Иван Петрович Румянцев.

Триумф и трагедия.

 
    Воскрешение забытых  имен мало кому кажется интересным. А это не всегда справедливо. Смоленщина знала немало известных имен. О многих из них помнят. В школах изучают деяния князей Смоленских и Литовских, но учебные программы, как представляется автору, недостаточно внимания уделяют периоду новейшей истории. Не истории вообще, а истории Смоленщины. Как жило население территории, как оно пережило потрясения ХХ века. Не только героическим трудом радостно и счастливо под руководством коммунистической партии жил народ. Если мы имеем историческую память - то являемся цивилизованным народом. А помнить есть что. Тут и период разрухи Гражданской войны, период уничтожения крестьянства 30-х годов, время Великой Отечественной войны 1941 – 1945 годов, восстановление разрушенного после кровавейших из войн. На спокойную, без потрясений, жизнь пришлось не так много времени.
    Согласно данным официальных историков и политиков советские трудящиеся создали область как экономически развитую промышленно-аграрную административно-территориальную единицу. Действительно, это так. Но какой ценой, в том числе и пересчете на человеческие жизни достигнут прогресс. Одни лишь мирные 30-е годы стоили потерь сопоставмых с военным временем. И тут самый раз задать вопрос: под чьим руководством область потерпела столь сокрушительную победу? Под руководством всероссийской коммунистической партии большевиков ВКП (б). Цена победы? Смоленский мартиролог содержит 32 111 фамилий. Из этого числа репрессировано в границах современной области с 1917 по 1953 год – 26 873 человека. К расстрелу приговорено 7 532 человека (28%), иным видам наказания – 19 341 человек (72%)
 
 

   Совершив   государственный    переворот   в   России,   которая   из   монархии  превращалась  в  республику,  большевики  нарушили естественный ход истории. С  откровенной  беспощадностью  принялись  совершать   эксперимент  на   живом   теле  народа, воплощая  в жизнь догмы Великого утопического учения. Что из этого получилось мы сейчас наблюдаем. Все вернулось на круги своя. Вот только жертвы...

 

  Здесь уместно вспомнить не вполне заслуженно забытую фамилию, обладатель которой, довольно длительное время  руководил нашей областью, и, вероятно, внес значительный вклад в развитие экономики и одновременно разрушению уклада жизни провинции. Имеется в виду Иван Петрович Румянцев, возглавлявший Западную область (куда входила прежняя Смоленская губерния) с 23 июля 1929 года по 18 июня 1937 года.

   Герой настоящей заметки выходец из рабочей семьи. Согласно данным анкеты, когда ему исполнилось 12 лет начал трудовую деятельность на судостроительном заводе в Рыбинске. Образование... Какое мог получить образование подросток в тот момент едва дотягивавшийся до рукояток станка? На заводе Иван Петрович получил квалификацию модельщика.

   В начале 1905 года Румянцев, имея за плечами девятнадцатилетний жизненный опыт переехал в Петербург, где трудоустроился на заводе Пульмана.  По всей видимости, имея обостренное чувство справедливости, примкнул к рабочему движению. Петербург будучи столицей государства являлась одновременно и центром различных политических течений. Программа большевиков привлекла молодого рабочего и его приняли в партию. Таким образом, с полным основанием, его можно отнести к ветеранам коммунистического движения России. Партия марксистов не являлась легальной, поскольку ставила своей целью насильственное свержение существующего строя. Система царизма изжила себя, это было очевидно, и, по всей видимости, данное обстоятельство ощущалось в общественной жизни того времени. Партия большевиков позицировала себя как партия рабочего класса, ставившая своей целью установление классового мира через диктатуру пролетариата. Партия должна была стать авангардом рабочего класса.. Кто же тогда знал, что это будет диктатура партии номенклатурных чиновников. Сколько идеалистов поддержало  Владимира Ленина, позже бесславно закончив свои дни в расстрельных подвалах, предварительно отправив туда немалое число политических противников, а также совершенно безвинных людей?

   За участие в организации забастовок Ивана Петровича уволили с работы. По всей видимости, имея качества лидера и проявив себя как незаурядная личность, Иван Румянцев стал профессиональным революционером, перейдя на нелегальное положение. Избежав ареста, вернулся в город Рыбинск где проживал до 1908 года, после чего вновь переехал в Петербург и продолжил принимать участие в рабочем движении. 

   После военной службы в 1910-1913 годах Иван Петрович работал в Петербурге на заводе металлоизделий и продолжал активную партийную деятельность.
   Проживая в столице  принял активное участие в Февральской революции, избирался председателем заводского комитета профсоюза на заводе «Эриксон». Продолжением деятельности профсоюзного организатора стало избрание председателем Петроградского правления союза модельщиков.

