много думаем о другом человеке, проговариваем внутри себя теплые и хорошие слова. Мы с трепетом ждем встреч. В общем в нас начинает работать не только эгоизм, но и альтруизм. И это здорово, конечно! Любая генерация добрых мыслей полезна для человека. И не потому ли, господа присяжные заседатели, мы так и запоминаем эти моменты наших окрыленностей? Ведь и самим нам весьма приятно наше собственное преображение.

Но финт мой мыслительный – он в том заключается, что, не доходя в построении своей модели до состояния, когда с вершины пика чувств и эмоций пара (М и Ж) начинает своё движение вниз, я сейчас заострюсь только на том, о чём мы говорим в момент восхождения. Ведь всё более странным мне видится не то, как люди играют в одну и ту же игру, а то, что потом образуется поток сожалений и недоумений, мол, как же это я сразу не углядел в этой девушке с длинными волосами и красивыми глазами типовую и расчетливую стерву, которая интересовалась лишь одним – моими деньгами? Я утрирую, естественно, но умеренно. В общем, я хочу сказать, что за свой типовой поначалу базар мы потом конкретно отвечаем крушением мечтаний и надежд.

Меня очень интересуют сейчас те причины, по которым мы изначально видели себе человека в розовом цвете, а потом вдруг увидели в совершенно ином и честном. Что мешало нам с самого начала разглядеть в предмете нашего недавнего вожделения именно то, из чего человек и соткан? Я умышленно не буду говорить, что девушки все поголовно – стервы, а мужики – хорошие или козлы. То, что люди не подходят друг другу на все сто или как-то много процентов – это нормально. Но дык я ж о другом – о том, что несовпадение/совпадение на момент старта было тоже нормальным, то есть вовсе не идеальным. Но у пары главных персонажей хватило сил и способности это всё не видеть, не обнаруживать друг в друге, а сознательно сжимать пружинку свою, чтобы потом и подняться высоко. Что принципиально мешает или не позволяет нам смотреть на другого человека более качественно, что ли, и проникновеннее? Чтобы не ошибаться и не доводить дело до последующих горьких слез и сожалений? Мой ответ: наш эгоизм и система чувственности. Посулы ярких наслаждения куда круче, чем перспективы жёсткой правды.

Есть у меня приятель, который на старости лет (под сорокет), сумев достичь определенного уровня материальных возможностей, резко стартовал в догон того, что в молодости проскочило мимо. Ситуация классическая. Появились деньги, затем – дорогие машины, пропали по ряду причин ограничения в поведении и свободе (холост стал товарищ). И как же тут не дорваться? И вот уже третий год я со стороны наблюдаю, как процесс ухаживания за слабым полом плавно делает из былого закомплексованного юноши героя в собственных глазах. Мачо! :) Ничего криминального и зазорного, впрочем, в этом нет. Всё ведь по чесноку. Но. Но я-то вижу, как товарищ отыгрывает одну и ту же свою личную типовую схему, при которой ненавязчиво не стремится он к самому главному и ключевому (кульминационному моменту), предпочитая дождаться закипания внутри девушки. Ненавязчивость вкупе с ежедневными свиданиями, когда пара тысяч рублей тратится на посиделочки, всё это помноженное на пару лет, позволяют мне сделать вывод, что приятель засиделся. Но ведь ему в своей точке застревания крайне удобно! Самолюбие продолжает нашептывать своему обладателю, какой он клевый и классный парень. А то, что парень читает по одной-две книжки в год, причем, не самые художественные – это уже мелочи. И никого этого не интересует. По большому счету, как я давно уже понял, интеллект и не нужен никому. Хватает способности расплачиваться. Но путь-то всё равно остается тупиковым – вот я в чём уверен. Ухаживание за девушками, не задействующее тонких сфер души и подъема фантазии на нивы благородных поисков, и есть ограничитель, который в итоге не впустит обоих игроков в страну со сложно получаемой визой. Но, как показывает практика, и в процессе подачи на визу уже можно словить массу положительных эмоций, после чего и не переживать особо, что визу снова не дали.

