МУЖИКИ ЛЕТЯТ НА ПИРОГИ

Пьеса стала победителем Международного конкурса современной драматургии «Время драмы, 2016, лето». Участвовали авторы из России, Украины, Кыргызстана, Беларуси, Молдовы, Латвии, Германии, Израиля, Канады, Франции, США.

 

 

Комедия масс-медиа

 

2 действия

 

4 женских, 5 мужских

 

Молоток у входной двери – оружие незамужней женщины. Мало ли что. Всякое бывает. Кто вот это сейчас звонит в дверь – мошенник, грабитель или порядочный мужчина? Говорит - ранен, избит, просит о помощи. Но так ли это? Открыть? Помочь? 

В личной жизни одиноких подруг - Татьяны и Натальи - неожиданно появляется «просвет» - за ними начинают ухаживать, предлагают выйти замуж. Однако до свадьбы дело не доходит - полицейский арестовывает одного из женихов, как брачного афериста. А самое главное – оказывается - все действие с самой первой сцены - это on-line Интернет-видео-шоу. 


Фрагмент пьесы:

«ИВАН. Я, как все – обожаю критиковать. Найду то, чего нет. Укрупню это, просмею, прозубоскалю. Скажу – вот она главная слабина. И подведу итог – автор бездарен. Давайте откровенно - так принято – никто никого не хвалит. Разругаешь, и на душе как-то полегче - и этот человечек не выше меня прыгнул. Давай, читай. Мармеладу не обещаю».

 

 

                                                          ИГОРЬ МУРЕНКО

 

 

                 МУЖИКИ ЛЕТЯТ НА ПИРОГИ

 

                        Комедия-масс-медиа

  

Действующие лица:

 

ТАТЬЯНА – 32 лет

ВЕРА – 25 лет

ИВАН – 33 лет

НАТАЛЬЯ – 32 лет

АЛЕКСЕЙ – 35 лет

ПЕРВЫЙ ПОЛИЦЕЙСКИЙ – 35 лет

ВТОРОЙ ПОЛИЦЕЙСКИЙ – 37 лет

ЭЛИНА – 20 лет

ЭДВАРД  – 35 лет

 

 

СЦЕНА 1.

 

              Двухкомнатная квартира. Вечер, за окном темно. Начало декабря.

            Татьяна на кухне вынимает из духовки электропечи противень с пирогами. Ставит его на стол. Начинает смазывать пироги сливочным маслом.

         Звонит сотовый телефон, который лежит в большой комнате на диване. Татьяна идет в комнату, берет телефон, нажимает на кнопку.

ТАТЬЯНА. Привет, Наташа. (Слушает)… Конечно, заходи. Ты вовремя. Я пироги из духовки вынула. Твои любимые – с черноплодкой и яблоками. Ага, давай. Открываю дверь. (Нажимает на кнопку, кладет сотовый, идет в прихожую. Щелкает замками, открывает внутреннюю дверь).

              Слышно, как на лестничной площадке открывается и закрывается дверь.                 

              Татьяна снимает цепочку, щелкает замками, открывает внешнюю дверь. Входит Наталья, соседка, которая живет на одной лестничной площадке с Татьяной. Она в очках с толстыми стеклами – такие носят люди с очень сильной близорукостью.

НАТАЛЬЯ (обнимает Татьяну). Ты моя родная, любимая. Соскучилась я уже сильно, а ведь вчера виделись.

ТАТЬЯНА. Замерзла?

НАТАЛЬЯ. Чуть-чуть. Пока от трамвая бежала. Декабрь только начался, а мороз уже злой. Нос и щеки покусывает. (Проходит на кухню).

                   Татьяна щелкает замками, закрывая внешнюю дверь, накидывает цепочку. Затем закрывает внутреннюю дверь.

(О пирогах). О, горячие!

ТАТЬЯНА (заходит на кухню). И чай горячий. Старалась к твоему приходу. Сейчас отогрею тебя. Ну, давай – рассказывай. (Выкладывает пироги на тарелку, ставит ее на стол, наливает в чашки чай).

НАТАЛЬЯ. Я на выставку не пошла. Одноклассница позвонила, пригласила в гости. Я же ее третьего ребенка еще не видела. Антошке год и месяц. «Мама», «папа» не говорит. Только «иде» - «где», значит. И так уморительно приседает за спинкой стула. «Где Антоша?» - он приседает. «Где Антоша?» - он встает, улыбается… (Голос начинает дрожать). У нее уже третий ребенок….  А у меня ни одного…. А муж у нее уже второй…. Все эти проклятые очки.... Эти стекла – они всех пугают…. Линзы не могу - аллергия…. Но каждому не объяснишь…..Все шарахаются, как от чумной…. Сам в очках, такие же стекла – нет, подавай ему без очков…. А я почти ничего не вижу без них…. Кому нужна такая жена – полуслепая? …. (Начинает рыдать, убегает в большую комнату, падает на диван).

                        Татьяна какое-то время сидит неподвижно за столом, затем идет к Наталье, садится рядом, кладет руку на плечо.

НАТАЛЬЯ. И не будет ни детей, ни семьи… я чувствую…

ТАТЬЯНА. Перестань.

                     Наталья резко садится на диване и начинает целовать Татьяне руки, волосы, лицо.

НАТАЛЬЯ. Милая, хорошая…. Мне тридцать два и тебе тридцать два…. У тебя никого, у меня никого. У нас с тобой впереди мрак, ужас, кошмар…. Дорогая, любимая, давай поклянемся. Ты заболеешь – я буду за тобой ухаживать…. Я заболею – ты… (Рыдает).

ТАТЬЯНА. Наташа, ведь это само собой.

НАТАША. Нет, поклянемся…. А когда я умру – ты все организуешь… Меня же некому хоронить… (Кричит). Обещай! Клянись!

 

СЦЕНА 2.

 

                 На следующий день. Татьяна на кухне моет посуду. За окном дневной свет.

                 Звонок в дверь.

                Татьяна вытирает руки полотенцем, идет в прихожую. Щелкает замками внутренней двери, берет увесистый молоток, который всегда стоит наготове в коридоре, приоткрывает внутреннюю дверь.

