Прядунов Фёдор Савельевич (1698)
http://online.fliphtml5.com/vodf/bhcs/#p=1
Cборник "Стратегия развития НТО нефтяников и газовиков" под редакцией В.Г.Мартынова, В.В.Кульчицкого М.: ООО «Издательство «Нефть и газ", 2015. – 359 с.
  
Русский купец и рудоискатель Фёдор Савельевич Прядунов родился в Каргополе в 1698 году. Он с 1725 года занимался поисками месторождений полезных ископаемых на Севере, начал в 1732 г. добычу серебра на Медвежьем острове в Кандалакшской губе. В 1744 году Архангелогородская губернская канцелярия по предписанию Берг-коллегии опубликовала объявление о передаче в частное владение Шаховского медеплавильного завода, который находился за р. Двиной, в 14 верстах от Архангельска. По мнению канцелярии, претендентами на этот завод могли быть только два рудознатца, которые знали толк в плавке металлов: Григорий Черепанов и Фёдор Прядунов. В одном из архивных документов говорится: «повелено» было спросить мезенского жителя Григория Черепанова и архангелогородца Фёдора Прядунова, «не возьмет ли кто из них плавильный завод в партикулярное владение», и что об этом надо «рапартовать в Берг-коллегию непродолжительно». Григория Черепанова не оказалось в то время в Архангельске, завод предложили выкупить Прядунову. Продажа этого завода в «партикулярное» владение обусловливалась тем, что находящееся поблизости месторождение меди истощалось, а возить руду издалека было невыгодно. Прядунов согласился купить завод за 500 рублей. Приобретал завод он для организации на нем перегонки или, как говорили тогда, «двоения» нефти, которую собирался добывать на реке Ухте.

Объясняя причину выбора Шаховского медеплавильного завода «для передваивания» нефти, рудознатец отвечал, что завод этот «имеется в безопасном месте», а завод на Ухте «способного и безопасного места не имеет». И хотя перегонку нефти на Шаховском медеплавильном заводе не удалось осуществить, т.к. продажа его Прядунову на выставленных им условиях не состоялась, однако попытка организации этого предприятия была предпринята на 78 лет раньше, чем появился нефтеперегонный завод братьев Дубининых в Моздоке (1823), который считался первым в мире нефтеперегонным заводом.

В 1745 году Берг-коллегия одобрила начинания Ф.С. Прядунова и разрешила ему основать на р. Ухте первый в России нефтяной промысел. Указ гласил: «1745 году ноября 18 дня по определению Берг-коллегии, а по прошению бывшей архангелогородской Берг-конторы, по прошению архангелогородца Фёдора Прядунова велено в Архангелогородской губернии в Пустозерском уезде в пустом месте при малой реке Ухте завести нефтяной завод и, распространяя, содержать ему тот завод довольным капиталом без остановок, и ту нефть продавать, а в Берг-коллегию что на том заводе делаться будет присылать верные рапорты в год дважды - в январе и июле месяцах, и для придания лучшей ему охоты с сего числа дать ему, Прядунову, в платеже десятины сроку на два года, а по прошествии тех двух лет десятину с него взыскивать, и о том дан ему указ с прочетом».

В 1745 году купец и рудоискатель Ф.С. Пря-дунов поставил на берегах Ухты первый в мире нефтеперегонный завод. Это сооружение в документах именовалось «заводом». Из сруба над нефтяным ключом счерпывали нефть ковшом. Судя по архивным документам, завод этот был довольно оснащенным, имел плавильню со всеми принадлежностями, обручами и деревянными мехами, кузнечное и «прочие строения», плотину, шлюпки и глубоководные морские суда гукоры, на которых руду для плавки на завод доставляли из рудников, открытых на реке Поной на Мурмане, острове Медвежьем в Белом море. Там серебряную и медную руду впервые отыскали Фёдор Прядунов и его товарищи архангелогородцы Фёдор Чирцов и Егор Собинский еще в 1732 году, за что императрица Анна Ивановна выдала им денежное вознаграждение, по три тысячи рублей каждому.

