Шла война... Советские подростки – диверсанты германских спецслужб.

   В Смоленской областной газете «Рабочий путь» от 18 ноября 2011 года помещена публикация "Антисволочи": школа малолетних разведчиков фашистского абвера находилась под Смоленском?».

   В заметке затронута непростая тема: об участии подростков, оказавшихся на оккупированных территориях СССР, в диверсионной работе германских спецслужб.    

   Тяжело писать о трагедии поколений наших отцов и дедов проживших ХХ век на территории бывшей Российской империи, а затем СССР и Российской Федерации, но вдвойне тяжелее касаться судеб детей и подростков переживших Великую Отечественную войну 1941 - 45 г.г..

   Одна часть этой категории населения пережила лихие годы вместе с родителями, пусть и испытывая тяготы и лишения военного времени.

    Другая, как например, Герой Советского Союза Володя Куриленко, участвовала в борьбе с гитлеризмом на стороне советской власти в партизанских отрядах и рядах Красной Армии. Не все, конечно, стали Героями официально, но были героями по сути. Хотя, по большому счету, использование детей в партизанской войне слишком циничная вещь. Ошибки и преступления взрослых дядей, дети не должны исправлять.

   Третьи, различными путями попадали в немецкие концлагеря и не все возвращались оттуда живыми.

   Четвертых, судьба поставила перед страшным выбором: остаться в живых или же сотрудничать с врагом.

   Что можно требовать от 8 - 14 или даже 16-и летнего подростка? Идейной убежденности? Чувства патриотизма? Полной ответственности за свои поступки? Можно конечно, но часто вопрос стоял так: умереть или сотрудничать с врагом. И потом, как деревенскому еще не имеющего минимального жизненного опыта, почти неграмотному ребенку распознать, что перед ним враг, который пришел на эту землю, чтобы сделать его рабом?  И пусть у многих репрессированы родители, но и здесь на вопрос: почему они пошли на сотрудничество с гитлеровцами - ответить исчерпывающе нельзя.

   В первые месяцы войны командиры Красной Армии - убежденные и высокоидейные, по крайней мере внешне, коммунисты, начиная от младших до высоких рангов, оказавшись в окружении часто спарывали с обмундирования знаки различия и сдавались в плен, с тем чтобы сохранить себе жизнь. Да и на всем протяжении войны вопрос коллаборационизма, как военных так и гражданского населения, стоял на повестке дня.

 Использовали ли  наши разведывательные органы советских детей в целях получения информации о характере, местонахождении объектов военного характера и диверсиях против гитлеровцев? Наши спецслужбы молчат об этом. Думаю – использовали. Детских домов в предвоенный период в СССР имелось большое количество. Учитывая отношение властей ко взрослому населению: репрессии, притеснения - какие могут быть основания сомневаться, что не у всех малолетних граждан было действительно счастливое детство. И что мешало сотрудникам НКВД внушать детям «врагов народа», что они могут искупить вину своих родителей, если перейдут за линию фронта, добудут там необходимую информацию или же совершат диверсионный акт? Ничего не мешало. В борьбе все средства хороши. О морали здесь лучше помолчать. Но делать вид, что ничего подобного не было, тоже нельзя.

   Однако данная заметка не об использовании детей и подростков нашими спецслужбами, а как раз наоборот.

   Уже в сентябре 1941 года органами НКВД в местах расположения частей Красной Армии и аэродромов были задержаны первые немецкие агенты из числа советских подростков.

   В начальный период войны подростки направлялись в тыл Красной армии, как правило, за вознаграждение в виде продуктов питания (шоколад, печенье, колбаса и т.д.), одежды и без особой подготовки. Спустя два месяца органы абвера начали организовывать специальные школы и курсы для обучения в них разведывательной работе.

    К началу 1942 года существовала целая сеть разведывательных школ, в которые гитлеровцы набирали детей и подростков в возрасте от 8 до 14 лет, главным образом из семей репрессированных советской властью родителей, из уголовно-хулиганского элемента и беспризорных. Одна из таких школ находилась под Смоленском. В газетной публикации «Рабочего пути» как раз и рассказывается о подготовке немецких агентов. Повторять ее содержание не имеет смысла, желающие могут прочитать статью самостоятельно.

