Проекты‎ > ‎Арахау‎ > ‎

Учебник языка Арахау

И.В. Карасев 
ОТ АВТОРА
«Ибо кто говорит на незнакомом языке, тот говорит не людям, а Богу; потому что никто не понимает его, он тайны говорит духом».
(1Коринф, 14:2)

Первый в современном понимании искусственный язык, о котором есть достоверные сведения, назывался Lingua Ignota (неизвестный язык). Он был создан в XII в. немецкой монахиней и мистиком Хильдегардой Бингенской. Все, что осталось от ее языка, – короткий отрывок текста и словарь из 1012 слов, перечисленных в иерархическом порядке, от важнейшего – Aigonz (Бог) до самого, по ее мнению, незначительного – Cauiz (сверчок).

После Lingua Ignota было изобретено более 900 языков. Известны проекты философских языков Ф. Бэкона, Р. Декарта и Г. Лейбница. Епископ и эрудит XVII в. Дж. Уилкинс в своем трактате 1668 года «Опыт о подлинной символике и философском языке» создал обширное «классификационное древо» (систематический каталог), где упорядочены все идеи, вещи и действия во Вселенной. Каждая ветвь этого древа соответствовала букве или слогу, а собрать слово можно было, просто следуя по набору раздваивающихся веток, пока не доберетесь до некоего отдаленного сучка или листа, означающего ту мысль, которую вы хотели выразить. Например, в системе Уилкинса de означает стихию, deb – ‘огонь’, deba – ‘пламя’.

В 1908 году американский священник Э. П. Фостер создал таксономический язык Ro. Например, bofoc – красный, bofod – оранжевый, bofof – желтый, а bofo – цвет. Словарь языка составляет ок. 16000 слов. Главный недостаток системы состоит в том, что в нем очень трудно на слух отличить одно слово от другого.

В 1950-м уроженец Вены Дж. Уэйлгарт создает философский язык aUI, в котором каждая буква передает определенный смысл. Например, kU – Бог (высший дух), yrkU – Сатана (не положительный высший дух), waubos – собака (влияние пространство человек вместе живой предмет). К другим интересным проектам можно отнести олигосинтетические конланги, строящиеся на принципах, отличных от эсперантоидных, – Sonna, Ygyde, Kali-sise, Puna, Vuyamu.

Сегодня спрос на создание экзотических лингвопроектов, на которых говорили бы обитатели вымышленных миров, диктует зарубежный кинематограф. Специально для канадского сериала «Игра Престолов», вышедшего на экраны в 2011 году, дотракийский язык разработал Д. Дж. Питерсон из Language Creation Society. В 2009 году для фильма «Аватар» американский лингвист П. Фроммер создал язык на’ви. Эльфийская речь квенья и «язык зла» – черное наречье – звучали в знаменитой кинотрилогии «Властелин колец». Первым же проектом, когда создание языка превратилось в проект, способный приносить деньги, стал сериал «Звездный путь» (1979 год). Именно для него был сочинен Марком Окрандом клингон, который стал самым успешным за все время в коммерческом плане изобретенным языком.

Все эти лингвопроекты в отличие от искусственных языков XIX в. (эсперанто, волапюк и т.д.) создавались не на индоевропейской основе. Клингон подражал индейским (америндским) языкам, квенья – финскому, на’ви – аустрическим.

Эти тенденции, правда, в этнологии, подмечал К. Леви-Строс в своей работе «Три гуманизма». Первый гуманизм возник в эпоху Возрождения с переосмыслением греко-римской античности, второй – в XVIII – XIX вв. с прогрессом географических открытий. Тогда в картину мира начинают вписываться Индия и Китай. «Проявляя интерес к последним из находящихся в упадке цивилизаций, к так называемым примитивным обществам, этнология выступает как третий этап в развитии гуманизма», – писал Леви-Строс.

Язык Арахау[1] следует этому тренду. Как мы увидим, его структура подпитывается наиболее архаичными (первобытными) моделями – активным строем и полисинтетизмом, а также системой счета, основанной на частях тела. В этом смысле «проект Арахау» – это опыт создания языковой модели, наиболее приближенной к изначальной, когда все ныне существующие смыслы только начали выкристаллизовываться из неких протоэлементов.

В свое время философ К. Аксаков размышлял, что если человек сумеет постичь тайну сочетания мысли со звуком в слове, то «все языки, даже и неизвестные ему, вдруг станут ему ясны и понятны, и по звукам слов он будет узнавать их значение...».

Архаичность языковых моделей не стоит понимать, как недоразвитость. Леви-Строс подчеркивал, что «прогресс человечества не может быть уподоблен однонаправленному подъему по лестнице: он происходит по разным направлениям, несоизмеримым с одним лишь ростом технических достижений».

Второй, более важный стимул создания Арахау – гипотеза Скороговора (Speedtalk)[2], изложенная в 1949 году писателем-фантастом Р. Хайнлайном в повести «Залив». Действительно, если существуют методы скорописи (стенографии) и скорочтения, то почему не разработать принципы «скороговора» и «скоромыслия»?

Герой повести Хайнлайна попадает в некую тайную организацию, где придумали, как на порядок увеличить скорость своего мышления. Сделано это за счет искусственного языка Speedtalk, на котором даже самое длинное предложение умещается в одно слово. Люди, научившиеся этому тайному языку, считали себя следующей ступенью эволюции человека – homo novus.

Сам скороговор в повести хоть и приводится, но примеры не поясняются. Со временем конструирование такой идеальной модели сверхъязыка может сравниться разве что с поисками «философского камня» у алхимиков или с созданием вечного двигателя у разного рода изобретателей.

Одну из моделей такого скороговора предложил в 2004 году американский лингвист Дж. Кихада. В созданном им языке ифкуиль (Ithkuil) компактность мысли достигалась за счет огромного числа экзотических звуков (от 40 до 80 в разных версиях), а также обилия грамматических правил (96 падежей, 259 производных форм глагола и т.д.).