    Ко  времени  октябрьского 1917 года государственного переворота, Румянцев убежденный сторонник линии большевиков – ленинцев и активный участник преобразований.

   Во время гражданской войны, с мая 1918 года И.П. Румянцев принимал участие в боевых действиях в качестве комиссара Брянского полка 5-й армии на Восточном фронте. В ходе военных действий, имел место случай когда бойцы Красной Армии находясь, казалось бы в безвыходном положении, под командованием Румянцева  вышли из окружения.

 

   С конца осени 1918 года началась политическая карьера И.П.Румянцева. Времени на подготовку квалифицированных управленцев у большевиков не было, как и не было квалифицированных наставников.

   Во власть приходили люди с самыми разными намерениями. Ивана Петровича хочется отнести к идеалистам.

   Способных работников в органах власти на местах не хватало. Стремление наладить политическую и хозяйственную деятельность приводило к постоянным кадровым перемещениям и перестановкам. Работники партийных комитетов, советских организаций зачастую получали новые назначения и, едва освоив одни обязанности, должны были переходить на другое место.

    До ноября 1919 года   Румянцев  работал  в  Рыбинске  председателем   укома РКП(б). В  1920 году, в  Ярославле  -   заместителем       
  секретаря   губкома   партии,   затем – председателем губисполкома. После чего  ЦК ВКП (б) направляет Румянцева на Кавказ. Там  в   1921  году  он   работал   председателем   Терского   ревкома,   а   после   организации   Терской   области – секретарем комитета партии.
   В 1921 году Иван Петрович утвержден председателем комиссии почистке  партии  на Северном  Кавказе. Сразу  же  после завершения   этой   работы  Румянцев  направляется в другой регион – на Урал. Сначала  работал  секретарем   райкома  РКП(б) в  Мотовилихе,  а  с  конца 1924 года – секретарем Пермского  окружкома. Осенью 1925 года  начинается  работа  в  Уральском обкоме   партии, а в  начале   декабря   1925 года   он   избран   секретарем  Свердловского    ВКП(б)  и  вторым секретарем Уральского  обкома. До  конца 1926  года  Румянцев   работал   на  Урале,  после   чего  более   двух   лет  являлся секретарем Владимирского губкома ВКП(б).
   В  1929   году – новое  назначение,   которое   оказалось   самым   продолжительным  в карьере и последним  в  его жизни. В этот   год   создавалась Западная  область и И.П. Румянцев  стал  ее  руководителем.  Область  объединила   Брянскую,  Смоленскую,  Калужскую 
  губернии, Ржевский  и Осташковский   уезды  Тверской   губернии   и   Великолукский   округ  Ленинградской  области  с  населением
  около 6 500 000 и центром в Смоленске.
 
 
    14  февраля  1929 года  под  его  председательством  прошло  первое заседание Оргбюро ЦК ВКП(б) Западной области. Повестка дня  первого  заседания  началась  с таких важных для новой  области вопросов, как  уточнение  границ,  определение  окружных  центров и финансирование областных  учреждений. При  распределении  обязанностей  в  секретариате  Западного областного  бюро   ЦК ВКП(б)   Румянцеву  поручили  отвечать  за  вопросы   связанные   с   руководством   работой   бюро   и   кадровыми назначениями.
   Организационная  работа, начатая в феврале, завершилась 20–23 июля 1929 года  проведением  
I  областной   партийной конференции Западной области. В президиум конференции избраны 43 человека, среди них Иван Петрович Румянцев.

   Делегаты конференции избрали И.П. Румянцева в состав пленума областного комитета и членом бюро Западного областного комитета ВКП(б).

   23 июля 1929 года на I пленуме обкома партии И.П.Румянцев избран первым секретарем Западного обкома ВКП(б). Новая команда, которая приняла власть и оставалась у руля до Великой Чистки 1937 года состояла из Румянцева - первого секретаря, Шильмана - второго секретаря, ответственного за оргработу, Ракитова - председателя Запоблисполкома.

   Миссия, возложенная на новое руководство, заключалась в преобразовании почти исключительно аграрной области в промышленно-аграрную. Первоочередной задачей в сфере сельского хозяйства стала коллективизация. Но в рамках коллективизации, сельское хозяйство области должно было реорганизовываться на принципах специализации по производству льна, пеньки и  животноводству. Первая пятилетка предполагала превращение Западной области в высокоразвитый регион льноводства и льнообработки.