   Согласно данным ФСБ, дети перевозились в Германию где в спецшколе в течение 7-15 дней  обучались приемам незаметного проникновения в расположения частей Красной Армии, выяснению количества и родов войск, названий и нумерации частей, фамилий командиров, расположении артиллерии, танков, складов с боеприпасами и оружием. Здесь же они получали навыки чтения топографических карт, усваивали способы запоминания воинских званий комсостава РККА и учились вести агентурную работу. Обучались также простым приемам владения оружием, снаряжением.

   Под видом потерявших родителей, подростки без каких либо документов, шли на выполнение разведывательных и диверсионных заданий, снабжались взрывчаткой внешним видом напоминающим каменный уголь, какие либо иные предметы. По заданию немцев взрывчатку они должны были подбрасывать на угольные склады использовавшиеся в качестве хранилищ топлива для паровозов.  По всей видимости диапазон их действий в тылу Красной Армии был весьма обширным.  

   В распоряжении автора данных строк оказались документы, которыми поделились с общественностью сотрудники центрального архива ФСБ (по всей видимости фамилии указанных в сводках детей и подростков изменены. прим. авт.).

 

                                                                                               №1

                                              Спецсообщение УНКВД по Смоленской области в Особый отдел

                                               НКВД Западного фронта об использовании немецкой разведкой

                                                                               детей и подростков.

                     №3044/2                                                                                                                           4 сентября 1941г.

 

   За последнее время германская разведка на Западном фронте практикует переброску через линию фронта детей и подростков с заданиями по разведке расположения наших аэродромов и частей Красной Армии, а также для подачи световой сигнализации в местах скопления войск Красной Армии и артиллерийских батарей.

   Управлением НКВД по Смоленской области на линии фронта в районе Ярцево задержан одиннадцатилетний мальчик по фамилии Петров Иван, происходящий из деревни Батыево Ярцевского района, где он проживал совместно с дедом.

   Допросом Петрова установлено, что он совместно со своим товарищем, односельчанином Абраменковым Михаилом, 15 лет, 16 августа с.г. в лесу были задержаны немецким офицером, который выяснив их местожительство, предложил сходить за линию фронта и выяснить расположение частей Красной Армии обещая по возвращении выдать им вознаграждение: Петрову – 2 000 рублей, а Абраменкову – 5 000 рублей, причем тогда же Петрову подарил ботинки и чулки, а Абраменкову рубашку.

   Получив согласие ребят следовать в располажение частей Красной Армии, немецкий офицер выдал им ракетницу и пять ракет для подачи световых сигналов в ночное время о местонахождении войск Красной Армии.

   Перейдя линию фронта, Петров и Абраменков 17 и 18 августа беспрепятственно курсировали в расположении частей Красной Армии, выпуская имеющиеся у них сигнальные ракеты.

   Характерно, что на бродивших по линии фронта Петрова и Абраменкова никто внимания не обращал. При отдельных расспросах патрулировавших красноармейцев Петров и Абраменков объяснили, что они местные жители, и их без проверки отпускали.

   Собрав нужные сведения, 19 августа с.г. Петров и Абраменков направились в расположение частей немецкой армии, по дороге Петров был задержан, а Абраменкову удалось скрыться. Меры к его розыску и задержанию приняты.

   3 сентября в районе города Вязьмы нами задержан 13-летний Шалманов Николай, проживавший в Смоленске.

   По показаниям Шалманова, проживавшего в Смоленске, он совместно со своим сверстником Соловьевым Леонидом, Плисовым Николаем и, Ивановым Николаем немцами 4 раза посылался в разведку в расположения частей Красной Армии, за что немцы кормили их и поили вином.

  Задачей этим малолетним преступникам немцы ставили выявление месторасположения частей Красной Армии и аэродромов.

   Как показывает Шалманов, кроме него, Плисова, 13 лет, Иванова, 13 лет, и Соловьева, 18 лет, немцы посылали также из Смоленска Козюльского Виктора, 13 лет, его брата Козюльского Леонида, 16 лет, Иванова Евгения (брата Николая), 15 лет, и других ребятишек по имени Владимир, Виктор и Алексей.

    Все они ходили в расположение частей Красной Армии и приносили немцам требуемые разведывательные сведения.

  Задержанный Шалманов Николай одинок, отец находится в рядах Красной Армии, а нерадивая мать его бросила. Из Смоленска в Вязьму он попал, направляясь искать себе приюта.