Пример такой конструкции на языке ифкуиль: «Ко времени его смерти клоуны захватывали власть» – Auta’ïnssiuq ugžžu’yel y̌eŗŗ́ oïlêz

TRM-жизнь-ma/GEN-PRL AGG-ASO-клоун-IND PRL-CPT-Deriv8-RSL (PST)-ICP-COA-править

Здесь: tan – жизнь, быть живым; kšûl – клоун; lêz – управлять, править.

[TRM – завершающее распространение; GEN – родительный падеж; PRL – срочный падеж; AGG – различная конфигурация; ASO – сплоченное соотношение; IND – самопобудительное взаимодействие; CPT – конечное исполнение (версия); Deriv8 – 8-ое отклонение; RSL – итоговый формант; PST – успешное исполнение; ICP – появляющееся распространение; COA – совместное соотношение].

Задача «максимального сокращения речевого потока» в Арахау достигается не за счет непомерного роста количества базовых консонантов, как в ифкуиле, а однофонемностью основ. Алфавит Арахау состоит всего из 27 букв и не содержат экзотических звуков, которые трудно произносить европейцам. Центр смысловой нагрузки в Арахау перенесен на гласные звуки (они могут быть лабиальными и абруптивными), кроме того задействованы дифтонги и трифтонги. Грамматику Арахау можно изложить в виде дюжины простых правил.

Приведем пример, уже рассматривавшийся выше. Фраза «Ко времени его смерти клоуны захватывали власть» на Арахау будет звучать так: Bokëzaahoílsordcusborogafs.

BO-k.ë.z.aa-h-oíls-ord-C-us-bor.o-g-af-s

k.ë.z.a – клоун (букв. ‘тот, кто веселит’). Слово образовано из форманта k- ‘тот, кто’, усеченного глагола ë(s) ‘радовать’, ‘веселить’, -z- показателя логического словообразования, а – класс человека. Këzaa – клоуны;

oils – брать; oíls – глагол ‘брать’ в ирреальном времени (í  произносится с гортанным приступом), означающем неопределенность, неуверенность (событие может начаться в прошлом и не закончится в будущем);

ord – власть. Слово образовано от форманта rd ‘правая рука’;

us-bor.o-g-af-s – быть-время.Морфемный шов-Формант принадлежности-смерть- твоя;

Разделительный союз BO (‘когда’), по правилам Арахау, вынесен в самое начало, а то место, где он должен стоять, заменяется связанным с ним союзом С (‘и’).

Необходимо отметить, что ифкуиль – сверхлогицизированный язык. Равно как и логлан, созданный в 1955 году социологом и писателем-фантастом Дж.К. Брауном. В логлане эмоции (радость, разочарование и т.д.), а также пунктуация передаются специальными формантами. Например, в ифкуиле уточнить мысль говорящего помогают 1800 суффиксов с четко выраженными значениями, которые помогают устранить любую возможность двусмысленности.

Концепция сверхлогоцизации языка, воплотившаяся в ифкуиле и логлане, сегодня поддерживается далеко не всеми исследователями. Так, Дж. Лакофф в соавторстве с М. Джонсоном в 1980 году выпустили книгу «Метафоры, которыми мы живем». В ней утверждается, что наше мышление структурировано концептуальными системами, которые по природе своей в основном метафоричны: жизнь – это путешествие, время – деньги, спор – война. «Метафора не в слове, она в мысли, – считает Лакофф. – И ее нельзя отогнать усилием воли при помощи грамматики».

Подтверждением сказанному можно считать язык токипона, который стал одним из наиболее успешных конлангерских проектов последнего времени. Токипона возник на базе даосских принципов и был создан, чтобы проверить, насколько простым может быть язык. В нем всего 123 слова и 14 основных звуков. Благозвучие, простота, метафоричность и философская двусмысленность напоминают принципы японских хайку.

Почти у всех слов в токипоне есть множество значений: pona – хороший, добро, добрый, простой, чинить. Из-за этого, к примеру, предложение jan li pona можно перевести несколькими способами: ‘человек – хороший’, ‘человек – добрый’ или ‘человек чинит’. Часто прибегают к таким конструкциям – ‘учить’, ‘обучать’ будет pana e sona (букв. ‘давать знание’). ‘Стол’, в зависимости от контекста, может переводиться как supa sitelen (мебель для письма), supa moku (мебель для еды) или даже supa kiwen ike (мебель жесткая и плохая).

…Работа над созданием Арахау началась в 1995 году, когда были заложены основные принципы нового искусственного языка – агглютинация и морфологическая монофонемность, полисинтетизм, активный строй, фонемозначимый и этимологически прозрачный характер грамматики, ультракомпактность речевого потока. Примечательно, что за все это время базовые принципы не претерпели существенных изменений. Однако сама грамматика постепенно совершенствовалась и к 2007 году была дополнена и доработана. В том же году был составлен Арахау-русский словарь на 600 слов, который в настоящий момент насчитывает уже 1200-1500 слов.

Здесь надо заметить, что Арахау – олигосинтетический язык[3], т.е. из порядка ста корней складывается все многообразие лексики. Заимствования допускаются, но в основном в специфических текстах (новостная хроника, техническая документация, имена собственные).

Впервые грамматика языка Арахау появилась в интернете 26 августа 2006 года на специально созданном для этого сайте. Эта дата считается Днем рождения Арахау. В 2011 году Арахау впервые упомянут в СМИ – в «Новой газете Кубани» в футурологическом материале «За двумя зайцами». В том же году на фестивале «Ont GRIND'ų» в Лабарджяй (Литва) известный музыкант и эсперантист Глеб Мальцев исполнил 10-минутную композицию на языке Арахау «Yr» (Зло) под брендом «Piĉismo».

В 2013 году Арахау стал официальным (наряду с русским, украинским, английским, латинским, немецким и французским) в Независимом некоммерческом международном содружестве современных литераторов «Intentia» при управлении по делам молодежи администрации Краснодара. В этом же году появились передачи про Арахау на ТВ, на этом конланге заговорили дикторы новостных телеканалов.

