Власенко Борис Ефимович (24 июля 1896 – 5 октября 1938)
"Нефтяное хозяйство"
№ .../...... 

Cоветский инженер-нефтепереработчик, выпускник Азербайджанского политехнического института им. М.А. Азизбекова (1924).

Родился в Черниговской губернии в крестьянской семье. В 1912 – 1915 гг. работал сварщиком канализационного и водопроводного отдела Петербургской городской управы. В 1915 – 1918 гг. – в действующей армии, окончил Александровское военное училище и курсы химической защиты, поручик, начальник химической службы стрелковой дивизии. В 1919 – 1920 гг. – в Красной Армии.

В 1922 – 1928 гг. работал в тресте «Азнефть»: инженер-проектировщик, химик главной лаборатории, инженер 1-й группы нефтеперегонных заводов, заведующий масляным заводом. В 1929 – 1930 гг. – главный инженер НПЗ им. 26 бакинских коммунаров (г. Сормово). В 1930 – 1932 гг. – главный инженер треста «Нефтезаводы» объединения «Союзнефть», в 1933 г. – заведующий заводским отделом Государственного исследовательского нефтяного института, доцент Московского нефтяного института им. И.М. Губкина.

В 1934 г. – старший инженер Главнефти по стандартизации. В 1935 -  1937 гг. – главный инженер НПЗ им. Менделеева (б. Константиновский, г. Ярославль).

С 1927 г. сотрудничал с редакцией журнала «Нефтяное хозяйство» в качестве автора статей.

В 1933 г. в ходе следствия по “Делу о контрреволюционной вредительской диверсионной и шпионской организации в нефтяной промышленности и системе Нефтеторга” были признан ее «членом», но привлечен к ответственности не был. 12 декабря 1937 г. арестован органами НКВД и 5 октября 1938 г. Военной коллегией Верховного суда СССР приговорен по ст. 58 УК РСФСР (пп. 8, 9, 11) к высшей мере наказания. В тот же день расстрелян. Реабилитирован в 1956 г.

 

«Жизнеописание Власенко Бориса Ефимовича

Ноябрь 1933 г., Москва.

Родился в 1896 году 24 июля в деревне Голяковке Костенической волости Мглинского уезда Черниговской губернии в крестьянской семье.

Родители мои были до супружества: отец – крестьянин, а мать – рабочая табачных плантаций. Отец женился, будучи на военной службе.

До 15 лет жил, рос и учился в деревне, вместе с братьями и сестрами. Нас было 10 ребят, я был старшим. Два брата и две сестры умерил в раннем возрасте, а 2 брата и 4 сестры, в том числе и я, остались живыми.

7 лет поступил в сельскую школу, которую окончил 11 лет, после чего поступил в 4-х классное [училище] и окончил его 15 лет. Живя в деревне, начал работать в 6 лет, сначала пас скотину, а после работал в поле и на покосе. С 15 лет уехал работать в Ленинград, помощь в поездке оказал ученый-агроном П.В. Шимановский, эс-ер, он же в Ленинграде издавал крестьянский журнал, где я некоторое время работал по отправке журналов, после он меня устроил на водопроводные и канализационные заводы к меньшевику инж. Н.А. Голяшкину, работавшему от С.-Петербургской Город. Управы. Проработав лето на водопроводных работах в качестве подручного сварщика, зимой, по инициативе инж. Голяшкина я был определен в вечерний техникум на строительное отделение и так 4 года работал и учился у инж. Голяшкина, в 1914 г. я уже был техником, вел самостоятельные работы. В первые дни объявления империалистической войны во время манифестации на Невском группа, в которой участвовал инж. Голяшкин, проводила демонстрацию с красным флагом, за что инж. Голяшкин был арестован, а я остался по его доверенности руководителем всего дела. При аресте, в присутствии полицейского, инж. Голяшкин вместе с делами передал мне много литературы меньшевистского характера и револьвер – Браунинг, мною все было сохранено и передано – ему, после 4-х месячного его освобождения. На другой день после его ареста был у меня обыск. Однако ничего не нашли, т.к. все было спрятано. Итак, жил и учился в Ленинграде до 1915 г., а в июле 1915 г. был призван на военную службу в 6-й запасный саперный батальон. После 4-х месячной службы был командирован в Александровское военное училище в ноябре 1915 г., которое окончил 1 мая 1916 г. и был направлена как техник на 4-х месячные офицерские курсы химические курсы, которые окончил в августе и тогда же был командирован на фронт в 1-й Сибирский корпус в качестве заведующего химической борьбой [так!] 8-го Сибирского полка. 8 сентября 1916 г. под озером Нареч [Нарочь] был ранен и отравлен газом – фосгеном. Лечился в Москве в госпитале. В декабре 1916 г. снова был послан на фронт и был назначен начальником химической службы 2-й Сапер. стр. дивизии.

