Гладков Павел Яковлевич (28 февраля 1914 – 2003) 

Советский инженер-проектировщик, специалист в области трубопроводного транспорта нефти; выпускник Ленинградского института инженеров транспорта.

Родился в семье столяра в с. Солуно-Дмитриевском Александровского уезда Ставропольской губ. В 1930 г. окончил школу-десятилетку в г. Ростове-на-Дону. В 1930 – 1935 гг. – учеба на строительном факультете Ленинградского института инженеров транспорта. В 1935 – 1937 гг. – работал в группе капитального строительства Санитарного управления Наркомата путей сообщения СССР, в 1937 – 1939 гг. – в государственной конторе «Льнопроект», затем «Текстильпроект» Наркомата текстильной промышленности СССР. С 1939 г. – в Наркомате нефтяной промышленности СССР, руководитель группы капитального строительства, ст. инженер, И.О. начальника отдела проектирования Главнефтестроя, гл. техник, И.О. начальника сектора проектирования Отдела кап. строительства Наркомнефти.

В 1941 – 1945 гг. – в РККА, в действующей армии: Калининский, 2-й Прибалтийский, 1-й Белорусский фронт, в службе военных сообщений, демобилизовался в звании инженер-майора. За участие в боевых действиях награжден орденами Красной Звезды и Отечественной войны 2-й степени, медалями: «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За взятие Берлина», «За освобождение Варшавы».

С декабря 1945 г. – в Наркомнефти (с 1946 г. – Министерство нефтяной промышленности восточных районов СССР) – управляющий Всесоюзной конторой «Проектэнергонефть», начальник Управления капитального строительства Минвостокнефти СССР. С 1949 г. – заместитель начальника Главвостокнефтедобычи по кап. строительству, начальник Главнефтепроекта Миннефтепрома СССР. В 1950 – 1969 гг. – управляющий трестом «Нефтепроводпроект», директор, главный инженер Гипротрубопровода. В 1969 – 1971 гг – заместитель начальника Главного управления капитального строительства Мингазпрома СССР. В 1972 – 1989 гг. – главный специалист, руководитель группы, ведущий инженер Гипротрубопровода. Работал во Вьетнаме, Ираке.

 

Автобиография, 1939 г.:

«Родился в 1914 г. в селе Салунско-Дмитровском Александровского уезда б. Ставропольской губ. (ныне Орджоникидзевского края) в семье рабочего-столяра.

С 1921 г. начал учиться в Советской трудовой школе. Учеба проходила в ряде городов Северного Кавказа: Ворошиловске, Пятигорске, Майкопе, Ростовен/д, т.е. по месту работы отца. Школу десятилетку окончил в 1930 г. в г. Ростове н/Д. В этом же году поступил в Ростовский институт инженеров путей сообщения, в 1931 г. перевелся в коллективном порядке в Ленинградский институт инженеров транспорта. Названный институт закончил в 1935 г., получив специальность инженера-строителя по производственным и гражданским сооружениям. С августа 1935 г. по сентябрь 1935 г. работал в Сануправлении НКПС (группа капитального строительства) в качестве инженера.

С января 1937 по октябрь 1939 г. работал в Государственной конторе «Льнопроект» в должности старшего инженера-строителя. В октябре 1939 г. в виду слияния Льнопроекта с трестом Текстильпроект – был зачислен в штат последнего в той же должности. Из Текстильпроекта уволился по личному желанию в начале ноября 1939 г.

В ВЛКСМ вступил в 1928 г. В 1938 г. март, был принят в кандидаты ВКП(б), в октябре 1939 г. Свердловским РК ВКП(б) Москвы был переведен в члены ВКП(б). Партдокумент в стадии оформления.