Но самое главное – с 2009 года под редакцией кандидата исторических наук Игоря Васильева выходит литературный журнал «Asa» (Знание), где на Арахау переводятся произведения поэтов и прозаиков Кубани.

Автор выражает искреннюю благодарность всем, кто помогал проекту – И. Кротову и О. Бахареву (в своих произведениях они упомянули Арахау), барду К. Бельчанскому, литераторам А. Передерееву (первому редактору журнала «Asa»), И. Васильеву, А. Мамаенко, А. Мартусенко, А. Насонову, О. Весниной, А. Гусеву, М. Епатко, В. Мальчевскому, рок-музыканту Г. Мальцеву, художнику С. Дудко, журналистам Л. Решетняк, Е. Братчиковой, В. Трубниковой, П. Коротенко и О. Бондаренко.

Огромное спасибо председателю правления Краснодарского отделения Союза писателей России С. Макаровой и главному библиотекарю отдела культурно-досуговой деятельности Краснодарской Центральной городской библиотеки им. Н.А. Некрасова Н. Лободыревой за возможность собираться под их крышей на мероприятия Сообщества Арахау.

Особую признательность автор выражает создателю языка эльюнди А. Колегову, руководителю информагентства «Цумада» Г. Халилуллаеву, S. Ager (ресурс «Омниглот»), M. Olteanu (ресурс «Christus Rex»), C. Rinaldi (Le Almanac de Interlingua), а также коллективам Википедии, Викизнания, интернет-форумов «Лингвофорум» и «Эсперанто-новости».

Отклики, предложения и замечания можно присылать по адресу: rbardalzo@yandex.ru


[1] Название языка Арахау пишется здесь с большой буквы, чтобы выделить слово в тексте. Дисциплину, связанную с изучением этого языка рекомендовано называть арахауистикой (арахаулогией). Прилагательное от слова ‘Арахау’ – ‘Арахаусский’ (по аналогии: Палау – палауский язык).

[2] Speedtalk (спидток, быстрояз) – название вымышленного идеального языка, придуманное футурологом Р. Хайнлайном. Скороговор использует сложный синтаксис с минимальным словарем и обширным алфавитом, что позволяет целые предложения передавать одним словом.

[3] В олигосинтетических языках теоретически должно использоваться очень мало морфем (до нескольких сотен), которые, сочетаясь друг с другом, образуют весь словарный запас. Ранее делались попытки считать олигосинтетическими некоторые америндские языки (отомангские и ацтекский языки Мексики, некоторые алгонкинские языки Северной Америки, например, блэкфут). Однако веских доказательств приведено не было. Более того, согласно Ю. Кнорозову, олигосинтетизм не характерен для естественных языков, поскольку число корневых и служебных морфем для полноценного общения должно быть в пределах 1500.

 

«Bokasanrëksorrgarousadcesduodhad»
(Ahenaro)[1]

 

ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ (GOISOPL)

Хотелось ли вам когда-нибудь выучить иностранный язык? Причем точно также быстро, как осваиваешь чужую азбуку. Если да, то Арахау – то, что нужно. Это – язык-трансформер, язык-конструктор. Вот в русском языке есть короткие слова к, и, а, с... Правда сами по себе они ничего не обозначают и приобретают смысл, только если помещены с более длинными словами. Разве это справедливо? Есть, например предлог у, но нет э или ю. В Арахау каждая буква имеет определенное значение.

Цель «проекта Арахау» – стараться передавать максимальное число смыслов минимальным количеством звуков. Если существуют многочисленные варианты скорописания, то почему так мало приложено усилий к скороговорению?

Арахау, пожалуй, дальше всех искусственных языков отошел от евроцентризма и не похож на индоевропейские лингвистические системы.

Сложность Арахау только кажущаяся. Пройдет немного времени и “Lo! Saananrarraat”, что означает «Ничего! Скоро вы будете говорить также, как и мы».

 

Практическая ценность

▪ Ультракомпактность, сокращение в несколько раз речевого потока, что теоретически способно увеличить скорость мышления.

▪ Язык может рассматриваться, как мантическая система. Поскольку каждая буква в Арахау имеет конкретное значение, любое слово может получить свою интерпретацию. (См. Интерпретация тайны имен человека в Приложении).

▪ Представляет интерес применить опыт Арахау в проверки таких лингвистических теорий, как моногенез и порождение слов из небольшого числа базовых звуковых комплексов.

▪ Арахау аккумулирует наиболее архаичные приемы порождения слов и предложений, известные в лингвистике.

▪ Арахау можно задействовать как косвенный инструмент в дешифровке древних не-индоевропейских языков Средиземноморья, ключ к которым, казалось бы, потерян навсегда. (См. Фиктивное родство языков в Приложении).

▪ Использование приемов вторичной этимологизации незнакомых слов.

 

Экзотичность

▪ Эпические прономены – специфические местоимения, основанные на именных классах (ta «я, человек», tüf «я, высохшая река»).

▪ Мерос – протородовая категория, различающая левую и правую стороны (ard «правая рука», arf «левая рука»). На меросе основана система числительных.

Возможно, из этой архаичной категории развилось бинарное родовое деление существительных. Мерос присутствует в Арахау как криптотип и грамматически не выделяется. Меротичекая парадигма, очень важная для построения числительных, в настоящий момент выглядит не совсем полной: парные имена есть только для небольшого числа частей тела (рука, пальцы, нога). Таковы ard – ‘правая рука’, ‘руководить’, ‘править’, ‘право’ и arf – ‘левая рука’, ‘ложь’, ‘обманывать’, ‘писать’; ark – правая нога, идти, *rza – в первоначальном варианте ‘левая нога’, ‘вилять’, ‘плутать’ (теперь означает ‘туловище’), arg – ‘правый палец’, ‘указывать’ arh – ‘левый палец’, ‘считать’, ‘читать’.