В подготовке к февральской революции и в самый период февральской революции принимал деятельное участие и был руководителем революционного офицерства, неоднократно производил аресты старых полковников, не исполнявших приказы временного правительства. Был членом Дивизионного Комитета.

Июльские бои под Сморгонем, Крево в 1917 г. в направлении и агитации перед боем Керенского показали мне, что война с нашей стороны окончена. Солдаты воевать не хотели. Офицеры-студенты, в том числе и я, начали обсуждать, как вести себя в предвыборной кампании в Учредительное Собрание. Все мы работали в солдатских комитетах, спорили с большевиками и агитировали за левых эсеров.

Не участвуя в партийной работе в качестве официального члена, я был сторонником левоэсеровского блока, за него голосовал в Учредительное Собрание.

Однако, в период Август-Ноябрь я был противником авантюры ген. Корнилова, о чем делал разъяснения на заседании дивизионного комитета.

Октябрьскую революцию встретил на фронте, был переизбран в командный состав с повышением с одновременной работой начальника штаба дивизии и в Ревкоме корпуса.

В январе 1918 г. уехал из армии в отпуск и больше не возвращался, так как сибирские части были отозваны в неизвестном тогда мне направлении.

Живя дома, политикой не занимался, стремился учиться. Полесское правительство, возглавляемое уч. агр. Шимановским, привлекало меня к себе к работе, я категорически отказался, так как политики его совершенно не понимал. Она была, по-моему, не большевистская. Вскоре, однако, благодаря его политике было крестьянское восстание и к власти пришли большевики из Брянска, а в феврале 1918 г. я уехал в Киев учиться в Киевский политехникум, учился до декабря м-ца. после чего был призван в Красную Армию и назначен заведующим Арт. базой в г. Кременчуге.

В период Май – Август город Кременчуг переходил из рук в руки, там были Григорьевцы, Махновцы и Шкуровцы. Приход первых двух был в период, когда они были сторонниками большевиков.

Перед приходом шкуровских отрядов весь арт. склад был эвакуирован в Можайск и Москву, я принял энергичное участие в эвакуации арт. припасов, сопровождая некоторые эшелоны под обстрелом в августе 1919 г. Эвакуировав весь склад, попал в плен к белым, где после допроса контр-разведки был направлен в Ростов, откуда под конвоем заставили работать на ремонтах железнодорожных мостов, в армии лишили права служить. Через 1,5 м. я перешел снова на советскую службу и был назначен в 1-ю Красную Армию Туркфронта в Ашхабад к начальнику инженеров армии по укреплению персидской границы. На границе в это время, январь-май 1920 г., стояли англичане, кроме того все время проходили остатки белых оренбургских казаков. План укрепления города Ашхабада и проходов гор. Канчедаг, составленный мною, был принят, мне объявлена благодарность по Армии и предоставлена командировка во ВТУЗ согласно приказа Совнаркома от 25 января 1920 г. Я был прикомандирован для ускоренного инженерного выпуска в Томский Технологический Институт. Перед поездкой я вступил в брак с Татьяной Тимофеевной Петрищевой, которой было в то время 17 лет, дочь учителя, и вот с ней поехали учиться; из Томска я вскоре с проф. Великановым, у которого я был ассистентом, перешел в Омский Ин-т.

В Омском Институте учился на химическом отделении. Работал в лаборатории проф. Пескова и одновременно руководил студ. практикой по строительным работам по укреплению берега р. Иртыша, постройкой водоприемной шахты для института, а также принимал участие в организации гидрологической лаборатории.