Дело это было для России новое, и для него потребовались незаурядная сметка и предприимчивость. В первый год Прядунов Ф. при помощи младшего сына Степана и трех-четырех наемных работников-ижемцев организовал в Пустозерском уезде Архангельской губернии на Ухте промысел. Из сруба счерпывали нефть ковшом. Это сооружение в документах именовалось «заводом». Настоящий завод для перегонки ухтинской нефти Прядунов Ф. намеревался построить близ Архангельска.

Академик И. Лепехин, посетивший Ухту через несколько десятков лет после прекращения работ на этом заводе, описал способ добычи нефти Прядуновым: «Над самым нефтяным ключом, по средине бьющим, построен был четвероугольный сруб вышиною в тринадцать рядов, из коих шесть загружены были на дно, а прочие на поверхности воды находились. Внутри сруба поставлен был узкодонный чан, который истекающую из воды нефть впускал в себя отверстием дна; от быстроты текущей воды защищал его поставленный с одной стороны водорез».

В 1746 году на промысле добыли первую нефть. В 1747 году работа была продолжена. Собрав за два сезона, на которые предпринимателю было дано освобождение от налогов, 40 пудов «горного масла», Фёдор Савельевич в 1748 году привез нефть в Москву. Как гласили документы, «означенного минерала до сего в России в изыскании не было, и оной в заведении состоит первой». В лаборатории Берг-коллегии Прядунов, используя аппаратуру, предназначенную для перегонки древесной смолы, «передвоил» (перегнал) нефть, получив керосиноподобный продукт, и решил применять нефть и нефтепродукты, дабы лечить «всякие болезни разного чина людей», но эта попытка оказалась неудачной.

В 1749 году Степан Прядунов, руководивший нефтепромыслом во время отсутствия отца, привез в Москву еще шесть с небольшим пудов нефти. В том же году Прядунов Ф. сообщил в Берг-коллегию, что отправленные им в Гамбург для исследования образцы сырой и «двоенной» ухтинской нефти высоко оценили «доктор» Д.М. Миллер и «физикус» М.Д. Лосау. Берг-коллегия одобрила начинания Прядунова Ф. и повелела ему поставлять «двоенную» и обычную нефть в Главную московскую аптеку «для аптекарских потреб на расходы». Ухтинская нефть использовалась, кроме того, для освещения и иллюминации, а также в военных целях. Правительство приняло специальный указ об использовании ухтинской нефти на заводах в Туле, Московской губернии и др. Ухтинскую нефть, утверждают некоторые авторы, использовал для лабораторных опытов М.В. Ломоносов.

Но Ф.С. Прядунову это не принесло ожидаемой прибыли. В дело вмешалась стихия: оставленный без хозяйской руки нефтепромысел оказался разрушен во время весеннего ледохода и половодья. Его, правда, восстановили под руководством вернувшегося на Ухту Степана Прядунова (отец по-прежнему находился в Москве, пытаясь наладить сбыт продукции и урегулировать проблемы с налогами). В 1751 году Степан Федорович собрал 22 пуда нефти, которые также доставил в Москву. Но организовать должным образом продажу нефти не удалось, построить нефтеперегонный завод в Архангельске из-за недостатка средств не сумели. «Самый радетельный из руководителей» Ф.С. Прядунов разорился. За неуплату налогов (35 руб. 23 коп.) его в 1752 году посадили в долговую тюрьму, где он «волей Божиею в марте месяце 1753 году умер». Исследователи пишут, что «фабрика» сгорела и, видимо, не восстанавливалась. Добывавшаяся нефть отправлялась в Москву и Санкт-Петербург и использовалась главным образом для освещения и иллюминации. Спрос на нефть был невелик, а перевозка ее с Ухты в центр России - дорогостояща. Вследствие невыгодности добычи нефти промысел в конце 1760-х годов прекратил работу. Найденные на реке Ухте «нефтяные ключи» оказались до поры до времени ненужными.

Краеведческий сайт Станислава Максимова http://maxi4.narod.ru/02_nedra/n_02.htm