   План промышленного развития области предусматривал создание мощной базы, энергетически опирающейся на торфяные ресурсы региона и создание ряда производств на основе местного сырья.

 

   Из песни слов не выкинешь. Начальный период политической карьеры Ивана Петровича на Смоленской земле совпал с коллективизацией сельского хозяйства: ломкой вековых устоев крестьянского уклада жизни и заодно уничтожением самих крестьян. Румянцев принял правила игры Сталинской команды. По всей видимости сделал осознанный выбор дальнейшего жизненного пути. Здесь могло сказаться его городское происхождение и незнание жизни крестьянства.

   30 января 1930 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации».

   Высший политический орган страны давая разнарядку по ликвидации кулачества в регионах, где в концлагеря предлагалось направить 60 000 и выселить 150 000 кулацких семей, временно не охватил контрольными цифрами Смоленский район. Руководство Западной области не стало ждать квот. 2 февраля 1930 года бюро Западного обкома партии приняло постановление «О ликвидации кулачества как класса в районах сплошной коллективизации». В восьми округах области предполагалось ликвидировать 6 950 кулацких хозяйств. Самая высокая контрольная цифра выпала на Смоленский округ –        1 500 хозяйств. Брянский округ получил задание выселить 1 200, Великолукский – 1 100, Клинцовский – 750, Вяземский – 700, Ржевский – 600, Рославльский – 600, Сухиничский – 500 кулацких семей. Итого, по районам непосредственно Смоленщины предстояло выселить почти 2 800 сельских семей.

   В соответствии с разъяснениями центральных органов, кулаков следовало делить на три категории. Первая – «контрреволюционный кулацкий актив» – их следовало заключать в концентрационные лагеря. В случае активного противодействия мероприятиям органов советской власти, применять репрессивные меры вплоть до расстрела. Вторая категория – «остальные элементы кулацкого актива, особенно из наиболее богатых  кулаков и полупомещиков». Они подлежали высылке в отдаленные районы страны. Третья категория – «оставляемые в пределах района кулаки», которые подлежали расселению на новых , отводимых им за пределами колхозных хозяйств участках.

   Для практической реализации установок партии на уровне Западной области создали постоянно действующий орган состоявший из первого секретаря Запкома И. Румянцева, председателя губисполкома и начальника п/п ОГПУ Залина. Полномочия тройки были неограниченными.

   С 10 февраля 1930 года в Западной области пошел процесс раскулачивания. 12 февраля этого же года в районы направлены инструкции о порядке проведения раскулачиваний. Действуя через райкомы и сельсоветы, органы по раскулачиванию на местах производили инвентаризацию имущества кулаков. На это отводился срок две недели. Сколько злоупотреблений совершалось при этом! Смоленский партийный архив дает нам информацию о колоссальном количестве злоупотреблений. Далеко не всегда областное руководство ставило на место зарвавшихся руководителей на местах.

   С древних времен хорошо известна истина, что «всякая власть развращает, но абсолютная власть развращает абсолютно». Власть первого секретаря обкома пусть и не приближалась к абсолютной власти диктатора Джугашвили, но была вполне достаточной, чтобы спокойно выходить за рамки закона. Да каковы были законы? Часто ли он нарушал их, а их можно было не нарушать, но творить зло.  Сейчас судить о его поступках  мы не можем. Румянцев превратился в  продукт существовавшей системы.

   К 1 марта 1930 г. Западная область отрапортовала о коллективизации 38,8% всех бедняцких, середняцких и кулацких хозяйств.

   До июня 1930 года только по одному Смоленскому округу  ликвидировано  4 014 кулацких хозяйств, из них по первой категории – 638, по второй – 1473, по третьей – 1903 хозяйств.

   По сведениям п/п ОГПУ «О количестве раскулаченных и выселенных кулаках по состоянию на 10 декабря 1930 года из 26 286 семей фактически раскулачено 4 835, а 4 790 семей остались в пределах своих мест проживания раскулаченными, но не выселенными.

   Вторая волна выселений пришлась на весну 1931 года. И опять те же лица в руководстве области возглавили процесс выселений.

   Теперь акция детально регламентировалась специально принятыми документами. Выселяемым разрешалось иметь имущества до 30 кг на семью. Сюда включались по одной паре теплой и летней обуви, а также одежда. Из продуктов семья могла взять по 16 килограмм хлебных продуктов, картофель жиры. На каждого трудоспособного мужчину  разрешалось иметь по одному топору, одной лопате, и на двух человек по одной пиле. Также можно было взять комплект сбруи для лошади.