Окончить институт, получить диплом мне не пришлось, заболев в декабре 1921 г. возвратным и сыпным тифом, я вынужден был оставить учебу и уехать снова в Ашхабад для поправления здоровья. где снова поступил на работу по укреплению границы и опорных пунктов, к начальнику военно-инженерной дистанции.

Проработав 4 м-ца, я перешел на работу в Туркменский техникум Садоводства и Огородничества преподавателем химии, физики и почвоведения, в июне 1922 г. по предложению Азнефти перешел на работу в нефтяную промышленность. Вначале поступил инженером в проектно-технический отдел 1-й гр[уппы нефтеперегонных заводов им.] Пятакова к известному проектировщику В.И. Покровскому, проработав 4 м-ца перешел в Главную Лабораторию в качестве химика, где проходил 4 м. стаж для дальнейшей работы в цехе, в декабре 1923 года был назначен пом. зав. очистными отделами Пятаковской группы (б. Нобеля) [1-я группа нефтеперегонных заводов «Азнефти» носила имя Г.Л. Пятакова], где работал 4 года в качестве зам. заведующего и завом.

В 1923 году в марте м-це поступил в Азербайджанский Политехнический Институт на последний курс. Сдав специальные предметы по нефти у проф. Гурвича, под его же руководством исполнял дипломную работу «Ректификация бензола и толуола» для выяснения влияний формы насадок при перегонке электричеством, работа опубликована в 1924 г. август, Азерб. Нефт. Хоз. Проект был сделан по коксованию каменного угля, в 1924 г., в мае, публично защищал работу и проект, защитил и окончил первым Азербайджанский Политехнический Институт со званием инженера-технолога по химической специальности.

В 1923 г., декабрь, и 1924 г., февраль, Азнефтью был командирован на курсы для повышения квалификации в Москву. Курсы были при Горной Академии.

Итак, окончил Институт в 5 лет при одновременной работе на производстве и кроме того надо было учить младших сестер, брат Василий, моложе меня на 2 года, учиться не имел возможности, женился в 18 лет и работал с дедом в деревне, из нашей семьи в настоящее время он работает председателем колхоза, а я состою почетным членом.

Окончив ВТУЗ, я начал усиленно работать в направлении исследовательских и опытных работ, в результате чего явился целый ряд статей в нефтяных журналах и докладов, одновременно продолжал работать в профсоюзных, общественных и советских организациях.

В 1924 г. по совместительству начал работать руководителем группы по переработке нефти в ФЗУ, создав для них самостоятельный курс переработки нефти, изданный Азнефтью в 1926 г., 10 печ. листов.

В 1927 г. мне было поручено организовать Нефтехимические курсы для рабочих фабрично-заводского района. Курсы мной были организованы, я был первым их заведующим и преподавателем технологии нефти.

В 1927 г. был назначен на постройку и пуск Новомасляного завода в качестве заведующего, работу провел, завод пустил.

В 1928 г. был командирован на курсы для повышения квалификации в Москву, окончил их в феврале 1929 г. и в Марте перешел на работу в Трест «Эмбанефть» главным инженером завода «26 Бакинских Коммунаров» в Сормове. Таким образом, проработав в Азнефти 7 лет, прошел все стадии переработки нефти, основные исследовательские работы были сделаны во время работы в Азнефти.

В 1925 г. в январе 22 родилась дочь Татьяна, а в 1927 г. октябре Наталья.

Свой переход из Азнефти в Эмбанефть объясняю желанием самостоятельно работать на эмбенской нефти.

Так как на заводе 26 Бак. Ком. в этот период приступили к установке первой керосиново-масляной трубчатки, при непосредственном моем руководстве было проведено строительство, пуск Борманской трубчатки и последующее перепроектирование с целью повышения пропуска нефти на 30 %.

Вступив в должность гл. инж. завода, я весь завод перепроектировал и построил новые масло-очистные отделения и смесительную станцию. На заводе 26 Бак. Комм. мною был разработан метод получения брайт-стоков из эмбенских нефтей и способ получения авио-масел, за что я был премирован, кроме того мною практически осуществлена моя бакинская работа по утилизации кислых гудронов.

Во время приезда Московской Комиссии во главе с американским проф. Педжамон [Педжетом] в 1929 г. июль м-ц, у меня погибла старшая дочь Татьяна, 5 лет – она была раздавлена грузовиком.

