Исторические аспекты

острых отравлений

Всемирная история ядов

ОТРАВЛЕНИЯ ГРИБАМИ

Яды грибов были известны еще в древности. Историки свидетельствуют, что смерть КЛАВДИЯ Тиберия Нерона Германика (10 г. до н.э. - 54 г. н.э.) -римского императора - произошла именно от грибов.

Клавдий, как и многие другие правители древности, предчувствовал свою близкую смерть. На последнем заседании в сенате он увещевал своих сыновей жить меж собою без раздоров и просил сенаторов позаботиться об их молодости, на последнем же заседании в суде сказал, что приближается его жизненный предел. Присутствовавшие кто деланно, кто искренне возмутились, но Клавдий повторил это еще дважды.

Античные историки придерживаются версии, что императора отравила его жена Агриппина. Она боялась, что Клавдий лишит ее сына Нерона (который приходился императору пасынком) права наследовать трон.

"Умер он от яда, как признают все, - повествует Светоний, - но кто и где его дал, о том говорят по-разному. Одни сообщают, что сделал это євнух Галот, проверявший его кушанья за трапезой жрецов на Капитолии, другие, -что сама Агриппина за домашним обедом поднесла ему отраву в белых грибах, его любимом лакомстве. Что случилось потом, также рассказывают различно.

Большинство сообщает, что тотчас после отравления у него отнялся язык и он промучился целую ночь и умер на рассвете. Некоторые же передают, что сперва он впал в беспамятство, потом от переполнения желудка его вырвало всем съеденным, и отраву ему дали вновь - то ли подложив в кашу, будто ему нужно было подкрепиться после рвоты, то ли введя ее с промыванием, чтобы этим якобы облегчить его от тяжести в желудке.

Смерть его скрывали, пока не обеспечили все для его преемника. Приносили обеты о его здоровье, словно он был болен, приводили во дворе комедиантов, словно он желал развлечься".

У Тацита приведены иные подробности убийства: "...Яд был примешан к изысканному грибному блюду; что Клавдий отравлен, распознали не сразу из-за его беспечности или, может быть, опьянения; к тому же приступ поноса доставил ему видимое облегчение. Пораженная страхом Агриппина, опасаясь для себя самого худшего и не обращая внимания на неприязнь присутствующих, обращается к ранее предусмотренной помощи врача Ксенофонта. И тот, как бы затем, чтобы вызвать рвоту, ввел в горло Клавдия смазанное быстродействующим ядом перо, хорошо зная, что если затевать величайшие преступления невозможно, не подвергаясь опасности, то зато преуспевший в них щедро вознаграждается".

ТЕТРОДОТОКСИН

Сведения о ядовитости иглобрюхов восходят к глубокой древности (примерно 2500 лет до н.э.). Среди европейцев одно из первых описаний дал известный мореплаватель Кук, который вместе со своими 16 товарищами отравился иглобрюхом во время второго кругосветного путешествия в 1774 г.

Ведущее место в мире по отравлениям иглобрюхами (особенно ФУГУ), несомненно, занимает Япония, где эту рыбу, несмотря на ядовитость, считают деликатесом.

Начиная с 60-х годов прошлого столетия в Японии стали регистрировать случаи отравления фугу - ежегодно до 50 - 100 человек, причем смертность достигает 60 - 70% от всех пищевых отравлений. Наиболее ядовитыми у фугу являються яичники, печень, в меньшей степени кожа и кишечник. Токсичность этой рыбы имеет сезонные колебания и повышается во время нереста - с мая по июль, что указывает на связь токсина с репродуктивными органами.

ЯДЫ ЗМЕЙ

От яда кобры умерла КЛЕОПАТРА VII Египетская (69 - 30 гг. до н.э.) - царица Египта.

Будучи еще совсем юной, в борьбе с Птолемеем XIV за трон Египта Клеопатра прибегла к помощи Гая Юлия Цезаря, став его любовницей. После смерти Цезаря, когда в Риме разгорелась борьба за трон между Антонием и Октавианом, Клеопатра стала сначала любовницей, а потом и женой Антония.

Антоний, потерпев ряд поражений от Октавиана, покончил жизнь самоубийством, бросившись на меч. Случилось это в Александрии. Истекавшего кровью Антония по приказу Клеопатры принесли к мавзолею, в котором она забаррикадировалась вместе с двумя служанками, и с помощью веревок втащили внутрь через окна второго этажа. Несостоявшийся император умер на руках Клеопатры.

Октавиан хотел оставить Клеопатру в живых, чтобы провести по Риму в униженном виде - закованную в цепи и привязанную к колеснице - во время торжественных празднований победы (триумфа). Парламентеры, посланные им, разумеется, скрывали это, но обещали царице, что, если она отречется от трона, император поступит с ней милосердно. Клеопатра соглашалась только при условии, что царем Египта будет Цезарион, ее сын от Цезаря. На это Октавиан пойти не мог: он намеревался сделать Египет своей вотчиной. Клеопатра грозила, что в случае отказа покончит жизнь самоубийством. В свою очередь Октавиан грозил, что убьет детей Клеопатры - Птолемея и Клеопатру Селену, захваченных его воинами. Переговоры были долгими и тяжелыми.

Добиваясь официального отречения Клеопатры, Октавиан старался соблазнить ее тем, что оговорит права наследников (за исключением прав Цезариона на трон). Чтобы приглушить подозрения царицы, император устроил пышные похороны Антония и позволил участвовать в них Клеопатре. После похорон она вернулась в мавзолей. Несколько раз на дню Клеопарта решалась на самоубийство, но мысль о детях-заложниках останавливала ее.

Весь август 30 года Клеопатра страдала от лихорадки, жары и душевних мучений. 28 августа ее посетил сам Октавиан. "Когда он вошел, - пишет Плутарх, - она вскочила с ложа и, как была, в легкой одежде бросилась к его ногам. Волосы ее были растрепаны, лицо искажено, а под глазами темные круги.

Вокруг грудей виднелись рубцы от ритуального бичевания во время похорон Антония, и ее внешний облик отражал состояние души. Но, несмотря ни на что, очарование и вызывающая красота юности не оставили ее, и она вся светилась обаянием.

Во время беседы Октавиан уверил царицу в своей благожелательности и ушел с уверенностью, что почти убедил ее отречься от всех прав.

Тем временем в Клеопатру влюбился один из римских офицеров, поставленных наблюдать за мавзолеем, Корнелий До-лабелла. Он и раскрыл ей тайные планы Октавиана, сказав, что тот считает царицу оправившейся от болезни и собирается через несколько дней перевезти в Рим вместе с детьми.

Но Цезариона он в любом случае убьет, чтобы тот не мог претендовать на престол. И тогда Клеопатра наконец решилась умереть.

Она испросила у Октавиана разрешения посетить могилу Антония, а затем, вернувшись в мавзолей, приняла ванну. Служанки натерли ее благовониями, причесали, одели. Наступило время обеда. Возле дверей мавзолея появился крестьянин с корзинкой и сказал римским стражникам, что принес для царицы свежие фиги. Кто-то из стражников проводил его в комнату царицы.

При виде крестьянина с корзинкой Клеопатра громко воскликнула:

- А, вот и она!

Стражники выпроводили крестьянина, а Клеопатра сунула руку в корзину, где находилась принесенная по ее просьбе ядовитая змея (очевидно, кобра).

Укус был смертелен.

Спустя некоторое время к стражникам вышла служанка и попросила отнести во дворец для Октавиана папирус с посланием царицы. Получив послание, Октавиан пришел в бешенство. Там было написано: "Хочу быть похороненной в одной могиле с Антонием".

Когда римские офицеры ворвались в мавзолей, они увидели мертвую Клеопатру с короной Птолемеев на голове. На ее руке были обнаружены две крохотные ранки от змеиного укуса. Октавиан попытался спасти царицу, послав к ней псиллов - членов североафриканского племени, считавшихся целителями змеиных укусов: римляне верили, что в их теле содержится яд, гибельный для змей, и, соответственно, противоядие от укусов. Псиллы должны были высосать яд у Клеопатры. Но, разумеется, это не помогло.

Раздосадованный, Октавиан казнил Цезариона и сына Антония от брака с Фульвией. Правда, детей, рожденных Клеопатрой от Антония, он оставил в живых.

А саму царицу он все же протащил за колесницей во время триумфа - но только в виде золотой статуи.

ЦИАНИДЫ

Цианидами были отравлены или покончили жизнь самоубийством многие исторически известные личности.

ГЕРИНГ Герман (1893 - 1946) - нацистский военный преступник, главнокомандующий военно-воздушными силами во время фашистской диктатуры в Германии, рейхсмаршал. Международный военный трибунал в Нюрнберге приговорил его к смертной казни через повешение.

Казнь нацистских преступников была назначена на 16 октября. Вечером 15 октября полковник Эндрюс, ведавший охраной тюрьмы, где находились осужденные, вбежал в комнату журналистов и растерянно сообщил, что умер Геринг. Несколько успокоившись, Эндрюс рассказал, что солдат охраны, дежуривший у двери камеры Геринга, услышал вдруг странный хрип. Он тут же вызвал дежурного офицера и врача. Когда те вошли в камеру, Геринг был в предсмертной агонии. Врач обнаружил у него во рту мелкие кусочки стекла и констатировал смерть от отравления цианистым калием.

Через некоторое время австрийский журналист Блейбтрей заявил во всеуслышание,- что это именно он помог Герингу уйти из жизни. Якобы до начала заседания он пробрался в зал и с помощью жевательной резинки прикрепил к скамье подсудимых ампулу с ядом. Сенсация принесла Блейбтрего немалые деньги, хотя была лживой от начала до конца - в то время зал заседаний охранялся лучше, чем любое другое место в Европе. А спустя несколько лет то же самое, что и австрийский журналист, заявил обергруппенфюрер Бах-Зелевски, выпущенный из тюрьмы. Но передачу яда Герингу он приписал себе. Возможно, лгут они оба. М. Ю. Рагин-ский считает, что яд был передан Герингу через офицера американской охраны за солидную взятку. А передала его жена Геринга, которая приезжала к мужу за несколько дней до назначенной даты исполнения приговора.

ГИММЛЕР Генрих (1900 - 1945) - нацистский военный преступник, шеф гестапо, министр внутренних дел и командующий резервной армией в Германии.

20 мая 1945 года Гиммлер решил бежать. 23 мая был задержан англичанами и помещен в лагерь 031 возле города Люнебурга.

Британцы обнаружили в одежде Гиммлера ампулу с цианистым калием. На этом не остановились. Был вызван врач, который во второй раз осмотрел арестованного. Гиммлер открыл рот, и врач увидел у него между зубами что-то черное. Он потянул Гиммлера к свету, но тут бывший рейхсфюрер СС щелкнул зубами - разгрыз спрятанную капсулу. Через несколько секунд Гиммлер испустил дух.

ГИТЛЕР Адольф (псевдоним, настоящая фамилия Шикльгрубер) (1889 -1945) - лидер Национал-социалистической партии, глава германського государства в 1933 - 1945 годах.

Его смерть излагается в двух основных версиях.

Согласно первой версии, основанной на показаниях личного камердинера Гитлера Линге, фюрер и Ева Браун выстрелили в себя в 15.30. Когда Линге и Борман вошли в комнату, Гитлер якобы сидел на софе в углу, на столике перед ним лежал револьвер, из его правого виска текла кровь. Мертвая Ева Браун, находившаяся в другом углу, уронила свой револьвер на пол.

Другая версия (принятая почти всеми историками) гласит: Гитлер и Ева Браун отравились цианистым калием. Перед смертью Гитлер также отравил двух любимых овчарок.

РАСПУТИН (Новых) Григорий Ефимович (1864/186 5 - 1916) - фаворит Николая II и его жены Александры Федоровны.

В 1916 году против Распутина составился очередной заговор. Его главными участниками стали князь Феликс Юсупов, великий князь Дмитрий Павлович, известный политический деятель Владимир Пуришкевич и военный врач С. С. Лазаверт. Заговорщики заманили Распутина во дворец Юсупова в Петербурге, договорившись убить его там, а тело сбросить в реку, под лед. Для убивства были приготовлены пирожные, начиненные ядом, и склянки с цианистым калием, который собирались подмешать в вино.

По приезде Распутина во дворец его принял хозяин, а Пуришкевич, великий князь Дмитрий Павлович и доктор Лазаверт ждали наверху, в другой комнате.

Пуришкевич, описывая в своем дневнике убийство царского фаворита как подвиг, совершенный заговорщиками для спасения России, тем не менее отдает должное мужеству Распутина:

"Прошло еще добрых полчаса донельзя мучительно уходившего для нас времени, когда наконец нам ясно послышалось хлопанье одной за другой двух пробок, звон рюмок, после чего говорившие до этого внизу собеседники вдруг замолкли.

Мы застыли в своих позах, спустившись еще на несколько ступеней по лестнице вниз. Но... прошло еще четверть часа, а мирный разговор и даже порой смех снизу не прекращались.

"Ничего не понимаю, - разведя руками и обернувшись к великому князю, прошептал я ему. - Что он, заколдован, что ли, что на него даже цианистый калий не действует!"

...Мы поднялись по лестнице вверх и всею группою вновь прошли в кабинет, куда через две или три минуты неслышно вошел опять Юсупов, расстроенный и бледный.

"Нет, - говорит, - невозможно! Представьте себе, он выпил две рюмки с ядом, съел несколько розовых пирожных, и, как видите, ничего; решительно ничего, а прошло уже после этого минут, по крайней мере, пятнадцать! Ума не приложу, как нам быть, тем более, что он уже забеспокоился, почему графиня не выходит к нему так долго, и я с трудом ему объяснил, что ей трудно исчезнуть незаметно, ибо там наверху гостей немного...; он сидит теперь на диване мрачным, и, как я вижу, действие яда сказывается на нем лишь в том, что у него беспрестанная отрыжка и некоторое слюнотечение..."

Через минут пять Юсупов появился в кабинете в третий раз.

"Господа, - заявил он нам скороговоркой, - положение все то же: яд на него или не действует, или ни к черту не годится; время уходит, ждать больше нельзя".

"Но как же быть?" - заметил Дмитрий Павлович.

"Если нельзя ядом, - ответил я ему, - нужно пойти ва-банк, в открытую, спуститься нам всем вместе, или предоставьте мне это одному, я уложу его либо из моего "соважа", либо размозжу ему череп кастетом. Что вы скажете на это?"

"Да, - заметил Юсупов, - если вы ставите вопрос так, то, конечно, придется остановиться на одном из этих способов".

БАРБИТУРОВАЯ КИСЛОТА

Все более стремительное развитие фармацевтической промышленности в середине XX столетия, все более быстрый и расширяющийся выпуск новых синтетических ядов и лекарств, которые при неправильном употреблении тоже действовали как яды, - все это на глазах токсикологов росло угрожающим образом...

В 1863 г. Адольф Байер, в то время профессор органической химии в Берлинской промышленной академии (позже, будучи профессором в Мюнхене, он был возведен в дворянство и удостоен Нобелевской премии), получил в лаборатории барбитуровую кислоту, не предполагая, что тем самым он положил начало тому "девятому валу" в производстве ядовитых медикаментов, который через столетие уготовит токсикологам настоящий кошмар, как и в те далекие дни, когда выделение растительных алкалоидов породило ощущение беспомощности перед новыми ядами. Находясь в лирическом настроении, Байер назвал открытую им новую кислоту именем подруги своей юности Барбары. Спустя сорок лет, в 1904 г., два других немецких исследователя - Эмиль Фишер и Йозеф Фрайгер фон Меринг - установили, что производные барбитуровой кислоты - барбитал и фенобарбитал - могут применяться как снотворные средства. Меринга при этом тоже потянуло на лирику, а так как к выводу о терапевтическом значении барбитала он пришел, путешествуя вблизи Вероны, то дал первому снотворному средству, содержащему барбитуровую кислоту, название "веронал". А фенобарбитал вошел в историю фармакологии и ядоведения под именем люминала.

В первое же десятилетие после их открытия веронал и люминал, принятые в больших дозах, использовались как средства самоубийства. Один из их создателей - Фишер - пытался обнаружить барбитураты, как назвали новые средства, в моче отравившихся людей. Но лишь в период между 1924 и 1931 годами случаи самоубийства с помощью барбитуратов настолько участились, что это заставило всерьез заняться вопросами их обнаружения.

В борьбе с барбитуратами токсикологи пошли по пути, чреватому множеством осложнений. Когда же они в конце концов достигли своей цели - нашли точные методы обнаружения барбитуратов или продуктов распада, оставляемых ими в теле человека, то за барбитуратами уже виднелся новый мир потенциальных ядов - мир транквилизаторов, то есть медикаментов, которые воздействовали непосредственно на психику чрезмерно раздраженных людей и должны были освобождать их от депрессии.

Если человечество еще не дозрело до отмены смертной казни во всемирном масштабе, то, по крайней мере, оно пытается сделать этот процесс возможно менее болезненным. Именно потому и появилась на свет идея инъекции осужденному смертельного вещества.

"Казнь посредством смертельной инъекции состоит в непрерывном внутривенном вливании смертельной дозы быстродействующего барбитурата в комбинации с парализующим химическим препаратом. Процедура казни напоминает больничную процедуру введения обезболивающего препарата общего назначения, но при казни вводится смертельная доза. В Техасе, одном из 19 штатов США, где способом исполнения казни является смертельная инъекция, используется комбинация трех веществ: натрий тиопентал, бромид и хлористый калий. Первый компонент вызывает потерю сознания, второй - расслабление мускулатуры и паралич диафрагмы, что связано с прекращением работы легких, третий приводит к остановке сердца".

Как и в медицине, борющейся за жизнь человека, здесь испытательным материалом были животные. Инъекции, применявшиеся для вечного усыпления больных или старых животных, натолкнули на мысль делать то же самое с людьми. В 1977 году это было законодательно разрешено в американских штатах Оклахома и Техас, а первым человеком, казненным смертельной инъекцией, стал Чарльз Брукс (декабрь 1982 г., штат Техас).

Однако и этот способ казни не "безупречен". "Если при инъекции осужденный оказывает сопротивление, яд может попасть в артерию или мышечную ткань и причинить боль. Если пропорции компонентов инъекции невірно определены, преждевременно начинают взаимодействовать, может произойти загустение смеси и закупорка вены, и тогда смерть наступает медленно. Если барбитурат не оказывает анестезирующего действия достаточно быстро, человек может почувствовать удушье в связи с наступлением паралича легких".

Когда казнили Рэймонда Лэндри (декабрь 1988 г.), во-первых, порвалась трубка, по которой в иглу поступал яд, а во-вторых, свидетели сообщили, что слышали его стоны; смерть же Лэндри наступила только через 17 минут после введения смеси.

ПАРАТИОН ("Е-605")

Не было неожиданности, которая бы в такой степени подчеркнула непредсказуемость развития противоборства токсикологов с ядами, как загадочное убийство, происшедшее в начале 1954 г. в западногерманском городе Вормсе и на многие месяцы возбудившее эмоции, инстинкты и мрачную жажду мести у миллионов людей.

Преступление, которое для Вормса стало, наверное, "преступлением века", выявилось в понедельник 15 февраля 1954 года. Неприметный поначалу этот "случай в среде маленьких людей", произошел в одном из переулков старого Вормса, называемом Гросен-Фишервайде.

15 февраля Анни Хаман возвратилась с гулянья, стала искать что-нибудь поесть и нашла на тарелке в кухонном шкафу пирожное в виде начиненного кремом шоколадного гриба.

Анни Хаман взяла пирожное, откусила кусочек, проглотила часть откушенного, а остаток с отвращением выплюнула на пол, закричав: "Оно же горькое!" Тем временем домашняя собачка - белый шпиц схватила брошенную на пол сладость и съела ее.

Анни Хаман побледнела, закачалась, попыталась опереться на стол и закричала: "Мама, я ничего не вижу!.." Она, шатаясь, пошла в спальню, упала на кровать, извиваясь в судорогах, затем потеряла сознание. Прежде чем матери удалось позвать на помощь, Анни Хаман была мертва.

Вызванный соседями врач был бессилен помочь умершей. На полу в кухне лежал белый шпиц. Он тоже был мертв. Мысль, что в данном случае свою роль сыграл какой-то яд и что этот яд был в шоколадном грибе, пронзила врача. Он известил уголовную полицию.

Было проведено дознание в кондитерском отделе магазина Вортмана. Фирма пустила в продажу всего 140 шоколадных грибов, которые она получила у одного кондитера. Из них 133 уже были проданы. Оставшиеся семь грибов - старший инспектор уголовной полиции - велел изъять и в самом срочном порядке отправить для анализа на яд в институт судебной медицины в Майнце. Вечером по радио было передано сообщение с просьбой воздержаться от употребления шоколадных грибов, купленных в магазине у Вортмана.

В 18-м корпусе университетской клиники в Майнце работал Курт Вагнер со своими ассистентами. Они предприняли поиски ядов, вызывающих судороги, прежде всего стрихнина, а потом и других алкалоидов. Но все анализы окончились совершенно безрезультатно.

В это время лишь немногие токсикологи в ФРГ занимались препаратом под. названием "Е-605", который относится к средствам защиты растений от насекомых. Эти средства были созданы незадолго перед второй мировой войной или вскоре после нее. То, что даже среди немецких токсикологов этим средством к тому времени занимались лишь немногие, очень удивительно, ибо "Е-605" являлся немецким изобретением. Однако это обстоятельство исчерпывающе объясняет примечательная история "Е-605".

Между 1934 и 1945 годами немецкий химик Герхард Шрадер на заводах Байера в Леверкузене выделил органические соединения фосфора, которые при проведении экспериментов биологом Кюккенталем оказали необычно сильное ядовитое воздействие на все виды вредителей растений. Последняя стадия исследования этих соединений закончилась в начале 1945 г. Препарат получил название "Е-605". Испытание этого средства защиты растений в полевых условиях началось как раз тогда, когда на территорию Германии вступили американские войска и емкости с новым веществом были конфискованы. Вот так и случилось, что этот уже готовый препарат сначала был применен в Соединенных Штатах, где получил название "паратион". За несколько лет производство паратиона достигло огромных размеров. Только за один 1950 г. во Флориде были распылены тысячи тонн препарата, чтобы очистить от вредителей апельсиновые плантации. Под различными названиями - от фолидола до тиофоса-3423 - это средство распространилось по всему свету и в 1948 г. вернулось на свою родину. Здесь оно производилось в больших количествах, расфасовывалось в простые медицинские флаконы с завинчивающимися колпачками, а позже - в пластмассовые ампулы и свободно продавалось в магазинах семян и удобрений, а также в аптеках. Оно снова получило название "Е-605" и сопровождалось предостережением на этикетке, что средство оказывает ядовитое воздействие "при ненадлежащем обращении".

До 1953 г. во всей Северной Америке были известны лишь 168 случаев отравления данным препаратом, из которых все, кроме девяти, протекали легко.