Интересно, что в чеченском языке по похожей ритмической схеме строятся части человеческого тела и некоторые ориентационные понятия: аьрру - аьтту ‘левый – правый’, мIара - мара ‘ноготь – нос’, ког - куьг ‘нога – рука’, лерг - церг - бIаьрг ‘ухо - зуб – глаз’, корта - ворта ‘голова - часть шеи ниже затылка’, а также урс - турс ‘нож – щит’, суьйре - Iуйре – ‘вечер – утро’, наж - Iаж ‘дуб – яблоко’. Похожая ритмика присутствует и в названиях светил: у абхазов Амра - Амза, у лакцев Барг - Барз (Солнце - Луна).

▪ Центрофикс вида Co...c... (первый элемент – союзный формант, а второй – союз ‘и’): Nosact «Не ты, а я». Роль союзов выполняют вторичные префиксы в сочетании с инфиксом.

▪ Двуличная система местоимений. Возможность образовывать 3-е лицо глагола нулевыми аффиксами (us – «он есть у него»).

▪ Словообразовательные падежи: a «человек», ad «ребенок», az «господин», af «мертвец»...

▪ Важная роль местоимений маркировать границы слова (местоимение лица производящего действие ставится в начале, а местоимения в страдательных значениях – в конце). Рамовая конструкция предложений.

▪ Разросшаяся категория именных классов.

▪ 22-ричная система счета.

▪ Гиперсинтетизм.

▪ Использование квалитатива (грамматическая категории добра и зла) и связанный с ним респектив и инвектив (tё – «ты, уважаевый», ty – «ты, ничтожество».

▪ Фонемозначный характер языка, когда каждая буква несет семантическую нагрузку, из-за чего структура слов этимологически прозрачна.

▪ Приоритет гласных над согласными (базовые корни монофонемны и состоят из одной гласной, а консонанты служат уточняющими маркерами).

▪ Частый случай зеркальности аффиксов (taa...aat – «мы...их») и палиндромичность имени (afrfa «глаза глядят», arkra «ходьмя ходить», latrtal «слыхом не слыхивать»; ese «дело делать»).

▪ Позиционная инвариантность локативных формантов и соматических градиентов (-pa/ap «в человеке»). Значение аффиксов меняется от позиции в слове (ka «тот, кто человек», -ka/ak- «над человеком», ak «человек себе».

▪ Активный строй языка. Различение, как в большинстве активных языков, органичной и неорганичной (стативной и динамической) принадлежности (faga «дом человека, не обязательно ему принадлежащий», fara «дом для человека, который всегда ему принадлежал».

▪ Морфологический и фонологический синкретизм. Даже глагол может выступать в роли существительного и наоборот (tas «я думаю о тебе», gastas «дума о тебе»). Почти у каждого гласного есть эллиптические формы, состоящие из одного консонанта (sut/sust «ты живешь у меня», tálk/tálsk «я убью себя»).

 

Источники

Аналогии с естественными языками

▪ Абхазский язык. Не имеет номинатива и эргатива при общем эргативном характере в организации предложения. Эргативным, номинативным, дативным и поссесивным конструкциям соответствует варьирование классно-личных префиксальных морфем в структуре глагола, выступающего в качестве целого предложения. Строго фиксирован порядок слов в предложении. Сохраняется грамматическая категория «человек – не-человек». Ущербное развитие категории падежа компенсируется разветвленной системой послеложных конструкций.

▪ Америндские языки. Выражение притяжательных местоимений «я книга= моя книга». Гипертрофированность местоименной системы и способность выражать трехкратную градацию близости и удаленности лица, отягощенную эксклюзивными и инклюзивными формами. Именная парадигма менее развита, чем глагольная. Прилагательные составляют крайне ограниченный класс слов. Вербоцентричная схема предложения.

В языке дакота 1-е и 2-е лицо различаются показателями, а 3-е не маркируется и приравнено к безличной категории: makhúže мне плохо, nikhúže тебе плохо, khúže плохо = ему (кому-то) плохо.

▪ Ква языки (йоруба, игбо, акан). Отсутствует пассив, 2 времени глагола – реальное и гипотетическое (настоящее-прошедшее и будущее-условное). Слова имеют обобщенное значение, для их конкретизации используется два и более форманта («цепочки»). Сложные слова и словосочетания принципиально не различимы. Четкая грань есть между глаголами и не-глаголами. Генитив выражается позицией. Строгий порядок слов, нерасчленимость, рамочная конструкция.

▪ Кру языки (бете, басса, бакве). Использование сонорных инфиксов для логического отрицания: в бакве ka закрывать, kra открывать; в бете ka открывать, kla закрывать.

▪ Баскский язык. Схожесть фонологии и приемов словообразования. Обнаружил множество одинаковых слов, значения которых практически одинаково. (См. Арахау-баскская гипотеза в Приложении).

▪ Нахско-дагестанские языки. Годоберинский язык имеет квази-тоны, развита система дифтонгов (в чеченском порядка 33 гласных с учетом полифтонгов. В адыгейском языке имя изменяется по четырем падежам – прямому, косвенному, творительному и превратительному. Одновременное сходство Арахау с баскским и годоберинским языками наводит на мысль об эускеро-дагестанском родстве, существовании некоего «фиктивного родства» между естественными и плановыми языками, а также неочевидных аналогиях между кавказскими и целым рядом априорных языков.

▪ Кетские языки. Синкретический строй языка, объединяющий в себе реликты эргативности и активности (также как и в айнском языке). Позднее развитие поссесивной конструкции. В предложении доминирует глагольная словоформа; обнаруживается тенденция к отображению в ее структуре всех членов предложения. Характерна слабая расчлененность слов в общекатегориальном плане. Морфологически оформлены лишь имена существительные, глаголы и личные местоимения. Система именных классов пронизывает всю морфологию глагола. Глагольная система необычайно сложна. До сих пор не выявлены все типы спряжений, так как любой новый глагол в речи кетов может неожиданно продемонстрировать свою особую структуру. Необычайно детализованная конкретика способа действия передается в виде нечленимых образований с широкой семантикой. Здесь есть и омонимоподобные синкреты (война = битва = сражение = бой = воевать = военный = боевой; дед = луна), и чрезмерно дробное различение слов (абсолютно разные формы для таких слов, как хвост птицы, рыбы, зверя; снег падающий, лежащий на земле, на деревьях...).