В 1930 году от завода был избран в Сормовский Совет Раб. Кр. и Кр. Депутатов, работал активно, был два раза премирован за соц. соревнование и ударничество. В день Ударника 14 ноября 1930 г. был награжден специальной грамотой.

В декабре 1930 г. Трестом [«Нефтезаводы»] был премирован за работу на заводе и назначен главным инженером Треста.

Во время работы в Тресте была проделана большая работа по выбору мест для новых заводов, по получению специальных масел и т.д. Однако, работа в Тресте меня не удовлетворяла по причине сугубого бюрократического централизма в Союзнефти, который лишил возможности [вести] самостоятельную работу в Тресте. Со сменой руководства в Тресте, предполагая, что положение изменится, однако, оно ухудшилось наличием полной технической обезлички. Это заставило меня потребовать освобождения от работы; вначале не разрешили, но ввиду того, что я не прекращал вести борьбу против обезлички и безответственности – зам. упр. треста т. Новиков разрешил уйти. 1 июня 1932 г. я из треста Нефтезаводы перешел в М.Н.И. [Московский нефтяной институт] в качестве доцента при кафедре Проектирования и Сооружения Нефтеперегонных заводов.

31 мая 1931 г. родился сын Анатолий.

В заключение должен сказать, что за все время работы в промышленности не пользовался ни одним днем [отпуска] по болезни, не было невыхода, только три раза был в отпуске.

Активно участвовал в проработке техплана 2-й пятилетки нефтяной промышленности. Мной разработаны доклады:

1. Выбор крекинг-систем на 2-е пятилетие.

2. Реконструкция перегонных установок треста Нефтезаводы.

3. Утилизация кислых гудронов.

4. Экспертиза по докладу качества и способов получения мазей.

5. Экспертиза по докладу «О выборе типа резервуарной емкости».

Работал зам. бригадира по утилизации отбросов и членом всех бригад.

С ноября 1932 по 1 августа 1933 г. заведовал заводским сектором ГИНИ, в настоящее время руковожу в ГИНИ бригадой по использованию кислых гудронов, разработке нового метода непрерывного коксования тяжелых остатков и разработкой технологической схемы процесса очистки нефтепродуктов хлористым цинком.

Одновременно руковожу в Главнефти работами по стандартизации и регенерации масел.

В общественной работе в 1932 и 1933 гг. активно участвую в работе клуба хозяйственников им. Дзержинского в секциях: 1) Утилизация отходов и 2) Техпропаганды и частично в ВСНИТО по перестройки высшей школы.

На основе сентябрьского постановления ЦИКа и в колхозе «Красный Октябрь», где я состою почетным членом, последнее время сданы в печать работы: 1. По анализу способов очистки бензинов, 2. 23 печ. листа курса переработки нефти и 3. Утилизация кислых гудронов.

Работаю над созданием конспекта по читаемому курсу МНИ «Расчеты очистной аппаратуры» (из фондов Российского государственного архива экономики).

Публикацию подготовил Ю.В. Евдошенко

Публикации  в журнале ''Нефтяное хозяйство"

Власенко Б.Е. (Москва)
Очистка крекинг-дестиллатов для получения моторного топлива
Раздел: Архив журнала / 1934 / Ноябрь / Нефть и естественный газ

Власенко Б.Е., Музыченко А.П. (Варинский з-д им. 26 бакинских коммунаров, Н.-Новгород)
Получение брайт-стоков из нефтей асфальтового и смешанного основания
Раздел: Архив журнала / 1930 / Октябрь / Нефть и естественный газ

Власенко Б.Е. (Баку)
Увеличение производительности керосиновых батарей при помощи конденсации паров внутри шлема
Раздел: Архив журнала / 1929 / Февраль / Нефть и естественный газ

Власенко Б. (Баку)
Получение контакта в заводском масштабе
Раздел: Архив журнала / 1927 / Апрель / Нефть и естественный газ

Власенко Б.Е., инж. (Баку)
К вопросу о приготовлении турбинных масел
Раздел: Архив журнала / 1926 / Февраль / Нефть и естественный газ

Власенко Б.Е., инж.
Способ получения высокосортных цилиндровых масел из масляных гудронов
Раздел: Архив журнала / 1928 / Февраль / Нефть и естественный газ