Но пример с товарищем, некогда бывшим мне почти другом, я привел не для того, чтобы его пополоскать почем зря. Нет. А для того, чтобы предположить и подумать о следующем. Ведь все эти два последние года он еженедельно оказывается в ситуациях, когда нужно говорить и общаться с дамами. Но о чем????? Разумеется, свой багаж знаний и историй, и тем для разговора у него имеется. И всё равно я не в силах отделаться от мысли, что в его половых играх Содержание, как таковое, быстро-быстро уступает место самообольстительному довольству собой (личным автопарком, добротой и щедростью, оригинальностью и т.д.). Убери личную историю с её массой производных – о чём тогда можно поговорить с человеком? Почти не о чем. Нет внутренних дерзаний – нет и перспектив. Но есть возможности неплохо покуролесить в пределах известных формул. Вот всё и куролесят. Я не утверждаю, что все и всегда обязаны лезть в дебри философии и поисков смысла жизни. Но и смириться с гримированием банальной серости под личины многозначительности я не смогу. Разговоры о деньгах, успехе и себе – это моветон. Правда, тут есть масса принимаемых и даже любимых исключений. Как люди обожают поговорить о заграницах и отдыхе! Будто бы вместе с картинками своих воспоминаний о красивых местах на рассказчика сниспускается осмысленность и важность. Ну, заодно и привлекательность. И ответ звучат аналогичные истории-очерки. И все довольны. И своей многозначительностью, и прочим. Забавно. Кукушка хвалит соловья - вот что получается. Но замечу, что имеют люди право такое.

Пикап. Я о нем недавно уже писал. Изучение одних и тех же, но крайне эффективных, приемов, позволяющих укладывать многих женщин максимально быстро и часто в люлю. Но почему данное движение столь популярно? А потому, наверное, что внутри себя мужчина тяготеет не только к полигамности, но еще и к примитивности. Количество – это то, чего чаще всего самцу вполне хватает для успокоенности и довольства. Не будем усложнять мужскую природу. Распружинивание – это процесс, как ни крути, энергозатратный и не частый. Приходится энное время себя и свои страсти сдерживать, а иначе выстрела не будет. Но открытый и огалтелый пикап – он не для всех подходит. В случае моего приятеля он является избыточным крайне явно, так как основа для получения положительных эмоций у товарища спрятана в долгой и картинной осаде искомых врат. И всё же я говорю не о его личном способе покадрить, а о том, что словесная игра, с нотками фальши или корысти, очень длительное время устраивает обе стороны. Один не торопит, другая не спешит. Часто люди любят долгие розыгрыши. Их право, конечно же, но перейдем тогда к, условно говоря, сложной и якобы идеальной ситуации. И идеально сложной.

Два человека чувствуют интерес друг к другу. Интерес отчасти предусматривает наличие разномастных симпатий (душевную, внешнюю, потенциальные и т.п.). И ни о каком однобоком желании сразу же наслаждаться речи пока не идет, что также не отрицает сего на уровне подсознания. И вот, наконец-таки(!), я спрашиваю себя, Вас и прочие силы: разве же есть способ уйти от шаблонов и направить свой интерес в сторону человека противоположного пола как-то иначе, чем с примесью практически моментально образующейся рефлексии? Подразумевается, не чистое и безмолвное чувство, а слова. Слова, с которыми нужно выходить на знакомство и постепенное расшаривание отношений. У вас может сложиться впечатление, что я рассматриваю сейчас вопрос, как и на елку залезть, и не уколоться местом одним. Быть может, и так. Но именно потому, что всё и всегда большинством людей сводится к пошлости или же простоте, бытовой и физической, я и озадачиваюсь теперь гипотетической проблемой, согласно которой получается, что никакие новые и интересные знакомства мне теперь не светят до конца моих лет и брака. Откину низменные позывные. Хотя они вовсе и не низменные, а рефлекторные. И куда, скажите тогда мне, девать свой Эстетизм? Ведь невозможно же не обращать внимание на красивые формы и лица, особенно глаза? Бердяев, воспевавший всю свою жизнь свободу духа, невольно провоцирует во мне нежелание потупить взор и сказать что-то тихое, дескать, я уже давно отстрелялся, человек я – конченный, мой номер шестнадцатый, и идите вы, все искушения и вопросы, лесом. Вероятно, искушения еще можно временно отбросить из головы, но вопросы? Куда их девать? А их много, даже очень много. А Эротизм куда девать? Но не буду пока о нём.