О родителя. Отец до Октябрьской революции рабочий-столяр. Работал по найму в б. Ставропольской губернии. После Октябрьской революции – на хозяйственной работе. В настоящий момент работает в «Главкожзаменителе» НКПС СССР в должности инспектора. Член ВКП(б) с 1918 г. Мать и до и после Октябрьской революции домохозяйка. Происходит так же, как и отец из бедной крестьянской семьи.

Сестра – врач., чл. ВКП(б).

Семейное положение – женат. Жена техник-строитель, работает в Архитектурной мастерской НКПС. Член ВЛКСМ.

Домашний адрес: г. Москва, 40, 1-я ул. Ямского поля, д. 25, кв. 9.

Гладков, 15 ноября 1939 г.

Изменение: чл. ВКП(б) п/б 3169906, подпись. 4 апреля 1941 г.» (из фондов Российского государственного архива экономики).

 

Докладная П.Я. Гладкова о поездке в Демократическую Республику Вьетнама, 1955 г.:

«Секретно

Министру нефтяной промышленности СССР тов. Евсеенко М.А.

Докладная записка

О результатах выполнения бригадой Гипротранснефть на территории ДРВ заданий Министерства по организации нефтебаз

[резолюция министра: «Ознакомить членов коллегии. Пушкину А.Е. установить контроль за отгрузкой оборудования и производством работ. М. Евсеенко, 17 декабря 1955 г.»]

В соответствии с решениями Совета Министров СССР и приказами Министерства нефтяной промышленности СССР, в ДРВ была направлена группа специалистов, составленная в основном из работников Гипротранснефти для выполнения на месте комплекса работ, связанных с обеспечением приема нефтепродуктов, подлежащих поставке из СССР и со строительством нефтебаз на территории страны.

Помимо основной задачи – удовлетворения ДРВ нефтепродуктами, создание емкости для нефтепродуктов носит срочный характер и является по сути дела первым этапом и необходимым условием в выполнении Советской стороной помощи в строительстве 25 предприятий в ДРВ, поскольку без организации нефтеснабжения и указанная программа строительства была бы затруднительной.

Ниже излагается положение с выполнением заданий Совета Министров СССР и МНП СССР в порядке последовательности организации работ.

1. Подготовка и характеристика решений Главного управления по экономическим связям по вопросу о проектировании и строительстве нефтебаз в ДРВ

Насколько нам известно вопросом постройки нефтебаз в ДРВ, ГУЭС [Главное управление экономического сотрудничества со странами народной демократии – предшественник ГКЭС. – Е.Ю.] занимался длительное время, еще с мая м-ца 1955 г. Однако, он не располагал надежной информацией из Вьетнама о действительной потребности в нефтебазах и о состоянии имевшихся там баз после ухода французов. В силу этого мероприятия им намечавшиеся не отличались проработанностью. Советы Министерства нефтяной промышленности, высказывавшиеся в свое время в части необходимости посылки в ДРВ самолетом 1 - 2 специалистов для изучения обстановки и определения действительного положения и действительных нужд, не были приняты под предлогом срочности задачи и недопустимости терять время на такую «разведку». Это, по мнению ГУЭС, задержало бы издание нужных постановлений. Это было, конечно, ошибкой, что и подтвердилось при нашем выезде в ДРВ, когда стало ясно, что без проверенной информации с места нельзя готовить столь конкретные решения.

Программа работ бригады Гипротранснефти была определена ГУЭСом и Министерством нефтяной промышленности накануне выезда этой бригады в ДРВ в следующем виде:

а) Для обеспечения приема советских танкеров в порту Хайфон выбрать площадку, изыскать и запроектировать на месте временные нефтебазы в г. Хайфон емкостью 8.250 куб. м, с тем, чтобы до конца 1955 г. эти базы были построены и пущены в эксплуатацию. Монтаж нефтебазы был возложен на Минстройнефть.

При выезде в ДРВ от бригады требовалось обеспечить на площадке Хайфон помимо выбора площадки, изысканий и составления на месте рабочего проекта также обеспечить силами вьетнамцев устройство фундаментов под резервуары с тем, чтобы не допустить простоя монтажников Главнефтемонтажа, которые должны были прибыть на место в середине 1955 г.

