Ростовцев Николай Никитич (30.11.1907 - 28.01.1981)

"О Николае Никитиче Ростовцеве много написано, но о нем можно писать еще и еще, если иметь в виду его огромный вклад в открытие крупнейшей нефтегазоносной провинции мира - Западно-Сибирской низменности. Именно ему принадлежит научное обоснование этого открытия. Разумеется, были и другие крупные деятели, внесшие в это свой значительный вклад, но Николай Никитич был первым и единственным ученым, создавшим целую научную школу, работавшую на это открытие. Вспомним хотя бы его идею составления ежегодных дежурных карт нефтегазоносности Западно-Сибирской равнины, в которых отражались не только новые геолого-геофизические, геохимические данные, но и намечалось новое направление геолого-разведочных, геолого-поисковых и научно-исследовательских работ. В конечном итоге это приводило к открытию новых природных месторождений, укрепляющих и развивающих топливно-энергетическую базу Российского государства. Значение Западно-Сибирской нефтегазоносной провинции для экономики России трудно переоценить.

В 2007 г. в полувековой юбилей Сибирского научно-исследовательского института геологии, геофизики и минерального сырья исполняется 100 лет со дня рождения Николая Никитича. Он родился 30 ноября 1907 г. в с. Пограничное Приморского края. Многие геологи, получив высшее специальное образование в вузах западной части Советского Союза, добровольно или по направлению ехали в Сибирь и на Дальний Восток. У Николая Никитича был другой путь - он передвигался с востока в западные районы страны.

С восемнадцати лет Н. Н. Ростовцев трудился рабочим на производстве в разных городах: в Туле, затем в Москве, в 1927 г. добрался до Ленинграда. Там поступил в университет, но учиться не пришлось. Работал в должности коллектора геологических партий и только в 1931 г., когда ему исполнилось 24 года, сдал экзамены в Ленинградский горный институт на геолого-разведочный факультет. Учебу совмещал с работой в геологических организациях Туркмении, Западной Сибири, севера Восточно-Европейской платформы и др. Институт был закончен лишь в 1939 г. Уже не совсем молодого специалиста направили начальником экспедиции Северного геологического управления.

Затем трудился в Туркмении, на севере Западной Сибири, в Ставрополе, где руководил геологическими экспедициями, в Архангельской области и Коми АССР. Там его деятельность была связана с выявлением перспективных районов на поиски нефтяных месторождений.

Николай Никитич горел желанием весь свой огромный опыт, полученный в геологических партиях и экспедициях, трансформировать в геологическую науку. В 1949 г. он начал трудиться во Всесоюзном геологическом институте (ВСЕГЕИ) старшим научным сотрудником в отделе опорного бурения, а затем начальником Западно-Сибирской экспедиции.

В 1950 г. научно-техническим советом Министерства геологии СССР был принят генеральный план изучения и освоения Западно-Сибирской плиты, в том числе размещение на ее территории 26 опорных скважин, региональных сейсмических профилей и проведение поисковых работ в районе опорных скважин. В основу этого генерального плана были положены результаты научно-исследовательских работ Н. Н. Ростовцева и его коллег. Так им была впервые предложена глубоко продуманная стратегия поисковых работ нефти и газа на Западно-Сибирской низменности, положившая начало планомерным поискам и разведки углеводородного сырья на этой территории.

Николай Никитич много внимания уделял стратиграфии. Он понимал, что от ее результатов в значительной степени зависят поиски продуктивных горизонтов, их местоположение в разрезе, поэтому активно и целеустремленно содействовал развитию стратиграфо-палеонтологической службы в СНИИГГиМСе и в ЗапСибНИГНИ, директором которых он становился в 60-е годы. Он развивал и литологические исследования, которые давали объективную картину состава пород продуктивных стратиграфических уровней и могли оказать существенную помощь в изучении и открытии благоприятных коллекторов.

Сам Николай Никитич был не только широко эрудированным специалистом, хорошо понимающим значение геологических наук для открытия крупных месторождений нефти и газа, но и исследователем, глубоко разбирающимся в проблемах стратиграфии, литологии, палеогеографии, тектоники, геохимии, геофизики.

Ученому был свойственен комплексный подход к решению задач нефтяной геологии, благодаря которому ему удавалось прогнозировать открытие многих месторождений в Западно-Сибирской нефтегазоносной провинции.

Н. Н. Ростовцев первым изучил закономерности распределения пород-коллекторов и экранирующих покрышек, выяснил влияние структур палеозойского фундамента на осадочные чехлы мезокайнозоя и провел исследования, относящиеся к нефтегазогеологическому районированию.

Ему принадлежит и заслуга использования для прогнозных оценок гидрохимии, в том числе состава и упругости газов, растворенных в пластовых водах.

Это он доказал, что самыми перспективными землями на поиски нефти и газа являются центральные и северные районы Западно-Сибирской равнины. Ранее эти перспективы связывались главным образом с ее южными частями. Еще в 1971 г. Николай Никитич полагал, что в этих районах перспективы нефтегазоносности следует связывать не только с мезозойскими, но и с палеозойскими образованиями. Это он настаивал на том, что за основу тектонического районирования Западно-Сибирской равнины надо брать структурную карту поверхности доюрских образований.

Еще один вывод, важный для оценки перспектив нефтегазоносности, сделал Николай Никитич. Он полагал, что континентальные мезозойские угленосные отложения наряду с морскими могут быть нефтегазоносными.