   Задержанный Сафоновским РО УНКВД 26 августа с.г. 18-летний Макуров Георгий из деревни Присельце Ярцевского района показал, что назначенный немцами старшина села Приселье Лиличкин Александр 10 августа с.г. вызвал к себе его, Макурова, вместе со сверстником Фроленковым Павлом, предложил идти к немцам и выполнить их поручение. Встретившие ребят немцы поручили им разведать, есть ли на р. Вопь переправа и имеются ли там красноармейцы, причем при попытке ребят отказаться немецкие офицеры угрожали расстрелом. Под угрозой расправы Макуров и Фроленков ходили в разведку, но по возвращении якобы обманули немцев, заявив, что переправы и красноармейцев на реке Вопь не видели.

   Макурову и Фроленкову немцы давали табак. Из приведенных фактов усматривается, что немецкая разведка путем подкупа, спаивания и принуждения широко использует в борьбе с Красной Армией малолетних детей и подростков, в связи с чем Управлением НКВД по Смоленской области приняты меры по фронтовым районам к задержанию и тщательной проверке всех проходящих детей и подростков.

 

                                                       Начальник Управления НКВД по Смоленской области

                                                                            майор госбезопасности  Клепов.

 

                                                             Начальник КРО УНКВД по Смоленской области

                                                               Старший лейтенант госбезопасности  Андреев.

 

Архив УФСБ по Омской области??? Ф.40, оп.10, д.111, л.д.15-17.

                            Подлинник. Машинопись.

 

   Из следующего документа видно, что работа по вербовке детей, подростков в ряды диверсантов и разведчиков продолжалась до последних дней оккупации Смоленской области.

 

                                                                                                   №4

 

                              Ориентировка  ГУКР  «Смерш»  НКО  СССР  о работе против немецкой агентуры из  

                                                                                          подростков.

                            №51179                                                                                                       20 сентября 1943 года.

 

   По показаниям арестованных органами «Смерш» подростков-диверсантов установлено, что 25 июня 1943 года по приказу немецкого командования все лица мужского пола в возрасте 14-16 лет, проживавшие на территории Козинской волости Смоленской области, должны были явиться в волостное управление на регистрацию.

   Подростки, явившиеся на регистрацию, были направлены немцами в лагерь, расположенный в 4-х километрах от Смоленска, в здании бывшей МТС, где подготавливались кадры для так называемой Русской освободительной армии (РОА).

   14 июля с.г. из этого лагеря немецкой разведкой были отбраны 30 подростков в возрасте от 14 до 16 лет и под видом экскурсантов отправлены в местечко Вальдек близ г. Кассель (Германия).

   По прибытии в Вальдек у подростков были отобраны подписки, обязывающие их вести борьбу против коммунистов, комиссаров и политруков.

   В течение месяца они обучались на специальных курсах германской разведки, где проходили топографию, строевую подготовку и парашютное дело.

   25 августа с.г. после окончания обучения на курсах все подростки были доставлены в г. Орша БССР, где им объявили, что они будут переброшены на сторону Красной Армии для выполнения диверсионных заданий.

   Подростки были проинструктированы о том, что после приземления на советской стороне они должны выйти в районы железнодорожных станций, разыскать склады, снабжающие паровозы топливом, и подбросить в штабеля с углем куски взрывчатки.

   Для выполнения указанного задания каждому подростку немцы выдали по 2 – 3 куска взрывчатки весом по 500 г. в форме и цвету похожие на куски каменного угля.

   Изъятая у арестованных взрывчатка была подвергнута экспертизе, которая установила: кусок взрывчатки представляет собой неправильной формы массу черного цвета, напоминающую каменный уголь, довольно прочную и состоящую из сцементированного порошка. Эта оболочка нанесена на сетку из шпагата и медной проволоки. Внутри оболочки находится тестообразная масса, в которой помещено спресованное вещество белого цвета, напоминающее форму цилиндра, обернутое в красно-желтую пергаментную бумагу. К одному из кусков этого вещества прикреплены капсюль-детонатор. В капсюле-детонаторе зажат отрезок бикфордова шнура с концом, выходящим в черную массу. Тестообразное вещество представляет собой желатиновое взрывчатое вещество, состоящее из 64% гексогена, 28% тротилового масла и 8% пироксилина.

   Таким образом, экспертизой установлено, что это взрывчатое вещество относится к классу мощных ВВ, известных под названием гексанит, являющихся диверсионным оружием, действующим в различного рода топках.