б) Определить места постройки в 1956 году 3 – 4 нефтебаз общей емкостью 12.000 куб. м в глубине территории ДРВ, оказать помощь в составлении заданий на проектирование, выбрать площадки, произвести необходимые изыскания по ним и сбор исходных данных, необходимых для проектирования этих нефтебаз.

В соответствии с этими заданиями нами была подготовлена бригада в составе изыскательской партии и проектной группы. Бригада после длительного оформления в Москве выехала в ДРВ 30 августа 1955 г. и прибыла в Ханой 19 сентября 1955 г.

С другой стороны, еще до выезда на институт была возложена задача – выдать спецификацию на оборудование для нефтебазы в Хайфоне, хотя проект мог быть выполнен лишь на месте. Такая спецификация в силу требования была выдана на основании довольно условной схемы предполагаемой базы и по этой спецификации началась отправка оборудования в порт Одессу для дальнейшего следования в Хайфон. Ясно, что заказ оборудования в таком необычном порядке был связан с определенным риском. Прибытие оборудования и резервуаров в Хайфон ожидалось также в начале октября.

II. Обстановка по прибытии на место

По прибытии бригады в г. Хайфон стало известно, что строительство морской нефтебазы в Хайфоне не вызывается необходимостью, поскольку нефтебаза фирмы «Шелл» находится в распоряжении правительства ДРВ (вопреки данным ГУЭСа в Москве, на основании которых ГУЭС подготовил решение Совмина СССР о постройке временной нефтебазы в Хайфоне).

Оказалось, что база «Шелла» емкостью 19.000 куб. м только находится в распоряжении вьетнамцев, но на ней уже в течение месяца шли восстановительные работы, проводимые силами китайских специалистов и монтажников.

Между тем, советские резервуары и оборудование, находившееся в пути следования, были заказаны по схеме перевалочной базы, и использование их для глубинных баз было затруднительно, поскольку делить на несколько частей можно лишь только общее количество резервуаров.

Также оказалось, что в Хайфоне имеется еще одна база американской фирмы «Стандарт Ойл» емкостью около 15.000 куб. м, в отношении которой имеется также тенденция к передаче ее в распоряжение правительства ДРВ.

Кроме того, выяснилось, что китайские специалисты и монтажники находятся в ДРВ с мая 1955 г. и уже строят первую новую базу в глубине территории, а именно – столичную нефтебазу в г. Ханое. При этом стало очевидным, что китайская бригада работает очень энергично, но по своему составу недостаточно сильна и испытывает трудности и недостаток в людях, материалах, оборудовании.

Все эти обстоятельства как видно не были известны ГУЭСу в Москве.

В связи с заявлением вьетнамской стороны об отсутствии необходимости строить емкость в Хайфоне, а с другой стороны об очень острой потребности в емкости в глубине территории, имели место переговоры между Представительством ГУЭС в Ханое и Министерством промышленности и торговли, при нашем участии.

Вьетнамская сторона, в результате проработки вопроса и консультации прежде всего с китайской стороной, сформулировала свое желание в отношении поступающей из СССР емкости в 8.000 куб. м и оборудования следующим образом:

а) поскольку нефтебаза в Ханое начатая постройкой китайцами должна иметь конечный размер емкости в 11.000 куб. м, а китайские товарищи не располагают в настоящее время полными ресурсами - следует эту базу построить с привлечением советских резервуаров в количестве 5 шт. по 1000 куб. м каждый, с производством работ силами советских монтажников. Остальные резервуары для этой базы, т.е. 4 резервуара общей емкостью 6.000 куб. м продолжат монтировать китайцы из своего металла.