▪ Памирские языки. В шугано-рушанском языке третье лицо глагола выражается указательным местоимением (похожий прием в айнском языке, где третье лицо глагола имеет иногда нулевой показатель).

▪ Русский язык. Наличие видов глагола, сложность разбиения слова на слоги из-за скопления согласных (до четырех консонантов). Некоторые слова Арахау непреднамеренно напоминают индоевропейские корни.

▪ Гуарани. Отсутствие падежей, активный строй языка выражен разной степенью контроля воли.

▪ Палеоазиатские языки. Полисинтетизм. В чукотском (также как и в грузинском) отсутствует ударение.

▪ Афразийские языки. Образование множественного числа посредством удвоения гласных. Широкое использование специфических для большинства других языков формантов – инфиксов, конфиксов, трансфиксов.

▪ Папуасские языки. В ряде языков есть двойственное, а порой и тройственное число (в личных местоимениях австралийских языков противопоставляется до 4 чисел). Представлена весьма сложная система счета, основанная на обозначении частей тела, используемые как отвлеченные единицы счета.

В высшей степени примечательно деление имен на классы в папуасском языке асмат. В нем пять классов. Это: 1) ‘стоящие’ предметы - узкие и высокие, например, деревья или люди; 2) ‘сидящие’ предметы - столь же высокие, сколь широкие, вроде дома, а также... женщины; 3) ‘лежащие’ предметы - широкие и низкие. Сюда относятся, например, упавшие деревья, мелкие животные, особенно пресмыкающиеся, а также... только что вставшие из-за горизонта солнце или луна; 4) ‘плавающие’ предметы, как-то: рыбы, лодки и сами реки; 5) ‘летающие’ предметы, т. е. предметы, находящиеся выше обычного направления взгляда: птицы, насекомые, предметы, висящие наверху. (См. Градация жизненной силы в Арахау в Приложении).

▪ Андаманский язык. В этом изолированном и весьма архаичном языке (есть гипотезы о его родстве тасманийскому и папуасским) существует противопоставление самостоятельных и зависимых сущностей. Специфическим средством деривации (как и в Арахау) в диалекте онге является перемена основообразующего классификатора: m-i-dange 'моя кость’, m-o-dange 'мой череп'.

▪ Прибалтийско-финские языки. Характерны примитивным консонантизмом (если не брать в расчет долгие и палатализованные согласные) и разросшейся за счет дифтонгов системой гласных, которые противопоставлены по долготе, заднему и переднему ряду (умлауту).

 

Аналогии с искусственными языками

▪ Авторские проекты апостериорных конлангов: Япык (лингвистическая игра, заменяющая свистящие, шипящие и фрикативные единственным звуком «п»), Дурлаа (лингвистическая игра, основанная на обоюдной мене согласных и гласных звуков, что делает похожим язык на финский), Сунилинус (лингвистическая игра, деформирующая все слова в палиндромы)

▪ Априорные языки ифкуиль, ро, aUI

▪ Смешанные языки: логлан, ложбан, Черное наречие Мордора, Ктулху

 

Философия Арахау

Даосский принцип бинарности, натурфилософская система аналогий, математическая теория множеств. 

Проект «Арахау» – попытка объяснить глоттогонические процессы языкового феномена, изначальные генеративные схемы которого, казалось бы, потеряны навсегда. То, что «спасибо» происходит от словосочетания «спаси бог» выяснить, конечно, можно, но откуда взялось слово «бог» и «спас»? Процесс формирования числительных, в большинстве естественных языков и вовсе туманен.

Арахау подспудно перекликается с кабалистикой и яфетической теорией Н. Марра, искренне полагавшего, что все языки мира произошли из четырех протослов – sal, ber, yon и roš. Не вдаваясь в хитросплетения и подоплеки лингвистических споров, следует признать более логичной концепцию моногенеза, чем допускать независимое возникновение «лингвоорганизмов».

Язык Арахау минималистичный. Существует запрет двойного отрицания. Суперглагол es-, который может заменять любые другие глаголы действия (особенно при вербальном плеоназме). Нет согласований, спряжений, склонений.

Язык Арахау дихотомичный. В нем две части речи – существительное и глагол. Местоимения, числительные, междометия (na, nar, narr, nara, naranar) относятся к существительным. Прилагательные, наречия, причастия и деепричастия отсутствуют как отдельный класс.

В современном варианте Арахау – двоичный принцип формирования грамматических противопоставлений. Ключевым принципом является дуализм – в Арахау два беспредложных падежных форманта (поссесив и транслатив), две части речи (имя и глагол), два лица местоимений (личное и постороннее), две темпоральные формы глагола – реальное (настоящее) и гипотетическое (прошедше-будущее). Говоря, например, «Я тебя любил» подспудно предполагается, что любовь может возобновиться в будущем. Вместо линейной темпоральной концепции индоевропейцев (вчера – сегодня – завтра) в Арахау представлена радиальная модель времени (сейчас и вероятно), которая меняется от разных углов зрения, или аспектов – длительность – давность и частота – быстрота. Похожая концепция есть в африканских языках йоруба, где  два времени – реальное (соответствует настоящему и прошедшему в индоевропейских языках) и гипотетическое (соответствует будущему времени и сослагательному наклонению).

Дуальность характеристик прослеживается даже на фонетическом уровне, когда гласные и согласные звуки жестко разделены, как на касты. Обычные гласные противопоставлены палатализованным, а дифтонги – трифтонгам (кстати, трифтонги известны голландскому и вейнахским языкам).

T-oks-nala-p-fusaa-rr-uzü – «Он чувствует себя и новом городе, как рыба в воде»; Tă-jama-t-äärd-g-ezoa-t-s «Я прилечу к тебе на крыльях ночи» (буквально «Я намерен прилететь посредством крыльев ночи к тебе»). Обратите внимание, что существительное ama не только приняло на себя функцию глагола, но и темпоральные характеристики – возможности и быстроты, направленной в будущее.

