17: Глава 3. АЛГОРИТМИКА.

Отметим, наконец, существенные расхождения нашей версии учения о КО с представлениями Фёдорова, касающимися техники достижения указанной  им  цели.

Основной деятельностной единицей философ считает брачную чету, занятую вызовом из небытия только собственных родителей.  При этом всеобщее воскрешение должно оказаться растянутой во времени последовательностью воскресительных процедур, выполняя которые, «сыны человеческие,в пересказе его современного апологета,сознательно "рождают" из себя всеми тончайшими и колоссально сосредоточенными энергиями… своих родителей, а тесвоих» (53,190).

Ясно, что упереться эта цепь пошаговых нравственно-деятельных усилий должна в того общего первопредка, от которого пошёл род человеческий.

Мы же, составляя «предварительные наброски», считали себя как бы не вправе  давать  потомкам  какие-либо  ценные практические указания.

Хотя, конечно, соблазн был достаточно сильным: уж очень давило на подсознание влияние представлений, сформированных днём сегодняшним.  Воскрешение не только казалось результатом работы архисложной  технологической  установки, но и представлялось, что «пробуждение» всех поколений непременно должно оказаться одномоментным.  Между прочим, эту одномоментность предрекает и Священное Писание.  Вот как отвечает Иисус иудеям, ищущим убить Его: «Истинно, истинно говорю вам: наступает время, и настало уже, когда мёртвые услышат глас Сына Божия и услышавши оживут» (Иоанна, 5:25).   То  есть,  видимо,  оживут  все  «зараз».

А любимейший ученик Его, первый философ воскрешения, Апостол Павел, так раскрывает эту тайну: «не все мы умрём, но все изменимся. Вдруг, во мгновение ока, при последней трубе; ибо вострубит, и мёртвые воскреснут  нетленными,  а  мы  изменимся»  (1 Кор., 15:51,52).

Непонятно, каким образом Апостол активного христианства не  споткнулся об это расхождение…  Возможно, впрочем, что в сравнении с Вечностью,  открывающейся  после,  длительностью  протекания  своей  «рекурентной процедуры»  просто  счёл  возможным  он  пренебречь…

Пожалуй, чисто поверхностно может показаться, что сокровенный любовный акт, внутреннее «геральдическое» таинство каждой семьи ЭКО хочет заменить бездушным производственным процессом, готовящимся обезличить каждого.  Вероятно, с технологической точки зрения дело, и правда, выглядит именно так.  С технологической.  Но  не  больше.   Поскольку  кадры,  как  известно,  решают  всё.

Всё упирается в человека того человека будущего, принципы воспитания которого начали мы обдумывать.  Того человека, который должен оказаться итогом роста общечеловеческой нравственности, – роста, принимаемого в качестве объективной предпосылки необходимого условия  глобальной  реанимации (см. Табл. 1, с.66).

Единая воскресительно-восстановительная процедура вовсе не снивелирует наши индивидуальности.  Это подобно тому, как сегодня каждый из нас несёт на себе следы сходных акушерских манипуляций, что, конечно же, тоже не обсуждается нами как препятствие для наших личностных  проявлений.  Поскольку иначе  вообще не мыслится ничего.

Но после стандартной воскресительной процедуры не будет уже того главного препятствия к дальнейшему, сколь угодно горячему, проявлению родственных взаимодействий, каковым в нашем несовершенном мире является смерть.  И обеспечена будет не только сама  физическая  возможность  продолжения  таких  взаимодействий.

Ведь, облачённые в божественную ткань биопротеза, мы  и  чувствовать  станем  гораздо  острее  и  тоньше.

Заметим, кстати, что потогонный принцип сборочного конвейера, от идеи которого не по себе становится тем, кто строго выдерживает линию Фёдорова, является в современных условиях, видимо, единственно возможным способом достижения требуемой эффективности.   Что  поделать  —  не  нами  выбран  этот  путь !

После воскресительного «конвейера» наша «одинаковость» будет походить на ту отмеченность единым для всех штампом общечеловеческой культуры, который накладывает на нас общеобязательный минимум средней школы.  Но ведь этот стандартный оттиск не только не мешает последующему проявлению наших индивидуальностей, но, даже напротив, считается нами, пренебрегая частными несовершенствами «ГОСТа», необходимым фактором общественной  стабильности.

Кроме того, представляется весьма сомнительным, что образцом для человечества должно стать ещё не замутнённое культурой детское сознание.  «В ребёнке, по словам Фёдорова, "не проявилось ещё ни вражды, ни похоти"» (53,160).  Похоти – да, но вот насчёт вражды…  Действительно, как и признаёт процитированный автор в другом месте, мальчишеская половина человечества большую часть времени в играх готовит  себя  к  такому  ремеслу,  как  война…

Возможно, что детская психика, незамутнённая поначалу, просто не  имеет ещё достаточного иммунитета против той лавины насилия, которую обрушивает на неё взрослый мир.  Ведь, по сути, дети играют лишь в те игры, которым их научили взрослые (хотя и нам, без всякой иронии, есть чему поучиться в детском саду!).  Но более правомочным кажется то, что в ребёнке, как в эмбрионе будущего человека, прокручивается филогенетическое развитие всего человечества, вся  наша  кровопролитная  история.

Сам Фёдоров объясняет свою идеализацию детства тем, что лишь в ребёнке поток родовой любви«к матери, к отцу, дедам, живым и умершим» (цит.по 53,161) направлен в сторону, принятую в его системе  не  только  за  абсолютный  идеал,  но  и  за  рабочий  эталон.

Ток родовой любви, струящийся навстречу природному закону неодухотворённой материи, очевидно, является пределом и наших конечных стремлений.  Только мы считаем, что не одного голого волевого усилия требует задача его достижения, но ещё и подкреплена должна  она  быть  достаточной   «материально-технической  базой».