ТАТЬЯНА. Кто там?

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС (из-за внешней двери). Здравствуйте, Татьяна Петровна. Это я – Вера.

ТАТЬЯНА. Какая Вера?

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС. Ваша троюродная сестра.

ТАТЬЯНА. Не поняла.

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС. Ваша покойная мама Галина Степановна и моя мама Нина Васильевна двоюродные сестры, а мы, значит, с вами троюродные.

                                Пауза.

ТАТЬЯНА. Да, мама говорила что-то такое. Но я вас никогда не видела. Как докажете, что вы моя сестра?

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС. У нас дома в альбоме фотография. На них и ваша мама, и вы, Татьяна Петровна – только девочкой еще. Вы приезжали к нам в деревню погостить. Вот фотография. Посмотрите.

ТАТЬЯНА (открывает внешнюю дверь, но не полностью, а на цепочке, берет фотографию, рассматривает). Входите. (Снимает цепочку, открывает дверь полностью).                                                 Входит Вера с чемоданом на колесиках, сумками, пакетами.  

А что вы хотели?

ВЕРА. Я хочу у вас… жить.

              

СЦЕНА 3.

 

               Этот же день, за окном стемнело. Татьяна и Вера на кухне. Вера помылась, поспала после дороги, и теперь они собираются пить чай. Вера достает из своих сумок, пакетов банки с солеными помидорами, огурцами, вареньем – и все это ставит на стол. Татьяна смазывает маслом пироги на противне, которые только что испекла, затем выкладывает их на тарелку.

ВЕРА. Как вы тут живете? В деревне такое про вас говорят. Мол, раз в год к каждому в квартиру или воры залазят или бандюги врываются. И если разграбят весной, считается – еще повезло.

ТАТЬЯНА. Это почему?

ВЕРА. Ну, потому что к зиме деньжат скопить можно, и одежонку новую теплую купить. Кого перед холодами-то обчистят – ой, как намерзнутся за зиму, понапростужаются, болеют долго… Я вам от простуды варенья с малиной привезла. Сама варила.

ТАТЬЯНА. Спасибо, конечно, но в таком случае лучше не надо.

ВЕРА. Берите, берите. Я от чистого сердца. Я не глазливая. Не залезут к вам. К тому же вы теперь не одна, а со мной. Вдвоем-то легче за квартирой присматривать.

ТАТЬЯНА. Об этом потом. Пока ты мылась да спала, я пирожков напекла. (Ставит на стол тарелку с пирожками). Поешь. Проголодалась, поди.

ВЕРА (садится за стол, берет пирожок, пробует). У-у, вкуснятина! Тесто просто воздушное! Помню – такие были у моей бабушки. Она была на стряпню большая мастерица. А вы же наша родня. Вам это все передалось. Я тоже пеку, но такие ни разу не получались. Просто тают во рту, как пирожное. Я своим в деревню позвоню, расскажу, что таких вкусных пирогов еще не пробовала.

ТАТЬЯНА. Нет, этого не нужно. Не звони.

ВЕРА. Почему, сестрица? Пусть узнают. Им будет приятно.

ТАТЬЯНА. Ага – вся деревня ко мне нагрянет. А у меня всего лишь две комнаты. Лучше скажи – почему от мужа сбежала?

ВЕРА. Пьет он, сестрица. В последнее время я его трезвым и не видела. Сколько раз уговаривала – брось – и все у нас наладится. Я ведь с ним даже… неловко сказать… целоваться перестала. Давно уже. Он обещает, божится, а на следующий день опять. И решила я его бросить, и к вам в город податься, счастья поискать. А чего – детей у нас с ним нет – зачем все это терпеть? И вот приехала. Хочу новую жизнь начать. Работа чтоб интересная была, и денежная. У вас в городе хоть работы полно, не то, что в деревне. На вас надеюсь, сестрица. Подскажете, где, какую выбрать? Мне про вас только хорошее говорили. Что и добрая, и радушная – человека всегда приветите, а если он в горе – не бросите, поможете.

ТАТЬЯНА. Да кто это такое говорил?

ВЕРА. И мама моя, и сестрицы, и тетушки. Все в один голос.

ТАТЬЯНА. Сестрицы? И много их у тебя?

ВЕРА. Много. Родных трое, двоюродных восемь, а уж троюродных вообще не сосчитать. Да ведь еще и братья есть. И тоже всякие-перевсякие.

ТАТЬЯНА. Они не могут заявиться ко мне, как ты?

ВЕРА. Да кто их знает, чего им взбредет.

ТАТЬЯНА. Ну, уж нет! У меня не общага!

ВЕРА. Успокойтесь, сестрица. Я им всем сообщу, что и так вас стеснила. Они не приедут… (Берет еще один пирожок, откусывает). Тесто – просто тает. У вас даже лучше, чем у бабушки.

ТАТЬЯНА. А муж твой знает, к кому ты поехала?

ВЕРА. Да что вы, сестрица. Никто из наших ему не скажет. Все знают - надоел он мне хуже горькой редьки.

ТАТЬЯНА. А вдруг проболтается кто. Приедет, закатит скандал. Да еще с дракой. На меня накинется с кулаками: «Зачем пустила?» Брошенные мужья бешеные. Знаю. Испытала.

ВЕРА. Он не драчливый. Ничего такого у нас с ним не было.

ТАТЬЯНА. Не бросала его – вот и не было. Сейчас и узнаешь – какой он психованный.

ВЕРА. Он хороший, добрый, веселый. Пьет только.

ТАТЬЯНА. Как зовут-то?

ВЕРА. Иван.

ТАТЬЯНА. Сколько лет?

ВЕРА. Тридцать три.

ТАТЬЯНА. Работает?

ВЕРА. Да. Зимой в кочегарке. Летом у фермера - сторожит поле с гречихой.

ТАТЬЯНА. Задала ты мне задачку. Теперь думай, переживай.

ВЕРА. Простите меня, сестрица.

ТАТЬЯНА. Ладно. Чего теперь. Ну, все – некогда уже чаи распивать, пошла на работу. Ехать-то мне не близко. (Встает и начинает складывать часть пирогов в целлофановый пакет, затем кладет его в сумку). Поживи у меня, потом что-нибудь подыщешь – общежитие там, комнату, квартиру. Может, замуж выйдешь, да еще и за богатого – в коттедже жить будешь.

