Здесь я рассказываю о России и о фотографии

Москву — в особенности Старую — фотографировали обильно, причем, даже во времена, когда снимать было затруднительно, а то и вообще запрещено. В основном облик Первопрестольной фиксировали с лицевой стороны, ведь еще едкий Астольф де Кюстин утверждал, что Россия — страна фасадов. Мне же удалось построить и запустить своеобразную Машину Времени и запечатлеть изнанку Белокаменной 1980–х годов, то есть, позднего советского времени, заката пути к светлому будущему.




https://yadi.sk/i/Qw-FmOkp3J99RU





Для сотен тысяч ныне живущих москвичей это мир детства и юности. В этой среде мы формировались как личности. Даже если все и выглядело «некомильфо» — это наше достояние, с которым мы однажды уйдем. По крайней мере, тот мир был уютным — даже в атмосфере очевидной запущенности.

Если эта картонная коробка пережила несколько переездов, два потопа и пожар, значит, я ее ценил, оберегал и спасал. Я давненько подумывал эти негативы 6х6 отсканировать и рассмотреть изображения внимательней, но не было технической возможности. Только теперь допетрил: их можно просто переснять цифровиком на просмотровом столике!

Что собой представляет отснятый материал. В 80-е годы прошлого века я работал в одном НИИнепоймичего и был весьма далек от журналистики. У меня было хобби: светопись. Имелся фотоаппарат "Любитель", и в выходные я просто гулял по окрестным дворам — и при помощи оного прибора производил съемку, как правило - скрытой камерой. Шахтное устройство видоискателя фотоаппарата (как говорят, содранного с "Роллефлекса") тому способствовало. Да: соглядатайство, в некотором роде одержимость, но все же не маньячество. Удовольствие снимать 6х6 было недешевым, ведь пленка на 12 кадров стоила 65 копеек, 1/200 зарплаты советского инженера. Одна катушка в переводе на нынешнее бабло стоила приблизительно как теперь карточка памяти SD "весом" в несколько гигабайт. Похоже, моя тогдашняя страсть к фотографированию заставляла отказываться от более традиционных радостей жизни....





Шутовское зерцало Великий Потоп все размывает, не оставляя форм, но ведь глина–то остается! Экспериментаторы–творцы налепят новых людишек, может быть даже лучших. Все мы одной глиной мазаны, из праха восстаем, в прах рассыпаемся. Но мириады маленьких частичек, собирающиеся в формы — это же и есть само Мироздание, которое, возможно, обладает всесильным глобальным разумом...





Скачать в PDF

Скачать в FB2





другие, более ранние книги лежат ЗДЕСЬ