Следовательно, выдерживает свою линию Фёдоров, и самого ребёнка, самим своим естеством, безо всякого волевого усилия, обёрнутого назад, надо считать антиприродным.  Сомнения вызывает даже не сам этот факт, сколько целесообразность его идеализации.  Ведь  «антиприродность»  эта ещё какая-то  неустойчивая,  игрушечная...

После метаморфозы, во взрослом, окультуренном состоянии направленность потока родовой любви снова совпадёт с характерной для животного царства.  Однако наличие хотя бы одного такого взрослого, как автор «Философии Общего Дела», свидетельствует о том, что состояние  это  качественно  иное.

Можно считать, что в психике ребёнка (уподобленной своеобразному «поворотному трансформатору») происходит вращение вектора «родовой любви» на 360 градусов, отражающее переход этой психики в новое качество.  Причём энергию этому повороту сообщает сам вызывающий его процесс приобщения к культуре.  Возможно, что здесь мы говорим о том же векторе «этической направленности», догадку  о  котором  высказали  выше  (с. 89).

В свете этой гипотезы оказывается, что Фёдоров восхищается тем кратковременным периодом, когда угол поворота близок к 180 градусам.  Но ведь после этого необходимым оказывается ещё продолжительное взаимодействие психики с культурой рода человеческого, чтобы эта «антиприродность» детского состояния перешла в стадию  «сознательной зрелости».

Чтобы человек, храня память обо всех общевидовых просчётах, поражениях и победах как о своих личных, способен был опредметить своё чувство  долга  перед  теми,  кто  работал  и  мечтал  на  Земле  до  него.

Возможно, что предложенный «угол поворота» окажется удобным отражением того подъёма духовности, посредством коего намерена достичь  своей  цели  ЭКО.

Отметим, наконец, что саму любовь к предкам, которой в современном обществе пока не густо, Фёдоров предлагает получать из преобразованной половой любви.  Пока что мы считаем эту любовь основой семьи как первичной ячейки общества (или, по крайней мере, совсем немаловажным дополнением к факторам материального порядка).

Но мыслитель исходит из обратного: «Прогресс брака в постепенном уменьшении чувственной любви и в увеличении деятельности» (63:  т.1, 321).  Тем самым, представляя половую любовь как движение максимально низменное, практически неотличимое от того притяжения, что соединяет самца и самку в природном мире, активное христианство вступает в открытый конфликт с доминирующим умонастроением эпохи. 

Необходимость чисто волевого, не подкреплённого ничем отказа от всего, что связывает человека с матерью-природой, требует отринуть принцип  всякой  стимуляции  этой  основы  внутривидового отбора.

Но ведь как же сегодня призыв этот непопулярен!  И тут философ идёт вопреки  человеческому  естеству,  кромсая  его  по  живому !

 

 


3.1.   «Гарантийный  талон  к  биопротезу».                 W

 

Теперь, наконец, нам предстоит рассмотреть некоторые обязательные параметры тех тел, которые ожидаются нами в следующем нашем воплощении.  Иначе говоря, мы хотим дать ориентировочную установку  будущим  проектировщикам  биопротезов.

Даже нечего говорить, сколько раз ещё будет уточняться и конкретизироваться наше ТЗ (техническое задание), но ведь надо же кому-то  сделать  самый  первый  набросок !

Очевидно, определённый смысл есть даже в том, чтобы поручить эту конкретизацию специальной науке«теоретическому эковедению».  Вообще же эковедение («научную эсхатологию») мы предлагаем трактовать как фундаментально-прикладную дисциплину, призванную к    растянутому на века рассмотрению вопросов, связанных с  осуществлением  глобального  воскрешения.

Очевидно, что одним из основных вопросов, обсуждаемых продекларированной наукой, явится именно проблема конструирования биопротеза, понимаемого как нормативный материальный субстрат наших личностей.  Такой биопротез должен всесторонне отвечать общечеловеческому идеалу должного состояния мира.  По всей видимости, этот неизвестный обозримой природе объект, будучи итогом нынешнего макропериода развития науки и техники, явится так же и результатом эволюции религиозных и художественных представлений о  желанном  положении  во  внешней  среде  «человека  исторического».

Заметим, кстати, что более частные, уже технические проблемы рассматривает, например,  сеттлеретика  Я. Корчмарюка («наука о цифровом бессмертии»).  А также  некробионика  С. Стебакова, у которого в самом начале своих построений (с. 23) мы заимствовали термин «биопротез».  По всей видимости, будущие классификации, как и мы сейчас,  поставят  эти  науки  на место  важных  разделов  эковедения.

Достижения техпрогресса всегда оказывались для нас большой неожиданностью.  В этом смысле эковедение, созданное как гуманитарная среда, заранее приспособленная, доброжелательная к будущим открытиям, поджидающая их,   могло бы  стать  счастливым  исключением.

Если в идеале научная эсхатология должна втянуть в себя все науки и все прочие известные нам способы отражения мира, то основная из ближайших задач теоретического эковедения видится в разработке аксиоматического фундамента, подобного нижеследующему, но составленного грамотно.  Исходить предложим из как будто не  подлежащего сомнению положения, что тело, в которое вселится каждый,  должно  быть  «идеальным».   Но  что  это  означает ?

 


 

3.1.1.   Основное  условие  воскрешения.                               W

\\\\\\\\\\\\\\\

В процессе выполнения своих функций учение о КО, очевидно, будет последовательно придерживаться принципа суверенности личности, недопустимым признавая всякое насильственное вторжение «в душу» индивида.  Означать это может лишь то, что внутренний мир каждого скопирован в плоть биопротеза должен быть со скрупулёзностию,  стремящейся  к  абсолюту.