Получается, что человек предпочитает постоянно повторяться и вместе с тем относительно бесхитростно наслаждаться, но не идти сложными путями и куда-то наверх. И уровня чувственных утех хватает большинству людей всю их жизнь. Было бы разнообразие! А его вокруг хватает и с избытком. В наше-то время. Но, пардоньте, в таком случае выходит, что ни о какой любви, кроме как любви к себе, речи и не идет! Именно себя мы тешим реакцией наших половых партнеров на личную комплексную якобы неповторимость, хотя и отдаем себе отчет в заурядности своей. И крайне охотно слышим комплименты относительно своего всего лишь тела. И шмотки попадают в эту область, и все макияжи-визажи, и загары, и прочие приблуды, суть которых никуда за рамки тела не выходит. Что же человек за существо такое, что вместо яркости сознания всё дело пытается свести к плоти и её постоянному обхаживанию? Мы говорим о вечной душе и жизни, но на практике, пока есть возможности и эрекция, только и делаем, что запружиниваемся-распружиниваемся, только бы кайф свой временный поймать и поярче.

Наслаждение – вот где ловушка сокрыта. Мы хотим Наслаждаться, а не Любить! Любовь – нетребовательна (к другому, но лишь наполовину) и бескорыстна. Именно такой она и должна быть, когда интересы несвои ставятся выше своих, когда Эго молчит и не нашептывает своих провокаций, как бы обмануть кого и получить знакомый кайф. А потому и начинаем раз за разом следовать одним и тем же сценариям, начинающимся со словесной чепухи, сотни раз нами уже кому-то рассказанной, но продолжающей слетать с наших неугомонных языков. Домашние заготовки – это ведь и есть пикап в зародыше своём, в первых-первых формах и проявлениях. Мы хотим быстрой победы, блицкрига. Наверное, оно всё это объяснимо, законы физиологии и прочего, но за Мысль по-своему мне обидно. Мы и чувственный вопрос свели к банальщине и попугайству. Тело умеет требовать своего удовлетворения. И именно оно всю нашу жизнь и потребляет, в то время как душа испытывает потребность отдавать. В момент развития влюбленности жажда отдавать тоже начинает расти в человеке, но как-то сомнительно и очень быстро вскоре гаснет, а то и сходит на нет. В выборе между душой и телом побеждает второе, хотя Любовь предусматривает возможность Союза обоих начал. Но Любовь – это не вечное и не прекращающееся Удовольствие и Наслаждение! Это и Требовательность, и Работа над собой, и самокритика, и постоянное продирание сквозь дебри новизны и неизвестности. Нельзя, как я уверен, Любовь сводить только к плотскому или родовому чувству. Но вернусь к теме.

Что-то с возрастом постепенно (или скачками?) происходит и внутри меня. Становится жалко не денег, а времени и энергии, каковые стало откровенно скучно тратить на пустое или однообразное. Даже радость для тела не способна надолго вытеснить иное понимание, что душонка моя (вшивая) – она ведь всё-таки еще живая, ей тоже хочется разогнуться от фактически вечного пресса материальных забот и необходимостей. Влюбленность, как уже обезображенный правым пальцем руки чел, я себе позволить не могу. Но это – классическую влюбленность. Любить же, как я еще с молодости утверждал, у любого человека есть право. Да и возможности. Но часто ли мы любим безответно? В том-то и дело, что очень и очень редко, особенно после юношеского периода, когда подобное еще воспринимается в порядке нормы. Любви много не бывает. То бишь её количество можно повышать, но для этого надо всё больше и качественнее отдавать вовне. Отдавать энергии и чувств. А это уже и есть нереальность. Вот тело накормить – это проще простого. А душу… Тут попотеть надобно, да еще как! А с годами, когда жирки и складочки уже требуют своего диванного комфорта, тяга к процессу вспотевания заметно из человечков уходит.