   Кулацкие семьи следовало вывезти в течение одного месяца: с 26 марта по 30 апреля 1931 года. В циркуляре поступившем на этот счет указывалось, что контрреволюционный кулацкий актив: группировки, а также одиночки, «в целях предупреждения активных выступлений кулачества» подлежали аресту органами ОГПУ «до начала общей кампании по раскулачиванию и выселению» т.е. до 20 марта. Одновременно с ними, обязательному аресту подлежали «проходящие по разработкам К-Р (контрреволюционеры), духовенство, монашество и сектантские организации». При этом последних предлагалось считать контрреволюционными элементами.

   Аресты по районам следовало проводить не только одновременно, но и не допускать разрыва более суток с момента вынесения решения и временем изъятия.

   Конфискованное имущество выселяемых передавали в уставные фонды колхозов. Продукция сельского хозяйства передавалась в райзаготконторы.

   В адрес п/п по Западной области руководитель ОГПУ Генрих Ягода 7 марта 1931 года направил меморандум, где в частности говорилось: «С 15 по 30 марта необходимо вывезти из Западной области на Урал 7 000, повторяю 7 000 семейств кулаков 2-й категории». Общее число кулаков и членов их семей собранных на сборных пунктах жд. станций в соответствии с вышеуказанным заданием составило 12 560 человек.

   В конце июня 1931 года представитель ОГПУ отправил на имя Генриха Ягоды письмо с просьбой увеличить число репрессируемых. К 7 000 хозяйств следовало добавить еще 2 000 хозяйства, поскольку высылка кулаков очень положительно сказалась на создании колхозов. С усилением репрессий крестьянство все активнее стало переходить в коллективные хозяйства. Областное руководство получило «добро» из Москвы на инициативу ОГПУ. Ягода указал отправлять по одному эшелону ежедневно в период с 5 по 10 августа 1931 года.

   В начале следующего, 1932 года, ОГПУ произвело расчет на текущий год. По прогнозам этой структуры  в Западной области выселению подлежало 1 000 семей. Все же ЦК партии решил дать передышку крестьянину. Своим письмом предложил выселения проводить не организованно, как в прошлые года, а индивидуально. На тот момент уже отпала необходимость репрессировать массово, так как крестьянство было уже сломлено. Повсеместно начались создаваться колхозы.

   Что касается судебных и внесудебных репрессий, то ОГПУ подавило сопротивление крестьян в полном объеме. За 1929 – 1933 годы на Смоленщине репрессировано, за исключением выселенных - 5 762 человека.

   Между тем, как только удавка на шее крестьянина ослабла колхозное движение начало подавать признаки распада. 5 июля 1932 г. Румянцев направил во все райкомы письмо под грифом «совершенно секретно», в котором дал указания по преодолению «случаев распада колхозов и незаконного присвоения колхозного имущества».

   Прежде всего Румянцев просил приложить все усилия к тому, чтобы удержать колхозы от расформирований, учитывать жалобы колхозников и наказывать тех, кто «служил причиной экономического упадка колхозов». Если часть членов «распадающегося колхоза изъявляла желание продолжать работать коллективно», то  вся имевшаяся земля передавалась в колхоз. В то же время крестьяне, не желавшие возвращаться в колхоз, теряли землю, которую они передали колхозу при вступлении, и должны были переселяться на участки худшего качества. Если несмотря на это давление члены колхоза все же принимали решение о выходе, от них требовалось завершить уборку урожая и обмолот коллективно. Распределение урожая между выходящими колхозниками осуществлялось только после завершения поставок государству, которые для них были выше чем для коллективных хозяйств. Все долги колхоза государству распределялись между индивидуальными хозяйствами, как их собственные долги. Неделимый капитал распадающихся колхозов передавался райколхозсоюзу для распределения между другими колхозами. Никакая собственность не могла делиться без разрешения местного колхозсоюза и сельсовета, и только после выдачи такого разрешения крестьяне могли начать весенний сев.

   Вопреки жестким санкциям против выходящих из колхозов, бегство из коллективных хозяйств продолжалось. 1932 год оказался тяжелым годом в сельскохозяйственном отношении и Смоленщине выпало тяжкое бремя невзгод. Неспособность Западной области выполнить план зерновых поставок урожая 1931 года вызвала громы и молнии в высших сферах.