Перенос всех качеств каждого…  Тут есть над чем задуматься.  Ведь  порой (и даже чаще) способны мы бываем и на не слишком привлекательные поступки.  А в других случаях подобные действия склонны осуждать, считая их недостойными.  Но понимаем это мы только благодаря заложенному в нас сверхприродному импульсу к бесконечному совершенствованию, распределённому меж нами весьма неравномерно.  А порой запрятанному вообще.  Однако поиск причины высокочастотной порочности наших действий приводит к соображениям об общесистемном характере этой причины.  Достаточно вероятной представляется позиция рассмотрения принципиальной человеческой греховности как следствия (не прямого, разумеется) несовершенства нашей  теперешней  физической  организации.

Пока мы говорили в основном лишь об устранении главного из наших несовершенств, то есть смертности.  Но как быть с остальными?  Подлость, жадность, зависть…  Ведь список мог бы быть очень длинным.  А главное, что списков этих сколько же, сколько подлежащих воскрешению людей.  У каждого собственные представления о  допустимой  степени  проявления  того  или  иного  качества.

Наша версия «предварительных набросков» понимает человека как полную сумму воспринятых им впечатлений.  Каждое из этих впечатлений, провзаимодействовав, грубо говоря, с наследственностью и прошлым индивидуальным опытом, откладывается в виде штриха на «спектрограмме» личности.  И неизвестно, кто и на каком основании сможет решить, какая из черт моего духовного (душевного, интеллектуального) спектра значима для моей самоидентификации в  наибольшей степени.  Вернее, как раз понятно, что наилучшим арбитром для себя смогу быть только сам Я.  Лучше всех об истинном месте  кота  в  своей жизни  знает  лишь  сам  Бердяев.

Оказавшись в пределах того самого Царства Небесного, без уютного мурлыканья не мыслил себе которое Николай Бердяев, наши неискаженные личности, освоив идеальные тела биопротезов, взойдут на качественно иной уровень сознания и оценки.  А это значит, что на адские муки раскаяния и выжигания в себе греха, въевшегося в его плотскую натуру, обрекает Грядущее практически каждого.  Именно такое понимание ожидающего нас «преображения» характерно для т. н.   «спиритуалистической линии» христианской эсхатологии, продолжением  которой  явилось  и  активное  христианство  Фёдорова.

Основной принцип этого понимания согласуется со сделанным нами выводом: ни «ад», ни «чистилище» не имеют чёткой пространственной локализации.  Это лишь особые нравственные состояния мучительного самоврачевания.

Только такое преображение человека, оказавшись совершенно сознательным и подконтрольным процессом, сможет стать путём к преображению Мира.  Всякая иная «психотропная терапия» явится просто тотальной лоботомией.  Подгоняя всех под некий идеальный стандарт, она неизбежно снивелирует наши индивидуальности.  Ведь злой, помимо своей воли, «хирургически» превращённый в доброго, отчасти  уже  перестанет  быть  самим  собой.

Крайне сомнительно, чтобы Потомок пошёл на такое насилие!  Точнее, позволить этого мы ему не должны.  Вслед за Николаем Фёдоровым, настоящая версия ЭКО понимает поджидающее всех нас преображение исключительно как освоение предоставляемого нам простора  для  само-перевоспитания  наших  личностей.

Возможным такое преображение человека становится, как минимум, при одном непременном условии.  А именно, при условии  адекватного  и досконального представления им всех нюансов своего прошлого поведения.  Предложим  считать  это  требование 
«основным  условием  воскрешения»  ( ОУВ ) .                      W

 

Заметим в связи с этим, что Фёдоровская схема подразумевает лишь приблизительное восстановление личности по набору основных опорных точек, определяемых теми родственниками, которые осуществляют воскрешение человека.  Тщательно отобранной горстки реперов, возможно, и правда достаточно для возникновения у воскрешаемого более-менее приблизительного ощущения самотождественности.  Но мы‑то хотим получить не просто похожего человека.  Нам нужна абсолю-тно точная «копия», не отличимая от оригинала ни снаружи, ни изнутри.

Прежде всего, для достижения этой полнейшей тождественности, а  уже во‑вторых,для полноты последующего преображения, и  должно,  соблюдаться  основное  условие  воскрешения.

Впрочем, практически Фёдоров, пожалуй, вряд ли стал бы возражать против нашего нежелания ограничиться поштучной описью эпизодов и легко согласился бы на перенос в Грядущее всего потока человеческой жизни.  Скорее всего, такую полноту «досье», сбор которого казался ему результатом кропотливого ручного труда, мыслитель просто считал реально недостижимой…  Да и мог ли представить себе Николай Фёдорович, что уже тот век, три года коего успел он застать, наполнит содержанием термин «клиническая смерть» и начнёт швырять гигабайты так же  просто, как его  современники  перекидывали  костяшки  счетов?!

Что до последнего, то наверняка не мог.  Потому что саму единицу измерения  информация  обрела  только  под влиянием  Второй Мировой.


 

 

3.1.2.   «Идеальный  рассудок».                                     W

 

Ясно, что в набор функций идеального тела, обрести которое должен каждый, естественно входит не просто хорошая, а идеальная память.  Мы даже обозначили обязательность обладания ею как ОУВ (основное условие  воскрешения).  Попытаемся  несколько  прояснить  это  понятие.

Вообще памятью мы называем способность к психическому воспроизведению прошлого опыта, составленного суммой тех впечатлений,  которые и составляют «строительный материал» личности.

Значит, главным отличием «идеальной» памяти, являющейся абсолютизацией этой способности нервной системы, окажется свойство произвольности, с которой индивид сможет осуществлять актуализацию любого из прожитых мгновений.  Ясно, что «по качеству изображения» это мысленное воспроизведение ситуации не должно уступать непосредственному  чувственному  восприятию.