Причиной отравлений была грубая неосторожность, из-за которой значительные количества яда попадали в рот. Опытным путем американцы установили смертельные дозы "Е-605". По своему действию он был очень похож на синильную кислоту, отравление которой также приводило после судорог к параличу дыхания. Данный яд никогда не использовался для убийств или самоубийств. Поэтому и не существовало никаких судебно-медицинских методов его обнаружения.

Вследствие описанных обстоятельств в ФРГ лишь после 1948 г. произошло несколько случаев отравления этим ядом. В 1952 и 1953 годах некоторые химики и токсикологи исследовали ткани и выделения организмов, отравленных препаратом "Е-605". Они разработали метод, с помощью которого удавалось доказать наличие в крови "Е-605". Исследуемая субстанция обрабатывалась каустиком, вызывавшим яркую желтую окраску. Если же подвергнуть выпариванию содержимое желудка или экстракт из внутренних органов отравленного, а затем пар сконденсировать и полученный раствор обработать по способу Аверелла и Норриса, то при наличии "Е-605" он приобретет голубовато-фиолетовую окраску.

Были сделаны также первые, робкие опыты с применением спектрального анализа и "бумажной хроматографии". Но так как считалось, что нечего спешить с развитием столь отдаленной области токсикологии, то все исследования находились лишь в начальной стадии, когда Курт Вагнер в феврале 1954 г., встав перед проблемой обнаружения яда, которым была отравлена Анни Хаман, а это со всей очевидностью был какой-то вызывающий судороги яд, безрезультатно применил все известные методы исследования на обнаружение ядов.

Вспомнив некоторые публикации о "Е-605", в частности, описания предсмертных судорог, Вагнер по наитию напал на след этого яда. Поскольку "Е-605" еще никогда не использовали в качестве яда для убийства, то след этот был настолько зыбкий, что Вагнер сам вряд ли надеялся получить положительные результаты. Часть содержимого желудка Анни Хаман была подвергнута дистилляции с помощью водяного пара, и спустя немного времени Вагнер и его ассистенты оказались перед лицом одного из самых больших сюрпризов в их жизни. Почерпнутые ими из специальной литературы методы тестов и реактивы привели к образованиям такого цвета, который, судя по накопленному к тому времени опыту, свидетельствовал о наличии препарата "Е-605".

В первый момент Вагнер сомневался, можно ли верить в правильность этого результата. Он велел продолжать общие анализы на яд, чтобы все же установить, не идет ли здесь речь о каком-нибудь другом яде. Но все эти исследования вновь оказались безуспешными. Единственный позитивный результат, который был достигнут в ходе анализов, указывал на наличие "Е-605". Это побудило Вагнера подвергнуть анализу на него пирожные, изъятые из магазина Вортмана, но в них не оказалось ни малейших следов ядовитого препарата, предназначенного для защиты растений.

Когда Вагнер все же окончательно решился передать данные об обнаружении "Е-605" в прокуратуру и уголовную полицию, он недвусмысленно говорил лишь о "высокой степени вероятности" того, что в данном случае налицо наличие "Е-605", и о необходимости подкрепить полученные им данные результатами дальнейшего расследования и признаниями виновных.

Расследование, проводимое в Вормсе, к тому моменту, когда из Майнца поступили результаты исследования, внесло ясность в то, что пирожные были отравлены по пути из магазина в дом в переулке Гроссен-Фишервайде. Отравлены с помощью "Е-6О5". Отравительницей оказалась вдова лет тридцати, жившая на Паулюс-штрассе, - Криста Леман. Она была матерью троих детей. Ее муж - плиточник Карл-Франц Леман, старше ее на шесть лет, - был пьяницей и в 1952 г. внезапно скончался от прободения желудка.

Позднее выяснилось, что Криста Леман отравила своих свекра и мужа.Она влила целую ампулу "Е-605" в йогурт, поданный на завтрак Валентину Леману (свекру), и добавила туда сахару. Валентин Леман съел йогурт, влез на свой велосипед и спустя двадцать минут свалился с него вследствие пар алича дыхания.

Карл-Франц Леман получил яд на завтрак в молоке. Но где Криста достала его? В витрине аптекарского магазина в Вормсе в 1952 г. ей бросились в глаза коробки с этикеткой "Яд". Ради этой надписи она купила одну коробку с несколькими ампулами "Е-605". Действие этого яда она испытала на собачке-таксе.

20 сентября 1954 г. Криста Леман предстала перед судом в Майнце. Она, не отрицая своего признания, без всяких признаков раскаяния или печали выслушала приговор к пожизненному заключению, оглашенный председателем местного суда Никсом.

ХИМИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ

Часто полагают, что химическое и биологическое оружие было создано лишь в недалеком историческом прошлом. Такое представление основано, по-видимому, на том, что химическое оружие нашло широкое применение только в первой мировой войне, а сведения о биологическом оружии стали достаточно известны лишь в ходе второй мировой войны и после нее. В действительности применение химических и биологических средств началось в далекие времена исторического прошлого.

В настоящее время ни у кого не вызывает сомнения, что понятие "химическая война" первоначально связывалось с использованием зажигательных средств. В далекие времена костры и раскаленные угли применялись в качестве средства защиты от хищных животных и нападения людей.

Затем зажигательные средства стали использоваться при осаде укрепленных городов и крепостей, а также для их защиты. С этой целью применялись горящие масла и другие легко воспламеняющиеся вещества.

Позже, но все еще за многие сотни лет до нашей эры, начали использовать в качестве средства ведения морской войны так называемый греческий огонь.

Эта зажигательная смесь состояла из легковоспламеняющихся, но трудногасимых веществ, таких, как смола, сера, вязкие вещества, применяемые в сочетании со смесью нефти и негашеной извести. Греческий огонь обладал свойством самопроизвольно воспламеняться при контакте с водой.

Точное время, к которому относится начало использования ядовитых веществ, установить труднее. Многие описанные в литературе примеры ведения химической войны весьма сомнительны. В этих примерах дается описание ядовитых дымов, образующихся при сгорании различных смесей. Не вызывает никакого сомнения, что такие дымы обладали сильным раздражающим действием и даже могли вызвать смерть, однако в литературе нет достаточно убедительных доказательств того, что упомянутые дымы применялись преднамеренно, с целью использовать именно эти поражающие свойства. Например, сера включалась во многие зажигательные смеси, однако она вводилась в их состав, скорее всего, для того, чтобы увеличить интенсивность и продолжительность горения, а не с целью использовать ее ядовитые свойства.

В истории известно много примеров широкого применения ядовитых веществ для поражения людей путем отравления используемых против них стрел, дротиков и других видов метательного оружия или водоемов. Однако и в данном случае точных сведений о начале применения ядовитых веществ не имеется.

В древние века использование биологических и химических средств считалось наиболее варварским методом ведения войны. Войны Древней Индии около 2000 лет до н.э. велись с использованием дымовых завес, поджигающих устройств и токсичных дымов, которые вызывали "зевоту и сон". Дымы на основе мышьяка были известны во времена династии Сун. Из истории известно об использовании токсических дымов в 429 году до н.э. при осаде Платеи во времена Пелопоннесской войны. Спартанцы снаряжали бревна смолой и серой, подкладывали их под городские стены и поджигали. Такая же тактика с успехом использовалась в 424 году до н.э. во время осады города Дели.

Согласно Павсанию (Павсаний - древнегреческий писатель II в. н.э. Автор "Описания Эллады" в 10 книгах.) широкое использование ядовитых химических веществ имело место примерно в 600 г. до н.э. в Цирре. Войска амфиктионской лиги, возглавляемые Солоном, начали войну против сиргарийцев. Воды реки Плейстус текли по каналу в город Цир-ру. Солон дал указание отвести поток воды в сторону от города. Сиргарийцы продолжительное время выдерживали осаду, употребляя дождевую воду и пользуясь имевшимися в городе колодцами. В это время войска Солона собрали большое количество корней морозника (чемерицы) и бросили их в созданное ими водохранилище. После того как ядовитые вещества, содержащиеся в корнях растений, растворились в воде, Солон распорядился направить поток зараженной воды по прежнему руслу.

Сиргарийцы, долгое время испытывавшие жажду, набросились на отравленную воду. В результате у большинства воинов, защищавших город, возникло острое желудочное заболевание. Они побросали охраняемые посты, и амфиктионцы легко захватили осажденный ими город.

Интересный пример использования ядовитых веществ в 184 г. до н.э. описан Юстином (Юстин - римский историк I в. н.э.). При подготовке к морскому бою против правителя Пергамского царства Эвмена Ганнибал приказал собрать в глиняные горшки множество всевозможных ядовитых змей. В самый разгар боя эти горшки были заброшены на вражеские корабли. Моряки Эвмена вначале не обратили на это никакого внимания, однако, когда на их кораблях появилась огромная масса ядовитых змей, они сдались.

В средние века химические соединения также использовались для военных целей. Например, Белград в 1456 году был спасен от турок алхимиком, который приготовил токсическую смесь. Жители города обсыпали крыс токсическим порошком и подожгли их, создав ядовитое облако.

Эти и другие примеры использования ядовитых веществ имели место на протяжении всей военной истории, однако до первой мировой войны применение их наблюдалось только в ограниченных масштабах. Интересным является тот факт, что в 1862 г. во время гражданской войны в Америке Дж. Даути (Нью-Йорк) посоветовал Эд. Стентону, тогдашнему военному министру, использовать хлор, тот самый газ, который был применен в первом крупном химическом нападении во время первой мировой войны. Даути рекомендовал использовать хлор в артиллерийских снарядах. Такой способ являлся более совершенным по сравнению с газобаллонной атакой, предпринятой в упомянутом первом крупном химическом нападении в 1915 г. Идея химической войны в ее современном понимании возникла в более позднее время.

В 1855 году английский адмирал Дандональд предложил использовать серу против русских войск в Крымской войне. После длительного изучения английское правительство не сочло возможным прибегнуть к столь ужасным средствам ведения войны.

В ходе первой мировой войны фронт на западе быстро стабилизировался. Сложная система траншей протянулась от Ла-Манша до Швейцарии. Открытых флангов не было. Чтобы продвинуться хотя бы немного вперед и овладеть участком местности в несколько сот квадратных метров, наступающий должен был преодолеть сильный пулеметно-артиллерийский огонь, проволочные заграждения и сопротивление большой массы окопавшейся живой силы противника. Чтобы избежать длительной войны на изнурение, наступающая сторона должна была найти новый способ прорыва развитой системы позиционной обороны противника.

В то время Германия была ведущей страной в области науки и техники, особенно в области производства химических веществ, и главным образом красителей. Немецкие ученые-химики предложили применить на войне отравляющие вещества. Однако германское командование согласилось с этим предложением не сразу, а только после того, как все обычные средства вооруженной борьбы оказались недостаточными для достижения целей войны.

Подобное предложение об использовании на войне химического оружия было сделано также союзному командованию. Но вначале оно было оставлено без внимания. Такое поведение военных - выступать за использование на войне только традиционных средств борьбы и противиться применению новых видов оружия - весьма характерно для всей военной истории. Поскольку пропаганда союзных держав в первую мировую войну резко осуждала химическое оружие, то в настоящее время трудно установить точно, какая из воюющих сторон была тогда в действительности инициатором применения отравляющих веществ. Большинство заявлений по этому вопросу, сделанных представителями воюющих сторон после окончания первой мировой войны, основано не на реальных фактах, а на желании представить себя в более выгодном свете.

Обычно принято считать, что немцы в 1915 г. первыми применили отравляющие вещества. Однако известно, что французы еще в августе 1914 г. использовали ружейные гранаты, наполненные этилбромацетатом. Эти гранаты получили название слезоточивых, хотя токсичность упомянутого вещества в два раза больше токсичности хлора - отравляющего вещества, которое было применено немцами восемь месяцев спустя.

Первое, весьма эффективное применение химического оружия в крупном масштабе было предпринято немцами 22 апреля 1915 г. севернее Ипра в Бельгии. Это химическое нападение обычно принято считать началом химической войны в современном ее понимании. Зеленовато-желтое облако хлора было выпущено вечером из цилиндрических баллонов, установленных на переднем крае немецких позиций на фронте протяженностью около 8 км между населенными пунктами Бикшуте и Лангемарк. Эффект оказался ошеломляющим. Хотя военная разведка союзников и получила предупреждение о готовящемся нападении, однако их военное командование не придало этому значения, полагая, что появление нового химического оружия невозможно.

По этой причине ни один солдат союзников не имел какого-либо средства защиты от поражающего действия ОВ. В результате первой газобаллонной атаки на Западном фронте 22 апреля 1915 г. было отравлено 15 тыс. человек, из них погибло 5 тыс. 31 мая 1915 г. немцы осуществили первую газобаллонную атаку на Восточном фронте в районе Болимова у Воля Шидловская. Русские войска потеряли отравленными более 9 тыс. человек, из них умерло на поле боя около 1200.

Немцы могли легко осуществить прорыв укрепленных позиций и овладеть портами на побережье Ла-Манша, однако ввиду консервативности их командования они так же, как и союзники, недооценили огромной боевой эффективности нового оружия и поэтому не сосредоточили в районе химической атаки достаточных сил и средств, чтобы использовать полученное преимущество и развить достигнутый ими успех.

После первой газобаллонной атаки обе воюющие стороны стали широко применять ОВ, используя для этой цели разнообразные химические боеприпасы. В ходе химической войны большое внимание уделялось разработке противогазов, которые служили средством защиты от ОВ глаз и органов дыхания. В зависимости от характера применяемого ОВ предлагался тот или иной тип противогаза. Когда одна из сторон вводила новый противогаз, хорошо защищающий от известных уже отравляющих веществ, другая сторона стремилась изыскать такое ОВ, которое обладало бы способностью преодолеть этот противогаз.

Отравляющие вещества по своему поражающему действию составляли весьма широкий диапазон - от смертельных до временно выводящих из строя (раздражающих). Последние очень быстро вызывали либо слезоточение, либо рвоту и, таким образом, не давали противнику возможности своевременно воспользоваться противогазами, чтобы защититься от смертельных ОВ, которые обычно применялись комбинированно с раздражающими ОВ. В некоторых случаях боевой обстановки ОВ раздражающего действия использовались самостоятельно только для того, чтобы понизить боеспособность войск противника.

По своему агрегатному состоянию ряд отравляющих веществ, такие, как хлор, фосген и др., представляют собой при обычных условиях газы; другие ОВ

находятся в жидком или твердом состоянии. Последние, будучи распылены в воздухе в виде мельчайших частиц, легко распространяются по направлению ветра. Представителями таких ОВ является этиловый эфир бромуксусной кислоты, обладающий слезоточивым действием, и дифенилхлорарсин, вызывающий рвоту. Некоторые ОВ поражают только легкие, другие - глаза и кожу.

В начале химической войны ОВ в виде газа применялись из баллонов, установленных вдоль переднего края позиций своих войск. Возможность осуществления таких газобаллонных атак полностью определялась силой и направлением ветра. Позже ОВ использовались для снаряжения снарядов и мин, с помощью которых они забрасывались на позиции противника. При разрыве снарядов и мин образовывалось облако отравляющего газа.

Из всех ОВ, примененных во время первой мировой войны, наиболее эффективным был иприт. Это отравляющее вещество, использованное в капельно-жидком или парообразном состоянии, оказывало поражающее действие не только на глаза и легкие, но и на кожу. Разрешить проблему защиты кожных покровов от действия иприта оказалось делом очень сложным. В ходе войны иприт применялся на Западном фронте обеими воюющими сторонами весьма интенсивно. Процент потерь, вызванных применением иприта, от общего количества потерь в войне оказался значительным.

Это особенно наглядно можно видеть на примере Соединенных Штатов Америки, которые вступили в первую мировую войну позже других стран, когда методы применения химического оружия оказались уже достаточно хорошо отработанными. Именно поэтому процент потерь, понесенных американскими войсками от действия химического оружия, является довольно высоким. Об этом, в частности, говорит тот факт, что потери американских войск в Европе от химического оружия составили примерно 25% общих потерь, понесенных ими в течение первой мировой войны.

Сравнение боевой эффективности артиллерийских снарядов, снаряженных наиболее совершенным для того времени отравляющим веществом - ипритом, с эффективностью обычных снарядов показывает, что химические снаряды были в 4 - 5 раз эффективнее. Этот факт казался тем более поразительным, что тогда использование ОВ было делом сравнительно новым и требовало значительных поисков и экспериментов не только в технической области, но также и при решении проблем, связанных с тактикой применения нового вида оружия.

Военные руководители придавали большое значение боевой эффективности химического оружия. Об этом убедительно говорит, например, тот факт, что к концу войны из общего количества производимых немцами снарядов более половины были химическими.

В период после первой мировой войны отравляющие вещества были применены итальянцами и японцами. При этом они достигли большого эффекта. Так, итальянцы применили иприт в 1936 г. в войне против Абиссинии. Поскольку абиссинцы не имели никаких средств противохимической защиты, потери среди них оказались весьма значительными. Япония в войне против Китая применяла химическое оружие в период с 1937 по 1943 год. Поскольку китайцы также не имели средств защиты, они, несомненно, несли большие потери.

Химическое оружие во второй мировой войне не нашло своего применения, за исключением упомянутого выше факта использования японцами ОВ против Китая. Это не означает, однако, что немцы не обладали определенным количеством высокоэффективных отравляющих веществ. Об этом говорит, например, тот факт, что они синтезировали новое отравляющее вещество нервно-паралитического действия, так называемый табун, о котором союзники ничего не знали. Немцы располагали тысячами тонн этого вещества. Табуном были снаряжены сотни тысяч боеприпасов, которые хранились на складах. Если бы при высадке союзников в Нормандии немцы применили табун, то нет никакого сомнения, что союзные войска оказались бы отброшенными обратно за Ла-Манш.

Войска союзников были обеспечены противогазами, однако после высадки они оставили их на побережье и продолжали продвижение без средств химической защиты.

Кроме табуна, немцы получили еще более эффективное нервно-паралитическое ОВ - зарин. Однако оно находилось лишь в стадии опытного производства.

Союзники не имели таких ОВ, как табун и зарин, однако в их распоряжении находились большие запасы иприта, фосгена, люизита и других отравляющих веществ.

Возникает вполне естественный вопрос: почему же немцы первыми не пошли на развязывание химической войны? На этот вопрос имеется много различных ответов самих немцев, английских и американских специалистов. Однако ни одно из высказанных суждений по затронутому вопросу не может считаться удовлетворительным и вполне соответствующим фактическому положению дела.

В начале войны немцы не нуждались в применении химического оружия по той простой причине, что их наступление развивалось в соответствии с разработанной стратегией "молниеносной войны". В последующий период войны немцы еще слепо верили в свою прежнюю стратегию, и их военное командование исходило из того, что применение отравляющих веществ не даст им решающего преимущества. Другими словами, немцы считали, что обстановка была неподходящей для развязывания химической войны. На заключительном этапе, когда война приближалась к своему завершению, Германия и ее союзники потеряли свое превосходство в воздухе и поэтому боялись ответного удара химическим оружием непосредственно по их жизненно важным центрам.

В 1942 г. Соединенные Штаты получили сведения, что Германия готовится применить в широких масштабах отравляющие вещества против Великобритании и СССР и что японцы в ряде случаев уже использовали химическое оружие в войне против Китая. Получив эти сведения, президент Рузвельт выступил 5 июня 1942 г. с заявлением, в котором указал, что применение отравляющих веществ против Китая или какой-либо другой страны, входящей в Объединенные Нации, будет рассматриваться как начало химической войны против Соединенных Штатов и что при таких обстоятельствах США предпримут соответствующие ответные действия.

8 июля 1943 г. Рузвельт выступил со вторым заявлением, в котором отметил, что США не прибегнут к применению отравляющих веществ, если противная сторона не начнет их использовать первой. Это было его последним заявлением по поводу политики в отношении химической войны.

МЫШЬЯК

Соединения мышьяка применяются в стекольной, красильной, кожевенной, фармацевтической и других отраслях промышленности. Чистый металлический мышьяк малотоксичен, но его окислы и соли - сильные яды; особенно ядовит мышьяковистый ангидрид, или белый мышьяк, который вызывает смертельное отравление в дозе 60 - 70 мг. Чаще всего соединения мышьяка проникают в организм в виде пыли и с зараженной пищей и водой. Они могут длительно фиксироваться в костях, печени, коже, волосах.

Некоторое время назад в печати сообщалось, что в сохранившихся до наших дней волосах Наполеона Бонапарта содержится мышьяк. Это послужило поводом для предположения о его насильственной смерти из-за добавления в пищу яда в малых незаметных дозах.

Диагноз, поставленный лечащими врачами Наполеона после его смерти, - рак желудка. Однако, начиная с 1840 года, после перевоза праха Наполеона в Париж, возникли слухи о том, что император был отравлен англичанами. В 1961 году на кафедре судебной медицины в Глазго (Шотландия) были проведены исследования волос Наполеона, срезанных на следующий день после его смерти и сохраненных его слугой. С помощью нейтронно-активационного анализа эксперты установили, что содержание мышьяка в 13 раз превышает обычную норму для человеческих волос, причем его отложения совпадали по времени с периодом пребывания на острове Святой Елены. Более того, неравномерное распределение мышьяка по длине волоса говорило о том, что Наполеону давали яд постоянно в течение последних четырех месяцев его жизни. Результаты анализа опубликовал английский научный журнал.

Через несколько лет к ученым попал другой образец волос Наполеона. И снова исследования показали наличие мышьяка.

Версия об отравлении как будто подтвердилась. Историки спорили только о том, чьих это рук дело. Французы были убеждены, что вина здесь лежит на англичанах. Британцы же утверждали, что искать отравителя следует среди соотечественников императора, и даже называли имя графа Монтолона, наследника Наполеона.

Авторы книги "Химия в криминалистике" Л. Лейстнер и П. Буйташ пишут, впрочем, что "повышенное содержание мышьяка в волосах все еще не дает основания безоговорочно утверждать факт умышленного отравления, потому что такие же данные могли быть получены, если бы Наполеон систематически использовал лекарства, в состав которых входит мышьяк.

В 1982 году в печати появилась очередная интригующая статья. Нейтронно-активационному анализу был подвергнут еще один локон волос императора, на этот раз из третьего источника. Согласно этим новым данным, в волосах императора мышьяка довольно мало, но зато много сурьмы! Как известно, Наполеон жаловался на боли в желудке и принимал лекарства, содержащие сурьму. Анализируя все имеющиеся данные (свои и ранее опубликованные), автор последней статьи обращал внимание на то, что методика, использованная при анализе первых двух образцов, не позволила определить раздельно мышьяк и сурьму при совместном присутствии".

Позднее возникла еще одна версия. Исследования, проведенные в лаборатории медицинского факультета Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, позволили установить, что количество мышьяка, содержащееся в волосах Наполеона, слишком мало для отравления. По предположению фармакологов, яд попал в волосы императора из обоев: в его домике использовались обои зеленого цвета с красителем на основе мышьяка. В сухом воздухе краска практически не выделяет яд, но во влажном климате, если обои отсыревают и на них заводится плесень, плесневые грибки превращают устойчивые неорганические соединения мышьяка в летучий триметилмышьяк. Даже если Наполеон не прикасался головой к стенам, ядовитые испарения могли попасть в его организм.