Но заметка, кажется, начиналась с «Об искренности…». Стало быть, я сейчас утверждаю, что во всех этих домашних заготовках, с которыми мы раз за разом начинаем наши новые крестовые походы на обладание новыми телами, Искренности как-то кот наплакал. И это несмотря на то, что мы вполне честно повторяем кому-то факты из «своей такой непростой жизни…» Дело - не в фактах, а в цели, которую мы самопризнаниями добиваемся. А цель простая – обладание и наслаждение. НеИскренность у нас образуется по отношению к собственной душе, а не к потенциальному партнеру по перепиху, хотя бывает, что дело доходит и до высоких чувств. Но даже вероятность высоких отношений не оправдывает того, что мы идем проторенной дорожкой повторений, начиная их с одних и тех же слов и заканчивая изученными телодвижениями. Понятно, что велосипеда тут не изобрести, что рефлексия – мощная штука, но всё же, товарищи, как-то малость обидно за правду, которая, как получается, с Экспромтом не дружит и не коррелирует. По накатанному идти раз за разом – это не солидно что ли. А где Развитие? Где самоИзучение?

Помните, как у Булгакова, Мастер и Маргарита мгновенно поняли, что это и есть Настоящая Любовь? Книга, оно понятно, терпит. Но мне тут больше импонирует глагол «поняли». Ведь понимание без слов (я так тоже утверждал еще со времен своего студенчества) – это высшее Понимание. Суметь определить по глазам (между прочим, зеркалу Души), что в данный момент чувствует любимый человек – это дорогого стоит. Интересно было бы мне посмотреть на пикапера, исключившего из своего лексикона действий слова. Почему-то картинка нашептывания нежных слов и призывов на ушко любимой девушке кажется мне пошлостью. Лет пять назад одна из моих знакомых (за 30 с гаком) сказала следующее: «Нам (женщинам) приятно, когда мужчины говорят «хочу». Я промолчал, но озадачился. Что-то во мне не срослось, как говорят. Да, с одного ракурса, признание телесной привлекательности девушки – это комплимент ей. Но, с другого, мне ли, как самцу, не знать, на что готов пойти мужчина, что сказать, когда его в одном месте свербит и распирает? «Я хочу тебя» - это не только штамп, но и фраза обесценившаяся в наше щедрое на предъявы плоти время. Больше всего меня удивило, что мысль про женскую приятность я услышал от взрослого человека, умеющего по жизни разбираться. Красивое Желание, как и красивые Отношения, запросто может обойтись без слов. Слова – это умышленная и короткая тропинка к конечной цели. Но в таком случае под целью надо понимать Тело, а не душевное соприкосновение.

Еще одно любопытное наблюдение. Когда человек – не фантик, а полон жизненных и разнообразных интересов, то он почему-то меньше парится над проблемами и подачами, берущими свой старт в Озабоченности. Увлеченность чем-то вне телесных рамок может конкретно увести индивидуума от Утех, хотя нисколько их и не отрицает тоже. Бизнес – его можно назвать Увлеченностью, но наполовину, так как обратной своей стороной он направлен на предъявление Успеха массам и сам по себе к тому же вытекает из желания обладать (богатством, положением, доступом к телам, возможностью роскоши и т.д.). Однако же, господа, не могу не высказать и небольшого контрдовода. Очень часто люди уходят в Увлечение свое, дабы закрыться от нерешенных своих жизненных задач и мечтаний. Ну, не плакать же день и ночь по причине того, что ни принц не появляется, ни чудес не происходит? А энергия в человечке продолжает копиться и требовать своего хоть какого-то выхода. А ежели еще и мозги у нашего такого примера есть, да к тому же с интеллектом высокоразвитым (относительно), то самое то ему, этому человечку, - куда-то срочно засублимироваться. В хобби какое, в кружок, в чтение. Я вот читать люблю.