Современная психология знает подобное свойство мышления как «эйдетизм», расписываемый как способность сохранять живой, наглядный образ предмета и после его исчезновения из поля зрения.  Таким образом, под «идеальной памятью» мы будем понимать «абсолютизированный эйдетизм», то есть такую мыслительную характеристику биопротеза, которая должна позволять вселённой в него личности любой ансамбль воспоминаний проецировать на экран сознания совершенно произвольно.  Вероятно, что тем из нас, кто покинул настоящее во цвете молодости и силы, рассматриваемая характеристика  биопротеза  поначалу  покажется  наиболее  заметной.

Кстати, уверенность в продолжении жизненного пути, отмеченном обладанием такой памятью, зачастую провоцирует автора этих строк на улыбку, адресованную чуть не каждому встречному: «Ну, коллега, мы ещё расскажем  друг  другу,  о  чём,  было  дело,  подумали  в  этот  момент!»

Обладание идеальной памятью равносильно умению превращать всякий ушедший в прошлое момент в его непосредственное проживание.  «Ущербность»  этой замены  состоит лишь в субъективности «картинки».

Однако каждый, как представляется, не раз ещё насладится цветной и мультископической панорамной съемкой любого эпизода своей биографии  (хотя скорее, что и не только своей).  Тогда как сейчас наши впечатления формируются чёрно-белым двумерным изображением, еле различимым сквозь  мутный  глазок  видоискателя.

Кажется, что такое избавление от несовершенств нашей нынешней памяти явится единственным невольным «вторжением» во внутренний мир личности.  А дальше, наверное, годы и годы постоянной учёбы.  Но даже священный Огонь Жажды Знаний, без которого это немыслимо, насильно «кодировать» никому не придётся.  Рано или поздно, но  самостоятельно  пробудить в себе эту потребность должен каждый, и  даже  самый  закосневший  из  наших  коллег.

Проведём аналогию, воспользовавшись «компьютерной» терминологией.  По-прежнему не преследуя точности дефиниций, уподобим нашу нынешнюю несовершенную память магнитному диску, на который независимо от наших желаний, непрерывно и навсегда записывается  внутренний  монолог  наших  «Я».

Такой характер запоминания (знать о нём Фёдоров ещё не мог) доказан целой серией опытов, в которых погружённые в гипноз люди вспоминали любую деталь своего прошлого.  Правда, как будто, результаты последних исследований это свойство мозга ставят под вопрос.  Но, между тем, кажется несомненным, что подобная власть над своей памятью является бесспорно должной характеристикой идеального биопротеза.  А следовательно, и непременной в итоге.  «Идеальной памятью», с учётом  того,  и  так  обладает,  потенциально  обладает  каждый из нас.

Но никто почему-то не может использовать эту информационную мощность «во всю»: сбои бывают даже у феноменов.  Несовершенен сам «дисковод», куда вставлена дискета.

Значит, путём достижения искомой нами способности к произвольной актуализации всякого прожитого мгновения является наделение каждого биопротеза аналогом именно превосходного дисковода.  То есть совершенным  психическим аппаратом, предназначенным для обработки информационного потока, снимаемого с  той  дискеты,  уподоблена  которой  была  наша  память.

Предложим  именовать  такой  аппарат  «идеальным  рассудком».

Под основным свойством идеального рассудка будем понимать оптимальную организацию психической деятельности, состоящую в приспособленности  её  к  выполнению  «любых»  логических  операций.

Примерами подобных операций, ограниченно доступных даже современным ЭВМ, являются достаточно сложные математические вычисления или проведение ассоциативного поиска в «гипертексте».  Поясним, что под гипертекстом, молниеносно просматривать который предстоит нашим идеальным рассудкам, понимается весь внутренний монолог личности, с патетикой произносимый нами на протяжении теперешней  жизни.

Важность этого нормативного требования подчёркивается именно громоздкостью  матрицы  обрабатываемой  информации.

 

 



3.1.3.   «Все»  функции.                                   W

 

Итак, по воскрешению все мы получим «идеальные» тела биопротезов…  Кажется, что понятие совершенного тела означает полное развитие  всех  присущих  нам  функций.

ПОЛНОЕ развитие ВСЕХ функций…  Значит, с одной стороны, развитие  «полное»,  с  другой  —  «всех»  функций.

Всё  же  попытаемся  провести  эту  грань…

Что значит развитие ВСЕХ функций?  Они ведь состоят не в одном только мышлении.  Иначе говоря, Мир позволяет нам (и обязывает), проявляя себя при этом в разных ипостасях, воздействовать на окружающую  среду  в  нескольких  плоскостях.

Очевидно, перечислением этих проявлений придётся заняться практикам будущего, а мы ограничимся только предварительной их классификацией.  Для начала сочтём полезным разделить весь массив на  две большие группы.  Критерием возьмём статистическую частоту «достаточно»  интенсивной  реализации  признака.

К первой группе отнесём те не вызывающие удивления проявления нашей активности, на которые способны практически все.  Например, к ним относятся способности видеть, слышать, ходить или вибрировать голосовыми  связками.

А ко второй группе проявлений нашей активности причислим такую экзотику, которая проявляется лишь у немногих – да и то, видимо, в зачаточном состоянии.  Допустим, что эти коллеги, со множеством оговорок и только частично, действительно способны, к примеру, определять цвет пальцами, левитировать над полом, заглядывать за горизонт, дистанционно ремонтировать технику или наши «естественные биопротезы», читать чужие мысли и даже предвидеть будущее.  Похоже, что именно парапсихология, реальным смыслом наполняя такие понятия, как личное и общественное саморазвитие, шагая рядом с квантовой физикой,  готова  научно  преподнести  Человека  к  уровню  Бога!