    Несмотря   на   команды   сверху,  нехватка  продовольствия продолжала оставаться  острой. Поступали многочисленные сообщения   о распаде колхозов и бегстве колхозников из колхозов.   Еще   чаще   поступали   сообщения  о  ширящемся разворовывании колхозного имущества  и  урожая  как  самими   колхозниками,  так  и   теми  лицами,  кому  доверялось   руководить   колхозами.  Даже   принятие драконовского  правительственного  указа  от  7 августа 1932 года, согласно  которому  растраты   или    разворовывание   колхозной   и  кооперативной собственности карались  смертной  казнью  через  расстрел  или, как  минимум, десятью  годами  лишения  свободы,  не  смогло положить конец воровству. К середине 1932 г. положение с продовольствием стало  отчаянным. Хотя в Смоленском  партийном  архиве  нет  данных  о  смертности  в  связи  с  голодом  1932 года,  некоторые  выдержки  из  сводок ОГПУ о настроениях колхозников передают напряжение момента.

   Вместе с тем, к середине 30-х годов значительно повышены областные экономические показатели, успешно развивались образование и культура. Создавались новые промышленные предприятия, открывались учреждения культуры, институты, школы.
   Достигнутые результаты неизменно связывались с работой областных руководителей, прежде всего, И.П. Румянцева. Прямое соединение успешной работы области с личностью руководителя было общепринятым.
 

 

   В те времена страна болела вождизмом. Само собой разумеется, вождями являлись руководители государства: Иосиф Сталин (Джугашвили), Вячеслав Молотов (Скрябин), Лазарь Коганович, другие партийные и государственные деятели. В их честь переименовывались города, фабрики, заводы, колхозы и т.д. Однако были и вожди более мелкого масштаба: первые секретари компартий союзных, автономных республик, крайкомов, обкомов. К подобного рода вождям можно отнести Ивана Петровича Румянцева. На местах номенклатурные подхалимы, с некоторых пор, принялись восхвалять его заслуги как к месту, так и не к месту.

   16–21  января  1934  года  состоялась   IV  областная   партийная   конференция,  которая «полностью   одобрила  политическую  линию  и  организационно - практическую   работу Запобкома ВКП(б)». Конференция  избрала  делегатов  на  ХVII  партийный  съезд,  среди    них – Ивана   Румянцева,   с   правом    решающего  голоса.  Всего  от  области  избраны  32 человека с правом решающего голоса  и 10 – с совещательным.

 
   XVII съезд ВКП (б) проходил в Москве с 26 января по 10 февраля 1934 и получил название «Съезд победителей»: страна выполнила I пятилетний план по промышленному производству и в основном закончила коллективизацию сельского хозяйства. Съезд избрал Центральный Комитет в количестве 71 члена ВКП (б). Иван Петрович оказался в их числе.

   Согласно данным «доклада комиссии ЦК КПСС президиуму ЦК КПСС по установлению причин массовых репрессий против членов и кандидатов в члены ЦК ВКП(б), избранных на XVII съезде партии» от 09.02.1956 года  из 139 членов и кандидатов в члены ЦК ВКП(б) избранных на 17-м съезде, было арестовано и расстреляно в эти годы 98 человек. (По уточненным данным из 139 человек  было репрессировано 97 человек, покончили жизнь самоубийством 5 человек, расстреляно за нарушение норм социалистической законности 4 человека, убит в результате покушения 1 человек. (Известия ЦК КПСС 1989г. №12 стр.82 – 87).

   Из 1966 делегатов съезда с решающим и совещательным голосом арестовано по обвинению в контрреволюционных преступлениях 1103 человека, их них расстреляно 848. (Архив А. Яковлева).

   Поскольку автор не имеет достоверных данных о причинах столь масштабных репрессий среди верхушки партии, то не хочется пересказывать утверждения будто-бы сведущих лиц о том, что на съезде готовилось смещение с поста Иосифа Сталина, но принятыми контрмерами команде Джугашвили удалось отстоять своего лидера. Однако, мстительный Коба, вычислив оппозиционеров, в 1937 – 1938 годах расправился с ними. А, что, очень похоже на правду.

 
    Иван Петрович выступил на съезде с речью. Из выступления Румянцева на XVII съезде ВКП (б): «...Как мы выполняли эти указания? Я должен сказать, что на фоне общих достижений всего Союза Западная область имеет, безусловно, колоссальный хозяйственный и культурный рост. В Западной области, где хутора и отруба занимали до 60% всего землепользования области, что чрезвычайно затрудняло и осложняло работу по социалистической переделке сельского хозяйства, мы за это время добились колоссальных успехов. Сейчас наша область коллективизирована на 60%. Громадные сдвиги мы имеем и в промышленности. Хотя у нас удельный вес промышленности, особенно по отношению к другим областям, не так уж велик, но все же мы имеем свыше 400 промышленных предприятий, объединяющих 100 тыс. рабочих, представляющих самые разнообразные виды и отрасли промышленности. И по промышленности и по сельскому хозяйству удельный вес Западной области за последние годы в общем народном хозяйстве страны растет по всем показателям из года в год...».