Позволю немножко фильмовой классики. Помните «Тутси»? Когда Дастин Хофман в образе неизвестного мужчины говорит главное героине всё то, что она якобы хотела услышать от неизвестного Героя? И тут же М получает пощечину. Грамотная сцена. Но грамотная она наполовину. В этом плане наш «Мастер и Маргарита» на порядок круче, так как описывают высокий и редкий случай взаимоотношений. Взаимоотношений, где пара не пошла путем вранья и игр.

Мы редко-редко можем позволить себе быть самими собой и говорить то, что думаем, когда вступаем в плотные взаимоотношения. Странно, да? И вот тут я скакану от этого растиражированного на разные лады и манеры понятия Любви к …к Дружбе! Мои наблюдения последнего года-полутора позволяют мне сделать парадоксальный вывод, что и в этой, казалось бы, нерушимой Области, где засад с такой легкостью и повышенной вероятностью ждать не приходится, есть масса поводов, чтобы не быть искренними. Тут тоже требования политкорректности и прочих удобств перевешивают и тем самым выхолаживают саму суть дружеских связей. И я не мог не увидеть, что и здесь мы настолько многое упростили и сделали гладким, что просто-напросто используем кого-то, кому можем поплакаться под рюмку и в жилетку, то бишь, проще говоря, выговориться без опасности разглашения. Утрирую я, но наполовину.

Пойду-ка в прямом эфире к первоисточнику и попытаюсь выяснить, что означает слово «искренность». И вот какой ответ дает Википедия: Искренность — один из аспектов честности, правдивости, отсутствие противоречий между реальными чувствами и намерениями в отношении другого человека (или группы людей) и тем, как эти чувства и намерения преподносятся ему на словах.

??? Намерения в отношении прекрасных незнакомок…М-мммм… Конечно же, самые, что ни на есть, возвышенные и благородные! То есть ни в коем случае не мысли о получении при помощи их чудесных форм и прочего удовольствия для своего тельца. Намерения в отношении друзей? Так-так… А какие у нас вообще намерения в адрес своих Корешей? Водовки попить при случае или просто так? Опа! А ведь тут – в Дружбе – дело-то еще круче обстоит. Ежели в отношении лиц слабого пола сразу примерно ясно, куда пахать надо, как медленно двигаться, то давая по чуть-чуть, то по столько же получая (в качестве уступки или игры), то в отношении друзей, как можно покаламбурить, у нас изначальных намерений нет. Как говорил Портос, я дружу потому что дружу (правда он имел в виду иное действие – драться). Но какие у меня намерения в адрес своих друзей? Похоже, что никаких. То есть я сижу себе скромно в засаде и коконе своем, занимаюсь социальной и семейной жизнью, а в периоды ремиссии, то есть скуки, не против вырваться на свежий воздух с теми, кто вхож куда надо (в мой круг), а потому с ним встречаться можно и порою нужно (для совместного времяпровождения на общесемейном уровне). Заметьте, никаких Активных побудительных мотивов у меня в адрес своих Друзей как бы и нет вовсе. А ведь это не есть правильно. «Нарушается баланс между Ценностью и утратой Ценности, а это непереносимо». Классика! Пелевин.

Так что же такое Искренность и в чем она нынче проявляется? Говорить всегда Правду? Но это – тупиковый путь, когда прослыть идиотом проще простого, а сама эта Правда, как ни смешно и парадоксально, оказывается никому не нужной. В отношении Прекрасных Незнакомок есть только один путь, когда намерения (в их адрес) и чувства не расходятся. И этот путь называется альтруистическая любовь. Ну, прямо совсем как в молодости! То есть восторгаться и ни в коем случае не проецировать личную похотливость на объект своего преклонения. Тогда я буду Искренним. Прикольно. А что? Слабо, Майорыч? Найди себе Богиню, поставь её на пьедестал Недосягаемости, восторгайся и не жужжи при этом, что, мол, большего тебе и не надо. Когда оно не надо, то об этом и не заикаются. Только при таком пути можно быть Искренним. Но кто таких путей ищет изначально? Да и остается ли тут место для Любить? Никогда не забуду, как заставили меня задуматься над собой слова из песни Майи Кристаллинской «Таежный вальс»: «Ты не тот или тот, я молчу, я молчу целый год. Но зато не найти полчаса, чтоб молчала моя Бирюса.» Вдумайтесь, уважаемые, как долго героиня песни присматривалась к объекту своего внимания?!!!! Но ведь как этого сейчас не хватает! Качественно люди любили когда-то друг друга. Не за бабки, не за перспективы по благополучию. А за нутро и душу.