ВЕРА. Я бы лучше пошла за любимого.

ТАТЬЯНА. Где их любимых взять-то? Я вот чего-то не нашла. И лучшая моя подруга тоже – Наталья – соседка по лестничной площадке, рядом с моей квартира. Тридцать два года, как и мне. Симпатичная. Окончила институт культуры. Работает в библиотеке. А вот – пусто, нет любимых. Вначале, вроде, обернется любимый ягненком, а потом начинает злобно скалиться по волчьи, когти распускать. Один такой - приревновал на ровном месте, стал драться, палец мне на руке сломал (показывает на левую руку). Другой – сначала пуси-пуси, а месяца через три – мат-перемат. Уж лучше одной. Зато не мята, не клята…. Приду завтра утром. Двери – никомушеньки, ни одной душе не открывай. Поняла?

ВЕРА. Да, сестрица. Без вас я никому не открою. Пусть хоть застрелят!

ТАТЬЯНА. Дуреха, кто тебя застрелит, если дверь не откроешь. Будут звонить – спрашивай: «Кто там?». Не молчи, как мышка, отвечай. А то подумают – никого нет – и полезут. На всякий случай – не дай Бог, конечно – будут ломиться – вызывай полицию – 02. Если что – молоток у стены. Мужикам знаешь, куда бить?

ВЕРА. Нет.

ТАТЬЯНА. А пора бы уже знать. Бей – в самое туда. Поняла?

ВЕРА. А промахнусь если?

ТАТЬЯНА. Тогда по голове, по рукам. Главное – изо всей силы. Слабо ударишь, он только раззадорится, повалит тебя, насиловать начнет, а потом задушит. Да, да – ничего хорошего от мужиков не жди. Это не люди – это звери…. Пойдем, покажу.

                   Идут в прихожую.

Бей вот так, смотри. (Берет молоток). Сначала в самое туда. Ха! (Бьет воображаемого бандита). Он согнулся. И сразу по голове! Ха! (Бьет).

ВЕРА. Ой!

ТАТЬЯНА. Запомнила?

ВЕРА. Не знаю. Страх-то какой.

ТАТЬЯНА. Не бойся – в тюрьму не посадят – это самооборона.

Запомни – молоток всегда здесь.

ВЕРА. Хорошо, сестрица.

ТАТЬЯНА. Попробуй закрыть двери. Потренируйся. На все замки. На цепочку. Сначала открой.

               Вера собирается подойти к дверям.

                Звонок в дверь. Еще один. Еще.

ТАТЬЯНА. Погоди, я сама. (Щелкает замками, открывает внутреннюю дверь). Кто там?

МУЖСКОЙ ГОЛОС (из-за внешней двери). Я ранен….  Помогите… Меня избили…. Мне нужна помощь…

                                 Пауза.

Откройте….  Я прошу вас…

ТАТЬЯНА (Вере, тихо). Ага, а с ним, поди, еще двое с ножами.

МУЖСКОЙ ГОЛОС. Я умоляю… Мне плохо…

ТАТЬЯНА. Черт, мне же нужно идти. Я опаздываю. Теперь жди, когда этот тип отвалит от моей двери.

ВЕРА. Вдруг он умирает. Надо помочь человеку.

ТАТЬЯНА. А если бандит?

ВЕРА. А если нет?

МУЖСКОЙ ГОЛОС. Помогите…

ВЕРА. Надо открыть. Грех на душу возьмем.

ТАТЬЯНА. Ладно. Так и быть. (Берет молоток). Ты открывай, а я, если что… (Принимает позу – удобную для удара молотком).

               Вера возится с замками, цепочкой. Наконец, открывает дверь. Входит мужчина, совсем не избитый. Это Иван, ее муж.

ВЕРА (удивленно). Ты?!

ИВАН. Я. Не ждала? Смылась от меня в город. Это по порядочному? А шесть, нет, семь лет совместной жизни? А наша семья? И хочу ли я этого? Ты меня спросила?!

ВЕРА (Татьяне). Это от него я сбежала.

ИВАН. Я сказал твоей крестной: «Не скажешь, к кому Верка подалась в город – удавлюсь. Грех на душу возьмешь. По ночам к тебе покойником приходить буду – обнимать руками ледяными, целовать губами синими». Она и раскололась. Адресочек назвала. Знал, что дверь Веруха накажет мне не открывать – вот и притворился – мол, истекаю кровью, помогите. Я ж в нашем клубе и не такую роль в драмкружке играл. Мы ж с Верушенцией через самодеятельность и захороводились. (Хлопает Веру по плечу). Помнишь, я солдата раненого изображал? А ты санитарку? И все зрители плакали – меня жалели – я умирал, маму звал. А ты вот меня не пожалела – сбежала. Один я должен в деревне мыкаться.

ВЕРА. Хватит. Надоело.

ИВАН. Вот и я говорю – хватит. Собирайся, домой поедем. Чаю только попьем у твоей сестрицы и поедем. (Идет на кухню, садится за стол, берет чашку с недопитым чаем, делает глоток). Остыл уже. (Татьяне, весело). Эй, родня, ставь чайничек. (Вынимает из-за пазухи бутылку водки, ставит на стол). Крестьянская, наша. Сейчас отметим встречу.

ВЕРА (проходит на кухню, садится за стол). Я в деревню не вернусь. (Отодвигает бутылку подальше от себя).

ИВАН. А где ж ты будешь?

ВЕРА. Здесь.

ИВАН (ставит бутылку рядом с Верой). Тогда и я здесь останусь. Пожили в деревне и хватит. Таперича в городе поживем. (Татьяне). Слышь, родня – мы пока у тебя покантуемся – дом-то в деревне не сразу продашь. А через годик, глядишь, и съедем. Ну, давай, иди сюда. Где тут у тебя посуда для водочки? (Сам находит стакан. Наливает водку). Ну, кто со мной будет? Всем налью. Родня, иди, садись – родниться будем. Думаете? Колеблетесь? Обе? Ну, думайте. А я пока хлопну. (Выпивает водку, закусывает пирожком). О, вкусный пирожок!