Мышьяковая интоксикация в основном проявляется нарастающим снижением кровяного давления, повышением проницаемости стенок сосудов для форменных элементов крови, различными признаками поражения центральной нервной системы вплоть до развития судорожно-паралитического синдрома, а также резкими расстройствами обменных процессов.

Немецкий исследователь - Валентин Розе, асессор Берлинского медицинского общества, - в 1806 г. предпринял первые шаги по выявлению следов мышьяка в человеческом организме, в частности в кишках и стенках желудка, даже в том случае, когда таких следов в содержимом желудка уже не было, ибо яд был уже "реабсорбирован стенками желудка". Розе разрезал на куски желудок отравленного и варил его в дистиллированной воде. Полученную кашицу он многократно фильтровал. Затем обрабатывал ее азотной кислотой, ибо последняя казалась ему способной разрушить "органическую материю", то есть самый желудок, и дать искомую субстанцию яда в чистом виде. При этом Розе с помощью углекислого калия и раствора извести получал осадок, который высушивал и помещал вместе с древесным углем в пробирку. При наличии в этом осадке мышьяковистого ангидрида на стенках пробирки образовывались в результате длительного накапливания металлические бляшки - признаки мышьяка.

Спустя несколько лет путь развития науки приводит нас из Германии во Францию, где жил человек, завоевавший почетный титул "родоначальника токсикологии", - Матье Жозеф Бонавантюр Орфила, который прославился не только своими опытами и открытиями, но в гораздо большей степени своим вкладом в упорядочение и перепроверку проводившихся в самых разных местах экспериментов. Когда двадцатишестилетний Орфила опубликовал в 1813 г, первую часть своего двухтомного труда "Трактат о ядах, или Общая токсикология", он привлек к себе внимание врачей, юристов и полицейских, занимавшихся этой проблемой.Его труд был первым произведением международного значения, охватившим все,что было известно в ту пору о ядах.

Существенная часть работ Орфила была посвящена мышьяку. Орфила выискивал и перепроверял все, что было известно о мышьяке во Франции и за ее пределами. Экспериментируя на собаках, он показал, что из желудка и кишечника мышьяк проникает в печень, селезенку, почки и даже в нервы. Следовательно, если в желудке яда уже не было, следы его можно было искать в печени, селезенке и иных органах Орфила усовершенствовал метод Валентина Розе. Он обрабатывал азотной кислотой ткань человека или животного до тех пор, пока она полностью не обугливалась. Чем полнее удавалось разрушить материю, впитавшую в себя яд, тем легче было доказать наличие в ней мышьяка.

Это относилось и к исследованию содержимого желудка и кишечника, где было подчас так много белковых и жировых частиц, что они не давали выделить мышьяк в чистом виде. Метод Ханемана здесь не годился. Сероводород не мог заставить мышьяк выпасть в виде желтого осадка. Более того, некоторые компоненты желчи выпадали под воздействием сероводорода в виде желтого, растворимого в аммиаке осадка, который можно было принять за мышьяк, хотя там его вовсе не было. .

Во избежание чудовищных ошибок Орфила требовал, чтобы при доказывании наличия мышьяка каждый желтый осадок, даже если он растворялся в аммиаке, подвергался повторной проверке. Он считал, что говорить о наличии мышьяка можно лишь тогда, когда желтый осадок в нагретой колбе образовывает металлическую бляшку и когда с помощью реактивов удается доказать, что эта бляшка действительно состоит из мышьяка.

Но как ни велики были достижения Орфила, он постоянно натыкался на препоны, которые не мог преодолеть, и на загадки, которые не мог разрешить.

Так, у некоторых животных, которых он на глазах своих учеников отравлял мышьяком, ему, несмотря на все усилия, не удавалось при вскрытии обнаружить яд нигде. Почему? В чем тут причина? Преобразовывался ли яд в теле? Или же в ряде случаев из-за рвоты и поносов яд перед смертью выделялся из организма так сильно, что оставшиеся незначительные его следы невозможно было обнаружить существующими методами? Значит, надо искать иные методы, с помощью которых можно было бы обнаружить даже самые мельчайшие следы мышьяка.

Очевидно, из-за того, что Орфила был лишь великим компилятором и экспериментатором, но первооткрывателем, в сущности, не являлся, новый метод открыл не он, а неизвестный английский химик, ставший в отчаянии от своей нищеты пьяницей, служащий Британского королевского арсенала в Вулидже, под Лондоном, Джеймс Марш.

В библиотеке арсенала Марш натолкнулся на труды Карла Вильгельма Шееле (умершего за сорок семь лет до этого аптекаря из города Кепинга), посвященные процессу возникновения мышьяковистого водорода. Выводы, к которым пришел после их изучения Марш, были слишком просты, чтобы прийти в голову людям типа Орфила. Если в содержащую мышьяк жидкость добавить немного серной или соляной кислоты и сверх того цинк, то в результате химической реакции появлялся водород, который соединялся с мышьяком (и с любым его соединением), образуя газообразный мышьяковистый водород. Когда его пропускали через горячую трубку, он снова распадался на водород и мышьяк, и металлический мышьяк можно было уловить и собрать. Марш велел изготовить для него стеклянную трубку подковообразной формы, один конец которой был открыт, в то время как другой заканчивался остроконечным стеклянным соплом. В той части трубки, которая заканчивалась соплом, он укрепил кусочек цинка, а в открытый конец трубки наливал проверяемую жидкость (подозрительный раствор или экстракт содержимого желудка), обогащенную кислотой. Когда жидкость достигала цинка, достаточно было даже невообразимо малых следов мышьяка, чтобы образовался мышьяковистый водород, который улетучивался через сопло.

Улетучивавшийся газ Марш поджигал, держа против пламени холодное фарфоровое блюдце. Металлический мышьяк оседал на нем в виде черноватых пятнышек на фарфоре. Этот процесс можно было продолжать до тех пор, пока весь мышьяк не удалится из жидкости и не будет собран в блюдце. Данный способ, как оказалось впоследствии, был настолько чувствительным, что даже количество мышьяка порядка одной тысячной доли миллиграмма, введенное в исследуемую жидкость, было заметно на блюдце невооруженным глазом в виде бляшек.

Когда в октябре 1836 г. Джеймс Марш опубликовал в "Эдинбургском философском журнале" статью о своем открытии, он и сам не предполагал, что изобрел способ, который завоюет всю токсикологию, а в качестве метода обнаружения мышьяка станет попросту непреходящим.

Орфила (при всей склонности к суетности, честолюбию и тиранству) был достаточно дальновиден, чтобы первым признать значение аппарата Марша. В Париже разгорелось соперничество за открытие все новых тайн мышьяка с помощью этого аппарата. Врачи и химики, такие, как, например, Девержи, Оливье, Баррюэль и Распай, соревновались с Орфила, который первым устранил некоторые трудности, возникшие при исследовании способом Марша экстрактов желудка, печени, селезенки или иных органов. Такого рода органические экстракты, не очищенные от белка, жира и "другой материи", пенились и тем самым препятствовали образованию газа. Орфила дополнил этот метод обугливанием при помощи азотной кислоты, которая разрушала даже самые стойкие органические соединения и обеспечивала исследуемому материалу высочайшую "чистоту".

Всеобщее возбуждение охватило химиков Парижа, когда в 1838 г. обнаружилось, что аппарат Марша в ходе экспериментов с опытными растворами, не содержавшими мышьяка, тем не менее показывал его наличие. Распай и Орфиланашли этому объяснение. Они установили, что в цинке и серной кислоте, с которыми они работали, содержалась некоторая примесь мышьяка. Таким путем предупредила о себе огромная распространенность мышьяка повсюду в природе - феномен, которым токсикологи будут продолжать заниматься и через сто лет и который задаст им еще не одну загадку. Стало очевидным, что во избежание роковой ошибки, прежде чем проводить исследование на яд, необходимо проверить на содержание мышьяка применяемые для этого химические реактивы.

Бывали и другие драматические ситуации, когда в ходе экспериментов с помощью аппарата Марша мышьяк все чаще обнаруживали там, где меньше всего ожидали.

Химик Куэрб исследовал кости покойников, которые, без всякого сомнения, не подвергались отравлению мышьяком, и обнаружил... мышьяк. Он сделал тревожное заявление, что мышьяк (пусть даже в незначительных количествах) так распространен в природе, что в качестве естественного компонента содержится даже в человеческом организме. Орфила вынужден был сразу же подтвердить это заявление, однако говорил, что речь идет о следах мышьяка, обнаруженных лишь в костях, но это не относится к обнаружению яда в других органах. Вместе с тем возник вопрос, является ли мышьяк естественным компонентом костей человека или же он появляется в них вследствие посмертных химических процессов?

Не менее напряженная ситуация возникла и при исследовании земли на содержание мышьяка. Аппарат Марша показывал, что во многих местах земля содержит мышьяк, и прежде всего на некоторых кладбищах Парижа. Но если кладбищенская земля содержит в себе этот яд, то не может ли он из нее проникнуть в захороненные там трупы и при эксгумации по подозрению в отравлении приводить к опасным ошибочным выводам? Не давал ли он, наконец, убийцам и их адвокатам предлог, с помощью которого они могли бы легко оспаривать наличие яда в теле их жертв?

Со всей своей энергией и честолюбием Орфила взялся за работу, чтобы внести ясность в эти вопросы. Из больницы Сен-Луи, из парижских моргов доставляли ему его ученики кости умерших, и Орфила находил новые подтверждения тому, о чем говорил Куэрб. Существовало что-то вроде "естественного" мышьяка. Но это не удовлетворяло Орфила. А может быть, это тот мышьяк, которым пациентов, впоследствии умерших в больнице Сен-Луи, лечили от рака или венерических заболеваний? Или покойники при жизни ели хлеб, изготовленный из зерна, которое опрыскивали мышьяком? А может быть, речь идет вовсе не о естественных компонентах человеческого организма, а просто о том, что в природе так много мышьяка, что люди невольно впитывают в себя частицы этого яда и со временем он скапливается у них в костях, не приводя ни к мучениям, ни к смерти от отравления?

Орфила раздобыл кости умерших из департамента Сомма, где посевы пшеницы обычно обрабатывались мышьяком, и начал новые, обширные эксперименты. С еще большим пылом он занялся и проблемой кладбищенской земли. Он обнаружил мышьяк в земле кладбища Монпарнас, в земле пашен, на которых пшеница обрабатывалась мышьяковистым ангидридом. Но везде мышьяк превращался в окисленную им известь, нерастворимую в воде и, следовательно, вряд ли способную проникнуть в трупы из влажной почвы кладбищ. Поэтому Орфила пришел к заключению, что мышьяк из кладбищенской земли не может проникнуть в захороненные трупы, тем более если их гробы не повреждены.

Он не мог предвидеть, что и более чем через сто лет эта проблема все еще не будет разрешена окончательно, но свое исследование он завершил очень важным для того времени выводом, который доказывает его дальновидность.

Перед лицом загадок природы, с которыми мы сталкиваемся повседневно, заявил он, следует рекомендовать в каждом случае исследовать на мышьяк землю вокруг могилы. Если в ней найдут мышьяк, то для решения вопроса о том, мог ли он попасть оттуда в труп, важное значение имеют состояние гроба и возможность соприкоснвения трупа с землей, а также величина бляшек мышьяка, появляющихся в ходе химического исследования земли и органов покойника. Если бляшка, осевшая из почвы, большая, а осевшая из трупа - маленькая, то нельзя исключить возможность проникновения мышьяка из земли в труп. Только учет всех обстоятельств, а не одних лишь данных химического исследования может обеспечить успех.

Мышьяк - яд и неоднократно употреблялся именно в этом качестве. История и криминалистика приводят ряд примеров. Один из них - МАРИ МАДЛЕН де БРЕНВИЛЬЕ (1630-1676).

Мари Мадлен - убийца из аристократической среды. Она родилась в богатой дворянской семье и с отроческих лет блистала красотой. В эпоху Людовика XIV женская красота ценилась особенно. Такой бриллиант (как говорили в те .времена) не мог долгое время оставаться без оправы, и вот Мари Мадлен выходит замуж за маркиза де Бренвилье, который значительно старше ее.

Прошло несколько лет, и юная маркиза наставила мужу рога с молодым офицером Годеном де Сент-Круа. Муж отнесся к этому стоически, но отец Мари Мадлен господин Дре д'Обре был потрясен. Рушились нравственные основы, на которых было воспитано его поколение, связь дочери косвенным образом позорила и его седины. "Если тебе не дорого собственное имя, подумай о чести нашей семьи!"

Маркиза, однако, связь с Сент-Круа не прервала, и Дре д'Обре добился, чтобы ее любовника по какому-то обвинению засадили в Бастилию.

Это было роковой ошибкой отца, поскольку именно в Бастилии Сент-Круа познакомился с итальянцем Экзили, алхимиком и авантюристом, большим специалистом по ядам. Более внимательного ученика у Экзили не было никогда. Сидя в одной камере с итальянцем, Сент-Круа жадно впитывал науку убивать.

И вот наступил день, когда офицер вышел на свободу. При первом же свидании с маркизой он рассказал ей о том, что узнал от учителя.

Сообразительная Мари Мадлен тут же поняла, какую пользу можно извлечь из знаний любовника. Но ум уживается в ней с осторожностью, и прежде, чем приступить к задуманному, маркиза экспериментирует. Вместе с Сент-Круа они изготавливают из мышьяка и других компонентов яд, и маркиза пробует его на больных, которых навещает по долгу христианского милосердия в больнице Отель-Дие. И - о, чудо! - яд действует. А главное - больные умирают чрезвычайно естественно, и врачи не могут обнаружить в организме следы яда.

Маркиза в восторге. Сент-Круа получает новые поцелуи, а нелюбимый папа - маленькие порции яда. Восемь месяцев Дре д'Обре мучает непонятная болезнь. Мари Мадлен, превратившаяся в образец дочерней любви, лично поправляет подушки под головой papa и подает ему лекарства. Врачи пускают больному кровь, поят эльзасским бальзамом, прикладывают холодные компрессы, но все напрасно.

На могиле отца маркиза рыдает искренне и безутешно - ведь наследство досталось не ей, а двум ее братьям. Впрочем, зачем слезы? Разве нельзя сделать дубль? Но тут нужны сообщники, поскольку подложить братьям яд значительно труднее. Маркиза делает своим любовником некоего Лашоссе, и он исполняет задуманное ею. Братья Мари один за другим покидают бренный мир.

Конечно, смерть отца и последовавшая через год смерть двух братьев не могли остаться без подозрений. Но с помощью тогдашних методов исследования обнаружить "итальянский яд" было нельзя. Маркиза вступила в права наследства.

Все шло хорошо, но произошла роковая случайность: Сент-Круа, экспериментируя в лаборатории, отравился ядовитыми парами. Полиция, расследуя его смерть, обнаружила в лаборатории ящик со склянками, в которых находились подозрительные жидкости. Их испробовали на животных, и все подопытные умерли. Тем временем выяснилось, что в завещании Сент-Круа наследницей данного ящика указана маркиза де Бренвилье.

Следствие тянулось долго. Связи и деньги маркизы на некоторое время отодвинули расплату за содеянное. Когда же были арестованы Лашоссе и другие ее сообщники, она бежала из Франции. Три года жила маркиза на чужбине, пока ностальгия не привела ее назад. Некоторое время она скрывалась в стенах льежской обители. Но вскоре ее опознали. В Льеж отправился лейтенант коннополицейской стражи Дегре, арестовал де Бренвилье и привез в столицу. В соответствии с положением маркизы судил ее верховный суд парижского парламента. Король, заигрывавший с третьим сословием, повелел, чтобы правосудие было осуществлено независимо от звания.

Маркиза пробовала защищаться, намекала на то, что ей известны секреты высших сфер. "...Половина тех, кого я знаю, - людей знатных - занята тем же, что и я... Я потяну их за собой, если решу заговорить". Но третьему сословию было наплевать на скандалы в аристократической среде. Суд не колеблясь признал Мари Мадлен де Бренвилье виновной в умышленных убийствах, и плаха приняла ее красивую голову.

СВИНЕЦ

Достаточно назвать производство аккумуляторов, полиграфическое дело, изготовление свинцовых красок, эмали, глазури, чтобы представить, насколько реальны вредности, связанные со свинцом. Источником бытовых отравлений, к примеру, могут стать пища и вода, длительно хранившиеся в посуде, покрытой свинцовой глазурью. Тяжелое отравление возникает при приеме внутрь от 2 до 3 г солей свинца, в частности ацетата. Проникший в организм свинец быстро обнаруживается почти во всех органах и тканях, но основная его часть фиксируется в эритроцитах и костях. В наибольшей степени свинец поражает нервную систему, кроветворение, желудочно-кишечный тракт, печень. Особенно характерны свинцовые полиневриты и параличи, анемия, схваткообразные боли в животе ("свинцовая колика"), спазм кровеносных сосудов. Элиминация свинца осуществляется, подобно ртути, главным образом через почки и кишечник.

МОЦАРТ Вольфганг Амадей (1756 - 1791) - австрийский композитор. Обстоятельства его смерти были таковы, что немедленно породили версию об отравлении. Моцарт умер 5 декабря, а уже 31 декабря "Берлинский музыкальный еженедельник" писал: "Поскольку после смерти тело его вздулось, полагают даже, что он был отравлен". Жена Моцарта Констанца рассказывала своему второму мужу Ниссену, что Моцарт дважды говорил ей о своей скорой смерти, поскольку ему дали яд. Современный исследователь англичанин Фрэнсис Карр, написавший о "деле Моцарта" целую книгу, полагает, что это был яд Aqua Togana - смесь из бледно-серого мышьяка, окиси свинца и серебристой сурьмы.

В XVIII веке подобный яд считался необнаружимым: его действие проявлялось лишь спустя несколько месяцев после попадания в организм.

ОТРАВЛЕНИЕ ЦИКУТОЙ (ВЕХОМ ЯДОВИТЫМ)

CICUTA VIROSA

Это растение встречается на сырых местах, по берегам рек, озер, прудов, болот, в оврагах.

Однажды пять мальчиков от 6 до 11 лет развели костер, на его огне испекли прошлогодние коренья, собранные на берегу реки, и съели их. Шедшие вечером с поля колхозники увидели, как дети производят нелепые движения, падают внезапно на землю и тут же поднимаются ("как пьяные"). Люди думали, что ребята играют. Несколько позднее на лугу около дороги был обнаружен один из мальчиков в бессознательном состоянии. Ребенка быстро доставили в ЦРБ, и его удалось спасти. Остальные дети были найдены уже умершими.

Обычно первые признаки отравления при поедании корневищ цикуты проявляются через несколько минут. Это частая рвота, обильное слюноотделение, головокружение. Кожа бледнеет, зрачки сильно расширяюся. Появляются сильные судороги. Сердечная деятельность и дыхание расстраиваются.

Широко известен в истории факт отравления СОКРАТА (470/469 - 399 до н.э.) - древнегреческого философа.

Сократ был приговорен к смертной казни по официальному обвинению за "введение новых божеств и за развращение молодежи в новом духе", то есть за то, что мы сейчас называем инакомыслием. В процессе над философом приняло участие около 600 судей. За смертную казнь проголосовали 300 человек, против 250. Сократ должен был выпить "государственный яд" - цикуту. Ядовитым началом в нем является алкалоид кониин. Этот яд вызывает паралич окончаний двигательных нервов, очевидно, мало затрагивающий полушария головного мозга.

Смерть наступает из-за судорог, приводящих к удушью. Некоторые специалисты, правда, считают, что цикутой называли не болиголов, а вех ядовитый (Cicuta virosa), в котором содержится ядовитый алкалоид цикутотоксин.

Свой последний день философ провел так же спокойно, как и предшедствующие. На закате, оставив друзей, Сократ удалился на предсмертное омовение. Согласно орфико-пифагорейским представлениям, омовение это имело ритуальный смысл и символизировало очищение тела от грехов земной жизни.

Совершив омовение, Сократ вернулся к друзьям и родным. Наступил момент прощания. Родные получили от философа последние наставления, после чего он попросил их вернуться домой. Друзья остались с Сократом до конца.

Когда принесли цикуту в кубке, философ спросил у тюремного служителя:

- Ну, милый друг, что мне следует делать?

Служитель сказал, что содержимое кубка надо испить, затем ходить, пока не возникнет чувство тяжести в бедрах. После этого нужно лечь.

Мысленно совершив воздаяние богам за удачное переселение души в иной мир, Сократ спокойно и легко выпил чашу до дна. Друзья его заплакали, но Сократ попросил их успокоиться, напомнив, что умирать должно в благоговейном молчании.

Он походил немного, как велел служитель, а когда отяжелели ноги, лег на тюремный топчан на спину и закутался. Тюремщик время от времени подходил к философу и трогал его ноги. Он сильно сжал стопу Сократа и спросил, чувствует ли тот боль. Сократ ответил отрицательно. Надавливая на ноту все выше и выше, служитель добрался до бедер. Он показал друзьям Сократа, что тело его холодеет и цепенеет, и сказал, что смерть наступит, когда яд дойдет до сердца. Внезапно Сократ откинул одеяние и сказал, обращаясь к одному из друзей: "Критон, мы должны Асклепию петуха. Так отдайте же, не забудьте".

Это были последние слова философа. Критон спросил, не хочет ли он сказать еще что-нибудь, но Сократ промолчал, а вскоре тело его вздрогнуло в последний раз.

СТРОФАНТУС

Когда знаменитый исследователь Африки Давид Ливингстон достиг верховья водопада Виктория, он встретил здесь племена, применявшие во время охоты какой-то неизвестный науке яд. Малейшей царапины было достаточно, чтобы убить животное. Это поразило путешественника.

Врач Кирк, сопровождавший Ливингстона в его странствиях по африканским джунглям, бережно собрал образцы этого яда вместе со стрелами туземцев, записал в свой дневник способ приготовления яда и исследовал растение, служившее его источником. Им оказалась гигантская лиана из рода Строфантус.

Вскоре Кирк был вынужден обратить внимание на странное явление. Каждый раз, когда по утрам он доставал из своей походной сумки зубную щетку и начинал чистить зубы, с его сердцем происходило что-то неладное: оно начинало учащенно биться, словно только что было совершено восхождение на горную вершину. Причиной оказались образцы яда, находящегося в его походной сумке.

Африканский яд был действительно очень сильным, если соседство с ним зубной щетки могло вызвать изменения режима работы сердца. Кирк, чуть было не поплатившийся жизнью за свою небрежность, высказал предположение, что этот яд может найти применение в медицине.

Только спустя 30 лет после предсказания Кирка - в 1865 году - ядом Строфантуса, содержащим алкалоид строфантин, заинтересовался профессор Петербургской медико-хирургической академии Е. В. Пеликан. К яду было привлечено внимание ученых, однако ненадолго. Вскоре строфантин опять забыли - теперь на 20 лет.