В этой связи мы говорим, что человек может «всё».  Но всё же, в силах ли теория указать на границу наших возможностей?  Вопрос, как видно, из числа «вечных», то есть не имеющий однозначного решения.  Но мы, как и прежде, используем обходной маневр и переформулируем его.  Ограничимся технической постановкой…

На  что  способны  будут  наши  новые  тела?

Точнее,  на  что   должны  быть   способны   биопротезы ?

…Ребёнок рождается на свет почти совершенно беспомощным, его  возможности влиять на среду минимальны.  Однако развитие физических сил примерно коррелирует с постепенно растущим интеллектуальным потенциалом.  Насколько важно такое соответствие, иллюстрирует образ могучего силача, обладающего умом капризного трёхлетки  (только  представить  нужно  буквально).

Первоначально исходили мы из того, что конечной целью этих …ангелоподобных существ, которые осуществят глобальное воскрешение,  явится  наше  полное  уподобление  им.

По всей видимости, возобновившаяся в Грядущем пульсация нашего сознания  относительно  взрослых людей, указывая на продолжение взросления, точно так же будет постоянно подкрепляться при-обретением  новых  возможностей  воздействовать  на окружающий  мир.

Соответственно текущей ступени духовной эволюции, наши личности будут получать всё более действенные рычаги влияния на  среду.  И на какой-то очередной ступени развития, каждый из нас силой  мысли   сможет   двигать  галактики.

Затем  люди  вновь  изменят  своё  «агрегатное  состояние».

Сперва только пары друзей неразлучных, самой Любовью синхронизированные сердца, готовы будут к тому, чтобы слить воедино озёра внутренних миров.  А потом и всё ЧЕЛОВЕЧЕСТВО, разъединённое  смертью  пока  что,  приветствует  такое  воссоединение.

Озёра  станут  одним  Океаном.

Из этого «лучистого человечества», о котором грезил Константин Циолковский, в результате непрекращающейся возгонки мы превратимся в  Сияющую  Сферу,  станем  мыслящим  Энергетическим  Полем...

Таким, похоже, будет завершение хоть как-то обозримого нами участка предстоящего пути.  Но действительность всё равно превзойдёт все самые дерзкие наши прожекты.  Ведь после нас обдумывать параметры  своих  будущих  тел  людям  предстоит  ещё  долго,

а  каждое  новое  поколение  шаг  вперёд  делать  будет  непременно.

…Но, правда, всё же так и не очень ясно пока, с чего мы начнём, в  каких  телах  очутимся  сразу  по  воскрешению ?

Итак, восстанем из могил мы не только не знающими прежних хворей, это вообще разумеется по умолчанию, но и ничего не забывшими.  Кажется, из этой должной характеристики биопротеза, закреплённой нами в ОУВ, вытекает техническое следствие: для каждого Грядущее должно стать непрерывным продолжением его теперешнего развития, его духовного роста.  Предложим понимать это следствие, непосредственно требующее физического переноса наших личностей в  Грядущее,  как  «постулат   перманентности »  ( ПП  ).

Последующим размышлениям предстоит проверить целесообразность такого разделения «одного и того же» по сути понятия на «лишнюю сущность», но пока чисто интуитивно представляется, что  ОУВ описывает, так сказать, взгляд на нас из Грядущего, а  ПП  обслуживает  наш  перенос  туда.

Понятно, что в описании предстоящего перехода никак не обойтись без чётких формулировок и однозначных терминов, но мы для начала позволим  себе  ограничиться  беллетристикой  общих  рассуждений.

Хотя, впрочем, вряд ли устоим от соблазна ввести один термин, имеющий,  правда,  виртуальное  наполнение.

Вглядимся в тот единственный процесс, проведение аналогии с  протеканием коего допускается характером проектируемого нами переноса.  …Ведь уже и в этой жизни все мы «уходим на дистанцию» с  разных позиций, берём «раздельный старт».  Подарком судьбы по  наследству к нам переходят как разные уровни материального благополучия, так и различные степени развития врождённых способностей.  Однако, если по гамбургскому счёту, теория как будто не  видит  причин  считать  кого-то  одного  из  нас  «лучше»  другого.

Значит, развивая эту самую «теорию», нужно искать тот гипотетический признак, которым изначально все мы были одарены одинаково.  Его-то мы и предложим именовать «гомологичностью» («соответственностью»  –  от гр.  homologia  =  согласие).

В качестве интегрального показателя уровня нашего становления «по жизни» будем понимать достигнутую высоту «духовного роста», определяемую только сознательным выбором личности.  Мерилом этой высоты явится, таким образом, именно степень итогового развития изначально равной для всех нормы гомологичности.  В силу ПП, эта сте-пень  должна  стать  основой  для нашего новоселья во плоти биопротеза.

Попробуем конкретизировать это загадочное качество, отмериваемое всем поровну изначально.  Просто для примера можно предположить, что реализована гомологичность бывает в виде, допустим, нашей предрасположенности к той или иной ориентации при решении нравственной  альтернативы  (в  сторону  выбора  пути  добра  либо  зла).

Ряд  примеров,   взятых,  правда,  из  идеалообразующей  среды художественной литературы, даёт основания полагать, что готовность к  такому  выбору  действительно  имеет  чисто  волевую  природу.

Однако очевидная неоднозначность догадки, конечно, в том, что  предрасположенность эта, если она и была у всех новорожденных одинаковой, всё же является функцией полученного воспитания,  для  самой  личности  фактора  чисто  форс-мажорного.