   До мая 1937 года очередные областные партконференции и следовавшие затем пленумы областного комитета ВКП(б) сохраняли за Румянцевым должность первого секретаря обкома.

   20 декабря 1935 года  Постановлением   Президиума  ЦИК  СССР  И.П. Румянцев   награжден  орденом Ленина. Основанием для награждения стали  «выдающиеся успехи  в  области сельского хозяйства  и  промышленности,  перевыполнение  государственных  планов  по  сельскому хозяйству». Орден Ленина по тем временам был высшей государственной наградой СССР.
   Наряду с успехами в развитии области к середине 30-х годов все заметнее становились просчеты и недоработки. Выступая на пленуме Западного обкома ВКП(б) 11 июня 1936 года, И.П. Румянцев отметил, что план заготовок 1935 года не выполнен. 27 декабря 1936 года на областном совещании председателей колхозов первый секретарь обкома откровенно признал факт, что «в 1936 году колхозы нашей области не выполнили то, что обещали».
   По отчетному докладу Румянцева областная партконференция, проходившая 18–26 мая 1937 года, приняла резолюцию, которую делегаты утвердили единогласно. В ней отмечено, что «областной комитет партии, райкомы партии и первичные партийные организации ослабили партийно-политическое руководство и работу с массами; обком партии плохо использовал обмен партдокументов для поднятия всей партийной работы».     

   Отмечалось, что в партийной организации области «широко практиковалось нарушение принципов демократического централизма, выборности и отчетности партийных органов».
   Несмотря на недочеты, V областная партконференция признала «политическую линию обкома ВКП(б) правильной, а работу удовлетворительной». 27 мая 1937 года  I
  пленум Запобкома ВКП(б) в очередной раз избрал И.П. Румянцева первым секретарем обкома.


  На июньском LV Пленуме  ЦК ВКП (б) 1937 года  Нарком внутренних дел СССР Николай Ежов выступил с докладом о раскрытии грандиозного антиправительственного заговора, «в котором принимали участие многие высокопоставленные руководители страны».

   Так, по словам  Ежова за 3 предшествующие месяца НКВД раскрыты «антисоветские фашистские» формирования: 1. Военно-фашистский заговор в Красной Армии (руководитель Тухачевский). 2. Право-фашистский заговор в НКВД (Ягода). 3. Кремлевская право-фашистская группа заговорщиков (Енукидзе). 4. Шпионская организация ПОВ (Уншлих, Логановский и др.). 5. Польская группа нацдемов в Белоруссии (Гололед, червяков). 6. Антисоветская правотроцкистская группа в Азово-Черноморском крае и Орджоникидзевской области во главе с Шеболдаевым, председателем крайисполкома Пивоваровым и др. (По мнению Ежова, в АЧК троцкисты и правые объединились с антисоветскими казачьими и партизанско-повстанческими  формированиями.). 7. Антисоветская правотроцкистская группа в Восточной Сибири во главе с бывшим первым секретарем крайкома Разумовым. 8. Правая антисоветская группа на Урале, возглавляемая первым секретарем Свердловского обкома Кабаковым. 9. Антисоветская право-фашистская группа в Западной области под руководством секретаря обкома Румянцева. 10. Правотроцкистская группа заговорщиков на Дальнем Востоке во главе с председателем крайисполкома Крутовым и др. 11. Организация правых в Западной Сибири, объединившаяся в партизанско-повстанческие кадры среди спецпереселенцев.  12. Антисоветская казачья организация в Оренбургской области во главе с председателем облисполкома Васильевым и председателем горсовета Кашириным. 13. Вредительская правотроцкистская группа в органах Наркомзема и Наркомсовхозов. Венчал пирамиду так называемый «объединенный центр центров», в котором главная роль отводилась Рыкову и Бухарину.


   Пленум предоставил НКВД чрезвычайные полномочия, а Политбюро ЦК приняло постановление, официально разрешившее применение к арестованным пыток.    

   Наряду с другими лицами Пленум постановил исключить И.П. Румянцева из членов ЦК и передать его персональное дело в НКВД. 

   Там же, на Пленуме, из состава ЦК исключили 31 члена – намного больше, чем за все предшествующие годы борьбы с «уклонами» и оппозиционными группировками в партии.