Только после 1886 года, когда появились работы англичанина Фрезера, посвященные строфантину, медики Англии, а затем и других стран Европы постепенно признали, что этот яд - лучшее сердечное лекарство. Так несущий смерть строфантин стал исцелителем.

КУРАРЕ

Из всех 10 000 видов растительного царства на долю ядовитых растений приходится около двух процентов. Самым сильным из растительных ядов по праву считается кураре.

История не сохранила нам подробных сведений о том, когда ученые Европы узнали о существовании таинственного яда кураре. Первые сообщения о нем мы находим в книге монахов королевского двора Изабеллы Испанской (1516); затем в отчетах путешественников, участвовавших в экспедициях вверх по реке Амазонке в Гвиану и другие места американского континента.

Добывался яд из растений рода Стрихнос, произрастающих в Южной Америке. Индейцы смазывали им наконечники своих стрел, и поэтому кураре стали называть стрельным ядом. Вот одно из описаний охоты с помощью кураре.

"Индеец, вложив стрелу в сарбакан (сарбакан - духовое ружье, представляющее собой трубку, в которую вкладывают стрелу, смоченную ядом), поднес его к губам. Набрав побольше воздуха в легкие, он что было сил дунул в трубу.

Тапир продолжал пастись, не подозревая об опасности. Вдруг он вздрогнул, перестал есть, потом принялся рвать корни... затем зашатался и упал. Кураре оказало свое действие: тапир был мертв".

Изучение кураре повлекло за собой открытие целого ряда удивительных явлений, что в значительной степени способствовало прогрессу науки.

Большинство исследователей склонялось в XIX столетии к мысли, что переход возбуждения с нервного волокна на мышцу - это физический процесс, представляющий собой электрическое явление. Однако изучение действия кураре на организм породило сомнения в этом.

В 1851 году Клод Бернар, получив кураре в подарок от Наполеона III, своими опытами со всей определенностью доказал, что яд не оказывает никакого действия ни на мышцу, ни на нерв. Но тогда было непонятно, каким образом яд кураре убивал животное. Если и нерв, и мышца оставались невосприимчивыми к действию яда, откуда же возникало полное обездвиживание животного, иными словами, паралич всей скелетной мускулатуры? Даже спустя 20 с лишним лет после опыта Бернара это оставалось загадкой.

В 1877 году Дюбуа Реймон писал по этому поводу: "Из известных естественных процессов, которые могли бы передавать возбуждение, стоит, по-моему, говорить только о двух. Либо на границе сокращающейся ткани имеет место раздражающая секреция... сильно возбуждающего вещества, либо это явление имеет электрическую природу".

Дальнейшие опыты с кураре заставляли ученых предположить, что между мышцей и нервным окончанием существует пространство - щель, в которой, по-видимому, находится некое вещество, чувствительное к действию яда кураре. Это место "контакта" нервных волокон друг с другом или нервного окончания с мышцей было названо синапсом (от греч. "смыкать"). Именно благодаря существованию синапса и гипотетического вещества, находящегося в нем, можно было понять, каким образом кураре убивает. Попав в организм, яд лишает вещество синапса возможности передавать нервный импульс с нерва на мышцу, и импульс, пробегая по нерву и достигнув его окончания, не может перескочить через образовавшуюся пропасть - синаптическую щель. Вот почему мышца бездействует. Хотя раненое животное готово бежать - страх и боль являются могучим стимулом к спасению, но мышцы не повинуются настойчивым призывам импульсов: они расслаблены, паралич дыхательной мускулатуры вызывает удушье, и животное погибает без видимой борьбы за жизнь.

Но история кураре на этом не закончилась. Новая страница его биографии, начатая в годы войны, продолжается и сейчас.

Каждый анестезиолог знает, чем опасен наркоз: увеличение дозы может привести к смерти пациента. Хирургу же для облегчения операции необходимо достаточное расслабление мышц больного, достигающееся только в состоянии глубокого сна. Как же избежать гибельного увеличения дозы наркотического вещества? Ученые различными методами пытались решить эту проблему.

Наибольший эффект дали препараты - производные яда кураре.

В 1942 году два канадских анестезиолога Гриффит и Джонсон применили при операции одну из составных частей кураре - интокострин. Препарат оправдал долгие ожидания медиков: дозу наркотического вещества удалось снизить до минимума за счет действия кураре, расслабляющего мышцы.

В современной анестезиологии роль производных яда кураре - миорелаксантов чрезвычайно велика. Историю этой отрасли медицины даже начали делить на два периода: до появления миорелаксантов и с начала их использования в клинике.

В любом рассказе о кураре не могут не быть упомянуты два других вещества, известных человечеству с незапамятных времен.

Дело в том, что из растений рода Стрихнос - источника кураре - французскими химиками Пеллетье и Каванту еще в 1818 году были выделены два алкалоида: стрихнин и бруцин. И тот, и другой оказались сильнейшими ядами. Однако спустя некоторое время выяснилось: только южноамериканские растения рода Стрихнос содержат яд кураре. Растения того же рода, произрастающие на других континентах, этого яда не имели.

Но стрихнин и бруцин, выделенные из индонезийского растения, были также чрезвычайно ядовиты. Они вызывали у раненых животных приступы мучительных, следующих одна за другой судорог. Причиной смерти от этих ядов является паралич центральной нервной системы, истощенной чрезмерным возбуждением...

Но самым поразительным оказалось то, что эти яды обладали и целебным эффектом. В очень маленьких дозах стрихнин производит стимулирующее действие на органы чувств: обостряет обоняние, вкус, слух и даже осязание. Под влиянием стрихнина повышается острота зрения, цветоощущение и увеличивается поле зрения. Природа сама приготовила лекарство, и человеку осталось только найти подходящую лечебную дозу.

ТАБАК

В 1560 году французский посланник в Португалии Жан Нико отправил в Париж семена табака, завезенного на Пиренейский полуостров мореплавателями с острова Табаго. Вместе с семенами Жан Нико отослал в Париж коробочку с нюхательным табаком. Подарок понравился королеве Екатерине Медичи, и вскоре она уже без табака не могла обходиться. По ее приказу новую культуру начали возделывать во Франции, и через несколько лет она стала здесь привычной.

Когда решено было наконец дать имя столь популярному растению, то мнения разошлись: одни хотели назвать его "никотиана" в честь Жана Нико, другие - "трава королевы". Спорам положил конец великий систематик ботаники Карл Линней, который дал табаку видовое название "никотиана табакум".

По-иному отнеслись русские цари к появлению табака в России. Сюда табак был завезен англичанином Ченслером еще при Иване Грозном. При царе Михаиле Федоровиче - первом царе династии Романовых - за употребление "зелья табачища" рвали ноздри, били плетьми и ссылали в Сибирь. Однако его внук Петр I способствовал распространению табака. Именно при Петре I, в 1714 году, появилась первая табачная фабрика в Ахтырке.

Алкалоид табака никотин был выделен из листьев табака в 1828 году двумя французскими аптекарями - химиками Пеллетье и Каванту. Никотин оказался сильнейшим ядом. Одна лишь капля его, или 0,05 - 0,06 грамма, вызывала у собак тяжелые отравления. Несмотря на это, табак и курение, как мы знаем, широко распространены, и случаи отравления практически не встречаются.

Объясняется это тем, что к никотину организм быстро привыкает и выносливость поэтому значительно повышается.

Изучение никотина в химической лаборатории привело к неожиданным результатам. Оказалось, что эта бесцветная маслянистая жидкость, буреющая на воздухе, этот яд может окисляться в никотиновую кислоту. Если бы такое превращение происходило в организме! К сожалению, этого не происходит.

Осуществить окисление никотина в никотиновую кислоту удается только в химической лаборатории. Никотиновая кислота широко распространена в природе и способствует росту растений. А амид никотиновой кислоты - поистине бесценное вещество для человека, его отсутствие в пище приводит к болезни - пеллагре. Никотин же как таковой не просто вреден организму, но является для него ядом.

Все растительные алкалоиды оказывают воздействие на нервную систему человека и животных: в малых дозах действуют как лекарство, в более значительных - как смертельный яд.

Начало изучению растительных ядов положил немецкий аптекарь Зертюнер, когда в 1803 г. выделил из опиума морфий.

В 1818 г. Каванту и Пелетье выделили из рвотного ореха смертоносный стрихнин.

В 1820 г. Десос нашел хинин в коре хинного дерева, а Рунге - кофеин в кофе.

В 1826 г. Гизекке открыл кониии в болиголове.

В 1828 г. Поссель и Райман выделили никотин из табака, а Майн в 1831 г. получил атропин из белладонны.

ИСТОРИЯ АНТИДОТОВ (ПРОТИВОЯДИЙ)

Появлению эффективных противоядий предшествовал долгий путь исканий многих поколений человечества. Естественно, что начало этого пути связано с тем временем, когда людям стали известны яды. В Древней Греции существовало убеждение, что против любого яда должно применяться свое противоядие. Этот принцип, одним из авторов которого был Гиппократ, поддерживался и другими выдающимися представителями медицины в течение многих веков, хотя, конечно, в химическом смысле тогда не существовало каких-либо оснований для таких утверждений. Тем не менее признание представителями древней медицины за противоядиями особо специфических целебных свойств само по себе является примечательным, ибо в дальнейшем отдельные антидоты стали наделять многими

свойствами. Так, в книге Никандра из Колофана (185 - 135 гг. до н.э.) под названием "Алексифармака" можно уже встретить упоминание о подобных антидотах. Примерно к этому времени надо отнести и знаменитый антидот понтийского царя Митридата VI Эвпатора (120 - 63 гг. до н.э.), состоявший из 54 частей. Он включал опий, различные растения, высушенные и растертые в порошок части тела змеи. Имеются свидетельства, что Митридат принимал свой антидот ежедневно малыми дозами, чтобы выработать невосприимчивость к отравлениям любыми ядами. Предание гласит, что эксперимент оказался удачным.

Когда против царя вспыхнуло восстание под руководством его сына Фернака и Митридат решил покончить с собой, все его попытки отравиться оказались тщетными. Он погиб, бросившись на меч (цит. по Огрызков К И. Польза и вред лекарств. М, - Медицина, 1968). Впоследствии на его основе было создано другое универсальное противоядие под названием "терьяк", которое в течение многих веков применялось в разных странах для лечения отравленных, хотя обладало только успокаивающим и болеутоляющим действием. Описание универсального противоядия есть и у Плиния Второго (23 - 72 гг. н.э.). Таким противоядием он считал молоко.

Во II - I веках до н.э. при дворах некоторых царей специально изучали действие ядов на организм, причем сами монархи не только проявляли интерес к этим исследованиям, но иногда даже принимали в них личное участие.

Объясняется это тем, что в те времена яды нередко применялись для убийств прежде всего с политическими целями. В частности, для этого использовали змей, укус которых рассматривался как кара богов. Так, например, царь Митридат и его придворный врач ставили опыты над приговоренными к смерти людьми, которых они подвергали укусам ядовитых змей и на которых испытывали различные способы лечения. Впоследствии они составили "Тайные мемуары" о ядах и противоядиях, которые тщательно охранялись. В 66 г. н.э. эти мемуары были захвачены римским полководцем Помпеем и по его приказу переведены на латинский язык

Но, пожалуй, наиболее интересные сведения о противоядиях содержатся в произведении выдающегося врача античной эпохи Клавдия Галена (129 - 199 гг. н.э.), которое так и называлось - "Антидоты". В нем Гален приводит список важнейших из существовавших тогда противоядий, которые затем в течение почти двух веков находили практическое применение. Гален считал, что применение лекарств, в том числе противоядий, должно в основном соответствовать принципу "противоположное противоположным". Так, он различал охлаждающие, согревающие и вызывающие гниение яды, а в качестве противоядия рекомендовал вещества, восстанавливающие нарушенное в организме равновесие. Например, при отравлении опием, считавшимся охлаждающим ядом, рекомендовались согревающие процедуры.

Надо отметить, что в первом тысячелетии н.э. наука о ядах и противоядиях мало продвинулась вперед. В сочинениях этой эпохи можно найти взгляды и предписания античных авторов, например Галена, Никандра из Колофана, множество рекомендаций, основанных на религиозных представлениях и схоластических умозаключениях. В частности, в те времена и вплоть до Средних веков и эпохи Возрождения упорно поддерживалась вера в единый механизм (принцип) действия ядов, а значит и в то, что побеждены они могут быть только универсальными антидотами. Одним из веществ такого рода длительно считался безоар - измельченный желчный камень, извлекавшийся у жвачных животных и нашедший широкое применение в качестве противоядия наружного и внутреннего использования при различных отравлениях и заболеваниях.

Увлечение идеей создания противоядия многостороннего действия продолжалось и в более позднюю эпоху, что видно на примере антидота Маттиомуса (1618 г.), включавшего около 250 компонентов. В медицинских книгах XVII и XVIII вв. все еще можно было найти упоминания о безоаре и других подобных антидотах как о чудесных и верных средствах против всех ядов и заразных болезней.

Еще в древности широко было распространено требование к противоядиям (как, впрочем, и к лекарствам вообще) как к средствам, способствующим изгнанию яда из организма или притягивающим его к себе. Считалось также, что эти вещества должны возбуждать соответствующие функции организма с целью скорейшего освобождения его от токсичного агента. Поэтому с давних времен высоко ценились лекарства, вызывавшие рвоту, понос, усиленное мочеотделение, потоотделение, слюноотделение. Надо сказать, что и до настоящего времени рвотные, слабительные и мочегонные средства играют немалую роль в лечебных мероприятиях по удалению ядовитых веществ из организма.

Для раннего средневековья наиболее ценным с точки зрения практических рекомендаций по борьбе с отравлениями следует признать знаменитый "Канон врачебной науки" Абу-Али Ибн-Сины (Авиценны) (980 - 1037 гг.), созданный в период с 1012 по 1023 г. В нем описано 812 лекарств растительного, животного и минерального происхождения и среди них немало противоядий. Вообще Ибн-Сина придавал противоядиям большое значение. В то время на Востоке были распространены умышленные отравления, в особенности посредством подмешивания яда к пище. Поэтому в "Каноне" даются специальные советы, как уберечься от яда, и подчеркивается, что попадание яда в пищеварительный тракт после еды облегчает течение отравлений. В "Каноне" приводится немало конкретных советов по применению противоядий при различных интоксикациях. Например, отравленным солями предписывалось молоко и масло, а отравленным железными опилками и окалиной - магнитный железняк, который, как тогда считалось, собирает рассеивающиеся в организме железо и другие металлы. Особое место в сочинениях Ибн-Сины занимает описание укусов ядовитых членистоногих и змей и способов борьбы с их последствиями. Не оставил он без внимания и кишечные отравления, в частности ядовитыми грибами и испорченным мясом. В качестве противоядий Ибн-Сина рекомендовал антидот Митридата, а также инжир, цитварный корень, терьяк, вино.

В начале XII в. на Востоке получило известность сочинение одного из последователей Ибн-Сины - Зайнуддина Джурджани под названием "Сокровище Хорезмшаха", написанное на таджикском языке (фарси). Это многотомный труд, который содержит большое число оригинальных сведений о характере и механизмах действия различных токсических веществ, о способах лечения отравлений. Что касается противоядий, то Джурджани описывает в основном те из них, которые упоминались еще античными авторами. Немало рекомендаций по наиболее рациональному использованию противоядий приводится в другом средневековом медицинском трактате, известном под названием "Салернский кодекс здоровья" и составленном Арнольдом из Виллановы (1235 - 13П гг.). Это замечательное произведение содержит множество медицинских рекомендаций по борьбе с отравлениями, изложенных в стихотворной форме. Вообще слова "яд" и "противоядие" довольно часто употребляются в "Кодексе". Вот только 2 примера:

Рута, чеснок, териак и орех, как и груши, и редька,

Противоядием служат от гибель сулящего яда.

Надо солонку поставить перед теми, кто трапезой занят.

С ядом справляется соль, а невкусное делает вкусным.

Интересно отметить, что еще за 3 - 4 века до Арнольда из Виллановы в том же Салерно был создан практический труд под названием "Антидотарий" - книга наиболее употребительных средств борьбы с отравлениями.

Нередко художественные произведения средневековых авторов строились на сюжетах, связанных с использованием ядовитых веществ. Иногда в них описывались способы, позволявшие предотвращать отравления или бороться с ними. Подчас слова "яд" и "противоядия" в этих произведениях приобретали иносказательный смысл: под ядом понималось зло, а противоядие олицетворяло положительные качества человека. Например, выдающийся персидский поэт Саади (XIII в.), напутствуя своего героя, восклицает:

Но, друг, ведь ты богат!

С противоядием не страшен яд.

Множество советов, рецептов и правил по борьбе с отравлениями содержалось и в других сочинениях древности, немало их передавалось из поколения в поколение у разных народов. Так, у индейцев как антидот против яда отравленных стрел использовался табак, причем его употребляли не через рот, а в виде табачного клистира. Некоторые приемы предупреждения отравлений становились обрядами и должны были исполняться всеми членами общины (рода, племени). Иногда они использовались лишь избранными, привилегированными людьми. Например, в книге доминиканского монаха Ажилду да-Эспиноса (XVII в.) описан способ создания резистентности к ядам с помощью самих ядов. Одна из глав этой книги так и называется - "О яд ядущих". В ней да-Эспиноса так описал обряд, существовавший на территории нынешней провинции Катанга (республика Заир): "...По вечерам король деревни и с ним уважаемые люди, которых мы бы назвали его министрами, изгнав из дома жен, детей и рабов, принимались в огромном котле варить некую жидкость, изрядно зловонную и гнусного вида, причем размешивал ее увешанный ужасными амулетами старик, без сомнения, местный колдун...". Потом, как пишет да-Эспиноса, король и министры по очереди пили адскую жидкость, предварительно размешав ее с водой и медом диких пчел. На недоуменные вопросы монаха ему ответили, что это яд, а пьют его каждый день по небольшой дозе для того, чтобы стать невосприимчивым к отраве, "буде захочет ею воспользоваться некий злонамеренный человек". На глазах у высказавшего недоверие да-Эспиноса отвар дали выпить собаке. Не прошло и десяти минут, как несчастное животное задергалось в предсмертных судорогах. Колдун предложил выпить монаху, но тот отказался. "Теперь и я убедился в том, что это яд. По моему разумению, тут не обошлось без диявола, а я не сомневался, что мне он помогать не станет..." Нетрудно заметить, что в этом описании содержится нечто сходное со способом создания невосприимчивости к яду, применявшимся царем Митридатом. Кстати, у Ибн-Сины также можно найти описание привыкания к токсичным веществам, использовавшегося даже в политических целях: невольниц, которые в результате длительного употребления небольших доз яда, например аконитина, приобретали к нему резистентность, подсылали для убийства людей, имевших с ними общение.

Качественно иной этап развития учения об антидотах связан со становлением химии как науки и, в частности, - с выяснением химического состава многих ядов. Этот этап начался с конца XVIII в., и его можно считать переходным к нашему времени. Некоторые из созданных в конце XVIII и начале XIX в. противоядий существуют и поныне. Прежде всего в химических лабораториях того времени в сотрудничестве с медиками были найдены противоядия - нейтрализаторы ядовитых веществ, которые образовывали с ядами нетоксичные нерастворимые в воде соединения. Вначале такие антидоты, основанные главным образом на реакциях замещения и двойного обмена, демонстрировались в пробирках, что позволило скоро внедрить их в практику.

Любопытен путь внедрения угля в практику борьбы с отравлениями.

Несмотря на то, что уже в XV в. было известно, что древесный уголь обесцвечивает окрашенные растворы, лишь в конце XVIII в. это к тому времени забытое свойство угля было снова открыто. Как антидот уголь упоминается в литературе только в 1813 г. В последующие годы в химических лабораториях ряда стран уголь применялся при постановке многих опытов. Так, было обнаружено (1829 г.), что растворы различных солей при пропускании через древесный уголь теряют металлы. Но экспериментальное доказательство антидотной значимости угля было получено только в 1846 г. Гарродом. В опытах на морских свинках, собаках и кроликах этот ученый доказал, что животных можно защитить от отравляющего действия стрихнина, аконитина, синильной кислоты и других сильнодействующих ядов посредством введения им в желудок животного угля. Тем не менее в течение второй половины XIX в. и даже в начале XX в. уголь не признавался в качестве антидота. Случилось так, что к концу XIX столетия применение угля для оказания помощи при отравлениях было забыто, и только начиная с 1910 г. можно наблюдать второе рождение угля как антидота. Это связано с именем чешского фармаколога Виховского. Поскольку антидотные свойства угля определяются его адсорбционной активностью, то успехи физической химии в начале XX столетия заставили по-новому оценить существо его действия и дали толчок к получению углесодержащих адсорбентов с большой пористостью (площадью поверхности) из различных веществ растительного и животного происхождения.

Достижения химии в прошлом веке позволили создавать антидоты, которые способны нейтрализовать действия ядов, уже попавших в кровь.

1915 год. Активированный уголь

Впервые применен как антидот-сорбент в противогазе Зелинского. Через раскаленный уголь пропускали воздух или водяной пар, что приводило к образованию микропор. В результате 1 грамм активированного таким образом угля мог иметь поверхность в несколько сот квадратных метров. Особенно эффективным активированный уголь оказался против хлора и других боевых газов, применявшихся во время Первой мировой войны.

1933 год. Антидот Стржижевского

Противоядие при отравлениях сулемой (хлоридом ртути (II)). То, что при химическом взаимодействии сулемы с сернистыми соединениями она превращается в практически неядовитую сернистую ртуть, было известно еще в конце XVIII века. Однако стабилизированный раствор, содержащий сульфиды натрия и магния, удалость получить только 250 лет спустя. Автор доказал действенность антидота на себе, выпив на одном из докладов 0,2 грамма сулемы (летальная доза) и запив ее 50 мл противоядия. Токсиколог выжил, а медицина обогатилась новым антитоксическим препаратом.

1946 год. Британский антилюизит, БАЛ

Первый антидот для боевых отравляющих веществ. Несмотря на то, что химическое оружие широко применялось во время Первой мировой войны, действительно эффективные противоядия появились лишь после Второй мировой. БАЛ впервые был создан по итогам досконального изучения действия яда — ученые точно знали, какие радикалы у каких молекул блокируются люизитом. БАЛ действовал как буфер, принимая удар яда на себя, подставляя свои молекулы и не давая повреждать молекулы организма. Мало того, БАЛ оказался способен разрывать связи между люизитом и его молекулой-«мишенью», таким образом, британский антилюизит стал и первым токсикологическим лечебным препаратом.

1950-е годы. Унитиол.

Более продвинутая версия БАЛа, разработанная украинскими учеными (А.И. Черкес). Унитиол хорошо растворялся в воде, был менее токсичен и более эффективен. Он оказался чрезвычайно полезен при лечении отравлений соединениями тяжелых металлов. С этой целью он используется до сих пор.