   После выполнения задания подростки обязаны были возвратиться к немцам, собрав в пути следования к линии фронта сведения о перевозках войск и грузов.

   Диверсанты были одеты в различную поношенную одежду гражданского и военного образца, каждому из них было выдано по 400 – 600 рублей, советские газеты и пропуска для обратного прохода через линию фронта к немцам.

   Пропуска эти были отпечатаны на узкой полоске тонкой бумаги, завернутой в резину и зашитой в складки одежды.

   На пропуске на немецком языке был написан следующий текст: «Особое задание, немедленно доставить в I Ц».

  Подростки-диверсанты были проинструктированы немцами, что в случае их задержания на нашей стороне они, как не имеющие никаких документов, должны обьяснить, что являются эвакуированными или беспризорными.

  29 и 31 августа с.г. диверсанты в количестве 29 человек 3 группами с аэродрома в г. Орша вылетели в нашу сторону на самолетах и были сброшены на парашютах в районах г.г. Ржев, Гжатск, Сычевка, а также в районах Ткльской, южной части Московской, Воронежской и Курской областей.

 Ориентируя об изложенном и учитывая, что германская разведка в дальнейшем может использовать подростков для выполнения в нашем тылу аналогичных заданий по диверсии, предлагаю:

  1. При появлении в районах железных дорог и населенных пунктов подростков вызывающих подозрение, тщательно обыскивать их в целях обнаружения взрывчатки, пропусков, выданных немецкой разведкой, путем допроса выяснить причины и цели появления их в данном пункте для выявления среди них немецких диверсантов.

   2. Проинструктировать сотрудников оперативно-розыскных групп и агентуру, а также ориентировать командование частей Красной Армии, контрольно-пропускных пунктов и постов службы ВНОС о возможных забросках немецкой разведки на нашу сторону подростков с диверсионными заданиями, для усиления их розыска.

   3. При задержании подростков-диверсантов и получении от них заявлений о том, что полученные от немцев взрывчатые вещества ими спрятаны, или выброшены, немедленно принимать меры к розыску последних, привлекая для этой цели в необходимых случаях самих диверсантов.  

   4. О всех случаях задержания подростков-диверсантов немедленно сообщать в Главное управление «Смерш».

 

                                                                             Начальник Главного управления

                                                                          контрразведки «Смерш»    Абакумов

 

ЦА ФСБ РФ ф.6, оп.2, д.16, л.д. 105 – 108.

   Подлинник.   Машинопись.  Журнал "Исторический архив" №2 2005г.

 

    Документ №279

 

Спецсообщение Л.П. Берии И.В. Сталину, В.М. Молотову, Г.М. Маленкову о задержании немецких парашютистов-          диверсантов из числа подростков

27.09.1944

№ 1030/б

Совершенно секретно

ГОКО — товарищу СТАЛИНУ И.В.

СНК СССР — товарищу МОЛОТОВУ В.М.

ЦК ВКП(б) — товарищу МАЛЕНКОВУ Г.М.

С 25 августа по 4 сентября с.г. в районы Минска, Борисова, Орши, Барановичи и Невеля и на территорию Смоленской области были выброшены группы немецких парашютистов-диверсантов, состоявшие из подростков в возрасте от 8 до 15 лет.

Из числа выброшенных задержано 22 человека.

По показаниям задержанных, в 1943 году в гор. Конино (Польша) и в гор. Гамбурге немцы организовали диверсионные школы для подростков, взятых из детских домов гг. Орша, Минска, Ярцево и Орел.

В школе преподавались топография, подрывное дело и тактика перехода через линию фронта.

После окончания школы подростки были выброшены в наш тыл с задачей взрыва паровозов.

У задержанных изъяты брикеты взрывчатки, имеющие форму и цвет каменного угля, выданные им для подбрасывания в тендеры.

Розыск остальных парашютистов продолжается.

 

                                                    Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л. БЕРИЯ

 

ГА РФ. Ф. 9401 сч. Оп. 2. Д. 66. Л. 352. Копия. Машинопись. (Из архива А. Яковлева)

 


Офицеры СД «обрабатывают» будущего малолетнего диверсанта.


    Остается только выяснить: по какой причине ФСБ допустило утечку засекреченной информации?