Но, вообще говоря, совершенно неопровержимым кажется то, что  с  математической точностью одинаковости одаривает всех нас рождение на свет другим общеродовым признаком…  А именнопринадлежностью к роду человеческому!..  А то даже и в общем: помещает в одну типологическую нишу живых существ, спасать которых вместе  с  нами  Потомок,  возможно,  сочтёт  для  себя  необходимым.  W

Понятно, что такая «классификация» не даёт никакого толка кроме уверенности в том, что должен быть и конкретный работающий признак.   Который  нужно  искать.

 

Теперь попытаемся оформить маленький «промежуточный финиш» в   форме схемы Таблицы II.  Тут мы пытаемся подытожить наши представления о соотнесении духовных качеств человека с  параметрами  вверяемого  ему  биопротеза.

 

 

Таблица II СООТНЕСЕНИЕ  ДУХОВНОГО  РОСТА ЧЕЛОВЕКА  С ПАРАМЕТРАМИ  ЕГО  БИОПРОТЕЗА.

 

 


 

НАСТОЯЩЕЕ

 




 

 

 

 


 

 

 

 

 


 

 

 


 

ГРЯДУЩЕЕ

 

 

 

 

 

БАЗИС

 

 


 

►   Наша одинаковая наделённость        неким  гипотетическим  качеством
     
(«норма гомологичности»)

 

 

►   Разброс врождённых одарённостей

с о о т н е с е н и е 

    влияние  

 

Одинаковые возможности биопротезов

Различные высоты духовного роста людей, управляющих биопротезами

 

СФЕРА СОЗНАНИя

 


 

 

       

    ПРЕОБРАЗОВАНИЕ:

    ( усиление / ослабление )

?

 

ВОЛЕВАЯ  ФУНКЦИя

 



 

    Различные  высоты

       духовного  роста,

 «взятые»  под  конец  жизни

        

                т р а н с п о р т    

?

 


 

Под «Базисом» в Таблице понимается то, что независимо от своей воли мы получаем «по наследству».  При этом «Базис Настоящего» составлен двумя искусственно соединёнными компонентами, оба  из  которых определяются генетически.  С одной стороны, это «подлежащий взвешиванию» носитель некоторого физического, хотя и вероятностно-гипотетического признака, а именно единая для всех унция гомологичности.  С другой стороны, в этот же блок таблицы помещено понятие невещественное и статистическое, а именнонеравномерность  распределения  наших  талантов.

Отказавшись от поиска для этой «несправедливости» какого-то общего денотативного обозначения, мы пошли на такое  "гипостазирование"  в основном потому, что желали учесть вероятность составленности «видовой константы» «нормы гомологичности» совокупностью  вообще  всех  возможных  качеств  личности  (и  неведомых  пока).

 «Сферой сознания» обозначен биографический путь индивида, на протяжении коего происходит определяемое только волевым выбором изменение  врождённой  нормы  гомологичности.

Кроме того, на ход этого преобразования воздействуют «помехи», вносимые  неравномерностью  распределения  наших  одарённостей.

Разумеется, что сфера сознания, то есть сама жизнь человека, в  какой-то степени умопостигаема для нас пока только  для  Настоящего.

«Волевая функция»  Грядущего прозрачна для нас ещё менее.  А в Настоящем ей соответствует итог нашего жизненного пути.  Интегральным завоеванием индивида считается взятая им под конец жизни высота духовного роста, достигнутая благодаря (или, так сказать, «вопреки») принципиальной  неодинаковости  распределения  наших  одарённостей.

Высота духовного роста - это та характеристика наших сознаний, которая, согласно ПП, подлежит «параллельному переносу» в базис Грядущего.  Транспортированные туда волевые функции Настоящего предлагается разместить в стандартных материальных субстратах биопротезов,  обладающих  едиными  конструктивными  параметрами.

Это требование равных рычагов воздействия на среду означает условие одинаковых как бы «мускульных сил» биопротезов.  Кажется, что  как-то  оно  перекликается  с нынешним  разбросом  наших талантов.

Но разовьём метафору об одинаковой «мускульной силе» биопротезов.  Это как раз сейчас мы пребываем на стадии «греко-римской  борьбы»,  где  громадна  роль  мышечной  массы.

Но  человек  —  многоборец.

В Грядущем себя осознает он уже за штурвалом гоночной машины, слившейся с ним в одно целое.  Машины, мощной настолько, что вес мускулатуры пилота вообще безразличен.  После этого образа становится отчётливо ясно, почему была предложена аксиома об изначальном равенстве возможностей биопротезов.  Ведь под нашими будущими телами тут понимались участвующие в гонке «болиды».  А истинное состязание  людей  мыслимо  только  при  равных  объёмах  моторов !

Кстати, наша догадка хорошо согласуется с голосом христианской мудрости сестры Макрины, в уста которой вкладывал свои мысли Гр. Нисский.  Эта глубочайшая интуиция выражена у святого Григория так, что по воскресении все будут обладать единым телесным совершенством, но  разниться  в  смысле  нравственного  состояния  душ.

Идея необходимости преображения при восстании из мёртвых одна несёт в себе абсолютную надежду на спасение всех.  Иначе говоря, « всем будет дана одна физическая возможность оценить качество своих жизненных действий и, так сказать, подтянуть свою душу до бессмертного  и  славного  её  телесного  уровня » (53, 197).

Крайне важным представляется также и следующий момент. Конечно, на наш первый взгляд, требование это воспринимается как невыполнимое принципиально.  Но тем важнее для целей его последующего уточнения и разрешения ряд последовательных приближений  к окончательной  корректной  формулировке  начать  как  можно  раньше.

Рискнём сделать первое приближение…  Биопротез должен быть неуязвимым для возможного поначалу вреда со стороны ближних тех моих коллег, находящихся в том же положении, что и я, но не осознавших ещё, что царство зла себя исчерпало.  Иначе для кого-то  Грядущее  рискует  превратиться  на  первых  порах  в  тюремный  общак.