1960-е годы. Атропин

Первый антидот, который сам не реагировал с ядом, но устранял нарушения в организме, которые возникали при отравлении. С атропина началось изучение сущности функционального антагонизма и создания целого класса синтетических атропиноподобных антидотов. Эта работа имела и огромное военное значение, поскольку атропин работал как противоядие при отравлениях фосфорорганическими веществами, наиболее мощными представителями химического оружия.


РИЦИН

Рицин и укол зонтиком

Зонтик — не самое очевидное приспособление для того, чтобы ввести кому-нибудь летальную дозу яда. Однако именно таким методом воспользовались в 1978 году болгарские спецслужбы, чтобы расправиться с 26-летним Владимиром Костовым и 49-летним Георгием Марковым, болгарскими диссидентами, бежавшими на Запад и вовсю обличавшими коррумпированную коммунистическую диктатуру президента Тодора Живкова на волнах американской пропагандистской радиостанции «Свободная Европа». Костов выжил после покушения, Марков — нет. Впоследствии выяснилось, что их отравили рицином.

Токсикология и химия

Рицин вырабатывает клещевина обыкновенная (Ricinus communis). Токсичный белок содержится в ее плодах (касторовых бобах) и, видимо, предназначается для отпугивания природных врагов растения, охочих до бобов. Когда эти семена прорастают, токсин перестает быть нужен и исчезает. Но до этого рицин отлично выполняет свою миссию: по смертоносности он превосходит даже самые мощные нервно-паралитические газы.

Токсичность яда можно оценивать по его ЛД50 [полулетальной дозе].

Для рицина она составляет 0,1 мкг на 1 кг веса тела, тогда как для самого опасного среди известных человечеству нервно-паралитических средств (его кодовое обозначение — VX) эта величина равна 20 мкг/кг.

Измерения были проведены на грызунах, но их результаты справедливы и для людей, так что можно заключить, что для жизни среднего человека, весящего 70 кг, доза рицина всего-навсего в 7 мкг представляет серьезную угрозу.

Конечно, здесь играет роль способ доставки яда в организм и иммунный статус жертвы. Молекула рицина состоит из двух длинных цепочек, А и В, причем ни одна из них сама по себе не обладает ядовитыми свойствами. Цепь А содержится и в других растениях — например в ячмене (не вызывая никаких заметных отрицательных последствий для тех, кто его ест). Ключ к токсичности — цепь В. Она соединяется с определенным углеводным компонентом внешней поверхности клеточной мембраны и тихо ждет своего часа. Подготовленная таким путем мембрана рано или поздно пропускает внутрь цепочку А, которая, оказавшись в клетке, выискивает участок, где вырабатываются некоторые необходимые для жизни клетки ферменты, и блокирует эту область. Лишившись снабжения ферментами, клетка гибнет. Для того чтобы расправиться с ней, достаточно одной-единственной молекулы рицина, так что теоретически всего трех микрограммов этого яда (около десяти триллионов молекул) хватит, чтобы отравить все клетки человеческого организма.

По оценкам специалистов, для убийства человека достаточно примерно десятка касторовых бобов. То же самое верно и для многих других домашних животных. Однако, судя по всему, куры и утки могут без особого вреда для себя съедать такое же количество измельченных касторовых бобов. Для летального исхода им требуется вдесятеро больше. А одна птица, белогрудая лесная горлица, вообще преспокойно поедает эти плоды в любых количествах. Человек особенно чувствителен к воздействию данного токсина. По некоторым расчетам, в одном-единственном касторовом бобе содержится достаточно рицина для того, чтобы убить ребенка. Хотя подобное бывает весьма нечасто: так, в Великобритании практически неизвестны случаи, когда ребенок отравился, проглотив касторовый боб: от воздействия токсина защищает оболочка плода — она столь прочная, что, если ее специально не разбивать, боб может не переваренным пройти по всему желудочно-кишечному тракту и покинуть организм неповрежденным.

Летальная доза рицина для взрослого человека оценивается в 70 мкг — вдесятеро выше, чем доза, рассчитанная на основе ЛД50. На практике для того, чтобы смертельно отравить жертву, требуется большее количество яда: иммунная система человека начинает вырабатывать антитела, разрушающие молекулы захватчика - рицина. К тому же многое зависит от того, как рицин попал в организм: посредством инъекции, вместе с пищей или вместе с вдыхаемым воздухом.

В реальности для убийства взрослого требуется от 200 до 500 мкг рицина, но это все-таки очень маленькое количество: несколько таких доз легко разместятся на поверхности булавочной головки.

Если рицин глотают, требуется более значительная доза, чем при вдыхании или уколе.

Рицин как боевое отравляющее вещество

Противоядия для рицина не существует, однако есть вакцины, специально рассчитанные на тех, для кого высока вероятность подвергнуться действию этого токсина. Такие средства пришлось создать, поскольку рицин может служить боевым отравляющим веществом: более того, не исключено, что он применялся в ходе ирано-иракской войны 1980-х годов. То, что иракцы обладали такой возможностью, подтвердилось в 1995 году, когда иракские власти признались инспекторам ООН, что в свое время военная промышленность страны произвела 10 литров концентрированного раствора рицина. Признались они и в том, что испытывали химическое оружие — артиллерийские снаряды, начиненные рицином и способные распылять его при взрыве. Имелись свидетельства того, что в Ираке продолжали производить и складировать рицин. В 1998 году британская и американская авиация нанесла удар по фабрике касторового масла в иракской Фаллудже, поскольку существовали подозрения, что на этом предприятии заодно производят и рицин.

На то, что угроза рициновых атак по-прежнему реальна, указывало и последующее обнаружение немалых количеств этого вещества в афганских пещерах «Аль-Каиды». Уже много лет известно, что рицин можно использовать как оружие. Работа над такими средствами началась в американской армии еще во годы Первой мировой. В конце концов американские специалисты пришли к выводу, что рицин не имеет никаких преимуществ перед традиционными для того времени боевыми отравляющими агентами — хлором и горчичным газом.

Однако изыскания в этой сфере продолжались и во Вторую мировую войну, когда проводились испытания кассетных бомб малого размера, способных распылять над вражескими позициями облака рициновой пыли. Но вывод оказался таким же: метод не отличается особой эффективностью. Предполагалось, что рициновая пыль будет оседать на одежде и окружающих предметах, так что даже после завершения атаки противник получит летальную дозу рицина, просто вдыхая эту пыль. Она может представлять опасность довольно длительное время — пока связь между цепочками А и В не разрушится при химических реакциях с компонентами атмосферы (например, озоном или диоксидом азота). Когда А и В отделяются друг от друга, их смертоносная сила пропадает.

Трудность применения рицина как оружия состояла в необходимости защищать от него собственные войска — и в невозможности лечения рицинового отравления (если защитить их все-таки не удалось). В наши дни защита от рицина все-таки существует, но о ней нужно заботиться до того, как человек подвергнется его воздействию: иными словами, речь идет о вакцине. А противоядия по-прежнему нет и не предвидится.

В 2003 году оборонное отделение американской компании BioPharma получило в США лицензию на испытания генетически модифицированной вакцины, в состав которой входит цепь В. Такая вакцина побуждает иммунную систему организма вырабатывать антитела против всей молекулы рицина.

Производство и применение

В природе рицин вырабатывают некоторые растения, но в столь ничтожных количествах, что это не представляет никакой опасности. Лишь клещевина дает его сравнительно много. Эту культуру выращивают для производства касторового масла, которое извлекается из касторовых бобов путем нагревания до 140ºС: эту температуру поддерживают на протяжении 20 минут, чтобы успели денатурироваться рициновые белки. Затем бобы дробят и прессуют, после чего извлекают масло (которого в них около 50%).

Ежегодно в мире производится около миллиона тонн касторового масла — главным образом из касторовых бобов, произрастающих в Бразилии, Индии и Китае. Касторовое масло состоит в основном из одного вещества, относящегося к числу довольно редких жирных кислот (рицинолевой кислоты).

По присутствию этой кислоты в смеси пищевых растительных масел можно определять, имеется ли там касторовое масло. Касторовое масло используется для улучшения сохранности изделий из дерева и кожи, а также как сырье для производства себациновой кислоты, которая входит в состав тормозных жидкостей и применяется как машинное масло. В древности касторовое масло использовали в светильниках, а также как лечебную мазь при кожных заболеваниях. В Индии его применяли еще за 2 тысячи лет до нашей эры. В ту пору уже были известны и его слабительные свойства. Ложку касторового масла прописывали при запорах, и оно действительно помогало. Отчасти это происходило из-за содержащихся в нем следов рицина. Пациент при этом часто испытывал желудочные спазмы и колики, а иногда результатом такого лечения становились мощный понос и серьезное обезвоживание. Поэтому в нацистских концлагерях касторку использовали как наказание, заставляя узников выпивать чашку этой жидкости, что вызывало большие страдания, а иногда и смерть.

Рицин можно получать из отходов холодного прессования касторовых бобов, но такой метод — сложный многоступенчатый процесс, требующий применения нескольких различных реагентов. В 1888 году Герман Штильмарк впервые получил вещество из касторовых бобов. Он назвал соединение рицином — по латинскому ботаническому наименованию клещевины. Латинское слово ricinus означает «клещ»: считается, что плоды растения похожи на это насекомое (отсюда и русское название). Американские военные даже запатентовали в 1962 году один из процессов производства рицина. Впрочем, в 2004 году патент изъяли из публичного доступа, поскольку он показывал злоумышленникам, как произвести этот токсин, используя простые и доступные реагенты (в частности, серную кислоту).

Отравление рицином

Воздействие рицина на организм зависит от того, каким путем он в него попадает — посредством вдыхания, глотания или инъекции. В любом случае при этом затрагиваются многие органы.

Первоначальные симптомы отравления рицином появляются примерно спустя 6 часов после введения яда. После вдыхания смертельной дозы происходит затруднение дыхания, сопровождающееся высокой температурой, кашлем и ощущением тесноты в груди.

По мере того как в легких скапливается жидкость, дышать становится все труднее. Содержание кислорода в крови падает, поэтому кожа приобретает голубоватый оттенок. В конце концов, наступает летальный исход. Если токсичная доза рицина поступает оральным путем (т. е. с пищей или питьем), жертва спустя некоторое время начинает страдать от тошноты и поноса, к тому же появляются признаки внутреннего кровотечения. Наблюдается острое обезвоживание и снижение кровяного давления. В течение одного-двух дней после попадания яда в организм отказывают печень, селезенка и почки. При инъекции смерть приходит еще быстрее — обычно через 36–72 часа после введения токсина (в зависимости от дозы).

Если доза совсем мала и жертва сумела выжить на протяжении 5 суток, тогда вполне возможно выздоровление. Поскольку от рицина нет противоядия, лучше бы не допускать попадания этого яда в организм. Если контакта с рициновой пылью избежать не удалось, следует как можно скорее скинуть одежду и принять душ, после чего обратиться к врачу. Пациенту могут понадобиться аппарат искусственной вентиляции легких, а также внутривенные вливания для борьбы с обезвоживанием и лекарства, применяемые при сердечных приступах и пониженном кровяном давлении. Если рицин недавно поступил в организм с пищей или питьем, следует провести промывание желудка с использованием суспензии активированного угля.

Обнаружение

Симптомы отравления рицином часто принимают за симптомы других заболеваний, поэтому точный диагноз порой удается поставить лишь через несколько дней, когда спастижертву может только чудо. Присутствие рицина в пробах можно обнаружить при помощи ферментов: существуют соответствующие несложные тест-наборы. Агентство по охране окружающей среды США (US Environmental Protection Agency, EPA) создало специальную Программу проверки экологических технологий (Environmental Technology Verification Program), призванную способствовать разработке таких тест-методов и подтверждать их эффективность.

Типичное устройство — набор AbraTox, который производит организация под названием Advanced Monitoring Systems Center (Центр высокотехнологичных систем мониторинга). В наборе используются биолюминесцентные бактерии Vibrio fischer, способные (как показывает термин «биолюминесцентные») испускать свет. Когда бактерии встречаются с токсинами в водном растворе, испускаемое этими организмами свечение ослабевает пропорционально количеству ядовитого вещества. Таким способом можно обнаруживать чрезвычайно малое содержание рицина — 15 ppm. (Методика позволяет точно так же детектировать никотин, токсин ботулизма, цианид, нервно-паралитические средства и V-газы.)

В другом тест-методе применяются полоски бумаги, способные менять цвет. На один конец полоски наносят пробу анализируемого раствора, которая по мере диффузии по полоске встречается с несколькими заранее нанесенными на нее линиями из специфических антител, помеченных красителями. Изменение окраски линий (одной или нескольких) не только показывает наличие какого-то токсина из определенной группы, но и позволяет идентифицировать его.

В некоторых тест-наборах антитела помечаются флуоресцентными метками, которые способны показывать роковое изменение, когда их освещают.

К числу таких приборов относится BioThreat Alert. Он способен определять рицин на уровне 50 ppm (а ботулинический токсин — на уровне 10 ppb). Сегодня на рынке имеется целый ряд таких сенсоров и тест-наборов (некоторые гораздо сложнее других и стоят более 20 тысяч долларов). Большинство позволяет выявить присутствие рицина в течение не более чем 15 минут.

Стоимость простых тест-полосок относительно невысока. Например, некоторые из них продаются по 250 долларов за десяток и способны обнаружить рицин на уровне 20 ppm.

Сейчас доступны и более изощренные методы, где задействованы волоконно-оптические биосенсоры: на поверхности оптического волокна размещают антирициновые антитела (IgG), помеченные флуоресцентным маркером. Встретившись с молекулами рицина, сенсор передает величину изменения интенсивности свечения соответствующим приборам, которые дают этому изменению более детальную оценку. При этом потери сигнала не происходит (это очень важно, поскольку свечение в любом случае довольно слабое). Удается уловить и количественно оценить тончайшие изменения, которые обычно очень трудно измерить точно. Благодаря всем этим методам идея использовать рицин для отравления систем водоснабжения уже не представляет серьезной угрозы, поскольку предупреждение «Внимание! Обнаружен рицин!» система безопасности может посылать автоматически. Но в 1970-е годы, когда спецслужбы многих стран изучали это вещество как потенциальное орудие политического убийства, обнаружить рицин было очень трудно.

Положительные стороны

Рицин не во всем плох. Не исключено, что когда-нибудь он поможет не убивать, а исцелять. Как показывают некоторые исследования, его, вероятно, удастся применить в медицине — например для уничтожения раковых клеток. В связи с этим исследовали рициновую цепочку А, соединенную с антителами. Так, в одной из работ такие антитела специально создавали так, чтобы они устремлялись к раковым клеткам и затем разрушали кровеносные сосуды, питающие эти клетки, тем самым уничтожая злокачественное новообразование. Лабораторные испытания показали эффективность таких иммунотоксинов. Исследования продолжаются.

Ядовитый фон

Многие опасные яды постоянно применяются человеком, причем для совершенно невинных целей. Поэтому во многих случаях отравления могли быть случайными.

Древние римляне использовали свинцовые трубы в водопроводах. Ацетат свинца (фактически, искусственный подсластитель) они применяли для "улучшения" вкуса вина - о ядовитых свойствах свинца они не имели представления. Любопытно, что ацетат свинца (римляне его называли "сапа") присутствует во многих кулинарных рецептах римского времени. Анализ останков римского времени показывает, что у многих из них содержание свинца в костях намного превышает норму. Одним из последствий постоянного употребления свинца в пищу является потеря репродуктивных способностей организма - вероятно, это стало одной из причин физического исчезновения римлян как народа. Однако, "римский урок" усвоен не был - до конца 19-го века во всем мире применялись свинцовые водопроводные трубы; солдатики, изготовленные из свинца; глазурированная посуда, созданная с использованием свинца, и пр.

Любопытно, что в 19 веке были зафиксированы попытки отравлений с помощью соединений свинца, однако жертвы не умирали, хотя и заболевали. Происходили и иные случаи, некоторые - анекдотические: в конце 1990-х годов выяснилось, что одно из лучших вин Франции - Châteauneuf du Pape урожая 1978 года - опасно употреблять, поскольку уровень свинца в нем невероятно высок. Однако вино не сняли с продажи, поскольку оно было настолько дорогим, что для отравления им требовалось быть весьма состоятельным человеком.

В античном мире и в эпоху Средневековья в качестве лекарства от запоров использовали ядовитую сурьму: комок сурьмы глотали, он выходил из тела естественным путем, его мыли и сохраняли, чтобы использовать в будущем (иногда эти комки переходили в одной семье из поколения в поколение). Жан-Батист Мольер написал свою комедию "Лекарь поневоле" после того, как скончался его сын - он умер от отравления сурьмой, прописанной врачами. Об опасности сурьмы стало известно лишь в 18 веке.

Потрясающую метаморфозу пережил мышьяк. С античных времен мышьяк постоянно применяли в качестве лекарства. Горцы Штирии (часть Австрии) столетиями употребляли соль триоксида мышьяка в качестве тонизирующего средства, по их мнению, позволявшего свободно дышать на больших высотах. Их жены использовали тот же яд для того, чтобы приобрести яркий румянец.

В 18 веке было выяснено, что несколько капель мышьяковистокислого калия, принятые больным лихорадкой или горячкой, снижают температуру тела. Это ядовитое вещество использовалось врачами всего мира почти два столетия, пока не был изобретен аспирин. Более того, оно совершенно свободно продавалось в аптеках. В Великобритании этот препарат был известен под маркой "Решение Доктора Фоулера" (в смеси с лавандовой водой) - кроме борьбы с высокой температурой, мужчины его использовали для повышения потенции, причем одним из постоянных потребителей мышьяка был великий писатель Чарльз Диккенс.

Первым лекарством, которое применялось для борьбы с сифилисом, был сальварсан - также производное мышьяковистокислого калия. Изобретатель этого лекарства - германский химик Пауль Эрлих, получивший Нобелевскую премию в 1908 году, ныне считается "отцом" химиотерапии. Однако история сальварсана, который Эрлих считал панацеей от сифилиса, полна малоприятных деталей. Он, в частности, испытывал препарат не на животных, а на больных проститутках. В ходе опытов выяснилось, что сальварсан вызывает побочные эффекты, в том числе гангрену (во многих случаях у людей, принимавших сальварсан, приходилось ампутировать конечности), однако потенциальным потребителям этого снадобья о подобных результатах применения мышьяка не сообщалось. Любопытно, что и ныне триоксид мышьяка применяют при лечении лейкемии.

В 20 веке таллий (излюбленное оружие Саддама Хуссейна для уничтожения неугодных приближенных) активно использовался производителями косметики для создания мазей и кремов, предназначенных для борьбы с нежелательными волосами. Каломель (хлорид ртути) еще в 1950-е годы применялась для того, чтобы облегчать детям процесс обзаведения зубами - считалось, что она размягчает десны. О ее токсичности тогда почему-то не думали, и многие дети (точное их число доселе неизвестно) отравились ртутью. В наиболее тяжелых случаях выросшие у младенцев зубы выпадали.

Аналогичные истории происходили и с сильными мира сего. Президент США Абрахам Линкольн постоянно употреблял ртуть - он добавлял ее в пилюли, которые принимал в качестве слабительного. Ныне существует гипотеза, что именно действием ядовитого слабительного объясняются внезапные перепады настроения Линкольна. Впрочем, Линкольн умер не от отравления - его застрелили.

По данным Центров Контроля и Предотвращения Заболеваний США, ежегодно в США 2 млн. человек обращаются за медицинской помощью по причине отравления. 53% пострадавших - дети в возрасте до 16-ти лет. В подавляющем большинстве случаев, причиной отравления становятся лекарства, витамины, продукты бытовой химии, косметические товары и растения. В 89% случаев отравление происходит дома. Особенно часто отравление случается во время праздников, переездов, приемов гостей и пр. событий, которые выбивают людей из привычного ритма жизни.

Призрачная угроза

Яд продолжает находиться в арсенале "большой политики", он используется спецслужбами, преступниками и террористами.

Первые упоминания о ядах содержаться в древнеегипетских и древнеиндийских документах. Вероятно, яды будут оставаться популярными неопределенно долгое время, поскольку доказать или опровергнуть факт отравления очень сложно. Во многих случаях действие яда крайне напоминает обычную болезнь, и медики не в состоянии вовремя выработать верную стратегию лечения. Создатели ядов часто оказываются на шаг впереди, чем медики и органы дознания: возможно создать уникальный образец отравляющего вещества, состав и механизм действия которого останется тайной, которой владеют несколько человек.

Питер Маккинис, автор книги "Яды", отмечает, что многие легендарные фигуры мировой политики ушли из жизни таким образом, что их современники и потомки допускали возможность отравления. Например, подобные гипотезы существуют в отношении Александра Македонского, короля Франции Франциска Второго (Уильям Шекспир использовал эту историю при написании "Гамлета"), Моцарта, Бетховена, Генделя, Папы Клемента Второго, короля Англии Карла Второго, Иосифа Сталина и многих других. В 1969 году в Лондоне скончался король Уганды Эдвард Мутеса Второй. Его сторонники считают, что король был отравлен. Ныне циркулируют слухи об отравлении палестинского лидера Ясира Арафата израильскими спецслужбами. В связи с этим, арабские средства массовой информации также утверждают, что США с помощью некоего современного "радиологического оружия" смогли уничтожить палестинского инсургента Види Хаддада, алжирского президента Хавари Абу Миддена и сирийского лидера Хафеза Асада, причем последнего, якобы, отравила лично госсекретарь США Мадлен Олбрайт. До сих пор до конца неизвестна подоплека и методика отравления президента Украины Виктора Ющенко.

Достоверно известны сотни случаев отравлений известных исторических персонажей. Майкл Ньютон, автор "Энциклопедии Серийных Убийств" отмечает, что отравления были особенно распространены в Древнем Риме и Китае, в Европе 17 века (особенно прославился "клан отравителей" - семья Медичи), на Ближнем Востоке. Яд был отнюдь не только оружием политиков - существовало множество специалистов, которые, например, помогали женам избавиться от нелюбимых супругов, а бизнесмену - от конкурента. В Риме прославилась знахарка Локуста, которая специализировалась на политических отравлениях. В 54 году н.э. ее наняли, чтобы устранить императора Клавдия. Локуста приготовила грибное блюдо, после чего Клавдий скончался. Год спустя ее арестовали за выполнение иного заказного убийства (к этому времени Локуста была поставщиком ядов для "сливок" римской знати), однако император Нерон помиловал ее в обмен на отравление своего конкурента - Британника. После того, как Локуста преуспела и в этом деле (Британник был отравлен мышьяком), Нерон даровал ей иммунитет от всех юридических преследований. Локусте это не помогло - ее казнили после самоубийства Нерона.