ВЕРА. Сестрица, он ненадолго. Я уговорю его уйти.

ТАТЬЯНА. Зачем тебе-то я открыла? Вот дура, так дура. Ты меня за это отблагодарила – своего алкаша привела. Мне надо идти на работу, а как я дом оставлю? На кого – на тебя и этого пьянчугу? (Закрывает входные двери).

                 Иван снимает куртку, достает из рюкзака гармошку, играет и поет:

Ты цыган

и я цыган

оба мы цыгане

ты воруешь лошадей,

я ворую сани.

 

Эээх

раз

да еще раз

еще много-много раз

лучше сорок раз по разу

чем ни разу сорок раз

 

ИВАН (кричит). Смотри, родня! Я звезда нашего народного театра! Я еще и не такое могу! Все деревенские театралы меня обожают! (Бросается в пляс и при этом умудряется играть на гармошке и петь).

 

На горе стоит ольха

Под горою вишня

цыган девку полюбил

она замуж вышла

 

Эээх

раз

да еще раз

еще много-много раз

лучше сорок раз по разу

чем ни разу сорок раз

 

Цыган девке говорит

у него давно стоит

на столе бутылочка

давай выпьем, милочка

 

Давай выпьем, родня! Согреем душу! (Кончает петь, плясать и играть на гармошке).

ТАТЬЯНА. И песни у него про воровство, да про бутылочку. Подозрительный он.

ИВАН. Твердокаменная ты. Ничего – скоро помягчашь.

ТАТЬЯНА. Давай паспорт.

ИВАН. Зачем?

ТАТЬЯНА. Ты собираешься у меня жить. Имею право потребовать паспорт.

ИВАН. Да, пожалуйста. (Достает из кармана куртки паспорт, подает его Татьяне). Вот. Иван Шарабанов. По паспорту холостой. Мы ведь с Верухой живем в свободном режиме – по-современному. Да, и регистрация у меня не по месту жительства. Так было нужно для одного дела.

ТАТЬЯНА (берет паспорт, кладет его в сумку). Разберусь.

Так-то спокойнее. Без паспорта не убежишь – с моими вещами….

                       Звонок в дверь. Еще один, еще.

ВЕРА. Сестрица, открывать?

ТАТЬЯНА. Не знаю, ничего не знаю.

             Вера открывает внутреннюю дверь.

ВЕРА. Кто там?

МУЖСКОЙ ГОЛОС (из-за внешней двери). Откройте…. Я ранен…. Меня избили…. Мне нужна помощь…

                             Пауза.

ИВАН. Это что еще такое?! Меня кто-то передразнивает?! Сейчас морду набью! (Идет к двери, собираясь ее открыть).

              Татьяна загораживает ему дорогу.

ТАТЬЯНА. Нет уж! Хватит!

ИВАН. Пусть узнает, как надо мной хи-хи-ха-ха!

ТАТЬЯНА. Сегодня открывать больше никому не будем! С меня достаточно! Ясно?!

ИВАН. Зря. Я бы ему показал. (В дверь). Мужик, хата занята. Мест нет. Ты перепутал адрес.

ВЕРА (мужскому голосу). Рядом квартира. В ней живет одинокая молодая женщина. Она вам поможет. (Прислушивается, шепотом). Уходит…. К соседке звонит…. Она открывает…. Охает …. Впускает к себе…. Закрывает дверь…

ИВАН. Правильно, Веруха. Отвела молодца от нашего крыльца.

ТАТЬЯНА. Надо полицию вызвать. Наталья моя лучшая подруга. Мало ли что. Кто вот это такой? А вдруг прощелыга? Убийца?

ИВАН. А я на что? (Показывает кулаки). Кувалды? Согласна? Быка с ног сбиваю. И соседку смогу защитить и вас двоих. Со мной тебя, родня, никто не обидит, спокойно заживешь.

ВЕРА. А мы дверь только одну закроем – прислушиваться будем. Если что – выручим вашу соседку.

ИВАН. Сколько ей лет?

ТАТЬЯНА. Тридцать два.

ИВАН. Взрослая. Разберется.

ТАТЬЯНА. Нет, я все-таки ей позвоню. (Берет сотовый телефон, нажимает на экран. (Телефон Натальи в мобильном Татьяны занесен в быстрый вызов). Наташа, привет. У тебя все в порядке? (Слушает)…. Ну, хорошо, хорошо. Я тебе еще с работы позвоню. (Нажимает на отбой, кладет сотовый в сумку). Некогда ей. Раны прижигает - духами. Похоже, к ней настоящий раненый пришел, не артист из драмкружка.

ИВАН. Повезло тебе, родня. Здоровый-то артист – всяко лучше избитого мужика. Сейчас возьмет и помрет у нее на руках. Приятного мало.

ВЕРА. Типун тебе на язык! Мелешь и мелешь!

ИВАН. А что – всякое может быть.

ТАТЬЯНА. Зайти бы к ней, помочь, да некогда. Бежать уже надо. (Надевает сапоги, причесывается перед зеркалом, надевает пальто, завязывает шарф).

 ИВАН. А что за бабенка твоя подружка? С чем ее едят? Она не сдаст этого побитого ментам?

ТАТЬЯНА. «Бабенка». Грубый, ты Ваня. Мужик – что с тебя возьмешь. Нельзя так о Наташе. Она не бабенка, а женщина - деликатная, ранимая. Очень ранимая - близко все принимает к сердцу. К тому же, горе пережила огромное. Десять лет назад погибли ее родители – в ДТП. Продала она родительскую трехкомнатную – трудно одной содержать такую – купила двушку в нашем доме. И стала моей соседкой. С тех пор мы с ней – не разлей вода. Горе-то у нас похожее. Я ведь тоже осталась без родителей. (Вере). Твоя мать наверняка тебе говорила – отец мой, старший лейтенант погиб в Афганистане. Героем погиб. «Героически защищая базу советских войск» - так написало маме командование. Мне было два года тогда. Я отца, конечно, не помню. А маму убил один подонок - грабитель. Поздно вечером шла с работы, с завода, он на нее напал. Мне было девятнадцать. И где была вся ваша деревенская родня, когда я осталась одинёшенька, и без копейки денег? А теперь вот понабежали, да еще с мужьями алкашами. «Ах, ваши пироги, ваши пироги! Как у бабушки, как у бабушки!»

