Зейферт Александр Иванович (18 февраля 1861 - 1935)  

Зейферт Александр Иванович (18 февраля 1861 - 1935) – в 1920-е годы - приемщик нефтепродуктов от Нефтесиндиката на заводе им. 26 комиссаров Эмбанефти, до революции - управляющий Товарным отделом Бакинской Конторы «Т-ва нефтяного производства бр. Нобель» и доверенное лицо той же фирмы, один из старейших ее сотрудников; член Бакинского отделения Императорского Русского технического общества.

12 апреля 1929 г. арестован по делу о вредительской организации в нефтяной промышленности и 18 марта 1931 г. осужден на 10 лет концлагерей. Дальнейшая судьба неизвестна.

Из воспоминаний управляющий Бакинским отделением «Т-ва нефтяного производства бр. Нобель» К.В. Хаггелина: «В эти тяжелые годы работы на заводе и одновременно подготовки к экзаменам я очень сошелся и подружился с Зейфертом. Александр Иванович после Кварнстрема стал моим первым другом. Он был полурусский, полусаксонец. Отец его, саксонский садовод, был выписан одним астраханским виноделом для улучшения виноградников и постановки виноделия на европейскую ногу. Он женился на астраханской казачке. Брак оказался счастливым. Зейферты имели пятерых детей. Двое старших родились в Астрахани, последние трое, в том числе Александр – в Дербенте, куда Зейферта переманил известный винодел Кочергин. На службе у Кочергина старый Зейферт и умер. Дочери вышли замуж, сыновья Виктор и Александр переехали с матерьюв Баку. Виктор поступил на Кокоревские промысла конторщиком, а Александр – посыльным мальчиком.

В 1879 г. я застал их на службе у Роберта Нобеля на керосиновом заводе. Старший был бухгалтером завода, а младший сначала приказчиком, а потом заведующим очисткой керосина. Тут мы и сдружились. Дочери и два сына Зейферта были сильными брюнетами – материнская казачья кровь, а предпоследний сын, Петр, - светлым шатеном и … кто мог бы себе представить – любил пиво, хотя сам был виноделом. И только он один – Виктор впоследствии ушел на службу в другое общество, а Александр до самой революции оставался на заводе Нобеля. Он вел главным образом дело химической очистки сначала керосина, а затем и смазочных масел и в этих должностях постепенно повышался. Под конец он стал, хотя и не официально, помощником управляющего заводом. Как дербентец он говорил на местном азербайджанском наречии также хорошо, как по-русски. Научился он и шведскому языку. Мусульмане-рабочие очень любили его. Когда после японской войны по Закавказью прошла волна беспорядков, Александру Ивановичу поручили вести переговоры с вожаками рабочих. Через мусульман он отлично знал, что творилось за кулисами рабочего движения на Кавказе.

Большевики вспомнили про Зейферта. Его сняли с работы, посадили, и он был приговорен к смерти. Отстояли его мусульмане. Он был выслан из Баку. В Нижнем Новгороде, где было два небольших керосиновых завода, он устроился на службу. Он собирался заграницу, стал хлопотать и уже получил разрешение местных властей.

Наступили дни нэпа. Зейферт решил терпеть и не ломать школьного образования своих детей. Но «нэп» кончился, и в Баку снова вспомнили о Зейферте. Его опять судили и приговорили к пожизненному тюремному заключению. В тюрьме Зейферт и умер в 1935 году».

Подготовил Ю.В. Евдошенко
Публикации  в журнале ''Нефтяное хозяйство"

Зейферт А.И. (З-д им. 26 комиссаров, г. Сормово)
О случаях самовозгорания керосина и керосинового дестиллата на бакинских нефтеперерабатывающих заводах
Раздел: Архив журнала / 1927 / Декабрь / Нефть и естественный газ