Впоследствии с ядами экспериментировали многие известные личности, например, Леонардо Да Винчи. Он, в частности, пытался создать отравленные фрукты, проводя инъекции ядов (предположительно, цианида). По легенде, лакомства из сада Леонардо были посланы несовершеннолетнему миланскому герцогу Джангалеаццо Сфорца, который, в результате, скончался от странной болезни (соответствующий приказ отдал фактический правитель Милана - регент Людовико Моро).

Джон Эмсли, автор книги "Элементы Убийства: История Отравлений", собрал обширную коллекцию данных об отравлениях. Он отмечает, что иногда оказывается невозможным создать тест, который точно мог бы зафиксировать применение даже известного яда. К примеру, мышьяк считался "королем ядов" на протяжении тысячелетий. На его основе в эпоху средневековья была создана смертельная субстанция без цвета, вкуса и запаха, известная, как "Аква Тофана". Ее изобретательницей была итальянка Джулия Тофана (1635-1719), на счету которой более 600 жизней. Госпожа Тофана продавала свое снадобье всем желающим.

Первый тест, который сделал возможным определить, что тот или иной человек погиб в результате отравления соединения мышьяка, появился лишь в середине 19-го века. По иронии судьбы, это открытие было сделано в 1836 году - Наполеон Бонапарт скончался в 1821-м. По официальной версии, причиной его гибели стал рак, по одной из неофициальных - обои в его комнате, пропитанные соединениями мышьяка (император вдыхал пары мышьяка на протяжении долгого времени, так что его недомогание казалось вызванным естественными причинами).

Известно достаточно много случаев, когда преступники использовали или пытались использовать в качестве яда простейшие химикаты, которые находятся в широком доступе. К примеру, в конце 1990-х годов группа канадских школьниц попытались отравить одноклассницу с помощью химикатов, используемых в школьном кабинете химии.

В сборнике статей "Французское Преступление Романтической Эпохи" приводится история Хелен Жегадо, которая с 1833 по 1851 год отравила мышьяком, по меньшей мере, 23 человека. Она работала служанкой и кухаркой, причем странные летальные исходы наблюдались абсолютно во всех семьях, которые нанимали Жегадо. Среди жертв оказались ее сестра и тетя. В ходе расследования, которое было возбуждено после смерти ее последнего хозяина, выяснилось, что убийства не принесли и изначально не могли принести отравительнице абсолютной никакой пользы - судя по всему она убивала не для того, чтобы получить долю наследства и не для того, чтобы избавиться от нелюбимого хозяина, а лишь из любви к искусству. Свидетели отмечали, что на похоронах своих жертв Жегадо рыдала громче всех, а ее личная преданность умершим ни у кого не вызывала ни малейших сомнений. Ее современница, англичанка Мэри Энн Коттон использовала мышьяк для того, чтобы отравить свою мать, трех мужей, любовника, восемь родных и семерых приемных детей. В обоих случаях отравительницы покупали мышьяк в аптеках, объясняя, что хотят использовать его для борьбы с мышами и крысами.

Британский химический вундеркинд и поклонник Адольфа Гитлера Грэм Янг начал травить своих родных в 1961 году, когда ему было лишь 14 лет. Он экспериментировал со многими ядами, его особой любовью пользовался таллий - с его помощью он убил приемную мать. Всего на счету Янга трое убитых и несколько десятков (от 70-ти до 120-ти) отравившихся. Точное количество его жертв неизвестно - об отравлении приемной матери он рассказал сам через много лет после убийства: проведенное после ее смерти вскрытие не показало никаких отклонений от нормы, а тело было кремировано. Янг угощал своих сослуживцев чаем, в который заботливо добавлял таллий и сурьму. Несчастные заболевали странной болезнью, причем "эпидемия" охватила всю компанию и медики решили, что имеют дело с каким-то неизвестным вирусом. Однако расследование показало, что во всех случаях болезнь возникала после употребления чая, заваренного Янгом. Янг был приговорен к пожизненному заключению.

В 2000 году пожизненное заключение получил и американец Майкл Сванго. Его осудили за убийство трех человек в США и Зимбабве, хотя существуют подозрения, что на его счету 30-60 жизней. Сванго работал врачом и на протяжении 20-ти лет весьма изобретательно травил своих пациентов, используя классический мышьяк, инъекции и назначения лекарств, которые были опасны для больных, страдающих определенными недугами. Газеты Зимбабве сообщали, что он предлагал свои услуги отравителя местным спецслужбам, но не нашел понимания.

Несмотря на то, что мышьяк хорошо известен и изучен, он продолжает оставаться в арсенале отравителей. В 1999 году его жертвой стал оппозиционный малазийский лидер Датук Сери Анвар Ибрагим, а в 2004 году - индонезиец Мунир Саид Талиб.

Известно, что яды активно разрабатывали и применяли различные спецслужбы. В 1978 году болгарский диссидент Георгий Марков был убит с помощью укола рицина (шприц был спрятан в острие зонтика, что инспирировало сюжет известной комедии "Укол Зонтиком" с Пьером Ришаром в главной роли). Симптомы действия рицина крайне напоминали скоротечную лихорадку. Лишь после смерти Маркова на его теле было обнаружено место укола: тогда следствие пришло к выводу, что яд был разработан в СССР и передан болгарской разведке. В 2000 году был рассекречен документ, в котором излагались планы ЦРУ по уничтожению кубинского лидера Фиделя Кастро в 1950-е - 1960-е годы. Некоторые проекты были весьма интересны. Например, изучалась возможность распыления агентов наркотика ЛСД в студии радиостанции, на которой часто выступал Кастро. Под влиянием наркотика речь Кастро должна была стать невнятной и сбитой, что должно было позволить дискредитировать его в глазах кубинцев. Аналогичное развитие событий должны были вызвать сигары, начиненные определенными химическими веществами (Кастро должен был скончаться через несколько часов после произнесения речи). Был план использования солей таллия, которые должны были вызвать выпадение прославленной бороды. Впоследствии было решено остановиться на традиционных пилюлях, которые следовало добавить в чай или кофе. Однако ни один из этих планов не был реализован - ЦРУ было запрещено заниматься подобными действиями.

В конце 1960-х годов спецслужбы ЮАР разработали план отравления Нельсона Манделы - для этого также предполагалось использовать таллий. В 1997 году в столице Иордании Аммане агенты израильской разведки попытались отравить (влив яд в ухо) Халеда Мешаля, одного из лидеров террористической организации "Хамас". Агенты были схвачены, и, чтобы освободить их, Израиль согласился предоставить Мешалю противоядие.

В 2002 году российские спецслужбы с помощью письма отравили известного террориста Хаттаба. Особую популярность яды приобрели у современных диктаторов. Эфиопский диктатор Менгисту Хайле Мариам отравил последнего императора Эфиопии. Саддам Хуссейн и Ким Чен Ир также широко применяли яды для борьбы с неугодными приближенными и оппозиционерами.

Различные яды также находятся и в арсенале террористических организаций. Однако террористы предпочитают массовые атаки, а не занимаются "точечными" отравлениями. В 1946 году группа евреев, бывших заключенных нацистских концлагерей, приняла решение отомстить немцам. Они попытались использовать бациллы холеры, чтобы заразить питьевую воду в нескольких крупных городах Германии. К счастью, эта акция им не удалась. Однако они добились успеха, отравив питьевую воду в лагере, где содержались бывшие эсэсовцы. В 1972 году группа R.I.S.E., состоящая из чикагских студентов, активных сторонников экологического движения, решила отравить питьевую воду в родном городе в знак протеста против деятельности крупных компаний, которые строили "грязные" в экологическом отношении производства. В 1970-1980е годы левацкая группа Баадер-Менхоф в Германии пыталась получить доступ к химическому и биологическому оружию, чтобы использовать его против немецких городов. В 1984 году в городе Даллас (штат Орегон) вегетарианцы, воинственные последователи гуру Бхагвана Шри Раджнеша, заразили сальмонеллой мясные салаты в десяти ресторанах. Вегетарианцы протестовали против употребления в пищу мясных продуктов и заодно пытались повлиять на результаты выборов в местные органы власти. 751 человек, съевших зараженный салат, отравились и слегли с серьезными желудочными расстройствами. В 1991 году "Союз Патриотов Миннесоты", правая группа, выступавшая за смену политического и экономического курса, проводимого США, изготовила ядовитый токсин рицин и готовилась применить его, чтобы отравить наиболее ненавистных государственных деятелей. В конце 2001 года десятки адресатов в США (в том числе, высшие должностные лица государства) получили письма со спорами сибирской язвы. В результате, пять человек погибли, 18 были инфицированы, сотни людей прошли лечение от реального или потенциального заражения. Террористы до сих пор не найдены, источник получения спор сибирской язвы также не установлен.

Угрозы использования отравляющих веществ также исходили от террористических группировок, специализирующихся на защите животных, от тамильских сепаратистов (Шри Ланка), палестинских террористов (Израиль), от бывших агентов восточно-германской спецслужбы "Штази" (ФРГ) и т.д. Террористы использовали яды не только против людей, но и против животных в 1952 году, когда сепаратистское движение Мау-Мау в Кении добавляло яды в корм крупного рогатого скота на территории, которую контролировали колонизаторы-англичане.

Автор. Владимир Горожанкин, 2006 http://iamik.ru/news/zarubezhe/55727/

Отравления таллием

Таллий и его соединения являются высокотоксичными. Попадание таллия на кожные покровы представляет опасность. При плавке металла следует обеспечить достаточную вентиляцию. Многие соединения таллия хорошо растворяются в воде и легко впитываются через кожу. Воздействие таллия не должно превышать 0,1 мг на 1 м² при 8-часовом дне (40-часовой рабочей неделе). Предполагается, что таллий является канцерогеном для человеческого организма

Одной из причин высокой токсичности таллия является то, что когда он в виде одновалентного иона (Tl+) присутствует в водном растворе, он показывает определённое сходство с катионами некоторых щелочных металлов, особенно калия (в виду похожего атомного радиуса) и таким образом попадает в организм через пути калия. Другие химические свойства таллия сильно отличаются от свойств щелочных металлов, например его высокая тяга к лигандам серы. Благодаря этому таллий связывает серу во многих клеточных процессах (например, в осадках цистеина и в ферредоксинах). Таллий использовался (в настоящее время использование во многих странах прекращено) как крысиная и муравьиная отрава.

В качестве отравляющего агента может использоваться талийсодержащий продукт – жидкость Клеричи.

Раствор Клеричи — водный раствор, содержащий равные доли формиата таллия HCOOTl и малоната талия Tl2[OOCCH2COO]. Назван по имени итальянского геолога Энрико Клеричи, впервые получившего его в 1907 году.. Представляет собой прозрачную жидкость, совсем слабо окрашенную в коричневый цвет. Применяется в минералогии, геохимии, производстве драгоценных камней. Ее плотность при обычной комнатной температуре равна 4,25 и возрастает с температурой вплоть до температур, близких к точке кипения воды: при 90—100°С на ее поверхности может плавать пирит, удельный вес которого равен примерно 5. Этот раствор может смешиваться с водой в любой пропорции, и его легко можно снова сделать концентрированным путем осторожного нагревания над пламенем газовой горелки или на горячем песке. Как и все талливые соединения, раствор Клеричи ядовит, и пользоваться им надо с разумной осторожностью. Хотя его можно безопасно использовать для всех драгоценных камней, кроме пористых, его нельзя применять ко всем минералам без разбора, потому что он вступает, особенно в горячем виде, в химическую реакцию с некоторыми из них, например с окислами металлов.

Отличительным признаком отравления таллием является выпадение волос (по этой причине таллий сначала использовался как депилятор, пока не было доказано, что он токсичен) и повреждения периферических нервов (жертвы могут испытывать ощущения хождения по горячим углям), хотя утрата волос, в общем, происходит только при низких дозах таллия. При высоких дозах таллий убивает жертву раньше, чем происходит выпадение волос[6]. Когда-то таллий был эффективным орудием убийства, до распознания его воздействия и открытия противоядия — прусского синего (берлинской лазури) – железа гексоферроцианата. Таллий был назван «ядом отравителя», поскольку он не имеет ни вкуса, ни цвета, ни запаха, действует медленно, безболезненно и вызывает широкую гамму симптомов, присущих другим заболеваниям и состояниям.

Для удаления таллия (как радиоактивного так и нормального) из человеческого организма используется берлинская лазурь (прусский синий), которая выступает как ионный заменитель, поглощая таллий. Ежедневно применяют по 20 г лазури внутр.. Она проходит через пищеварительную систему и выходит из организма с калом. Для удаления таллия из сыворотки крови также используются гемодиализ и гемосорбция (гемоперфузия). На поздних стадиях лечения используется калий для выведения таллия из тканей.

Сульфат таллия, бесцветный и безвкусный, также применялся в качестве отравы для крыс и муравьев, но в 1975 г. его использование в США и во многих других странах было запрещено из соображений безопасности.

В клинических случаях отравления или расследования смерти по подозрительной причине оценивается концентрация таллия. В обычном случае уровень таллия в крови и в моче не превышает 1 мкг/л, но у выживших после острых отравлений уровень составляет 1-10 мг/л.

Одно из самых громких преступлений, связанных с массовым отравлением таллием, произошло в Киеве в 1987 году. Речь идет о деле киевской отравительницы Тамары Иванютиной.


Приводим описание этого преступления по версиям различных украинских СМИ:


Газета «Факты», 02.06.2007 г.

Пожилые супруги отравили соседа за то, что тот слишком громко включал телевизор и мешал им спать

0:00 — 2 июня 2007

Мария ВАСИЛЬ «ФАКТЫ»

Двадцать лет назад семейство отравителей предстало перед судом. Отца, мать и старшую дочь приговорили к длительным срокам заключения, среднюю дочь — к расстрелу

В прошедшую субботу, 26 мая, «ФАКТЫ» рассказали о начале этой истории, произошедшей ровно двадцать лет назад. В одной из школ Подольского района столицы случилась череда отравлений, повлекшая за собой смерть четырех школьников и преподавателей. Довольно быстро прокуратура вычислила отравительницу — 45-летнюю посудомойку, работавшую в столовой школы. Алчная женщина в погоне за дешевыми пищевыми отходами для домашних животных подсыпала в школьный котел отраву — раствор муравьинокислого таллия. После проверки связей Тамары Иванютиной выяснилось, что ее первый муж, затем свекор и свекровь также умерли от подозрительной болезни, схожей по симптоматике на отравление соединением этого тяжелого металла, а непрямые родственники — муж сестры и жена брата — перенесли похожую болезнь. Они жаловались на сильнейшие боли в ногах и… облысели. В ходе следствия выяснилось, что члены семьи Масленко (Иванютина была одной из трех дочерей), не задумываясь, подсыпали яд всем, кто каким-либо образом стоял на их жизненном пути. На их счету более 40 отравлений, 13 из которых были смертельными.

«Жена начинила таллием бутерброды, которые муж-дальнобойщик взял с собой в рейс»

- Тамара Иванютина, у которой дома нашли пузырек с отравой, спокойно рассказала нам, что это жидкость Клеричи. Она, мол, достала ее у подруги, работающей в химической лаборатории, якобы для травли крыс и мышей, — вспоминает о давнем деле полковник МВД Валентина Калачикова, которая тогда возглавляла отдел специальных исследований экспертно-криминалистического управления столичного милицейского главка. — Преступница проверила, как действует яд на соседских кур, и начала использовать его в своих целях.

На допросе испуганная лаборантка Киевской геологоразведочной экспедиции призналась, что по роду работы действительно имела дело с жидкостью Клеричи — раствором муравьинокислого таллия, применяемого для разделения минералов по плотности. Жидкость высокотоксична, поэтому ее можно использовать как отраву для вредных грызунов. По словам лаборантки, ее хорошие знакомые Масленко часто переезжали из одного частного дома в другой и все время жаловались на крыс и мышей. Женщина припомнила, что за 15 лет знакомства Масленко брали у нее яд девять раз, каждый раз по 30-50 миллиграммов, причем она всегда предупреждала их о высокой токсичности препарата, даже писала на колбе: «Осторожно, яд!»

Тогда прокуратура взялась за детальную разработку связей, знакомств и переездов семейства Масленко. И вскоре выяснилось, что с помощью муравьинокислого таллия они боролись не столько с грызунами, сколько с неугодными им людьми. Первое преступление, совершенное ими, произошло в 1976 году (то есть за одиннадцать лет до того, как отравителей вычислили и арестовали! — Авт. ).

- Детей в этой семье было много — три сестры и три брата, — а денег мало, — рассказал «ФАКТАМ» дальний родственник Масленко, попросивший не называть его имени. — Отец с матерью, воспитывая детей, всячески подчеркивали, что главное в жизни — материальный достаток.

Неудивительно, что, когда перед средней дочерью Тамарой встал выбор — один жених красивый, а второй с квартирой, — девушка не колебалась. Спустя четыре месяца после свадьбы молодая супруга подложила в тарелку мужу изрядную порцию отравы. Когда результат не оправдал ожиданий (мужчина переболел, но выздоровел), женушка начинила таллием бутерброды, которые муж-дальнобойщик взял с собой в рейс. По свидетельству коллег-шоферов, парень едва доехал домой. А через две недели умер в больнице, оставив квартиру «скорбящей» жене. Преступление сошло женщине с рук — никто даже не заподозрил, что это могло быть отравление!

Старшей сестре Нине тоже захотелось обзавестись собственным жильем. Первая попытка закончилась неудачей — кандидат в мужья, обладатель столичной двухкомнатной квартиры, наотрез отказался жениться. При расставании Нина не сдержалась, от досады плеснула бывшему жениху яд в борщ. И тут же приобрела бесценный опыт: выяснилось, что таллий в малых дозах вызывает у мужчин половое бессилие. «Пойманный на такой крючок мужик будет, как миленький, жить с той, которая его лечит и жалеет», — поняла Нина и поделилась открытием с сестрами. Те с упоением начали ставить опыты на мужьях и любовниках.

- Я жил с Тамарой, как под гипнозом! — вздохнул Олег Иванютин, с которым отравительница познакомилась через три года после убийства первого мужа. — Познакомился с ней через ее сестру. Незадолго до знакомства я развелся, жить было негде. А Тамара была женщина видная, красивая, да еще при квартире. Вскоре после свадьбы я начал болеть. Ныли ноги, особенно от бедер до колен, немели ступни. Голова резко облысела. Тамара казалась мне такой доброй: заботилась, лечила, возила меня по врачам. Это уже потом выяснилось, что она меня все время притравливала, чтобы я был бессилен как мужчина и не бегал по другим бабам. Ее сестры, одна и вторая, поступали так же — подливали своим мужьям таллий в малых дозах. Я несколько раз лежал на обследовании в больницах. Медики никакой хвори не обнаруживали и только пожимали плечами. В глаза называли симулянтом. А Тамара жалела…

На свою беду, летом 1983 года родители Олега продали дом в Краснодаре и перебрались в Киев, поближе к сыну. Для жилья приобрели дом на улице Красицкого, в Минском районе столицы. Вот на этот-то дом — не слишком большой и новый, зато с земельным участком — загорелись глаза у Тамары. Очень уж ей захотелось стать там полноправной хозяйкой! Однако женщина понимала, что, пока родители мужа живы, этой мечте не суждено осуществиться. По словам соседей, Тамара часто жаловалась на свекровь: упрекает ее в неспособности родить ребенка, не хочет прописывать в доме. У преступницы созрел план избавиться от надоевших родственников. Нужно было только выждать удобный момент…

Отравители подливали яд тем, кто им… просто не нравился

- В один из выходных мы с женой приехали к родителям, чтобы помочь им по хозяйству, — продолжает Олег. — Тамара с матерью приготовили обед. Через день я узнал, что отец заболел. Жаловался, что у него немеют ноги, руки, язык. Когда ему надевали носки, кричал от боли! На «скорой помощи» отца доставили в больницу. Но, поскольку медики пришли к выводу, что это полиартрит, он вернулся домой. В следующие выходные мы снова поехали к родителям. Пока мы с матерью работали во дворе, Тамара хозяйничала в доме, сварила отцу суп, сама покормила его. Позже вечером позвонила мама: отцу совсем плохо, он уже не может разговаривать. Его снова увезли на «скорой», и ночью он умер.

На похоронах отца, когда все были на улице, маме стало плохо с сердцем, — от болезненных воспоминаний лицо Олега передернулось. — Я попросил Тамару принести из дома лекарство. Спустя несколько минут жена вернулась с рюмкой валидола и стаканом воды. Едва выпив лекарство, мама зашаталась. На ее губах выступил белый налет, ее тут же стошнило.

Что после этой сцены началось среди присутствующих — трудно вообразить. Вдова заголосила, что ей налили отравы. Одна женщина тут же подтвердила, что Тамара капала в лекарство подозрительную жидкость из склянки, вынутой из кармана кофты. Мужчины потребовали сделать экспертизу остатков воды из стакана. Тамара с визгом швырнула рюмку со стаканом на мостовую. Лишь Олег Иванютин, наивная душа, заслонил собой жену от раскричавшихся соседей и принялся успокаивать плачущую мать.

Вечером после похорон пожилой вдове стало хуже, у нее болели руки и ноги, немел язык. Через два дня она умерла в той же больнице, что и муж. Невероятно, но Тамара вышла сухой из воды! Милиция, опросив соседей-свидетелей, отказала в возбуждении уголовного дела. А с собственным мужем Тамара Иванютина, конечно, сумела договориться. Пообещав Олегу, что они возьмут ребенка из интерната, женщина прописалась в вожделенном доме и… тут же принялась рассказывать соседям, что ее муж очень болен и скоро, вероятно, умрет от той же наследственной болезни, от которой умерли и его родители. Судя по всему, в ее планы входило расправиться и с мужем. Говорят, уж и покупателя на дом подыскала! К счастью, планам убийцы помешал арест. Весной 1987 года, после серии отравлений в школе, когда от рук Тамары Иванютиной погибли четверо детей и взрослых и остались инвалидами несколько десятков человек (об этом «ФАКТЫ» писали в прошлую субботу), преступницу задержали.

Примерно в то же время, когда Тамара «боролась» за собственный частный дом, ее старшая сестра Нина добывала себе квартиру. Через клуб знакомств женщина знакомилась с одинокими мужчинами, но те, узнав, что 45-летнюю Нину интересует лишь киевская прописка, прерывали отношения. Наконец «жених» нашелся. Его возраст — недавно мужчине стукнуло 69 лет — был негодяйке только на руку. Операция «Квартира в столице» прошла молниеносно. В конце августа познакомились, 11 октября поженились, 17 октября Нина прописалась у мужа на проспекте Героев Сталинграда. Всего через девять дней супруг со страшными болями в суставах оказался на больничной койке. Затем по настоянию новобрачной больного выписали домой, а уже 5 ноября, как и следовало ожидать, ответственный квартиросъемщик скончался. Мечта Нины исполнилась — переоформив на себя договор по найму квартиры, она стала киевлянкой!