 

Алфавит (Varf)

Aa Ää Bb Cc Dd Ee Ëë Ff Gg Hh Ii Jj Kk Ll Mm Nn Oo Öö Pp Rr Ss Tt Uu Üü Vv Yy Zz

В алфавите Арахау 27 букв, из которых 10 для передачи гласных звуков (nraarf) и 17 – для согласных (nraard).

Система консонантизма очень проста и характерна отсутствием шипящих. Из аффрикат известна только одна c [ts]. Буква h произносится тверже, чем английская фарингальная и ближе к русской среднеязычной [х] = [kh]. На периферии встречаются полугласный губно-губной звук w и ' (гортанный приступ), а также мягкие согласные t’, g’ и даже f’ и r’. Но они не являются обязательными и служат для тонких смысловых различий. Используется геминация согласных, в том числе и в начале слова.

Фонологическая система вокализма помимо 10 чистых гласных включает в себя и полифтонги (nraazoo):

au, ao, ae, ai, ou, oe, oi, oa, ei, ea

10 лабиальных дифтонгов (трифтонгов), служащих в основном для образования множественного числа:

uau, uao, uae, uai, uou, uoe, uoi, uoa, uei, uea

И четыре лабиальных дифтонга, которые факультативны и служат для уточнения смысла:

 ua, uo, ue, ui.

Дифтонги в Арахау – это самостоятельные звуки, которые не поддаются разбиению на простые звуки.

Фонемы i (в дифтонгах) и j звучат по-разному. Например, как в словах ‘помой’ и ‘помои’; ‘зайка’ и ‘заика’.

Как видно, наиболее широко используется в сочетаниях ‘а’ и ‘о’, тогда как звук ‘е’ задействован меньше. Не представлен в дифтонгах ‘i’, поскольку в вокалической иерархии значителен палатальный элемент гласных, а ‘i’ сам по себе является палатализованным по определению. Звук ‘u’ в дифтонгах и трифтонгах выполняет уточняющую функцию. Трифтонги – специфическая характеристика Арахау. Они нужны они для образования множественного числа в словах, где есть дифтонги: a – человек, aa – люди, ai – камень, uai – камни. В трифтонгах u читается как полугласный [w]: uai [wai].

Лабиальные дифтонги ua, uo, ue, ui факультативны и служат для уточнения смысла: taras < ta-ras – «я пою», tu-ara-s – «я – твой брат» (a является показателем класса людей, а u –уточняющим лабиалом), tra-s – «слышать»; fu-ara – «там, где брат», fa-ra < fa-r-a – «дом для человека».

Одиночные гласные представлены оппозицией твердая – мягкая: a-ä, o-ö, ë-e, y-i . Здесь надо сказать, что и среди гласных нет экзотических звуков. Может быть, не совсем обычны y [ɨ], соответствующая русской ы и ë [je], которая более мягче и тоньше е, напоминающей русское ‘э’. Сравните: «Не принял мер» и «Не принял мэр».

Звук ‘ë’ используется для вежливых форм обращения, а y – для грубых и бранных выражений (вместе они служат для иронии и сарказма): Së – О, многоуважаемый! Sy – Эй, ты! Ysë (ys’) – Эй, ты, уважаемый!

Фонологическая система гласных в Арахау напоминает аналогичную схему в финском языке. Отличие – неиспользование в дифтонгах гласных переднего ряда (äü, üö и т.д.). Но зато есть долгие умлаутизированные гласные ää, öö, üü. Экспрессивно окрашенные выражения могут содержать «маргинальные дифтонги», содержащие ‘у. Обычны для ругательств и проклятий: sya/sy – «он – гадина», tyfry – «прощелкал», yj [ый] – сука, ky/ay – кобель, yl – недоросток, yi [ыи]– пенек, старое ничтожество.

Звуки в Арахау обладают разным и гетерогенным семантическим статусом. Каждая буква в этом языке наделена целым комплексом смыслов. Однако есть буквы, выпадающие из этого ряда. Так, буква r изъята из обращения и ей пользуются только для затенения или уточнения смысла. На вторых ролях h и n, которые используются преимущественно, как протетические звуки. Из гласных крайне усечено смысловое значение о, поскольку этому звуку уготовано вклиниваться между чрезмерными скоплениями согласных, либо их разграничивать во избежание смысловых недоразумений. Это, по сути, немая гласная. Сравните arf – левая рука, arof – геноцид (массовая смерть).

В отличие от большинства языков (за исключением афразийских) за гласными и согласными в Арахау признается диаметрально противоположная роль. Они, – как инь и ян в даосизме дополняют друг друга и в то же время противоречат друг другу. Причем за гласными (как за семенами первородных звуков) признается приоритет в этой фонологической философии. Именно им дано право именовать предметы и все, существующее в этом мире. Нет ничего под луной (и за обратной ее стороной), что не могло бы получить свое название в Арахау. Согласные же только уточняют смысл.

Согласные и гласные пронизывают друг друга, но не перемешиваются. Эта система, по сути, представляет зеркальное отображение арабского языка, где, наоборот, за согласными признается доминирующая роль, а за согласными – уточнение смысла. В семитских языках корень глагола и отглагольного имени состоит из трех согласных, несущих основное словарное значение, в то время как огласовки, а так же суффиксы, префиксы и инфиксы уточняют значение или передают грамматическую категорию. Сравните в арабском: kataba – он написал, kutiba – написан, ā-ktaba – заставил написать, kātib – пишущий, kitāb – письмо, ma-ktab – школа (место для письма). А вот те же слова в Арахау: svarf – он написал, hogvarf – написан, toesvarf – заставил написать, kvarf – пишущий (тот, кто пишет), varf – письмо, favarf – школа (дом письма).