ВЕРА. Простите, сестрица. Я ничего про это не знала.

ТАТЬЯНА. Да с тебя какой спрос – ты тогда еще малолеткой была. А тетушки? А дядюшки? Куда они попрятались? И ты не все еще знаешь. Пришлось мне бросить институт со второго курса. Пошла работать – продавцом в киоск. Хозяин киоска, видать, не заплатил бандитам, и ночью, зимой киоск подожгли. Вместе со мной. Я выскочила на улицу. Бандиты были с ножами, арматурой. Хотели убить меня. Спасла женщина, незнакомая, гуляла с овчаркой. (Ивану). От вас – мужиков - одно зло. (Вере). Сбежала от своего идиота, и правильно сделала. (Ивану). Извини, родня, за прямоту.

ИВАН. Не обижаюсь. Знай – если что - я тоже тебя спасу. Не сомневайся.

ТАТЬЯНА. Вот шарф завязываю, а руки дрожат. Задали вы мне сегодня жару. Сначала одна заявилась: «Я буду у вас жить», потом второй: «Меня избили, мне плохо», «Я тоже буду у вас жить», потом третий: «Помогите, сейчас помру». Я же не железная. (Внезапно ойкает от боли)…. Нога…. Идти не могу. В ногу вступило…. Всегда так теперь - после киоска, той ночи. Стоит сильно понервничать – и нога отваливается….  И не идти нельзя. Работа серьезная. Я вахтер. Сижу в заводской проходной. Не приду на смену – уволят. У нас с этим строго. Ой!..   Работа не по специальности, конечно – я техникум закончила, заочно – но я не хочу эту работу потерять. Попробуй сейчас найди по специальности. Ой!.... Платят терпимо….

              Иван берет Татьяну под руку.

ИВАН. А родня на что? Я отведу тебя куда нужно. Ты пустила нас к себе жить, а я буду твоим костыльком. Обопрись на меня. Ступай, ступай смелее.

ТАТЬЯНА (Вере). Сиди дома, сторожи. Прислушивайся – что там у соседки. Если что не так – шум подозрительный, крики – звони в полицию и мне. (Ивану). Веди, мужское отродье, раз вызвался. Все будет польза от вашего злого племени. Одной мне до трамвая не докондылять.

                     Вера подает куртку Ивану.

…. Нет, с тобой не пойду. Не доверяю тебе. Стукнешь меня своими кувалдами в темном углу.  Оставайся лучше дома. (Вере). Поможешь?

ВЕРА. Конечно, сестрица. Провожу до самой работы. (Быстро надевает сапоги, пальто).

ТАТЬЯНА (Ивану). Твой паспорт у меня. Не забывай.

ИВАН. Помню. Из ума еще не выжил. Без паспорта я кобель на поводке…. Зря ты, родня, не доверяешь мне. Я баб не обижаю. Веруху и пальцем не тронул. И тебя бы не обидел. (Вере). Подтверди.

ВЕРА (резко подставляет свой кулак к носу Ивана, грозно). Сиди смирно тут! Не брыкайся! А то я тебе! Ты понял?!

ИВАН. Ладно.

ВЕРА. От двери не отходи! Делай все, как сестрица велит! Оплошаешь – фингал поставлю!

ИВАН. Понятно.

ВЕРА. Я готова, сестрица. Пойдемте. (Берет сумку Татьяны, Татьяну берет под руку). Опирайтесь смело на меня. Я баба деревенская, сильная. И воду из колодца ношу. И сено в стога метаю. И лопатой орудую у скотины в пригоне. И вам в любом деле помогу. (Выводит Татьяну из квартиры).

ИВАН. Родня, будь спокойна. Твоя квартира под надежным присмотром. В ней пес сторожевой поселился. (Закрывает двери. Осматривает прихожую и что-то прикрепляет в нескольких местах прихожей. Затем делает то же самое в нескольких местах кухни и большой комнаты).

 

СЦЕНА 4.

 

               Прошло два дня. Татьяна на кухне варит борщ. Иван в большой комнате играет на гармошке и поет:

 

Вдоль по улице метелица метет

За метелицей мой миленький идет

 

Ты, постой, постой

Красавица моя,

Дай мне наглядеться,

Радость на тебя

 

Ты, постой, постой

Красавица моя,

Дай мне наглядеться,

Радость на тебя

 

На твою ли на приятну красоту

На твое ли да на белое лицо

 

Ты, постой, постой

Красавица моя,

Дай мне наглядеться,

Радость на тебя

 

Красота твоя с ума меня свела

Иссушила добра молодца меня

 

Ты, постой, постой

Красавица моя,

Дай мне наглядеться,

Радость на тебя

 

Ты, постой, постой

Красавица моя,

Дай мне наглядеться,

Радость на тебя

 

ИВАН (кончает играть и петь). Запах – ни с чем не спутаешь – борщ. На мясе. Вкуснота. Слюнки текут. Скоро? Это не я, это желудок мой вопросы задает.

                      Татьяна не отвечает. Иван идет на кухню.

ИВАН. Третий день у тебя живу, а и трех слов из тебя не вытянул.

ТАТЬЯНА. Живешь себе и живи - пока не выгнала.

ИВАН. Стращаешь, брови насупила. А по-дружески, по-простецки можешь? Терпеть не могу букаранов.

                    Татьяна не отвечает.

Я открыт всем ветрам. И ты распахнись.

ТАТЬЯНА. У тебя жена есть. Разговаривай.

ИВАН. Ясно. Ревнуешь. Мне это приятно.

                   Татьяна не отвечает.

Молчишь. Попал в точку?… Пока Верушенция в магазине, у меня к тебе разговор…. Скажи – почему я – только появился у тебя – сразу стал петь и плясать?

 

Эх, раз

да еще раз

да еще много, много раз.

 

Почему?

ТАТЬЯНА. Водочки принял. Петь потянуло.

ИВАН. А вот и нет. Ненаблюдательная ты. А запел я - тебе захотел понравиться.