Позже следствие установило, что члены семьи Масленко травили людей «не токмо корысти ради». Не задумываясь, отравители подливали яд тем, кто им… просто не нравился. Особенно в этом отличились старшие члены семьи (на момент задержания Марии Федоровне Масленко было 77 лет, а Антону Митрофановичу — 79). Старики, не задумываясь, насмерть отравили соседа по коммуналке, который чересчур громко включал телевизор и мешал спать, а также родственницу, сделавшую им замечание по поводу лужи в туалете. Они добавляли крысиный яд в приготовленный для угощения плов и оладьи, начиняли отравой апельсины и пряники.

Здесь мы подробно опишем только один эпизод. В ноябре 1980 года, во время проживания в Туле, Мария Федоровна заболела и легла в больницу. Антон Митрофанович очень переживал за здоровье супруги. И надо же, чтобы сваха, навестившая пациентку в палате, неосторожно ляпнула при нем: больная, мол, очень плоха, надо готовиться к похоронам. Масленко скривился, как от удара. Решение пришло к нему мгновенно. Предложив родственнице не болтать глупостей, а лучше выпить за выздоровление болящей супруги, Антон Митрофанович побежал к себе в кладовку за пузырьком. Пока сваха разливала самогон, он улучил момент, отвинтил крышечку. Ты первая умрешь, злорадно подумал дед, глядя, как женщина опрокидывает рюмку. Все случилось так, как запланировал убийца. Ночью «скорая» делала стонавшей от боли пенсионерке уколы — то от сердца, то от давления — и никак не могла определиться с диагнозом.

«Еще в 30-х годах Анатолий Масленко в отместку за раскулачивание угостил мышьяком своего брата — красного командира»

- Сама больная считала, что отравилась… вареным яйцом, — вспоминает эксперт Валентина Калачикова. — Когда они закусывали, хозяйка запомнила такую деталь: дед принялся чистить яйцо, и оно почернело прямо у него под руками. Он объявил, что яйцо порченое, и отбросил в сторону. «Когда он ушел, мне стало жалко выбрасывать, и я доела», — плакала умирающая. С наступлением утра несчастная отмучилась. А Мария Федоровна через неделю вышла из больницы.

- В их семье ходила легенда, что еще в 30-х годах молодой Анатолий Масленко угостил мышьяком своего брата — красного командира — в отместку за раскулачивание, — вздохнул Олег Иванютин. — Но я не придавал этим байкам никакого значения. Когда все открылось, не мог поверить, что это правда. Даже когда в нашем доме при обыске нашли пузырек с таллием. Поверил только, когда провели эксгумацию похороненных родителей и в их телах нашли следы яда. Тогда следователь во время очной ставки не смог меня удержать, я Тамару чуть не убил! Она к тому времени уже была юридически грамотная, сразу сняла побои и написала на меня заявление по поводу нанесения телесных повреждений. Чуть уголовное дело не завели.

- Во время первого обыска у стариков Масленко, которые тогда жили на улице Казачьей, ничего не нашли, — продолжает Валентина Калачикова. — Они сами себя выдали. Уже когда Тамара находилась в СИЗО, Мария Федоровна не удержалась: испекла оладьи с таллием и еще теплыми понесла их соседке. У той была большая пенсия по инвалидности, и многодетной матери это показалось обидным. Однако соседка, зная, что старухина дочь подозревается в отравлении людей, есть угощение побоялась, кинула кошке. К вечеру животное сдохло, а перепуганная соседка тут же позвонила в милицию. Анализ тканей трупика этого животного подтвердил, что кошка отравлена тем же ядом.

Вот так семейку отравителей подвела многолетняя уверенность в безнаказанности. Стариков тоже арестовали. В ходе следствия в череде совершенных ими преступлений всплыло на свет и то давнее дело в Туле.

- Мы задумались, отчего могло почернеть яйцо, — вспоминает полковник МВД Калачикова. — Токсикологи дали заключение, что именно таллий, вступая в реакцию с белком, образует органическое вещество черного цвета. И вот мы с прокурором Щеткой взяли трехлитровую банку, кипятильник, пару яиц и отправились в Лукьяновское СИЗО к старому Масленко, чтобы провести следственный эксперимент. Сварили яйца, первое дали ему почистить чистыми руками. Все было в порядке. Потом дали ему подержать бутылочку с таллием, затем попросили почистить второе яйцо. Оно почернело у нас на глазах! И тут произошло неожиданное: дед, испугавшись, что его могут уличить, молниеносно запихал яйцо в рот и целиком проглотил. Прокурор пытался отнять его, как вещественное доказательство, но не тут-то было! Дед съел яйцо со скорлупой.

В ходе следствия семейство Масленко всячески пыталось избежать ответственности. Нина (пока ее тоже не арестовали) пробовала передать в СИЗО начиненный ювелирными изделиями, золотыми часами и даже медалями пиджак, потому что Тамара посулила следователю за освобождение «много золота». Сидя в разных камерах, подследственные пытались передавать друг другу записки, советовались с сокамерниками, как лучше обмануть следствие. Сестры потребовали от матери, чтобы она изображала из себя глухую и помалкивала. Хотя, как рассказывали сокамерницы, в СИЗО бабка охотно декларировала свою жизненную позицию. «Чтобы добиться желаемого, — говорила она, — нужно не жалобы писать, а дружить со всеми, угощать. Но в пищу особенно зловредным добавлять яд».

- Желающих попасть на судебный процесс, проходивший в здании Киевского апелляционного суда, было очень много, — рассказал главный редактор «ФАКТОВ» Александр Швец, в то время работавший корреспондентом «Вечернего Киева». — Приходили люди, знавшие семью Масленко, или знакомые их жертв, учителя и родители учеников злополучной школы, с отравлений в которой и началось расследование этого громкого дела. В зал пускали только участников процесса и ограниченное количество зрителей. Остальные толпились на ступеньках здания суда и посылали громкие проклятия отравителям.

Судебно-психиатрическая экспертиза признала подсудимых вменяемыми. Среди особенностей характера всех четверых были названы повышенная самооценка, мстительность, обидчивость.

- Тамара Иванютина не терпела никаких замечаний в свой адрес, — рассказал «ФАКТАМ» учитель химии Виктор Стадник, который до сих пор работает в той же школе. — И была садисткой по натуре. Она же прекрасно осознавала, что делает. Экспериментировала с количествами. Знала, какую дозу дать, чтобы человек слегка заболел, а какую — чтобы наверняка умер. Видела, в каких муках умирают ее жертвы.

Как я понял уже во время судебного процесса, Иванютина добавляла отраву в школьную пищу понемногу, но постоянно. Еда теряла вкус, дети от нее отказывались. Ей это было на руку — так как получалось больше отходов. Но ведь свиней-то она кормила той же сдобренной таллием пищей! Как известно, токсины откладываются в жировых клетках организма. Значит, люди, купившие на рынке сало иванютинских свиней, также получали дозу отравы. Страшно обо всем этом подумать…

Во время суда я сидел рядом с ее мужем Олегом. Он рассказывал, что сначала Тамара приносила из школы совсем немного отходов, а затем их количество начало увеличиваться. На вопрос мужа, почему помоев стало больше, посудомойка довольно улыбалась: «Что-то дети плохо едят!» А еще Иванютин говорил, что хрустальной мечтой Тамары была покупка черной «Волги», ВАЗ-24.

Она отравила первого мужа, продала квартиру, занималась свиньями, торговала мясом — и все складывала, складывала деньги на книжку. Еще очень любила ходить на похороны. Чуть заслышит на поселке музыку — идет. Муж ее спрашивает: «Зачем? Ты же не знала этого человека!» А она в ответ так загадочно: «Бояться надо не мертвых, а живых». В первые же дни, когда Тамару арестовали, Олег, возмущенный открывшейся ему правдой, подал на развод и на судебные заседания приходил уже с другой женщиной.

Судебные заседания продолжались около года. Перед тем как предоставить последнее слово подсудимым, судья предложила Тамаре Иванютиной извиниться перед сидящими в зале родителями умерших школьников. Но преступница заявила, что виновной себя ни в чем не считает.

Суд приговорил Иванютину к исключительной мере наказания. Отцу и матери Масленко, учитывая их преклонный возраст, дали соответственно 10 и 13 лет лишения свободы, а их старшей дочери Нине — 15. «Тамара стояла, как стена, не проронив ни слезинки. Остальные тоже не сказали ни слова», — отметил один из очевидцев.

Кроме того, суд постановил взыскать с подсудимых суммы, затраченные на лечение больных. За тех, кто по нескольку месяцев пролежал в больнице, — по 500-600 рублей, а кто умер сразу, например старший Иванютин, — всего… восемь рублей. И то они причитались не родственникам умерших, а государству, поскольку лечение для народа было бесплатным. О таком понятии, как возмещение материального и тем более морального ущерба семьям убитых, тогда не было и речи. Судья удовлетворил лишь один гражданский иск о возвращении подсудимой 224 рублей за потравленных ею соседских кур.

- Зато у меня чуть не отняли дом! — воскликнул Олег Иванютин. — Тамара была в нем прописана, а ведь ей присудили конфискацию всего имущества. Пришел судебный исполнитель, переписал все до последней табуретки. Еле отбился.

Эпилог

Как сложились судьбы троих осужденных из семьи Масленко, нам узнать не удалось. Старики (на момент приговора матери исполнилось 79 лет, а отцу — 81 год), по всей вероятности, не дожили до освобождения, умерли в тюрьме. Нина, которой сейчас 68 лет, наверное, уже вышла на свободу. Но в доме на проспекте Героев Сталинграда, откуда ее увозили в СИЗО, соседи ничего о ней не знают. По советским законам сразу после приговора квартиру одинокой зэчки отдали в распоряжение жэка, и туда вселился местный дворник. Известно лишь, что больше никогда в приобретенную с помощью убийства квартиру Нина не возвращалась.

- А мне прислали бумажку, что Тамара расстреляна, — вздохнул Олег. — Где могила — не знаю. В таких случаях родственникам не говорят. Ни с кем из их родни я с тех пор не общался, не было никакого желания. Так они мне жизнь исковеркали, — и добавил: — Если бы жизнь вернуть назад и я Тамарку еще раз увидел бы — своими руками ее разорвал бы!


https://fakty.ua/37371-pozhilye-suprugi-otravili-soseda-za-to-chto-tot-slishkom-gromko-vklyuchal-televizor-i-meshal-im-spat

Газета «БУЛЬВАР ГОРДОНА» №4 (352)

Отравление века

26 ЯНВАРЯ, 2012


22 января генерал-лейтенанту милиции, первому начальнику отдела по борьбе с организованной преступностью в Киеве и Украине, бывшему начальнику ГУВД Киева и заместителю министра внутренних дел Украины, экс-замдиректора Национального бюро расследований и Управления «К» СБУ Николаю Поддубному исполнилось 70 лет. К юбилею вышла его книга «Уничтожить оборотня», отрывок из которой мы публикуем

В 80-е годы в Киеве произошла трагедия: целая семья из четырех взрослых людей принялась мстить всем неугодным. Мстить за то, что кто-то громко включает телевизор и мешает спать, или за то, что соседская курица невзначай забрела в их двор. Мстить за кривое слово, сказанное под руку. Короче, просто мстить, и все. Такой патологической ненависти, которую семья испытывала ко всем без исключения, я в своей жизни не встречал больше ни разу.

РЕЗУЛЬТАТЫ РАССЛЕДОВАНИЯ ПОВЕРГЛИ В ШОК ДАЖЕ ВИДАВШИХ ВИДЫ ОПЕРАТИВНИКОВ

В одной из школ Подольского района Киева серьезно заболели несколько человек. Тревогу забили медики, санэпидемстанция. Те, кто оказался на больничной койке, жаловались на жуткие боли в ногах и суставах. Врачи предполагали тяжелую форму гриппа от невиданного доселе штамма. Традиционное лечение не помогало, и тогда созвали консилиум, пригласили эпидемиологов, вирусологов, токсикологов. Те высказывали самые невероятные гипотезы насчет того, что, мол, надвигается грипп, аналогов которому в СССР нет. Причин для паники вроде бы не существует, но нужно принимать профилактические меры...

И только один специалист засомневался в «гриппозной теории». «Коллеги, - сказал он, - а вы не подумали о том, что для эпидемии гриппа это время неподходящее? Конец марта все-таки... Что-то мне подсказывает, что симптомы заболевания похожи на отравление...». Однако это был одинокий голос, и к нему не прислушались.

А через несколько дней умер шестиклассник. Перед смертью мальчик практически облысел. Одна из заболевших девчушек, узнав об этом, билась в истерике, потому что у нее тоже катастрофически выпадали волосы. Мать, дежурившая возле дочери в больничной палате, позвала врачей: посмотрите на подушку!

Наволочка была буквально устлана волосами... А через несколько дней школьница погибла в жестоких мучениях. Не смогли спасти и двоих взрослых - учителя и мастера по ремонту холодильного оборудования, которого вызвали из другого города произвести ремонт. Еще девять человек находились в тяжелом состоянии, и практически у всех начали резко выпадать волосы...

На очередном медицинском консилиуме токсикологи уже не были столь категоричными в своих высказываниях относительно гриппа, но взамен ничего толкового предложить не могли. Да, скорее всего, это именно отравление. Чем? Каким-то неизвестным токсином. На этом все их мысли заканчивались...

Мы подключились к расследованию этого ЧП, как только стало известно, что болезнь школьников и преподавателей ничего общего с гриппом не имеет. Дело, естественно, сразу же попало на контроль в ЦК. Нам предстояла длительная и кропотливая работа. И результаты расследования повергли в шок даже видавших виды оперативников, следователей и прокуроров.

К тому времени за моей спиной было более 20 лет сыскного стажа, остальные члены милицейской команды, которую «бросили» для расследования этого резонансного дела, тоже не были новичками. Но, признаюсь честно, более сложного дела не припомню.

На коротком служебном совещании мы решили проработать все мыслимые и немыслимые версии, которых оказалось больше 10-ти. Принимались все варианты, вплоть до такого, что кто-то из хулиганов принес в школу контейнер с какой-то смесью и разбил. Содержимое вытекло из сосуда, ампулы или пробирки и попало в воздух или в воду.

Среди версий, которые лежали, что называется, на поверхности, начали отрабатывать две наиболее вероятные. Первая: некачественная пища в школьной столовой, видимо, мясо, которое, возможно, плохо обработали при готовке. Вторая: санитарные службы травили тараканов или грызунов и таким образом яд попал в продукты. Или в посуду, в которой эти продукты хранились.

Санитарные службы клятвенно заверяли, что ничего подобного в данной школе не было. Это подтвердила и директор школы. После тщательной проверки оказалось, что она говорит правду: собственными силами тараканов не травили, с грызунами не боролись.

КАКАЯ СВЯЗЬ МЕЖДУ МЕДСЕСТРОЙ-ДИЕТОЛОГОМ И КАБИНЕТОМ ХИМИИ?

Мы не могли дождаться, пока врачи позволят поговорить с теми пациентами, которым удалось избежать смерти. Нам важно было узнать, что объединяло пострадавших?

После первых визитов в больницу картина начала вырисовываться. Не проясняться, а именно вырисовываться. Три пациента в беседе с оперативниками поведали, что им стало плохо сразу после того, как они отобедали в школьной столовой. Ели гречневый суп и жареную печенку. Потом один уточнил: собственно, это был не совсем обед, ибо все происходило в конце рабочего дня.

Стоп! Я допускал, конечно, что в конце рабочего дня в школьной столовой могли оставаться какие-то излишки еды. Педагоги, вероятно, были в хороших отношениях с сотрудниками пищеблока. Очевидно, такая практика - забежать перед окончанием школьной смены в столовую и перехватить что-нибудь на ходу - является для них делом привычным. Но тогда почему среди тех, кто воспользовался добрым расположением работников столовой, оказались дети? У детей, насколько я знаю, обед строго по расписанию.

Шестиклассник Антон, маленький, щуплый и совершенно безволосый, во время беседы постоянно плакал. И извинялся, что плачет. Мол, понимаю, что я большой и плакать нельзя, да только очень больно. Я поинтересовался, ел ли он накануне в школьной столовой гречневый суп и печенку. Мальчик удивился и даже перестал плакать: «Да... А вы откуда знаете?». - «Неважно, откуда. Скажи, а как ты оказался в столовой после пяти часов вечера?». - «Новые стулья для столовой завезли, а старшеклассники уже ушли. Вот завхоз и попросил нас. А когда мы все закончили, тетенька предложила нам покушать». Антон говорил прерывисто - каждая фраза давалась ему с большим трудом. «А тетеньку как зовут, не припомнишь?». - «Нет, это вряд ли. Тетенька из столовой - и все...».

...Завидев меня, директриса школы отодвинула в сторону какие-то бумаги или журналы. Всем своим видом она давала понять, что дела подождут, потому сейчас самое главное - смыть пятно с имени школы: «Чем я могу вам помочь?». - «Прежде всего нам срочно нужны все анкетные данные сотрудников школьной столовой. Очень подробные, и непременно с домашними адресами и телефонами».

Второй вопрос - контролирует ли кто-то процесс приготовления пищи в школе? «Конечно, контролирует. Школьная диетсестра», - ответила директор и почему-то смутилась. Пришлось сделать вид, что я этого не заметил. «Могу я сейчас с ней поговорить?» - поинтересовался я. И услышал: «Увы, нет! Наталью Семеновну Кукаренко мы похоронили две недели назад». - «Отчего умерла?» - спросил я, даже не извинившись, что перебил свою собеседницу. «Кажется, что-то с сердцем, - припоминала директриса. - Да, точно: от сердечно-сосудистой недостаточности. Это случилось сразу после 8 марта. На вечеринке, накануне праздника, была веселая, даже танцевала с военруком, а 9-го вечером ее забрала «скорая». Дня три или четыре Кукаренко пробыла в больнице, а потом нам позвонили и сообщили, что она скончалась».

В дверь постучались - принесли анкетные данные на всех, кто имеет и имел в прошлом доступ к школьной столовой. И в первую очередь к закладке продуктов перед приготовлением.

Прежде всего надо было раздать досье своим подчиненным. «Пусть копают, носом землю роют», - думал я с досадой. А вторым пунктом я запланировал себе встречу с экспертом-химиком Валентиной Калачиковой - нам нужно было «перетереть рабочие моменты». Но главнее этих двух дел было еще одно: требовалось непременно поговорить с докторами, лечившими и так и не спасшими школьную диетсестру.

Где-то на уровне подсознания во мне зрела мысль, что все нити это жуткого ЧП ведут к школьному пищеблоку. Но эту мысль глушила, как помехи в радиостанции, еще одна, которая казалась мне совсем уже нелепой и бессмысленной: кто-то делает это умышленно. Я решительно гнал от себя это соображение и дал слово не возвращаться к нему до тех пор, пока своего заключения не сделает эксперт Калачикова.

Параллельно я дал задание своим ребятам проверить кабинеты химии и биологии. Ведь нельзя было исключать и отравления каким-то химикатом, возможно, реактивом из лаборатории в кабинете химии. Тогда подозрения, что диетсестре поставили ошибочный диагноз, вообще сами собой отпадут. Ибо какая связь между медицинской сестрой-диетологом и кабинетом химии?..

В общем, что-то оно все не клеилось и не срасталось, и нам оставалось только ждать, пока Калачикова не обследует этот пищеблок, будь он неладен, вдоль, поперек и по диагонали...

Мой коллега, которому я дал задание собрать как можно больше информации о причинах и течении болезни диетсестры Натальи Кукаренко, поработал на славу. Он переговорил не только с врачами, но и с коллегой умершей - школьной медсестрой, которая неоднократно навещала Наталью Семеновну в больнице.

«Врачи по-прежнему настаивают на сердечно-сосудистой недостаточности, - сообщил мне коллега. - Но ведь если и были какие-то ошибки в лечении, то кто же в этом признается?! Медсестра утверждает, что сама Кукаренко с самого начала сомневалась в правильности диагноза насчет сердца. Говорила: «Может, у меня рак? Странно как-то немеют руки, а ноги вообще не могу согреть. И тоже немеют. Какие-то боли в суставах, да такие, что ночью спать не могу... Ты скажи, может сердечная недостаточность давать такие симптомы? Хотя нам после Чернобыля могут такие болезни открываться, о которых мы ни сном ни духом не знаем...».

Еще раз поблагодарив коллегу, я решил не дожидаться выводов Калачиковой. Нужно было получить разрешение на эксгумацию тела Кукаренко Натальи Семеновны, умершей 12 марта 1987 года. Что-то мне подсказывало, что такая мера лишней в нашем расследовании не будет. И я не ошибся, потому что в тканях эксгумированного трупа эксперты обнаружили следы тяжелого металла - таллия.

НЕКРИТИЧНАЯ ДОЗА ЖИДКОСТИ КЛЕРИЧИ ДЛЯ СОБСТВЕННОГО МУЖА

Мне нужно было срочно пообщаться с химиками-криминалистами и узнать, что это за дрянцо такое - таллий?

«И ничего не дрянцо! Водный раствор таллия известен под названием жидкость Клеричи, - объяснила Калачикова. - В геологии ее применяют для разделения минералов по плотности. В Киеве есть парочка геологических экспедиций, у которых этой отравой вполне можно разжиться.

Смерть под воздействием таллия действительно наступает в результате угнетения сердечной деятельности, шока, нарушения функции почек. Это в острых случаях, то есть когда доза раствора таллия в организме критична. Вот почему, как я думаю, умерли не все, кто обедал в тот день в столовой. Но даже в небольших количествах таллий наносит огромный вред организму: выпадение волос, авитаминоз, бессонница, боли в суставах, мышечная слабость...».

Я в толк не мог взять, зачем кому-то просить у геологов жидкость Клеричи? Специально, чтобы людей травить? Это же дикость!

«Насколько я знаю, ее используют для уничтожения грызунов - мышей и крыс, - рассуждала вслух Калачикова. - Но по результатам проверок санитарных служб города в этой школе никаких грызунов не было и в данный момент не наблюдается. А еще я сделала вывод, что в этой школе нас не любят... Мойщица посуды Иванютина ходила за мной по пятам, как надзиратель. Наверное, решила, что я у них кастрюлю стащу или крупы в карманы насыплю. Жуткое ощущение, честное слово. Взгляд недобрый, тяжелый... Как эту мегеру вообще допустили с детьми работать?!».

Мы начали проверять всех, кто так или иначе был причастен к школьному пищеблоку. Добились санкций на обыск квартир, где проживали повара, кондитеры, раздатчицы, мойщицы посуды. Все без исключения оставались в поле зрения правоохранительных органов. Версия, что отравление случилось из-за употребления конкретных блюд, оставалась главной. Во всяком случае, у нас появилась ниточка, дернув за которую мы надеялись распутать этот клубок.

Мои ребята получили конкретный адрес для проведения обыска - частный дом, где проживала гражданка Иванютина Тамара. Поскольку дома ее не оказалось, ребята решили пообщаться с ее мужем Олегом. А одному из оперов захотелось поговорить с соседями. И вечером им было что доложить руководству.