Пожалуй, невольно память о песне образца выпуска 1963 года (без годочка – полвека) заставила меня довести мысль и Богине до совершенства. Откинем богинь. Эстетика – это тоже небольшой эгоизм, а готовность заранее сделать себя мысленным кастратом-наблюдателем есть некая противоестественная и противоприродная штука. Обращаем внимание на глагол «присматриваться». Он – ключевой. Как это легко – повестись взором на стройную красотку, возжелать её, начать ухаживать и попытаться взять штурмом приступную (в наше-то время, чтобы были неприступные бастионы???? Скажем проще, может не хватить денег. Цинично?) крепость. Я хочу сказать, что сам по себе алгоритм – он бесхитростный и явно не сложный. Рефлексия, одним словом. Тут любовью (не к себе) и не пахнет практически. А вот что делать, если ты оказываешься в каких-либо условиях (например, рабоче-коллективных), где кто-то невольно попадает в орбиту твоего внимания и постепенно начинает нравиться тебе всё больше и больше? Такие истории я тоже наблюдал по жизни. Но должен признаться, что альтруистически они почему-то не заканчивались. Не может человек отречься от себя и не пытаться свои чувства ограничить внутренним лишь только переживанием. Плоть требует плоти, настойчиво и почти безальтернативно. А это - баш на баш, а не Бескорыстное светлое Чувство.

И всё же. С годами потребность этих самых плотских утех начинает не только уменьшаться, но и переосмысляться. Взаимосвязанные вообще-то процессы. Мы начинаем удивляться сами себе, вспоминая, как когда-то без колебаний и робости шли в атаку и штурмовали девушек. Но память – это отдельная песня. Тем более, память в старости. Как-то в зрелом возрасте не попадаются мне на глаза примеры моих друзей (или приятелей), кто бы не взятием твердынь занимался, а душу женскую при этом превыше своих телесных позывных ставил. Всё как-то слишком упрощено, что ли, от чего мне становится грустновато. Искренность в друзьях я вижу только на физическом уровне, в котором они не скрывают своей полигамности и отношения к приятным процессам. А как же Петрарка и его придуманная Лаура? Так и хочется придумать стишок на данную тему. Что-то типа того: «Мне стал понятнее Петрарка, Себе придумавший Лауру. Живая плоть – она помарка, Что совершаем часто сдуру… Любить фантазии созданье Намного псевдоблагородней. С ним не опасно нам венчанье, Мы не рискуем преисподней».

Живой человек – это некий собирательный и общий термин, образ. А хотим ли мы понимать его, тем более, хотим ли любить? И быть при этом искренними? Это ведь такие атомные энергозатраты, скажу я вам. И хочется-то нам эмоций и чувств, а не спасения души и труда над собой. Нет, и всё-таки надо дать себе коленом под зад. Поставить не эксперимент, а задачу быть искренним. И желательно в сложном случае. Вот найду себе богиню какую, запьедесталю её, а думать похотливо не буду. Ну-ну, Майкл, посмеши сам себя. Но внутренний свободолюбивый голос уже готов принять вызов. Ведь понимаю я, что когда наступит успокоение (надеюсь, не ранее, чем на следующем десятке лет своих), то подобный эксперимент уже нельзя будет принимать всерьез. Искушениям уже будет поставлен заградительный шлагбаум в виде полового бессилия. Тогда они уже не будут таковыми и являться, скорее, становясь памятью о былых возможностях. Так что подобная «чистая любовь», если и возможна в качестве случайно получившегося опыта над самим собой, то возможно только сейчас, пока еще я не могу требования своей плоти игнорировать достаточно долго. Но я – не мазохист. Большей частью своего сознания я себе нахождения богини не желаю. Однако же, и отрицать те несколько процентов своего нутра, что жаждали бы подобного случая, тоже не могу. А вдруг получится? Вдруг я смогу наслаждаться не только эстетическим аспектом восприятия женского образа, но и более трепетными чувствами, но без опошления и проецирования на свои физические желания? Вряд ли, конечно. Но чего это я? Чего слюни распускаю? Как там на небесах всё запрограммировано, так оно и будет. К тому же нельзя проблему Искренности (точнее, повсеместной НеИскренности) сводить опять-таки к половому вопросу. Он – это верхушка айсберга неЧестности, но ведь есть еще и тщательно скрываемые первопричины и основания. А то уже и не скрываемые почти. Все же до всех- по барабану!