Н.Н. Ростовцеву удавались и работы, связанные с обобщением научных результатов и сравнительной оценкой интересуемого объекта с подобными ему в иных регионах мира. Это давало ему возможность по-новому, используя опыт других исследователей, делать выводы, важные для конкретного региона. Так для мезозоя Западно-Сибирской равнины он впервые предложил расчленение отложений на литостратиграфические подразделения. Многие его стратоны и по настоящее время используются в практике геологических работ. Они составляют основу современных стратиграфических схем. Практика применения стратонов, составляющих лишь планетарную стратиграфическую шкалу, оказалась несостоятельной.

В 1957 г. по решению правительства СССР был создан СНИИГГиМС на базе Сибирского филиала ВНИГРИ. Директор института Касьянов М. В. пригласил Н. Н. Ростовцева возглавить отдел нефти и газа. Тот принял предложение и в 1958 г. оставил Ленинград и переехал в Новосибирск.

В составе отдела Николай Никитич организовал три сектора по региональному признаку - литостратиграфический, гидрогеологический, газовый, а также битуминологическую лабораторию и лаборатории глубокого бурения и физики нефтяного пласта. Работа закипела. Был создан целый набор важнейших карт - структурных, перспектив нефтегазоносности, геологических, тектонических, в том числе фундамента Западно-Сибирской плиты, а также модель прогнозной карты с концентрацией на ней наиболее перспективных районов в центральной ее части.

Николай Никитич был великолепным организатором. Он привлекал к себе внимание коллег своей доброжелательностью, уважением иных точек зрения, даже если они ему казались не совсем аргументированными.

В 1962 г. Н. Н. Ростовцев стал директором СНИИГГиМСа. Казалось бы, значительно возросли ответственность и загруженность административными делами, но к Николаю Никитичу всегда можно было прийти со своими проблемами. Дверь в его кабинет постоянно была открытой. В нем никогда не было много народа, очереди на прием. Он мог принять и решить все вопросы, не выходя из своего кабинета. Не было случая, чтобы он на кого-то повысил голос. Вел себя спокойно и доброжелательно, за что его уважали все без исключения.

На пост директора он приехал в СНИИГГиМС из Тюмени. Там он возглавлял в только что организованном Тюменском филиале СНИИГГиМСа научное направление. А уехал в Тюмень потому, что был уверен: основные богатства нефти и газа находятся в недрах именно Тюменской области. Именно там разворачивались широкие нефтегазопоисковые работы, и он считал себя обязанным быть в гуще этих событий. Тем не менее дал согласие на возвращение в СНИИГГиМС.

Как директор он был одним из лучших, хотя и занимал этот пост недолго. Летом 1964 г. Тюменский филиал СНИИГГиМС стал самостоятельным институтом с новым названием - Западно-Сибирский научно-исследовательский геологический нефтяной институт (ЗапСибНИГНИ). Н. Н. Ростовцев был инициатором создания этого института и стал его первым директором.

Директором СНИИГГиМСа он был всего два года, но за это время успел укрепить в институте главное - его комплексность, что работало на будущее, на перспективу. Уже через несколько лет о СНИИГГиМСе говорили, как о крупном отраслевом научно-исследовательском учреждении на востоке страны.

В тяжелые для отечественной геологии 90-е годы, может быть, только благодаря заблаговременным действиям Николая Никитича Ростовцева СНИИГГиМС сумел не только сохраниться, но и стать таким научным учреждением, с мнением которого считаются в Министерствах, агентствах, фирмах и объединениях России, чего, к сожалению, нельзя сказать об очень многих других отраслевых научно-исследовательских и производственных организациях. Большая их часть и вовсе прекратила свое существование.

Досадно, что судьба Николая Никитича как директора ЗапСибНИГНИ не сложилась. Его настойчивость в отстаивании своих взглядов, научное обоснование поисков нефти и газа в Тюмени устраивало не всех. Было сделано все, чтобы этого крупнейшего ученого-геолога, легенду ХХ века, одного из первооткрывателей Западно-Сибирской нефтегазоносной провинции отстранить от руководства институтом.

В 1972 г. Н. Н. Ростовцеву предложили уйти на заслуженный отдых и переехать работать во ВНИГРИ с постоянным местом жительством в Ленинграде.

Все эти встряски, стрессы, да и чрезмерно активная деятельность как ученого, лишавшего себя порой и сна и отдыха, не прошли даром. 28 января 1981 г. Николая Никитича не стало.

По силе и значению творческого научного вклада Н. Н. Ростовцева, важного для теории и особенно практики развития топливно-энергетического потенциала страны и ее экономики, вряд ли можно сравнить его еще с кем-либо. Да этого и не следует делать. Имя его прочно вошло в историю открытий, определивших на многие десятилетия благосостояние Российского государства.

Доктор геолого-минералогических наук, профессор, лауреат Ленинской премии, обладатель ордена Ленина, трех орденов Трудового Красного Знамени, множества медалей. В конце жизненного пути его попытались отвести в тень, на вторые роли, забыть. Но этого сделать невозможно. Такие ученые колоссы, как Николай Никитич Ростовцев, в памяти поколений и в истории отечественных открытий остаются навсегда."

Сайт  СНИИГГиМС http://www.sniiggims.ru/sitepages/history/rostovcev.aspx