«Во-первых, супруг Тамары Иванютиной не совсем здоров. Сейчас находится на больничном, и этим бюллетенем его попрекают и на работе, и в самой поликлинике, - начал свой отчет о визите к Иванютиным старший оперативник. - У него болит голова, немеют ступни ног, а сами ноги от бедер до колен просто выворачивает. Я рассказываю его же словами...». - «Ты мне, Володя, скажи вот что: не заметил ли ты, густо или не очень растут волосы на его голове?» - поинтересовался я. И услышал в ответ: «Заметил, Николай Олегович. Плохо растут. То есть вообще не растут. Жалуется, что облысел...».

В эту минуту мне показалось, что версия, в которой многое срасталось, снова летит к чертовой матери. Даже если предположить, что Тамара Иванютина подмешивала жидкость Клеричи в пищу, приготовленную для школьников и учителей, то не могла же она «угостить» некритичной, как Калачикова говорила, дозой собственного мужа! И получалось, что вместо того, чтобы наступило желанное просветление, следствие и поиски виновного, наоборот, заходили в тупик. И я не удержался и произнес это слово: «Тупик».

- А это как посмотреть, Батя! - возразил старший оперативник. - Олег сказал, что недавно схоронил обоих родителей. Те переехали в Киев из Краснодарского края, но прожили в столице очень недолго. Как в сказке, любили друг друга и умерли в один день. А если точнее - с интервалом в два дня. Причем на похоронах свекра случился инцидент...

- Что за инцидент? С этого места подробнее!

- Олег рассказал, что однажды они с Тамарой поехали посмотреть, как родители устроились на новом месте. Новое место - это как раз и есть тот дом в частном секторе, где мы сегодня побывали...

- А что, у Иванютиных - Олега с Тамарой - своего жилья не было?

- Почему, было! Квартира была у Тамары, а Олег к тому времени развелся с женой и мыкался в поисках новой партии. Вот тут Тамара и подвернулась. Молодая, энергичная, красивая. Так Олег о ней отзывается. А вот свекровь то ли невзлюбила новую невестку, то ли кошка между ними пробежала, но отношения у них были, мягко скажем, натянутыми... Свекровь обвиняла Тамару, что та не может или не хочет родить Олегу ребенка. Без детей, говорила она, это не семья, а так, одно название... И поставила условие: не родишь ребенка - на прописку в нашем доме не надейся!

НАЧАЛАСЬ ПАНИКА. ВДОВА ЗАГОЛОСИЛА, ЧТО ЕЙ НАЛИЛИ ОТРАВЫ

- А что такого ценного в этом доме, если Тамара Иванютина на него свой глаз положила?

- Особой ценности, как по мне, он не представляет. Не очень новый, но добротный. Я так мыслю, что ее прельстил земельный участок. И еще сарай. Олег говорил, что была у Тамары мечта - свиней развести. Мечтала торговать свининой, даже рынок присмотрела. Ее хрустальной мечтой было приобретение автомобиля «волга». Прямо помешалась на этой идее...

- Ничего предосудительного в желании человека иметь собственную «волгу» не вижу, - отреагировал я на слова своего коллеги. - Значит, приехали молодые Иванютины навестить родителей Олега. Дальше что?

- Тамара с матерью приготовили обед. Вместе посидели за столом, да только к вечеру старику плохо стало. Наутро мать позвонила Олегу и сказала, что с отцом беда приключилась: ноги отнимаются, ступни немеют... Говорит, что не может носки сам надеть... А когда бабка стала ему помогать, заревел от боли, словно его на куски резали. Олег посоветовал «скорую» вызвать, однако в больнице скорой помощи врачи осмотрели деда и сказали, что это полиартрит обострился. Выписали лекарства и отправили домой.

Так вот, по словам Олега, Тамара сильно обеспокоилась состоянием здоровья отца и настояла тут же ехать к родителям. Грелку к ногам прикладывала, супчиком его из ложечки кормила. В общем, Олег хвалил ее как самую заботливую невестку на свете...

- Еще бы! Я так мыслю, что в супчик она как раз и плеснула этой жидкости. Медичи или Клеричи, никак не запомню, - подтвердил я свою догадку.

- Вечером, часов в пять, Иванютины уехали. Но только добрались домой, как звонок от матери. Снова довелось вызывать «скорую». В ту же ночь дед скончался в больнице...

- Будешь разговаривать с врачами, непременно уточни причину смерти. Насколько я разбираюсь в медицине, от полиартрита скоропостижно не умирают.

- Будет сделано, Николай Олегович. Так вот дальше Олег поведал очень интересную информацию. На похоронах отца, когда все были на улице, матери стало плохо с сердцем. Олег попросил Тамару принести из дома лекарство. Спустя несколько минут жена вернулась с рюмкой валокордина и стаканом воды. Едва выпив лекарство, мать зашаталась. На ее губах выступил белый налет, и ее тут же стошнило...

Среди присутствующих началась паника. Вдова заголосила, что ей налили отравы. Какая-то женщина божилась, что собственными глазами видела, как Тамара капнула в лекарство какую-то жидкость из пузырька, достав его из кармана кофты. Мужчины стали требовать милицию, кто-то предложил отнести содержимое стакана на экспертизу. В общем, о самом покойнике все забыли. И тогда Тамара швырнула и рюмку с лекарством, и стакан с водой на землю. Посыпались стеклянные осколки. Олег Иванютин заслонил жену от разгневанной толпы и принялся успокаивать мать. Просил людей не омрачать еще больше такой день...

- Я предполагаю, что у матери начались те же симптомы?

- В принципе да: болели руки и ноги, немели ступни ног. Не могла ворочать языком, почти не разговаривала. На поминках даже не вышла к людям, сославшись на то, что ей нездоровится. К вечеру пожилую вдову тоже забрала «скорая», и через два дня она скончалась...

Первый муж Иванютиной скончался, оставив «скорбящей» вдове двухкомнатную квартиру

- А скажи, друг мой, ты часом не поинтересовался у Олега Иванютина, не докучают ли им грызуны? Мыши, крысы?

- Крысы наверняка есть, - присоединился к разговору коллега, который опрашивал соседей. - Женщина из дома, который по правую руку от Иванютиных стоит, жаловалась, что от их свинарника вонь невообразимая исходит и крысы бегают. Тамара, как только ее прописали в доме, развила бурную животноводческую деятельность. Соседи рассказали, что своих свиней она кормит отходами из школьной столовой. Не сумки, а баулы таскает. И как только не надорвется!

- Ну, судя по всему, женщина она здоровая, раз тяжести такие таскает. Видать, сильно хочется ей на собственной «волге» прокатиться... Ваша задача - узнать, у кого именно Иванютина доставала жидкость Клеричи. И в каких количествах. А заодно, когда брала зелье в последний раз.

- Да, Николай Олегович, есть еще деталь, на которую я обратил внимание, когда общался с соседями. Тамара в разговорах не упускает случая, чтобы не рассказать, как тяжело болеет ее муж. Что это, скорее всего, наследственная болезнь, от которой умерли родители Олега. А раз так, то и ему вскоре суждено уйти вслед за ними...

- Докторица, черт бы ее забрал! - со злостью сказал я и велел ребятам продолжать работу. Меня уже не покидало чувство, что копаем мы в правильном направлении. И действительно, мы быстро вышли на лаборантку Киевской геологоразведочной экспедиции, которая по простоте душевной делилась жидкостью Клеричи со своими хорошими знакомыми по фамилии Масленко. Они часто переезжали из одного частного дома в другой и постоянно жаловались на полчища крыс и мышей. «Но я, - заявила лаборантка, - всегда предупреждала их о высокой токсичности препарата. И на колбе большими красными буквами писала: «Осторожно, яд!».

В другое время нас, может, и не заинтересовало бы семейство Масленко, которым приходилось часто менять место жительства, но сейчас мы уже знали о крайне любопытном обстоятельстве: Тамара Иванютина была одной из дочерей этих самых Масленко! И еще одну очень важную для следствия деталь удалось узнать сыщикам: за 15 лет знакомства с семейством Масленко лаборантка девять раз «выдавала» им по 30-50 миллиграммов жидкости - якобы для уничтожения грызунов.

Сотрудница геолого-разведочной экспедиции оказалась весьма ценным свидетелем. Например, она поведала, что один раз таллий просила сестра Тамары Иванютиной Нина Масленко. Она как раз замуж собралась за дедулю на 25 лет ее старше, который должен был прописать ее у себя... «А как они живут?» - поинтересовался я. «Да никак не живут. Помер он вскоре после того, как с Нинкой сошелся».

Как только новобрачный прописал молодую жену на Героев Сталинграда, у него началось вроде обострение артрита... А потом оказалось, что и сердце слабое. Нина из больницы его забрала домой, говорила, что врачам не доверяет и что сама будет ухаживать за супругом. Но перед праздниками ноябрьскими тот помер.

«Ответственный квартиросъемщик скончался. Нине оставалось только переоформить на себя договор по найму - и пешка в дамках! А уроженка Тулы - в киевлянках! Такая вот простая арифметика...» - размышлял я. И думал, кого бы это из опытных оперативников откомандировать в город славных мастеров - Тулу. Мне казалось, что корни преступления, которое нам приходится распутывать, искать надо именно там.

Пока дожидались гонцов из Тулы, продолжали оперативную проработку Тамары Иванютиной. Открылись очень любопытные вещи.

Моим коллегам удалось раскопать историю, как Тамара отправила на тот свет своего первого мужа - шофера-дальнобойщика. Его напарник рассказал, что во время очередного рейса мужу Тамары стало плохо. У него сильно болели ноги, он не чувствовал педалей ни газа, ни тормоза. Попросил было подменить его на часок-другой, однако самочувствие бедолаги все ухудшалось. Ни через два, ни через три часа водитель не смог сесть за руль. Проезжая мимо деревенской речушки, спросил у напарника: «Может, мне искупаться, чтоб взбодриться? Я быстро водичкой окачу себя, приду в норму - и двинемся дальше. Мне Томка и полотенце чистое приготовила...».

Когда водитель вытирал голову, напарник с ужасом увидел, что все полотенце усеяно волосами. Угощаться бутербродами, которыми того женушка снабдила, он отказался: не потому, что заподозрил неладное, а просто побоялся задремать после сытного перекуса за рулем. Вскоре после возвращения из рейса первый муж Тамары Иванютиной скончался от сердечного приступа. В наследство «скорбящей» вдове он оставил двухкомнатную квартиру...

Гонцы вернулись из Тулы с увесистым багажом информации, которую им помогли раздобыть российские коллеги и напрямую касающейся следствия по делу об отравлении в киевской школе.

Когда я читал отчеты своих коллег, мне иногда казалось, что мне подсунули низкопробное чтиво, где в погоне за сенсацией преподносятся эпизоды, которых в реальной жизни теоретически быть не может. Увы, оказалось, что может...

Из отчетов стало известно, что в семье Масленко было шестеро детей - трое сыновей и три дочери. Как рассказал дальний родственник, воспитывали их в том духе, что главное в жизни - это материальный достаток. Судя по всему, тогда и начали прививать столь садистский способ этот самый достаток заполучить.

Но, как явствовало из собранных в Туле материалов, старшие Масленко подсыпали яд не только для извлечения материальной выгоды. Приведу лишь один эпизод их тульских злодеяний.

«В ноябре 1980 года Мария Федоровна, мать Тамары, заболела и легла в больницу. Супруг Антон Митрофанович очень беспокоился о ее здоровье. В какой-то момент сваха узнала о недомогании Марии Федоровны и решила ее навестить. После больницы направилась к Антону Митрофановичу, чтобы поделиться впечатлением. И между делом высказала свои опасения по поводу состояния здоровья сватьи. Мол, из всей палаты она - самая тяжелая. Боюсь, не сдюжит. «То есть?» - недоуменно спросил сват. «А то и есть, что надежды мало. Надо готовиться, чтоб похоронить по-человечески». Еще и помощь свою предложила, когда понадобится.

Муж вздрогнул, будто его током ударило. И в ту же минуту к нему пришло решение. Он предложил сватье не говорить глупостей, а лучше выпить за здоровье болящей супруги. Рысью помчался в кладовку, где у него был спрятан заветный пузырек. Пока та разливала самогон и собирала на стол еду, улучил момент и плеснул в рюмку смертельной жидкости. Во взгляде отчетливо читалось: «Ты первая умрешь. Чтоб беду на Марьюшку не накликала». Но свахе было невдомек, что замыслил Антон Митрофанович...

Ночью врачи «скорой», теряясь в догадках, делали ей уколы - то от сердца, то чтобы снизить давление, но все тщетно - к утру женщина скончалась».

РАССКАЗ О ПОЧЕРНЕВШЕМ ЯЙЦЕ ВРАЧИ СОЧЛИ ПРЕДСМЕРТНЫМ БРЕДОМ

В этом описании меня заинтересовала любопытная, с точки зрения сыщика, деталь. Оказывается, больная твердила врачам «скорой помощи», что она отравилась вареным яйцом. «Когда они закусывали, - говорила женщина, - сват принялся чистить яйцо, и оно почернело прямо у него под руками. Он объявил, что яйцо порченое, и отбросил в сторону. Когда он ушел, мне стало жалко выбрасывать, и я доела», - плакала умирающая. Но врачи сочли это предсмертным бредом, поэтому не обратили на рассказ никакого внимания.

Я подумал, что надо непременно проконсультироваться с Валентиной Калачиковой. Не могло же яйцо почернеть только оттого, что у старого Масленко была черная душа! Мистика какая-то...

Тем временем предстояло выслушать коллег, которые опрашивали учителей, школьников, соседей Иванютиной. Я просил их излагать только суть. Иначе, думал, мы никогда не завершим это расследование. Дело об отравительнице, без преувеличения, гремело на всю страну, и нам нужно было поставить убедительную точку в этой истории.

- В общем, логика такова, - начал кратко излагать свое видение истории с отравлением в школе мой коллега. - Цель Иванютиной - бесплатный корм для своих домашних животных - свиней и кур. Подсобное хозяйство она содержала за счет пищевых отходов, которые приносила из кухни. Подозреваю, что ей удавалось делать пищу невкусной, а следовательно, дети ели ее неохотно...

- Подожди, Виталий, она же числится посудомойкой. Какое отношение Тамара имела к процессу приготовления пищи?

- В том-то и дело, Николай Олегович! Теоретически - никакого, но на самом деле, по словам очевидцев, совала свой нос во все кастрюли. За это получала неоднократные замечания и от заведующей столовой, и от парторга школы, и от профорга. Интересная деталь: парторг школы, у которой с Иванютиной были стычки на этой почве, в октябре прошлого года, - опер сделал паузу и многозначительно обвел глазами присутствующих, - умерла от сердечно-сосудистой недостаточности...

- Это точно?

- Абсолютно! Я беседовал с учителем химии, по совместительству парторгом. Когда попросил охарактеризовать Иванютину, он сказал только одно слово: садистка. А потом расшифровал. Сказал, что если Иванютина выбирала себе «жертву», то никогда не отступала. Как-то двое детишек зашли в столовую попросить косточек или остатков котлет для своих собачек. Братик с сестричкой. Девчушка - первоклассница, а братик учится в пятом классе. Рассказывают, что Иванютина просто рассвирепела. Вырвала из рук пакетики, вытолкала из помещения... А через несколько дней дети заболели неизвестной болезнью. Болели долго. Мальчик облысел полностью...

- Ну да, и вспомнил учитель об этом только сейчас! - раздосадованно произнес я. - Все умны задним числом!..

- Да кто же мог предположить, что такое вообще возможно?! В наше время и в цивилизованной стране?! Он, кстати, и сам пострадал...

- Кто пострадал?

- Говорю же вам, учитель химии, Стадник Виктор Петрович! Тоже облысел, и с ногами было плохо. Все дело в том, что он по долгу службы обязан каждое утро вместе с диетсестрой присутствовать при закладке в котлы дневной нормы продуктов. По поводу диетсестры вы знаете, а профоргу, видать, досталась «щадящая» доза. Или организм оказался крепче...

- А дневная норма продуктов, значит, мешала осуществлению планов этой любительницы свиней. Я правильно мыслю?

- Абсолютно! Уходя домой, Иванютина даже специально отключала холодильники, чтоб наутро продукты становились непригодными для приготовления пищи. Кстати, Николай Олегович, тогда-то и пришлось вызвать мастера по ремонту холодильного оборудования. Вызвали прямо с завода-изготовителя. И парень тоже отведал гречневого супа, в который Иванютина добавила таллий.

- А что говорят химики, токсикологи? Этот таллий разве не меняет вкус пищи?

- Пока данных таких у меня нет, но думаю, что не меняет. Крысы не стали бы его употреблять, если бы почувствовали неладное. Сам я не пробовал, так что утверждать не буду...

- Типун тебе на язык, Виталий! Ну и шутки у тебя...

- Это от перенапряжения и усталости. Быстрее бы все закончилось... Да, вот еще что, едва не упустил важную деталь. Это уже повара рассказали. Короче, после случая с Кукаренко заведующий столовой стал на ночь запирать подсобку на ключ. Обозленная таким демаршем, Иванютина не сдержалась и сказала, что «Нога пойдет вслед за Кукаренко». Нога - это фамилия заведующего столовой, - пояснил коллега.

КОГДА ОТРАВИТЕЛЬНИЦА БЫЛА УЖЕ В СИЗО, ЕЕ МАМАША ИСПЕКЛА ОЛАДИЙ С ТАЛЛИЕМ И ПОШЛА УГОСТИТЬ СОСЕДКУ

После того как мы собрали воедино все подозрения и тщательно прошлись по каждому эпизоду, который извлекли на свет, нам предстояло самое трудное - произвести результативный обыск в доме Иванютиных. То есть найти «орудие преступления».

Когда осмотрели все, что только можно было, Валентина Петровна Калачикова вдруг подошла к тумбочке, которая стояла у окна, и попросила открыть дверцу. Иванютина, наблюдавшая все происходившее с презрением, неуверенно шагнула к тумбочке: «Это швейная машина, от свекрови мне досталась. Будете осматривать?». - «Будем осматривать, - спокойно сказала Валентина Петровна. - Откройте или дайте ключ, я сама открою». Иванютина швырнула ключи на пол и почти прошипела: «Сама открывай, белошвейка!».

Калачикова осмотрела содержимое ящичков. Шпульки с нитками, иголки в коробочках, набор приспособлений для вышивки, флакон с машинным маслом для смазки механизмов... Она взяла в руки флакон и вдруг поняла, что для масла посуда уж больно тяжелая. И сунула флакон в карман.

Потом Валентина рассказывала, что до утра глаз не сомкнула, проводя лабораторный анализ «машинного масла»: раньше ей никогда не приходилось иметь дело с таллием. И второй момент, на который она упирала: в этом деле нельзя было ошибиться. Поэтому, когда все «срослось», она еще раз, по второму кругу проверила саму себя. Ошибка была исключена: во флаконе - жидкость Клеричи. Совершенно точно.

Утром Калачикова позвонила в управление, а через час или полтора Иванютину Тамару арестовали. Ее муж не верил в то, что она - убийца, и его пришлось ознакомить с результатами эксгумации трупов его родителей.

Обыск по другому адресу - месту жительства родителей Тамары - результатов не дал. Никаких доказательств, что в доме есть пузырек или пробирка с ядом! Но они сами себя выдали. Когда уже было известно, что ее дочь Тамара находится в СИЗО, Мария Федоровна испекла оладий и пошла угостить соседку. У соседки была большая пенсия по инвалидности, вот Мария Федоровна и решила «восстановить справедливость».

Соседка за угощение поблагодарила, но есть не стала, потому что была наслышана, что старухину дочку подозревают в отравлении. Бросила один оладушек кошке, и к вечеру животное забилось в судорогах, а через три часа скончалось. Соседка сообщила об этом в милицию, и супругов Масленко, очень пожилых людей, тоже арестовали. Сестру Нину взяли под стражу чуть позже.

Самое ужасное, на мой взгляд, в этой истории то, что преступники оставались безнаказанными и творили свои злодеяния на протяжении очень длительного времени. Уверовав в свою исключительность, они привыкли мстительно расправляться с теми, кто так или иначе вставал на их пути, плеснув несколько капель жидкости Клеричи в еду или в стакан с водопроводной водой. Изобрели некую чудовищную игру, где на кону были совершенно реальные человеческие жизни.

Уже в процессе следствия стало известно, что старики Масленко без колебаний насмерть отравили соседа по коммуналке, который чересчур громко включал телевизор и мешал спать. И даже родственницу, сделавшую им замечание по поводу лужи в туалете. Это они так «мстили за оскорбление»! Добавляли крысиный яд в приготовленный для угощения плов и оладьи, начиняли отравой апельсины и пряники... И при этом очень гордились своей изобретательностью...

На первых допросах все они охотно рассказывали, когда, где, кого и как отравили. Та же Иванютина поведала, что сначала испытала действие яда на соседских курах и кошках. Экспериментировала с количествами - знала, какую дозу дать, чтобы человек слегка заболел, а какую - чтоб наверняка умер. При этом ее ничуть не волновало, в каких муках умирают ее жертвы...

- В таком деле случайностей быть не должно, - самодовольно растолковывала Иванютина. - Батенька едва не погорел на обычном курином яйце. Хорошо, что врачи оказались лопухами...

Я вспомнил, что хотел спросить у нашего эксперта Калачиковой про историю с яйцом.

- Это была действительно загадка: отчего могло почернеть яйцо? - рассказала Валентина Петровна. - Потом токсикологи дали заключение, что именно таллий, вступая в реакцию с белком, образует органическое вещество черного цвета. Когда уже старый Масленко находился в Лукьяновском СИЗО, мы с прокурором взяли трехлитровую банку, кипятильник, пару яиц и решили провести следственный эксперимент.

Сварили яйца в присутствии арестанта. Первое дали ему облупить чистыми руками, и все было в норме. Затем дали в руках подержать пузырек с таллием и попросили облупить второе яйцо. И оно мгновенно почернело! А дальше произошло совершенно непредвиденное: дед, испугавшись, что его могут уличить, в мгновение ока запихал яйцо в рот и целиком проглотил! Вместе со скорлупой! Прокурор попытался отнять его как неоспоримое вещественное доказательство, но, как говорится, увы и ах...

Совместными усилиями сыщиков, следователей и прокуратуры удалось доказать 40 случаев отравлений, 15 из которых - со смертельным исходом. Судебно-психиатрическая экспертиза признала подсудимых вменяемыми. Среди особенностей характера всех четверых были названы повышенная самооценка, мстительность, обидчивость.

Суд приговорил Тамару Иванютину к исключительной мере наказания, трем остальным членам семейства суд назначил от 10 до 15 лет лишения свободы. Судебные заседания продолжались около года. Перед тем как предоставить последнее слово подсудимым, судья предложила Тамаре Иванютиной покаяться перед сидящими в зале родителями умерших школьников. Но подсудимая заявила, что виновной себя ни в чем не считает. И раскаиваться не собирается. И вызывающе добавила: «Не то воспитание...».



http://bulvar.com.ua/gazeta/archive/s4_65170/7285.html