Может показаться, что в Арахау даже по сравнению с таким специфическим языком, как арабский, все поставлено с ног на голову. Можно сказать, Арахаусские имя существительное и глаголы ведут себя, как префиксы, суффиксы и флексии... А грамматические форманты в Арахау имитируют раздробленные корни слов. Такое восприятие возникает под давлением индоевропейской традиции. Сравните: схема слова t-s-rg (он-воздействие-палец), tasarg – он считает, tusuurg – он существует за счет когтей правой лапы, tisirg – он имеет газету (у него газета), teserg – он делает судьбу. Изменение гласных в слове приводит не к смене грамматических форм, как, например, в арабском языке, а к появлению абсолютно новых понятий благодаря таким своеобразным падежам смысла. Мало кто из только начавших изучать Арахау сможет догадаться, что слова kafrê (астроном) и gasê (астрономия) – однокоренные (ê означает «небо»).

 Диакритика в Арахау – это трема (показатель мягкости гласных ä, ö, ü, ё), знак апострофа, маркирующий мягкость согласного (например, k’ [кь]), акут (тоническое ударение для обозначение времен глагола – á, í, ú…). Таким образом могут маркироваться дифтонги, трифтонги и умлаутизированные и палатальные гласные (ǘ=ű=ü’). Причем последний вариант обозначения более предпочтительный (ä’, ö’, ё’), в этом случае апостроф служит для обозначения ударения.

В словарях и учебной литературе применяется еще два вида диакритики – корона, или бревис (в основном для ă, ŏ), а также циркумфлекс (â, ô, î, ê, û). Бревис ставится над гласной, которая не имеет значения (например, farfŏr – царство, farf – царский дворец; ŏ здесь ставится, чтобы отличить от другого слова farfr – тюрьма (дом разлуки). Циркумфлексом обозначаются корневые гласные: gasâr – анатомия, gasîr – ботаника (kasîr – ботаник), gasûr – зоология, где â (человек), î (растение), û (животное) являются корнями слов.

 

Фонология (Gasanrei)

Фонетическая система Арахау грамматикализована и содержит в себе несколько подуровней. Так, например, местоимения используют звуки, которые в других частях речи не применяются. Исключительно в местоимениях (см. Местоимения) дополнительно используется 26 переднеязычных консонантов (это, в основном, аффрикаты), маркирующих род, число и эксклюзивность-инклюзивность.

В Арахау 17 базовых согласных (b, c, d, f, g, h, j, k, l, m, n, p, r, s, t, v, z), которые произносятся также, как в латинском языке и не представляют трудности для изучения. Есть еще 14 нерегулярных согласных, которые не передают самостоятельных грамматических форм (геминаты используются для отображения множественного числа, а палатальные для передачи женского рода). Правда, сдвоенные -rr- и -ss- имеют самостоятельный статус: в первом случае это формант уподобления, а во втором - прием образования глаголов, отягощенных модальными элементами.

В подгруппу «нерегулярных» включают 27 таких специфических согласных, как превибранты (rb, rc, rd, rf, rg, rh, rk, rl, rm, rn, rp, rt, rz), поствибранты (br, cr, dr, fr, gr, hr, kr, mr, nr, pr, tr, zr), постлабиальные (bl, dl, kl, pl).

 Итого получается, что в Арахау 84 согласных звуков.

 Интересно, что в санскрите различают превибрирующие (на письме они передаются специальной диакритикой ‘репх’ क्र rka) и поствибрирующие (на письме передаются диакритикой ‘ра-пхала’ र्क kra).

Стоит ли рассматривать эти 27 звуков самостоятельными или они все-таки составные? Думаю, здесь все решает фонемозначимый характер Арахау. Если вибранты и лабиальные обозначают отдельные корни слов или нечленимые грамматические показатели, то значит и статус у них отдельной фонемы. Например, в Арахау возможно сочетание sr, gl, но они не считаются отдельными фонемами, поскольку эти кластеры не передают самостоятельных значений. Сравните: kl ‘под’; g-l ‘то, что не’, ‘которого – нет’.

Количество возможных гласных в Арахау – 85. Здесь также возникает дилемма – считать ли самостоятельными гласными дифтонги и трифтонги, а также «напряженные гласные». Как известно, в Арахау напряженные гласные помечаются знаком акута. Применяются они для обозначения ирреального (прошедше-будущего) времени.

Фоностатистические эксперименты, проведенные автором, выявили, что консонантный коэффициент (отношение числа согласных к гласным в потоке речи) в языке Арахау чуть ниже, чем в русском языке: для Арахау – 1,36, для русского языка – 1,38. Самый большой консонантный коэффициент (1,87) выявлен исследователями в ительменском языке Камчатки (к этому же показателю приближаются некоторые германские языки). Чем выше консонантный коэффициент, тем больше в исследуемых словах скопления согласных. Так, например, консонантный коэффициент мелодичных полинезийских языков ~0,5.

 Что касается вообще звуков, то в русском языке согласных больше гласных в 6 раз, в испанском – в 4 раза, в английском – в 2 (без учета полифтонгов), во французском – в 1,25, в Арахау – в 1,09... А в датском гласных наоборот больше, чем согласных (20 и 23).

 

Согласные звуки (Nraard)

 

Губные (лабиальные)

Язычные

губно-губные

губно-зубные

Переднее-

Средне-

Заднее-

зубные

нёбные

средне-
нёбные

заднее-
нёбные

Фрикативные

w

f

v

s

z

(ʃ)

(ʐ)

j

 

 

x

геминаты

 

 

 

 

(ss)

(zz)

(ʃʃ)

(ʐʐ)

 

 

 

палатальные

 

 

f’

v’

(s’)

(z’)

(ɕ)

(ʑ)

 

 

 

палатальные геминаты

 

 

 

 

(ss’)

(zz’)

(ɕɕ)

(ʑʑ)

 

 

 

поствибранты

 

 

fr

 

 

zr

 

 

 

 

[xr]

превибранты

 

 

rf

 

 

rz

 

 

 

 

[rx]

постлатеральные

 

 

 

vl

 

 

 