В фильмах нам частенько нравится наблюдать охи и ахи безответной любви. Обычно М бегает и безостановочно признается красивой девушке (главной героине) в своих сверхчувствах, но та, раз она такая вся главная и хорошая, не даёт доступа к телу, предпочитая тяготиться плохим мужем, но всё-таки своим, от которого у них уже имеются общие дети. И мы взираем на картинку торжества народных принципов и чести над физическим началом и грехопадением. Есть, правда, и обратный современный эффект, который стал меня пугать. Например, в фильме «Любовь в большом городе» (я уже когда-то заикался об этом фильмеце) Чадов играет женатого мужичка, для которого баб-с класть в кровать – дело плевое и чуть ли не ежедневное. Но смущает меня иное. То, как в зрителе формируется симпатия к герою-бабнику. Мол, не важно, что он десятки раз Вере Брежневой изменял (а та, естественно, вся такая готовая простить любое количество кобелиных побегов), главное, что мужичок всё в итоге осознает и заново её любить начинает. Будто бы и не сказались на нём никаким макаром масса альтернативных и беглых случек. Всё здорово, товарищи, но ведь хочется правды. Чадов играет морального, по сути, урода, который у зрителя вызывает положительное к нему отношение – вот где проблема нашего времени! Трахай баб и побольше, но в решающий момент осознай, что жена твоя и есть самое важное и главное. И тогда всё образуется и исправится. Как же…

Я подумал вот о чем. Редко, очень редко в последнее время меня поражают женские образы. На внутреннем плане я не вижу, но словно бы чувствую энергетическую направленность девушки, а потому и не рыпаюсь. Дело усложняется противоречием между этой способностью чувствовать и требованиями моего автономно живущего во мне же эстетизма. Я, понимаете ли, люблю Молодость, предусматривающую не только отсутствие морщин, но еще и чистоту взора и осмысленность в оном. Молодые девушки подозрительно часто оказываются глуповатыми. Или же заранее чувствуемыми стервами. Более взрослые женщины (в моей терминологии за 30) уже умеют умно и проникновенно смотреть и видеть, но их внешний вид чаще всего не способствует выработки во мне чего-то безусловно рефлексирующего и реагирующего на симпатичность. То есть я их уважать и оценивать могу, но не вовлекаюсь в чувственное начало. Самопроизвольно. И вот между этими ставшими теперь противоположными полюсами я и застрял. В молодость мою еще в школьные годы (в старших классах) встречались порой такие красивые личности в стане девушек, что мне нынче трудно в это поверить. Но так оно и было – зрелость наступала рано. Сказывалась совковая система табу и уровня школьного воспитания. Не было тогда никаких интернетов и кучи телеканалов. А была куда как большая нравственность в обществе и ориентация на гуманные качества человека и его души. Но что толку плакаться над безвозвратно ушедшим? Нравственность, в том числе и в красивых и молодых девушках, еще встречается. Зрелость - тоже, но не часто. Но редко это всё вместе умудряется вырасти и сохраниться в крупных мегаполисах, где энергетика человека очень зависит от энергетик тех, кто прошмыгивает ежедневно рядом. Невозможно же быть красивой девушке затворницей! А чтобы разбираться, у кого какой чистоты личная энергетика, надо много думать, развиваться, сопротивляться и т.д. То есть сил нужно много положить на сохранение своей нравственности. А откуда их взять? Вот и имеем мы десятки тысяч путан в нашем городе, а в Москве, как говорят, полтораста тысяч штук. Круто!

