Ростомян Ментор Никитич (Мкртичевич) (15.01.1870 – 16.02.1932) 
Российский, советский химик, специалист в области переработки нефти.

Родился в с. Нижне-Акулисы Эриванской губернии в семье крестьянина. Первоначальное образование получил в сельской школе. В 1879 г. семья переехала в г. Тифлис, где в 1889 г. окончил гимназию. В 1890 г. поступил в Военно-медицинскую академию, но из-за конфликта с преподавателем был вынужден оставить ее. В 1893 г. поступил в Петербургский университет, в 1894 г. перевелся в Московский. В 1897 г. окончил физико-математический факультет естественное отделение по химии со званием кандидата естественных наук. Во время учебы учился у проф. В.В. Марковникова и проф. М.И. Коновалова, ассистировал им.

Из автобиографии М.Н. Ростомяна: «До 1893 г. меня не принимали в ВУЗ и я собирался ехать в Эрзерум учителем тамошнего армянского училища, когда получил извещение, что Министр народного просвещения разрешил принять меня в Петербургский университет. Столкновение имело место из-за того, что студенты из-за чествования, связанного с именем Чернышевского, не явились на работу, и начало записывать фамилии неявившихся в тот день, в том числе и меня; я, считавшийся одним из хороших работников, позволил себе сказать, что из-за хороших и добрых чувств юношей так жестоко не наказывают (последствия – лишение стипендии, увольнение, предупреждение и т.п.), на что получил реплику «Вы никогда у меня не проскочите через экзамен», что было равносильно – «уходи из Академии». … В августе 1894 г. я из Петербургского университета перевелся в Московский из-за переезда семьи из Тифлиса в Москву, после смерти отца, к старшему брату, служившему на Кожевенном заводе о-ва «Тиль». В 1897 г. кончил Московский университет по естественному отделению физико-математического факультета по химии, ставшей моей специальностью. Я работал у знаменитого русского отца химии нефти проф. Марковникова и у его ученика, впоследствии директора Киевского политехникума, покойного проф. Коновалова» (из фондов Центрального архива ФСБ России).

В 1897 – 1898 г. работал в статистическом отделе Государственного банка в Москве. В 1898 г. переехал в Баку. Служил лаборантом в Горно-промышленном о-ве, в 1899 г. – заведующий керосиновым заводом Шагаданова (затем Питоева), с 1901 – управляющий керосино-масляного завода Г.М. Лианозова. Член Бакинского отделения Императорского Русского технического общества (БОИРТО).

В 1909 – 1911 гг. – ректор и, одновременно, преподаватель Армянской духовной академии в г. Эчмиадзине.

В 1911 – 1912 гг. – заведующий экспортом фирмы «Г.М. Лианозов и сыновья» в г. Батуме. С 1 января 1913 г. – заведующий заводским и экспортным отделом правления нефтепромышленной группы «Ойл» в Петербурге (объединенную группа ряда нефтяных фирм, включая о-во Лианозова). В декабре 1917 г. был назначен директором-распорядителем фирмы «Волжско-Черноморское об-во», которое было эвакуировано в тот же месяц в г. Н. Новгород.

С марта 1919 г. – в Главконефти ВСНХ, затем заведующий заводским отделом Главсланца ВСНХ. В 1920 г. – заведующий заводским отделом Петротопа. С 1 июля по конец декабря 1920 г. – заведующий участком Петровск – Акстафа Владикавказской ж.д.

С 1921 по 1929 г. – помощник (заместитель) заведующего заводским отделом, директор заводского управления, помощник (заместитель) технического директора треста по нефтепереработке, главный инженер по нефтепереработке треста/объединения «Грознефть». В 1923 г. в числе первых советских нефтяников был командирован в Западную Европу и США; в Великобритании участвовал в переговорах о закупке крекинг-установок системы «Виккерс». Внес большой вклад в модернизацию дореволюционных нефтеперегонных заводов и увеличение выработки светлых нефтепродуктов на базе первичной перегонки нефти.

В 1927 г. был арестован по делу о пожаре в «Грознефти», но осужден не был. 21 сентября 1929 г. арестован по делу о шпионско-вредительской организации в «Грознефти». Своей вины не признавал, вел себя на следствии сдержанно, оговоров не делал. В марте 1931 г. осужден по пп. 4, 6, 7 и 11 ст. 58 УК РСФСР, приговорен к расстрелу с заменой заключением в концлагерь сроком на 10 лет.

Из автобиографии М.Н. Ростомяна: «В течение всей моей долголетней работы не было ни одного конфликта с рабочими и служащими, находившимися в моем ведении.

Мои труды по нефти, по сапропелю и по сланцам, как результаты работ были помещены в немецком журнале (студенческая работа), в трудах БОИРТО, в нефтяном деле, в Сланцевом хозяйстве, в Грозненском нефтяном хозяйстве, Нефтяном хозяйстве.

В отношении государственного строя и власти я был и остаюсь аполитичным. В отношении Советской власти и строя все время был лояльным и остаюсь таким. Всю свою жизнь я был занят трудом и наукой, а по натуре – несколько нелюдим, почему почти всегда был вне политических и общественных движений. Почти потому, что все-таки болел за судьбу армянского народа, к которому принадлежу, в 1894 г. выступал против восстания армян в Константинополе, предсказав резню; после выступления армян и резни, я отстранился и от армянских жизненных течений; в 1910 и 1911 гг. единственно раз выступил в ежедневной прессе, предлагая создать Модус вивенди между армянами, курдами и турками – меня высмеяли; в 1914 г., когда Извольский в Париже и Воронцов-Дашков в Тифлисе предлагали армянам выступить в Петербурге на банкете, я еще раз выступил против этого, заявив, что выступление на стороне русских приведет к резне армян в Турции, а выступление на стороне турок - к выполнению программы Голицына, т.е. к выселению армян из Эриванской губернии – меня высмеяли; последнее мое участие в общественно-политических делах было кажется весной 1917 г., когда меня, всегда бывшего дружным с грузинами и татарами, в числе других выбрали на особое совещание при Земском отделе для не то соглашения, не то примирения; там от грузин были Элиава (если не ошибаюсь), и другие, от татар Хан-Хойский (кажется или Везиров?) и другие; дело кончилось разговорами. После того, как осталось лишь четверть армян, мне больно было вернуться к себе на родину и я окончательно предался науке и труду» (из фондов Центрального архива ФСБ России).

Умер в Ухто-Печорском лагере ОГПУ 16 февраля 1932 г. Реабилитирован.

Подготовил Ю.В. Евдошенко
 

Публикации  в журнале ''Нефтяное хозяйство"

Ростомян М.Н.
Проблема использования сапропеля в промышленном масштабе
Раздел: Архив журнала / 1920 / Декабрь / Общие вопросы 

Ростомян М.Н. (Грозный)
К вопросу о переработке нефти в Грозном
Раздел: Архив журнала / 1927 / Апрель / Нефть и естественный газ