Для такой «неуязвимости» биопротез, как минимум, должен, не испытывать боли.  Точнее, обладать способностью к произвольному отключению этого «сторожевого пса» (частично такую способность демонстрируют,  скажем,  танцоры  на  углях).

А второе условие неуязвимости видится в том, что биопротез не должен нуждаться ни в чём, лишением чего можно было бы вызвать соматический либо какой-то иной дискомфорт.  Последнее требование нам  и  кажется   невыполнимым   принципиально.

 


 

3.1.4.   «Полнота»  реализации.                      W

 

Мы очень бегло рассмотрели содержание понятия «ВСЕ функции». Теперь коснёмся во многом тавтологичного, но всё же несколько другого вопроса: какой  должна быть  степень ПОЛНОТЫ реализации этих функций?

Ясно, что полнота эта, как и набор самих функций, рассмотрение вопроса о которых начато выше, не есть константа.  По мере своего духовного роста мы будем не только получать в своё распоряжение всё  новые способы воздействия вовне, но и совершенствоваться во  владении  уже  частично  освоенными.

Итак, снова начнём с конца, какой должна быть окончательная способность к реализации этих функций?  На первый взгляд, здесь всё ясно: если «полностью» то, значит, просто на все сто процентов. Но…

Кажется, что такая беспредельность возможностей (при условии действительно ВСЕХ функций) есть «самый неизменный» атрибут Бога...

А  что  означает  безграничность  Его  возможностей?..

Наверное, над этим вопросом ломал голову не один Вселенский собор.  Или вот: распространяется ли эта безграничность только на наш мир, ограниченный лишь эмпирическим его пониманием (как зажатый между длиной, шириной, глубиной и однонаправленным потоком времени)?  Ведь у совершенного тела совершенными должны быть и  органы  чувств…

Одним словом, формулирование того, в какой степени проявленным окажется в наших биопротезах это – принципиально недостижимое (?) – абсолютное  совершенство,  пока  остаётся  не  прояснённым.

Не ясно также, насколько уместными или же откровенно преждевременными являются подобные вопросы.  Преждевременность эта, опять же на первый взгляд, тут налицо.  Но ведь, начиная проектировать техническое устройство, конструктор всегда хотя бы примерно знает,  какой  резерв  запаса  мощности  будет  у  его  конструкции…

Естественно, что более ясен для нас вопрос о том, насколько полно развитым окажется спектр наших возможностей непосредственно в начале следующей стадии жизненного пути.  Можно принять такую систему отсчёта, в которой каждая функция биопротеза, как индикатора уровня духовной эволюции, первоначально максимально (хотя и не полностью) подавлена.  Затем степень этой подавленности начинает падать.  Пока не понятно, когда, при каких условиях мы достигнем нулевого минимума этой подавленности (если вообще вправе надеяться человек, что он будет достигнут).  Ясно только, что для каждой личности срок достижения качественно нового рубежа индивидуален.  (Это вы-текает из ПП и посыла о «раздельном старте», пояснения ждут нас чуть ниже).

Далее.  Любопытным кажется развитие аксиомы об идеальности наших будущих тел.  Фундамент личности, по принятому вначале определению, составляют лишь осознанные восприятия.  Пока никакой «небывальщины».  …Но ведь в каждом из нас потенциально дремлет ясновидящий, телепат и бог знает кто ещё.  Просто эти сигналы внешнего мира в полосу пропускания нашего сознания не попадают.  Подсознание  (или  что-то  ещё)  «считает»  их  для  нас  избыточными.

Однако же для тех невольно идеализируемых коллег, наших современников, кому от рождения присущ достаточный уровень развития экстрасенсорных способностей, их паравосприятия, видимо, кажутся настолько же осознанными,  как и всем  зрячим    зрительные.

Мы пытались в общем обосновать аксиому о равенстве рычагов влияния на среду, присущих нашим будущим телам.  Но, вместе с тем, достаточно безусловным кажется то, что первоначальное развитие любой из функций наших биопротезов не должно оказаться проявленным слабее степени, характерной для нынешней телесной организации.  Отсюда вытекает предположение, что полнота проявления любой из «всех» функций, на которые способен будет каждый, своё дальнейшее развитие начнёт со «вздёрнутого кверху нуля», соответствующего уровню наивысшего за всю историю всплеска гениальности, реализующей данную  функцию.

То есть по воскрешению все мы будем, говоря совершенно условно, стихи писать как Пушкин, а музыку – как Моцарт.  В шахматы играть как  Алёхин,  а  в  футбол  —  как  Пеле.

Между тем, из этого положения вытекает любопытное следствие.  Получается, что, лишь только осознав себя в Грядущем, каждый из  нас  прямо сразу же будет обладать, по крайней мере, всеми известными  нам  парапсихологическими  способностями.

Предупреждая скептическую ухмылку тех, кто в них «вообще не  верит», заметим, что тут под этими способностями понимается не  реальная одарённость конкретного экстрасенса, а само наличие у человека принципиальной возможности выйти за рамки общедоступного.  Бесспорно сущей хотя бы потому,  что  в  Мире  есть  такие  рамки  пока!

Причём это следствие, имея непосредственный выход в Настоящее, как будто вступает в противоречие с общегуманистическим принципом суверенности  каждой  личности,  зафиксированном  нами  в  ОУВ.

Согласно логике проведённого построения получается, что сегодня каждый из нас может быть совершенно уверен в том, что узнает ещё, сверхотчётливо вспомнит, что подумал его собеседник в любой из текущих моментов.  Ведь под личностью мы понимали весь набор полученных ею в течение жизни впечатлений — как явных, так и неявных,  как  осознанных,  так  и  неосознанных  в  данный  момент.