Но с проститутками-то как раз дело обстоит просто. Там, когда они явные, а не крытые, мы не привыкли обманываться и заблуждаться. Проблем искренности/неискренности не возникает по определению. Всё предельно просто. У нас элементарно не возникает возможности польстить себе, побаловать и получить тем самым набор приятных и льстивых эмоций. К тому же и прелюдии не нужны, что обычно приходится самцу соблюдать, как только речь заходит о «честных и красивых взаимоотношениях». Вот вам еще одно типовое проявление неискренности (частая необходимость прелюдий в случае ухаживания за Ж) в угоду требованиям спарринг-процесса, который нам нарисовали в розовом цвете, из-за чего комедии и играются. Но в данном случае я подобную неискренность, наверное, поприветствую, так как иначе бы всё свелось к грубому и животному секосу или литературе в стиле Миллера, которую я одобрить и принять не смог.

Искренность и Честность – понятия-сестры. Но взором Реалиста я не могу не замечать, как они невыгодны своим Носителям, то есть человечкам. Повсюду приходится затыкаться до максимума, то есть до такого состояния, когда уже молчать нельзя. Долбаная политкорректность и права человека! Но критиковать мироздание не буду. Начинать надо с себя. А как я могу начать быть искренним? Откинем утопическую (хотя и теоретически вероятную) тему богини, представим себе более традиционную ситуацию. Ситуацию… Ситуацию ничегонеделания!!! Самая удобная форма самозахоронения! Никаких моральных угрызений совести, никакой неверности и распадающихся семей. Всё идеально, образцово, здорово и ….Нулевое! Еще раз процитирую М. Веллера с его прекрасной фразой «Мера верности – поступок, а не время». В ситуациях и с Любовью, и с Дружбой, да и просто с Человеческими Отношениями, как выясняется, безумно сложно говорить то, что думаешь и как считаешь правильным. Странный парадокс, из коего вырастает единственный выход – заминимумить количество живых отношений, что и позволит: не врать, не лицемерить, не искушаться, не усложняться и т.д. Должен признать, что пока что я именно так и живу… Но ведь хочется Песни. И песни, берущей свои ноты не из предмета, именуемого мужским достоинством. Достоинство – оно вовсе не там находится, не посередине между головой и пятками. Душа жаждет Гимна! :)))

М-да… Мягко говоря, к странноватым выводам я пришел в своем сочинении-экспромте. Но я был честен и искренен, уважаемый тот, кто это неожиданно прочел. И также важно, что я был таковым с самим собой, хотя гордиться этим в себе не могу, так как звучит всё как-то не совсем полноценно и качественно. Скорее, я невольно признался в недореализованности своей во многих планах и аспектах. Но такова селяви и правда-матка. А также и я.

А «форматное» общение – это банальный треп. Треп о чем угодно, лишь бы себя потешить, либо время угробить, либо кайф тем или иным способом поймать, начиная от совместного распития и заканчивая брызгами сперматозоидов. Но почему-то, ничуть не возражая против последнего, тем не менее, хочется быть малость посложнее и помногослойнее как-то. Душа еще, быть может, не научилась членораздельно подсказывать мне, своему как бы хозяину, чего она хочет, но звуки её, протяжные чаще всего и заунывные, уже стали слышны моей охочей до мыслей башке. Что-то я улавливать начал. Интересно, не поздно? Но выбора у меня почти нет. Либо начинаю прислушиваться, либо дальше играю по правилам режима наименьшего сопротивления. Время покажет, что я выбрал в итоге.

Искренне/НеИскренне Ваш ММ

03-09-2012

P.S. Богини, где Вы? :)