ТАТЬЯНА. Это тебе не удалось.

ИВАН. Не любишь веселых? Зря. На веселых мир держится. Меняться не собираюсь. Да, я такой – без математики.  Приглянулась женщина – сразу ей об этом говорю. И тебе сообщаю – ты мне нравишься.

ТАТЬЯНА. Бабник. Жена за порог – сразу к другой тропинку топчешь.

ИВАН. У меня к Верухе все остыло.

ТАТЬЯНА. Чего ж за ней из деревни примчался?

ИВАН. Там баб скудный выбор. Жил с тем, что было в наличии. Привычка.

ТАТЬЯНА. А ты выйди на улицу. Оглядись. Может еще кого присмотришь.

ИВАН. Мой выбор окончательный. Хочу на тебе жениться.

ТАТЬЯНА. Здрасьте. Приехали.

ИВАН. С Верухой разведусь за одну секунду – мы же с ней не расписаны – это я тебе уже говорил. А с тобой пойдем в ЗАГС. Чин чинарем. С процедурой. Пусть меня проштампуют. Готов, как конь, всю жизнь ходить под седлом.

ТАТЬЯНА. Так ты алкаш. Мне алкаша не нужно.

ИВАН. Уже теплее. То есть, если я перестану выпивать – ты согласна за меня пойти. Это радует. Давай займемся анализом. Смотри. Уже третий день у тебя живу – и ни капли. Как с тобой познакомился – так и перестал. Ты прям больница для алкашей, ей Богу. У себя-то дома труднее сдержаться, сама посуди. Зима, ночь, вьюга – по сугробам ползунки снега так и ползут, так и ползут, что змеи летом, тоску навевают. Мороз на улице. Пока из дома на работу в кочегарку бежишь – нос-то замерзает, тронешь его – он руки не чувствует. Трешь его, трешь, пока не потеплеет. И сам делаешься, как нос – бесчувственным. Думаешь – а пропади моя жизнь пропадом в эту ночь, в этот мороз. Но вот ко мне заглянули друзья. И теплей стало в кочегарке – огонек в печи веселей запрыгал. Табачок раскурили, тарыбары растабары. Чувство появилось – мол, мы один кулак, все вместе, друг за друга горой. Если что, кто – как дрызднем этим вот кулаком. Полетят от нас по косогорам, да перелескам. Вот уже и не бесчувственный я, как нос в мороз – жизнь по жилочкам заструилась. Как, скажи, за это не вмазать? Коли мы все единый кулак, и у нас на душе светло, а на улице тьма, как в могиле. А в могиле мы еще належимся, впереди у нас миллионы лет темноты. Видишь – я не простой выпивоха, а с идеей, с огонечком внутри….  А о могиле помню. И тебе надо помнить. Жизнь коротка. Вот мне уже тридцать три. И тебе не двадцать. Давай-ка поторопимся с нашим семейным счастьем. С пьянкой кончаю! Куплю машину – это гарантия. С машиной мужики за ум берутся, не алкашничают. Так – по праздникам, по чуть-чуть, и дома, возле жены. Не сомневайся. Я возьмусь, возьмусь за свой неординарный ум. Я еще всех удивлю, все еще ахнут. Изобрету чего-нибудь исключительное, невиданное или… пьесу на века напишу - на зависть всем актерам, режиссерам и драматургам. Веруха еще поймет – какого мужика потеряла. А вот - не подобрала ко мне ключик. А ты, сама того не зная, обаяла меня – своим молчанием. А что – я болтливых баб не терплю. И мелят, и мелят всякую чепуху, голова распухнет слушать. А у тебя слово – золото. Дозированно отпускаешь, экономно. Ты молодец…. И это …. Надо же и детишек после себя оставить. И внуков. А ты надежная, основательная. Мы с тобой много нарожаем. В тебе тепла много – ты, как каменный уголь. И пироги вон печешь. Борщ варишь. Дом с пирогами и борщом, детские голоса – хорошо-то как. Давай, покупай свадебное платье!

             Звонок в дверь. Иван идет в прихожую, открывает двери. Заходит Вера. Она с двумя сумками продуктов. Раздевается у вешалки.

ВЕРА. Молока купила. Сметаны купила. Яйца купила. Масла купила. Курицу купила. Капусту купила. Помидоры купила. Картошку купила. Красота-то какая в городе. У нас чтобы это покушать – мантулить нужно от зари до зари – для коровы сено  косить, доить ее утром и вечером, рано утром в стадо отправлять, вечером встречать, пойло приготовить - кур кормить, забивать - на огороде упахиваться. А тут все готовенькое в магазине полеживает.

ИВАН. Вера, пойдем. Есть разговор – революционный. Продукты пока оставь здесь. (Проводит Веру в большую комнату).

Татьяна, выйди к нам на минуту. Ты сейчас увидишь. Я докажу. Я не трепло. Я человек верного крестьянского слова.

                           Татьяна выходит из кухни, вытирая полотенцем руки.

Вера, отпусти меня к Татьяне – насовсем. Я хочу на ней жениться – как следует, с привлечением государства.

                                      Пауза.

ВЕРА (падает на колени перед Татьяной). Сестрица - милая, хорошая - забери его от меня! Всей нашей родней прошу!

 

  

 

 

СЦЕНА 5.

 

         Вечером того же дня. Квартира Натальи. Наталья в свадебном платье крутится у зеркала. Звонит сотовый телефон. Наталья берет его, нажимает кнопку. Во время разговора не перестает смотреться в зеркало, поворачиваться то в одну, то в другую сторону.