б) Из остающихся 3 резервуаров по 1.000 куб. м для продуктов и мелких горизонтальных резервуаров, а также насосов, электростанции и другого комплектующего оборудования следует комплексно построить нефтебазу в г. Нам-Динь, в которой имеется крайне острая нужда, в связи с восстановлением промышленности в этом городе и для ряда других провинций.

Вьетнамцы заявили, что Ханойская нефтебаза им требуется уже в 1955 году и что очень желательно базу в Нам-Динь строить также срочно.

Поскольку поставки оборудования нефтебаз и их монтаж для глубинных распределительных пунктов (в отличие от г. Хайфона) намечались в 1956 г., а привлечение емкости предназначенной ранее Хайфону имеет место для распределительных баз фактически уже в этом году, вьетнамцы заявили, что в 1956 году поставки с нашей стороны может быть сокращена с 12.000 куб. м до 4 – 5.000 куб. м.

В качестве пунктов строительства нефтебаз в 1956 г. вьетнамцами назначены: Винь (1800 куб. м), Вьетри [Вьетчи] (1.900 куб. м), Бак-Занг (1.900 куб. м).

О таком решении вьетнамской стороны представительство ГУЭСа в Ханое и правительственная комиссия сообщила в Москву, мне было дано указание действовать по этому плану официально сформулированному вьетнамской стороной.

Таким образом программа строительства нефтебаз для нашей стороны определяется следующим образом:

Название нефтебазы

Тип нефтебазы

емкость

срок общестроит. работ

срок монтажа

ист-к поступл-я обор-я

1. Ханой (только резервуары)

железнодорожная

5000

октябрь 1955 г.

нояб.-дек. 1955 г.

за счет н/базы в Хайфон

2. Нам-Динь

Водно-ж/д

3.000

окт.-дек. 1955 г.

дек.-февр.

-/-

3. Бак-Занг

-/-

1.900

1956 г.

1956 г.

по отд.заказу

4. Вьетри [Вьетчи]

-/-

1900

1956

1956

-/-

5. Винь

-/-

1.800

1956

1956

-/-

 

III. Выполнение изыскательских и проектных работ и обеспечение фронта работ монтажникам.

а) по объектам, строящимся в 1955 г.

В целях обеспечения срока строительства проектные работы по площадкам Нам-Динь и Ханой выполнены бригадой Гипротранснефти на месте. По Ханойской площадке была проведена некоторая переработка генплана совместно с китайскими специалистами, выданы чертежи фундаментов под резервуары, организовано сооружение этих фундаментов. К приезду монтажников и к прибытию резервуаров из СССР фундаменты были готовы, поэтому монтаж резервуаров в Ханое начался немедленно после доставки их из порта Хайфон. (Прибытие пароходов 29 октября, перевозка их в Ханой 8 ноября).

По площадке Нам-Динь изыскательские работы были начаты 4 октября, окончены 14 октября. К 20 октября были выданы чертежи основных земляных работ и с 25 октября эти земляные работы были начаты вьетнамцами. К этому времени на площадке Нам-Динь уже работали инженеры-строители, направленные Минстройнефти в качестве консультантов. Разработка рабочего проекта нефтебазы велась с 15 октября по 25 ноября, включая также берегоукрепительные и причальные сооружения. Чертежи выдавались по готовности и не задерживали хода работ.

б) по объектам 1956 г.

Помимо указанных объектов Ханой и Нам-Динь бригадой произведен выбор площадки для нефтебаз 1956 г. – Бак-Занг, Вьетри [Вьетчи], Винь. По этим площадкам проведены исчерпывающие изыскательские работы, включая внешние коммуникации, гидрологические работы, связанные с сооружением причалов, бурение и т.д. Объем изысканий рассчитан на выполнение в СССР как проектных заданий, так и рабочих чертежей. Оказана помощь в составлении заданий на проектирование нефтебаз как это обусловлено заказ-подтверждением (соглашением сторон в Москве). На основе указанных документов на территории СССР будут выполнены проекты нефтебаз в заданные сроки.