 

 

 

 

Взрывные

p

b

 

 

t

d

(ʧ)

(dʐ)

 

k

g

геминаты

 

 

 

 

(tt)

 

(ʧʃ)

(dʐʐ)

 

kk

 

палатальные

p’

b’

 

 

(t’)

d’

(ʨ)

(dʑ)

 

 

 

палатальные геминаты

 

 

 

 

(tt’)

 

(ʨɕ)

(dʑʑ)

 

 

 

поствибранты

[pr[

[br]

 

 

[tr]

[dr]

 

 

 

[kr]

[gr]

превибранты

[rp]

[rb]

 

 

[rt]

[rd]

 

 

 

[rk]

[rg]

постлатеральные

pl

bl

 

 

 

dl

 

 

 

kl

 

Аффрикаты

 

 

 

 

ʦ

(ʒ)

 

 

 

 

 

геминаты

 

 

 

 

(ʦʦ)

(ʒʒ)

 

 

 

 

 

палатальные

 

 

 

 

 

(ʒ’)

 

 

 

 

 

палатальные геминаты

 

 

 

 

 

(ʒʒ’)

 

 

 

 

 

поствибранты

 

 

 

 

ʦr

 

 

 

 

 

 

превибранты

 

 

 

 

rʦ

 

 

 

 

 

 

постлатеральные

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Боковые
(латеральные)

 

 

 

 

l

 

 

 

 

 

 

палатальные

 

 

 

 

 

 

 

 

λ

 

 

геминаты

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дрожащие
(вибранты)

 

 

 

 

ɾ

 

 

 

 

 

 

геминанты

 

 

 

 

r

 

 

 

 

 

 

палатальные

 

 

 

 

ɾ

 

 

 

 

 

 

палатальные геминаты

 

 

 

 

r’

 

 

 

 

 

 

Носовые

m

 

 

n

 

 

 

 

 

 

 

геминаты

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

палатальные

m’

 

 

ɲ

 

 

 

 

 

 

 

палатальные геминаты

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

поствибранты

[mr]

 

 

[nr]

 

 

 

 

 

 

 

превибранты

[rm]

 

 

[rn]

[rl]

 

 

 

 

 

 

Жирным выделены базовые звуки, которые в Арахау обозначают конкретные грамматические форманты;

(В круглых скобках) – переднеязычные звуки, используемые только в местоимениях (на периферии предложения-слова).

[В квадратных скобках] – вибранты, которые обозначают корни слов (лицевые и телесные классификаторы).

 

Гласные звуки (Nraarf)

 

Передний ряд

Средний

Задний

 

 

 

 

 

лабиальные

 

лабиал.

 

лабиал.

Верхний подъем

ɛ

ie

 

 

u

ʏ

долгий

ɛː

i

 

 

ʏː

абруптивный

ˀɛ ˀɛː

ˀie ˀi

 

 

ˀu ˀuː

ˀʏ ˀʏː

дифтонги

(wɛ ɛɨ) ɛi ɛa
ɛˀi ɛˀa

(ieɨ) ieɛ iei ieo ieu iea

 

 

 

(ʏie)

трифтонги

(wɛi wɛa)

 

 

 

 

 

Средний

 

 

ɨ

i

o

ø

долгий

 

 

ɨː

 

øː

абруптивный

 

 

ˀɨ ˀɨː

ˀi ˀiː

ˀo ˀoː

ˀø ˀøː

дифтонги

 

 

(ɨi ɨu ɨo ɨa ɨɛ)

(wi)

oɨ ow oɛ oi oa
oˀu oˀɛ oˀi oˀa

(øie)

трифтонги

 

 

 

 

(wow woɛ woi woa)

 

Нижний

a

æ

 

 

 

 

долгий

æː

 

 

 

 

абруптивный

ˀa ˀaː

ˀæ

 

 

 

 

дифтонги

(wa) aw ao aɛ ai
aˀu aˀo aˀɛ aˀi

(æie)

 

 

 

 

трифтонги

(waw wao wae wai)

 

 

 

 

 

Жирно обозначены базовые буквы, которые в Арахау обозначают конкретные корни слов;

Знаком ˀ помечены абруптивные гласные, передающие специфическое ирреальное время глаголов;

(В скобках) – редкие или факультативные звуки.

 

Просодика

Полагается, что ударение в Арахау слабодинамичное и, как правило, падает на глагольный слог. Двойные гласные и дифтонги существительных множественного числа – нисходящие (ударение падает на последний гласный). Напротив, двойные гласные существительных, где плюратив претерпел лексикализацию, являются восходящими (ударение падает на первую гласный).

Глагол обладает двумя видами ударений (квази-тонов) – слабодинамичным для реального (настоящего) времени и гортанным (голос как будто прерывается, как в разговорном «не-а» в значении «нет») для гипотетического (прошедшее-будущего времени). Гортанное ударение маркируется акутом: tfras – «Я смотрю на тебя», tfrás [tfra-‘as] – «Я вроде смотрел на тебя (и, может, буду смотреть)». В дифтонгах гортанное ударение обычно падает на первый гласный: sáuss [sa-‘uss] – «Ты хотел его». А в трифтонгах – на срединный формант: tatuáis [tatwa-‘is] – «Я превратил в камни тебя». Гортанное ударение можно считать также абруптивом.



[1] «Я радуюсь сокращению слов на пол-моры, как рождению ребенка». (Нагеша, XVIII в.). Имя Нагеша может передаваться и методом транслитерации – Nagescca.

Bo-kasanr-ëks-(o)rr-garous-ad-c-esd-(u)od-had (Когда) – грамматист (тот, кто-знает-язык) – радуется – как – рождению – сына – (и) – сокращает (бквально: делает меньше) – элементы – (в) половину. В итоге получается: Грамматист – радуется – как – рождению – сына – когда – сокращает – элементы – в половину [центрофикс bo-...-c-... (когда-...-и-...) используется в сложносочиненных предложениях].

Полностью Учебник Арахау можно посмотреть здесь

Comments