НАТАЛЬЯ. Привет, Танечка. (Слушает)… Все отлично, отлично, отлично. Жизнь прекрасна, прекрасна, прекрасна. Эти два дня – чудесный сон. (Слушает)… Случилось, случилось. Купила сегодня – догадайся что? (Слушает)... Откуда ты знаешь?! Ты ясновидящая! Да, да, да. Именно его. Побежала сегодня и купила. Нет, не так. Вприпрыжку прибежала, перемеряла десятка два, выбрала и вприпрыжку убежала. Сейчас вот кручусь, смотрю. Кажется, в двух местах нужно убавить. Позвонила портнихе, сейчас убегаю к ней. (Слушает)…. Ну, да – главного-то тебе не сказала. Алексей настроен серьезно и решительно. Торопит меня, настаивает на регистрации через две недели. Уже позвонил в ЗАГС, у него там кто-то знакомый, обо всем договорился. Завтра повезем туда документы. (Слушает)… И хорошо, что торопит. В нашем возрасте медлить глупо. (Слушает). …. Нет, не заходи. Он сейчас нежится в ванне. Потом познакомишься. На свадьбе. Ты будешь самым почетным гостем. Будем веселиться, танцевать, пить шампанское. Моя жизнь наполнилась смыслом. Пусть и тебе повезет моя родная, любимая. Я хочу для тебя только счастья. А как твои дела? (Слушает и останавливается на месте, забывая про зеркало и платье). Потрясающе! Предлагает замуж?! Сногсшибательно! (Слушает)... Расстается с Верой? Вера согласна? Удивительно! А ты? Ты-то как? (Слушает)...  Думаешь? Да ты что, Таня! Милая, хорошая. Соглашайся. Нечего думать! Прыгай без оглядки! (Слушает)... Будешь думать. Ну, думай, думай. Нет, знаешь что – вот тебе мой совет. Давай-ка отключай голову. Тридцать два года думала, ничего хорошего не придумала. Поживи-ка без головы. (Слушает) …. Хватит всех браковать. Не отказывайся. Перспектива-то какая. Будем дружить семьями, наши дети будут вместе играть. Будь благоразумна. Слушайся свою подругу. (Слушает)…. Все. Выбрось это из головы. Долой сомнения и опасения. Сейчас скажу Алешеньке – пусть договорится в ЗАГСе и насчет тебя (Слушает)…. Нет, и завтра не зайду. И послезавтра. И вообще две недели мы с тобой не увидимся. Алеша настаивает пожить до свадьбы в его квартире. Он хочет показать мне, что не какой-то бездомный, а солидный, серьезный мужчина. Сегодня вечером мы переезжаем к нему. А потом нужно готовиться, покупать всякую всячину. Ему костюм, рубашку, галстук, ботинки, мне туфли. Еще с кафе нужно договориться. Будут мои из библиотеки, и ты со своим Ваней.

                  В ванной слышен шум льющейся из душа воды.

Все, все, все. Алешенька уже принимает душ. Сейчас выйдет. Мне нужно успеть снять платье. Я где-то прочитала - жених может увидеть невесту в свадебном наряде только в день свадьбы. Пока, пока. (Нажимает кнопку, кладет телефон).

 

СЦЕНА 6. Блиц первый.

 

Иван в трико и майке моет пол в большой комнате. Усиленно трет пол мокрой тряпкой. Татьяна стоит рядом с секундомером.

ТАТЬЯНА. Быстрее, быстрее! Городская жизнь – это быстрый темп! Это тебе не в деревне в кочегарке прохлаждаться.

                 Иван заканчивает мыть пол, выжимает тряпку в ведро с водой.

ИВАН. Готово.

ТАТЬЯНА. Двенадцать минут тридцать две секунды на большую комнату. Долго. Нужно быстрее. Давай укладывайся в восемь.

ИВАН. И так весь в мыле, как коняга после десяти верст галопом.

ТАТЬЯНА. Не скулить. У плинтуса грязь. По углам не промыл. В центре серые полосы. Перемыть.

ИВАН. Вот еще.

ТАТЬЯНА. Не роптать! Сам напросился! Я тебя в мужья не звала! Себя в жены не предлагала!

ИВАН. Ладно.

ТАТЬЯНА. Внимание! На старт! Пошел! (Засекает секундомер).

               Иван с удвоенной быстротой начинает мыть пол.

Быстрее! Быстрее!

 

СЦЕНА 7. Блиц второй.

            Татьяна на кухне сидит за столом. Иван открывает крышку кастрюли, которая стоит на электроплите, помешивает в кастрюле ложкой, пробует.

ТАТЬЯНА. Запах-то какой. Плов с индейкой. Скоро? Это не я, это желудок мой вопросы задает.

ИВАН. Готово.

ТАТЬЯНА. Накладывайте, студент. Посмотрим, как выполнили практическое задание.

                    Иван накладывает в тарелку плов для Татьяны.

Горячий. Пусть остынет…. Кандидат в мужья, перечислите – какие блюда вы освоили под моим руководством?

ИВАН. Ну…. блины…. тефтели…. котлеты…. бефстроганов….

ТАТЬЯНА. Еще.

ИВАН. Ну…. булочки…. печенье…. коржики….

ТАТЬЯНА. Что вы мямлите, студент? Быстрее. А то поставлю пару.

ИВАН. Холодец, поджарка свиная, беляши, торт «Наполеон», кисель ягодный, кисель молочный, гуляш, говяжьи отбивные….

ТАТЬЯНА. Достаточно. Ну-с, попробуем ваш плов. (Пробует плов).

                            Пауза.

Давайте, зачетку.

                           Иван дает зачетку.

Удовлетворительно. (Ставит отметку в зачетке, расписывается). Далее у нас по учебной программе: пироги, суп, борщ, щи, рыба в духовке, салаты разные, голубцы, рагу, шницель, бигус, сациви…. (Протягивает зачетку, но не отдает). Не раздумал учиться?

ИВАН. Прям поварское ПТУ.

ТАТЬЯНА. А ты думал – только я буду готовить? Нет – муж должен помогать жене во всем.

ИВАН. Перегибаешь.

ТАТЬЯНА. Могу хоть сейчас отчислить. Отчислить?

ИВАН. Ладно. Запрягай дальше.

                      Татьяна отдает Ивану зачетку.

 

СЦЕНА 8. Блиц третий.

          Татьяна сидит в большой комнате на диване с электронной книгой, читает. Слышно, как открываются двери, с улицы входит Иван.

ТАТЬЯНА. Ну. Что?

ИВАН. Нормально.

ТАТЬЯНА. Рядовой, доложите, как следует.

ИВАН. Товарищ командир, принят на работу рабочим на ТЭЦ-5! Вот справка! (Печатая шаг, подходит к Татьяне, подает справку. Та берет, читает).