 

IV. Дополнительные работы на месте.

В силу сложившейся на месте обстановки, по требованиям представительства ГУЭСа и просьбе вьетнамцев бригада решала ряд вопросов сверх программы, но именно в тех случаях, когда это было связано так или иначе с интересами советской стороны. Такими работами были следующие:

1. Обследована база «Шелла» и характер восстановительных работ. По просьбе китайских товарищей даны некоторые рекомендации направленные на улучшение эксплуатации и повышение надежности в работе базы.

2. Проводился ряд консультаций для китайских специалистов, состав группы которых по квалификации несколько неровный.

3. По просьбе вьетнамцев и во избежание задержки с приемом танкеров даны рекомендации по подключению в работу путем укладки трубопроводов (по временной схеме) части емкости базы «Стандарт Ойл», которая перед нашим отъездов также перешла в руки вьетнамских властей. В пределах наших ресурсов в трубах 8ʺ, будет введено дополнительно в Хайфоне 9.000 куб. м емкости. Эту работу группа Орлова уже выполняет без ущерба для основных работ в Ханое и Нам-Дине. Формально восстановление ведет вьетнамская сторона.

4. Члены бригады, представитель Главнефтесбыта проводил ряд консультаций по определению видов нефтепродуктов, поступающих часто из Китая без документов и по их использованию, а также в пределах возможностей готовит персонал для эксплуатации нефтебаз (это, конечно, не заменяет необходимости серьезной подготовки кадров эксплуатационников нефтебаз путем посылки в СССР или КНР).

 

V. Состояние строительно-монтажных работ

Успех дела во многом зависит от своевременности поставки оборудования и прибытия монтажников с их механизмами и приспособлениями.

По площадке Ханой монтаж идет успешно. На день моего отъезда (26 ноября) группа тов. Орлова по сути дела заканчивала работу – шла развертка 5-го резервуара. Примерно к 15 декабря все 15 резервуаров должны быть сданы. Поскольку на этой площадке дело ограничивается лишь монтажом и оборудованием этих 5 резервуаров, нет сомнений в благополучном окончании работ именно в эти сроки. Совместная работа с китайской бригадой на одной площадке проходит в очень дружественной обстановке.

По площадке Нам-Динь дело обстоит хуже. Строительные работы, ведущиеся вьетнамцами по нашему проекту, идут успешно, но монтаж может задержаться, т.к. отправка из Одессы того, что было занаряжено еще в июле м-це крайне затянулась. Мы ожидали в Хайфоне комплектное прибытие грузов. Однако, то что прибыло, показывает на неблагополучие в вопросе отправки из Одессы.

На пароходах, прибывших в Хайфон 29 октября, резервуары оказались некомплектные, т.к. прибыло 6 корпусов, 4 днища и 10 крыш.

Таким образом даже для нужд Ханоя пришлось одно днище делать на месте из металла вьетнамцев (а по сути дела из китайского металла).

Не прибыли технологические насосы, передвижные электростанции, водяные насосы, электроматериалы.

Таким образом, до прибытия из Одессы всех грузов монтажные работы в Нам-Дине, к сожалению, будут ограничиваться лишь трубопроводами. По нашим подсчетам с тов. Орловым простой монтажников в Нам-Дине станет очевидным и заметным для всех в случае, если пароход из Одессы придет позже 15 декабря. По имеющимся теперь данным он вышел из Одессы 17 ноября, прибудет в ДРВ по-видимому в конце декабря.

Это обстоятельство несколько задержит работы и повлияет в известной степени на репутацию нефтяников в ДРВ, которая, надо сказать пока была, по высказываниям официальных лиц в Ханое, неплохой, благодаря быстрой организации СМР на площадках.