  Предположение такое: публикация документов явилась своеобразным опровержением обвинений в адрес служб НКВД которые, согласно сюжету фильма Александра Атанесяна «Сволочи», снимавшемуся тогда и показанному в 2006 году, готовили из советских подростков диверсантов и забрасывали их в немецкие тылы. До 2005 года автор повести дал несколько десятков интервью различным русскоязычным изданиям, где  однозначно подтверждал  реальность  событий, положенных позднее в основу сценария фильма «Сволочи».

  Однако, спецслужбы возмутились очернением их прошлого и неоднократно опровергали описанные в книге события. Такого, по их мнению, не могло быть. По версии ФСБ диверсанты-малолетки действительно были, но только засылали их германские спецслужбы.

   Все же, несмотря на мощную пропагандистскую завесу, за случаем с касплянским комсомольцем-партизаном Володей Куриленко  например, погибшем от рук гитлеровцев при выполнении диверсионной задачи, разве не выглядывают уши спецслужб, пусть он и не обучался в спецшколе НКВД? Разве это не использование детей в смертельно опасных игрищах взрослых?  Интересно, отправляли ли они своих детей на подобные задания? 

   Если кто читал интернет-версию работы Шумилина "Ванька-ротный", то  видимо помнит, как автор рассказывал о случае задержания двух русских подростков перешедших  линию фронта в нашу сторону. Затем те же подростки, после пребывания в штабе части, проследовали опять через линию фронта в противоположную сторону. Не могло ли быть так, что рыцари плаща и кинжала с нашей стороны, раскусив игру гитлеровцев с подростками направившими их к нам с разведывательными целями, отправили их обратно снабдив  ложной информацией? Думается, их должны были отправить в детский дом при любых обстоятельствах, в противном случае использование советской властью детей в качестве подтирочного материала - верх цинизма и позора.  Если немцы разгадали замысел армейской контрразведки, то участь детей оказалась плачевной. Во всяком случае, на данном участке фронта их больше никто не видел. 

   Увы, скорее всего, всей правды о прошедшей войне мы не узнаем никогда.  

 

   P.S. Согласно сноскам к публикации материала в журнале «Исторический архив» за 2005 год, в г. Смоленске в декабре 1941 года абверкомандой 203 организована диверсионная школа, имевшая условное наименование «Лагерь МТС» (полевая почта №09358 С). Первое время школа размещалась в черте города, по ул Дзержинского. В мае 1942 года переведена в помещение бывшей машинно-тракторной станции (4км. от г. Смоленска). Начальником школы являлся зондерфюрер Обухов, он же Китлер, он же Шульц Сергей Иванович. Преподавательский и инструкторский состав состоял из 60 человек, больше половины из которых – бывшие офицеры Красной Армии. Школа готовила агентов для диверсий и организации повстанческого движения в тылах фронтов, а также с целью проведения карательных акций против партизан. В июле 1942 года организован филиал школы в Красном Бору г. Смоленска, функционировавший до октября 1942 года. Агентура для обучения в школе подбиралась из среды военнопленных Смоленского, Оршанского, Рославльского, других концлагерей, кроме того кандидатов подыскивали из местных жителей области.

   Первое время личный состав школы состоял из трех взводов по 20 – 25 человек в каждом. В декабре 1942 года произошла реорганизация. Теперь боевыми единицами стали роты до 100 человек в каждой. Срок обучения агентов-диверсантов составлял от нескольких дней до 2-х месяцев. В процессе обучения агенты получали необходимые знания для совершения диверсионно-террористических акций. После прохождения курса обучения диверсантов забрасывали в тылы Западного и позже Белорусского и Прибалтийских фронтов Красной Армии.

 

   Что касается подростков, то из Смоленска их вывозили в район города Кассель в местечке Гемфурт (Германия). Школа именовалась «Особая команда Гемфурт». Здесь обучались подростки обоего пола в возрасте от 13 до 17 лет. Обучение продолжалось 1 – 2 месяца, в некоторых случаях до полугода и более. Переброска окончивших школу агентов осуществлялась с Минского и Смоленского аэродромов.

   В феврале 1944 года школу перевели в замок Бишофсфельден (6км. от г. Конин), после чего, в августе 1944 года в г. Жгув. Ввиду стремительного наступления войск Красной Армии часть преподавательского состава и обучавшихся захвачена советскими войсками. В начале 1945 года остатки школы эвакуировали в г. Лункльвальд где личный состав объединили с зондерлагерем  «Абвер – 2».