   Политбюро ЦК ВКП (б) 16 июня 1937 года опросным порядком, оформив акцию Постановлением, освободило И.П. Румянцева от обязанностей первого секретаря Западного обкома партии «ввиду выявленных бывших связей (последнего)... с врагом народа Уборевичем». Командующий Белорусским военным округом, штаб которого располагался в городе Смоленске, а сам командующий имел квартиру в одном доме с Румянцевым, командарм Уборевич (Убаревич) был арестован еще 27 мая (по данным крематория Донского монастыря  29 мая) 1937 года на ж.д. станции Вязьма по пути в Москву.
   В Смоленске трагическая развязка наступила 18–20 июня 1937 года. На
II пленуме Западного обкома ВКП(б) секретарь ЦК ВКП(б) Л.М.Каганович выступил с сообщением «О бывшем секретаре Западного обкома», где рассказал, что решением ЦК ВКП(б) И.П.Румянцев освобожден от должности, дело передано в НКВД. В выступлении Кагановича отмечены «близкие связи Румянцева с врагом народа Уборевичем».

   Пленум Западного обкома «целиком и полностью» одобрил решение ЦК ВКП(б) и исключил Румянцева из партии, вывел из состава пленума обкома «как вредителя и врага народа». Румянцев и главные руководители области: А.Л Шильман, Г.Д. Ракитов признаны «правотроцкистскими вредителями, засевшими в руководстве области». II пленум Западного обкома партии продолжался с 18 по 20 июня 1937 года. На нем выступили 30 участников пленума. Никто из выступавших не сказал ни одного слова в защиту И.П. Румянцева. Все говорили о нем как о человеке, который ничего не сделал хорошего за все время работы в Западной области. Даже те, кто особенно часто встречался с ним, бывал дома, старались вести себя так, чтобы их не заподозрили в сочувствии к бывшему первому секретарю. Таких было немало: после смерти жены Иван Петрович жил один и многие сослуживцы бывали у него вечерами и в выходные дни. Главные характеристики, звучавшие в выступлениях, - «враги партии и народа», «разложение», «политическая беспечность», «слепое доверие руководству обкома».

   После непродолжительного следствия - 30 октября 1937 года И.П. Румянцева расстреляли. На многие годы данное имя оказалось забытым и нигде не упоминалось.

   Каковы реальные или мнимые преступления Ивана Петровича Румянцева, за малоизученностью темы оценить трудно. Подобно многим секретарям других обкомов, павшим жертвой Великой чистки, Румянцев являлся стандартным образцом партийного работника той эпохи. Но он слишком долго занимал самую ответственную в области должность и сам стал чем-то вроде маленького Сталина в своей вотчине. Его близкие друзья прочно засели на руководящих постах, повсюду вывешивались его портреты и фотографии, в области имелись предприятия, носившие его имя и имя второго секретаря Шильмана.

   В потоке обвинений, посыпавшихся после ареста, ему вменялось в вину то, что бывший  первый секретарь правил «железной рукой» и что подчиненные даже не осмеливались возразить ему. На свет вышли пикантные стороны жизни партийцев. Припомнились истории кутежей и откровенных пьянок в обкомовской зоне отдыха в Вонлярово и в профсоюзном санатории в Гнездово, в которых Румянцев и его сослуживцы принимали участие. Рассказывали о царственных процессиях по деревням, во время которых, будто-бы, Румянцев разбрасывал копейки, в поисках которых барахтались в пыли дети и крестьяне.

   Вместе с тем в Западная область действительно имела проблемы и  Иван Румянцев, как руководитель области, должен был нести ответственность. Достижения как в промышленности, так и сельском хозяйстве оставляли желать лучшего. По словам Плюснина, бывшего председателя горсовета, имевшаяся в Смоленске жилплощадь сократилась до  3 кв.м на человека. Существенно ослабли силы партии на селе: многие колхозные парторганизации и кандидатские группы просто исчезли. Все это, по всей видимости, способствовало решению Центра ликвидировать Румянцевскую группу.
 

Румянцев Иван Петрович 

Фотография из материалов уголовного дела.

                                                                                      
   Иван Петрович во всем являлся человеком той социальной группы, к которой принадлежал по должности. Его поведение, стиль руководства определялись правилами и нормами, которые предъявлялись к представителям власти. Прежде всего, это сочетание жесткости и требовательности в выполнении установок центральных властных структур. 

   Следует напомнить, что в это же время были арестованы и затем 26 сентября 1937 года расстреляны А.Л. Шильман – второй секретарь Западного обкома ВКП(б); а 30 октября того же года расстрелян Г.Д. Ракитов – бывший председатель Запоблисполкома, на момент ареста председатель Курского облисполкома.