Чужие «биотоки», просто «не услышанные» нами сегодня, конечно же, отложились где-то в подкорке.  Так же точно, как и забытые впечатления, извлекаемые «наружу» посредством регрессивного гипноза.  Правда, это допущение требует дополнительной «леммы»что был (или будет) в «нынешней» истории хотя бы один настолько  мощный  телепат.

А принципиальная противоречивость рассматриваемого следствия состоит в том, что заложенный в основание ЭКО фундамент требует оградить внутренний мир каждого непреодолимой демаркационной линией.  Если формирующееся эковедение действительно обнаружит здесь полемический повод, то, видимо, разрешения этого противоречия придётся  ожидать  только  от  последующих  рассуждений.

 



 

3.2.   Вероятность  «низвержения».                        W

 

Выскажем, наконец, совершенно шальное соображение, касающееся возможности  выхода  учения  о  Конструктивном Ожидании  «из  моды».

Разумеется, допущение это исходит из принимаемого по умолчанию предположения, что перед этим войти «в моду» оно успело, то  есть   превратилось уже в основу цивилизационного развития, успев одарить каждого из ныне живущих атеистов осознанием личного, физического  бессмертия.

Кстати надо заметить, что вполне понятен непритворный порой скепсис тех, кто встречает сообщение о нескончаемости собственного бытия,  скорее,  с  унынием.   ...Попытаемся  объяснить себе  это  уныние.

Но сперва, не желая доказывать того, что в доказательстве как будто и не нуждается, приведём сделанное в несколько другой связи высказывание акад. Б.С. Гершунского.  Обосновывая то, что человек и  человечество никогда не утратят естественного, природосообразного стремления к Вере, этот автор пишет: «Для человека, тем более, для человека знающего и мыслящего, познавшего не только радости физического существования, но и подлинное счастье человеческого общения.., счастье своей личной причастности к непрерывному процессу познания,  к творчеству, к высшим проявлениям человеческого духа и  интеллекта, невыносима, противоестественна и унизительна сама мысль  о  неизбежности  ухода  из  жизни...»  (17, 217).

Так в чём же причина этого уныния и равнодушия некоторых наших современников?  ...Привычка?  Да, пожалуй.  Бездумная вековая привычка стадного животного, отправляемого по достижению нужного веса на бойню.  Леность?  Да, пожалуй.  Физиологически оправданный, инстинктивный протест против ощущения своей раздавленности грандиозностью  перспективы  предстоящих  трудов.

Вытекающее отсюда неверие в Человека?  Безусловно.  Также вполне понятные сомнения в безграничность его возможностей...  Похоже, что, правда, просто недостаточны запасы духовных сил, находящиеся в распоряжении этих коллег, не соотносятся они с  требованиями,  предъявляемыми  жизнью.

И тутW мы сталкиваемся с новым проявлением характерного для воскрешения дуализма («парадокс адреналина»).  С одной стороны, степень «жизненного оптимизма» (того самого запаса духовных сил) является для самоопределения личности одним из важнейших моментов.  И, поэтому – тем  более,  подлежит  переносу  в  Грядущее  без  искажений.

А с другой стороны, эта же самая степень, или, грубо говоря, уровень «адреналина» в мышлении воскрешённого самоубийцы, как и в крови каждого биопротеза, нам хотелось бы видеть…  ну, никак не  ниже,  чем  у  наших  здоровых  детей.

Да, парадокс.  Однако можно не сомневаться, что разрешение (или хотя  бы  точно  обоснованный  компромисс)  найдёт  и  эта  антиномия.

Итак, что же может лишить ЭКО статуса главенствующего в духовной жизни человечества мотива?  ( Разумеется, уже после того, как  статус этот она обретётНо в этом вряд ли можно сомневаться. Рано  или  поздно,  в  той   или  иной  форме  —  но  непременно!_).

Одна из возможных серьёзных «угроз» ожидается нами со стороны, как ни странно, Науки, развитие которой мы считаем движущим средством достижения бессмертия.  Ясно, что под  Наукой «в широком смысле»  понимаются сейчас вообще все подконтрольные нам средства познания,  то  есть  собственно  науки  совместно  с  искусством  и  религией.

И тогда единственно «опасным» (именно в таком «закавыченном» понимании) представляется допущение …налаживания некоего неопровержимо доказываемого, устойчивого «контакта» с виртуально допустимыми обитателями «потустороннего мира».  Причём такого контакта, в ходе которого выясняется, будто бы «там» души усопших продолжают существование и активное мироустройство…  Современным научным сознанием такая «гипотеза», безусловно, воспринимается как  абсолютно  бредовая  и  «невозможная  в  принципе»,   но

 

Хотя, пожалуй, отменить неизбежность метаморфозы будущего в  Грядущее и даже такая перенасыщенность формулы развития науки неизвестными величинами вряд ли способна.  Ведь Грядущее, как результат руко‑творного Созидания, в любом случае продолжает оставаться  непрерываемым  продолжением  нашего  земного  пути…

Мы силимся различить это продолжение.  …Понимаем, что очень скоро только что обретший «бессмертие» Человек  вновь начнёт мучиться  от  сознания  ничтожности  отпущенного  ему  срока.

…Ведь через какие-то считанные триллионы галактических лет в  очередной раз распадётся сама материя Мира!  И кто знает, быть может, объединять всех нас тогда будет только одно это осознание тревожной  близости  страшного  космологического  Апокалипсиса.

И только одна общая надежда: что, может быть, за оставшееся время объединившееся наконец ЧЕЛОВЕЧЕСТВО что-то тако-ое   успеет   осуществить…

«Философия  Общего  Дела»  начнёт  новый  виток  своей  жизни. 




Comments