VI. Особенности в производстве проектно-изыскательских работ

1. Нам не удалось использовать типовые конструкции зданий и сооружений, ввиду особых климатических условий в ДРВ и в связи с использованием местных стройматериалов. Проект базы в Нам-Дине поэтому был трудоемким. Ввиду отсутствия специалистов-строителей из числа вьетнамцев, рабочие чертежи разрабатывались очень подробно. Выработанные на месте типы зданий мы повторим для баз 1956 года.

2. Наш тип резервуара мало подходит для условий Вьетнама. Зная о сильных ветрах, мы приняли резервуары емкостью 1.000 куб. м с пониженной высотой. В правильности этого решения мы убедились на месте, когда тайфуном был смят китайский резервуар, имеющий большую высоту при малом диаметре (китайцам удалось быстро восстановить этот резервуар). Тем не менее для последующих баз нужно применять резервуары с высотой не больше 4 – 5 поясов. Именно такие резервуары ставили американцы и англичане в Хайфоне и случаев разрушения резервуаров тайфунами у них не было.

3. У вьетнамцев нет никаких строительных механизмов. Вся работа идет вручную. Это тоже приходится учитывать в проектах. Достаточно сказать, что на земляных работах по площадке Нам-Динь, где нужна была подсыпка территории, не было ни одного механизма, ни одной автомашины. Все земляные работы сделаны путем переноски грунта вручную, в корзинах и носилками. На этой работе было занято до 2.000 рабочих.

4. В стране довольно широко распространен железобетон (французской постройки), однако для сборного железобетона пока нет базы. Поэтому мы применяли монтажный железобетон.

5. Ввиду большой развитости речных путей сообщения вьетнамцы требовали ставить базы водно-железнодорожного типа, чтобы в дальнейшем основные перевозки шли водой (они заказывают оборудование в странах народной демократии для самоходных барж). Привлечение в нашу бригада специалистов Гипроречтранса поэтому себя оправдало, т.к. без них нам не удалось бы выполнять работы комплексно.

6. Значительный интерес представляют нефтебазы фирмы «Шелл» и «Стандарт Ойл». По ним собран материал, который будет нами надлежащим образом использован.

VII. Особые вопросы

Зам. Министра торговли обращался с вопросами, несвязанными с нашей программой. Дважды на совещаниях со мной и членом бригады тов. Шпотаковским он зондировал вопрос о возможности заказать проекты и монтаж в 1956 г. нескольких нефтебаз военного ведомства в тыловой части страны. Я отказывался от переговоров под тем предлогом, что это выходит за пределы Соглашения и не входит в мою компетенцию. Он заявил однажды, что т. Фам Ван Донг хочет ставить вопрос о такой новой помощи в высоких сферах. Однако, никаких действий, по-видимому, не последовало. О таких высказываниях я ставил в известность члена правительственной комиссии тов. Свистунова. Детали в этой части мною будут доложены Вам лично.

Точно также ставился вопрос о заказе на проектирование и строительством мелких нефтебаз, распределительного типа в основном в удаленных районах. Такие базы конечно нужны в дополнение к сети опорных баз. Но и в этом случае я вынужден был уклоняться от приема таких работ, не имея полномочий, тем более что дело не ограничивалось только заказом проектов. С другой стороны, в представительстве ГУЭСа при докладе о таких попытках я высказывал мнение, что мелкими базами лучше заниматься китайцам. Они ближе к ДРВ и мелкие базы смогут сделать без труда.

Помимо этого, вьетнамцы заявляли неоднократно о том, что при постройке нефтебаз в 1956 г. они просят осуществить авторский надзор. Мною было обещано поддержать в Москве такую просьбу. Авторский надзор в данных условиях безусловно необходим, т.к. мы заинтересованы в соблюдении проекта и в надежности работы нефтебаз, которые проектируются и монтируются советскими организациями.

Директор института «Гипротранснефть» П. Гладков, подпись.

№ 416с от 17 декабря 1955 г.» (из фондов Российского государственного архива экономики).

Публикацию подготовил Ю.В. Евдошенко