 

   «Революция пожирает своих детей» воскликнул стоя перед гильотиной, как утверждают историки, один из деятелей Великой французской революции Жорж Жак Дантон (1759— 1794) ставший одной из многих жертв, погибших от рук недавних соратников.

   В 1794 г. якобинцы издали ряд декретов, которые положили начало «великому террору», направленному против всех «врагов народа», против тех, кто так или иначе «содействовал врагам Франции», пытался «нарушить чистоту и силу революционных принципов» и т. д.

   Смысл выражения Дантона таков, что логика послереволюционных событий делает  неизбежной борьбу между самими революционерами, и, обычно, люди которых революция возносит на вершину государственной власти, гибнут первыми.

 

   На  каких  весах  можно  взвесить  добро  и  злодеяния,  если  они  совершались  в  одно  и  то  же   время? У  нас  всегда  так:  если  из конъюнктурных соображений  можно получить какие либо дивиденды, то найдутся писатели и историки превозносящие  или  хулящие человека,  который  уже  не  сможет  сам объясниться. Если дивиденды не предвидятся, то имя  лучше  замолчать, что  и сделали с И.П. Румянцевым. В  настоящее  время  имя Ивана Петровича забыто. Даже фотографии подходящей не найти. А ведь его фото не сходило с газетных страниц области. Все уничтожено. Враг народа.

 

   P.S.  Согласно данным  сборника  «Документы    Президиума    ЦК  КПСС»  Румянцев Иван Петрович    реабилитирован Комитетом партийного контроля при ЦК КПСС 22 марта 1956 года.

  По  другим  источникам:  «Москва, расстрельные списки - Донской крематорий» Румянцев Иван Петрович Приговорен: ВКВС СССР   29 октября 1937 г.,   обв.: участии  в  антисоветской  к.-р.  группе. Расстрелян 30 октября 1937 г. Место захоронения - Москва, Донское кладбище. Реабилитирован 17 марта 1956 г. Военной коллегией Верховного суда  СССР.

 

Румянцева Евдокия Александровна – жена. Умерла естественной смертью до ареста мужа.


Румянцева Нина Ивановна – дочь.

     Родилась в 1917 г., г. Рыбинск; русские; б/п; Ленинградский пединститут им. Герцена, студентка 2 курса.
Арестована 17 октября 1937 г. УНКВД Смоленской области
Приговорена: Особое совещание при НКВД СССР 9 января 1938 г., обв.:
 
58 - 12.
Приговор: 5 лет ИТЛ Реабилитирована 28 апреля 1989 г. Прокуратура Смоленской области.
Источник: Книга памяти Смоленской обл.

 

Источники использованные в работе.

 

1. Материалы Центра документации новейшей истории Смоленской области.

2. Материалы Смоленского партийного архива. Микрокопии.

3. Н. Пикалова,  зав. отделом использования и информатизации Государственного архива новейшей истории Смоленской области. «Иван Петрович Румянцев». Журнал «Смоленск» № 9(89).

4. Сборник. Сталинизм в Российской провинции. Смоленские архивные документы. 1999.

5. Шейла Фицпатрик «Сталинские крестьяне». Пер. с английского - М.: РОССПЭН. – 2001

6. Merle Fainsod «Smolensk under Soviet Rule». Harvard  University  Press. Cambridge, Massachusetts 1958.   Library of Congress CatalogNumber 58-10407. Printed in the USA.

7. Материалы газеты «Рабочий путь» за 1937 год.

8. Трагедия   Советской   деревни.   Сборник   документов.  Под  редакцией А. Береловича,   В. Данилова. Том 4 . РОССПЭН. 2002г.

9. Евгений Кодин. Репрессированная Российская провинция. Смоленщина 1917 – 1953г.г. РОССПЭН. Москва. 2011г.

10. Сборник «Документы  Президиума  ЦК КПСС и другие материалы. Март 1953 – февраль 1956г.г.».Составители А. Артизов и др. Москва. 2000г.

11. Вадим Роговин. 1937 год. Москва. 1996г.

12. Вадим Роговин. Партия расстрелянных. 1997г.

13. В. Лебедев. М.Н. Тухачевский и военно-фашистский заговор. Военно-Исторический архив. Выпуск 1. Издательский дом «ГРААЛЬ» Москва. 1997г.
14. Архив А. Яковлева. http://www.alexanderyakovlev.org/
15. Н. Петров, М. Янсен. «Сталинский питомец» - Николай Ежов. М.: РОССПЭН, 2008.