ТАТЬЯНА. Ну, вот – другое дело. На шее моей сидеть не будешь. Вольно. Потом поступишь в институт, на заочное. Человеком станешь. А теперь иди в ванную и загрузи в стиралку постельное белье. Потом помой в туалете. А еще посуду в кухне. Закончишь, дам еще задание.

ИВАН. Разрешите идти?

ТАТЬЯНА. Идите.               

 

СЦЕНА 9. Блиц четвертый.

            Иван в большой комнате стоит на коленях перед табуреткой. На ней утюг. Он его ремонтирует. В квартире больше никого нет. Слышно, как в дверь вставляются ключи. Двери открываются и кто-то входит. Появляется Элина – эффектная двадцатилетняя блондинка. Мисс Мира – не меньше. Она в шубке, сапогах на высоких каблуках.

ИВАН. Ты кто?

ЭЛИНА. Я твоя фея.

ИВАН. Откуда у тебя ключи от чужой квартиры? Стырила?

ЭЛИНА. Я близкая подруга Татьяны. Она дала мне ключи. Я часто прихожу. Сама открываю. Сама закрываю. И вновь открываю. (Сбрасывает шубку на пол. На ней мини-юбка, блузка с глубоким вырезом. Достает из сумки планшет, несколько раз нажимает на экран, раздается музыка. Медленно танцует перед Иваном).

ИВАН. И что это за брюква?

ЭЛИНА. Это танец свободы. Настоящей свободы. Отдайся музыке, забудь обо всем. Иди, потанцуй.

ИВАН. Ремонт, ремонт, ремонт, ремонт, ремонт.

ЭЛИНА. Ритм тягучий, сладостный. Иди, глупыш.

ИВАН. Утюг, еще раз утюг, только утюг, ничего кроме утюга.

ЭЛИНА. Живем один раз. Только миг. За блаженство – все. За наслаждение – все. (Садится на диван). И знай – я не болтлива. Я умею держать язык за зубами. Никто ничего не узнает.

ИВАН. Утюг, я вижу только утюг, в моих глазах только утюг, утюг, утюг, утюг.

ЭЛИНА. Грех сладок. Все грешны. Сладкая истома. Сладкий зов. (Ложится на диван).

ИВАН. Отвертка, отвертка, отвертка. Моя рука хочет только отвертку. И гайку.

ЭЛИНА. Страсть, желание, объятия, поцелуи…. (Засыпает, похрапывает).

                 Иван подходит, накрывает ее пледом.

                           Длительная пауза.

                          Элина просыпается.

ЭЛИНА. Где я?.... А это ты, глупыш…. Извини, я кажется отрубилась…. Ты сегодня уже пятый клиент. Устала.

ИВАН. Устосалась в хлам. Понимаю.

               Элина встает, поправляет мини-юбку, берет сотовый, набирает номер.

ЭЛИНА. Татьяна Петровна, это я – Элина. Проверка выполнена. Стойкий мужик. Не клюнул. (Слушает)…. Я даже заснула на диване его ожидаючи. Он камень замшелый, утюг поломанный. (Слушает)…. Да, на видео все записала. Гонорар, как договорились. Окей. (Нажимает на отбой, кладет сотовый в сумку, надевает шубку). Спасибо, дал мне поспать. Ты хороший. Бай, бай. (Уходит под музыку с планшетника).

 

Здесь может быть ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ, а можно играть и без антракта

 

 

СЦЕНА 10.

 

               Прошло две недели. За окном дневной свет. Вера в нарядном платье в большой комнате причесывается перед зеркалом. Татьяну не видно – она одевается в своей комнате. Иван в костюме жениха играет на гармошке и поет на кухне:

Он был титулярный советник

Она генеральская дочь

Он робко в любви объяснился

Она прогнала его прочь

 

Пошел титулярный советник

И пьянствовал с горя всю ночь

И в винном тумане носилась

Пред ним генеральская дочь

 

ИВАН (кончает играть и петь, выходит из кухни, Вере). Хороша Глаша, да уже не наша. За две недели - какие перемены. Дал тебе отставку, женюсь на другой, ты свидетель на моей свадьбе. Деревенские не знают. Вот бы поржали. Особенно в кочегарке. Хохма высший класс!

ВЕРА. Для кого хохма, для кого кандалы с ног.

ИВАН. Ой, ой, ой! Каторжница, ты моя! Еще не известно, кто был страдальцем – ты или я. Не кормила меня. С голода подыхал.

ВЕРА (грозно). Достал ты уже! Радуйся - отпускаю без фингала! (Подносит кулак к лицу Ивана). Или все-таки хочешь?! Хочешь?!

ИВАН. Ладно, ладно. Сдаюсь.

ВЕРА. То-то же. Смотри мне. А то и в ЗАГСе врежу. Напоследок. Ишь, как перед другой бабой-то заплясал, прям петушок перед курочкой. Противно смотреть. И пол он моет, и у плиты стоит.

ИВАН. Поздно ревновать. Отойдите, женщина. Ваш алмаз продан. Вы не ценили его. Другая будет делать из него бриллиант.

                Татьяна в свадебном платье выходит из своей комнаты.

                 Пауза.

ТАТЬЯНА. Как?

ИВАН. Вот это да. Обалдеть не встать.

ВЕРА. Шикарно, сестрица. Пройдитесь.

              Татьяна ходит по комнате.

ИВАН. Царица. Королевна. Богиня. Мисс Мира. Супер краля.

ВЕРА. Красота.

ТАТЬЯНА. Здесь не узко?

ВЕРА. Нет, нет – в самый раз.

ТАТЬЯНА. А здесь?

ВЕРА. Очень хорошо.

ТАТЬЯНА. А здесь не длинно?

ВЕРА. Все тютелька в тютельку.

ИВАН. Одобряю. Ставлю подпись и печать жениха.

ТАТЬЯНА. Волнуюсь.

ИВАН. Чего волноваться? Что в ЗАГС сходить, что на выборы. И там, и там показываешь паспорт и ставишь подпись. А выбор уже сделан – до того. А как соседка? Причипурилась? Хотелось бы на нее взглянуть. Много слышал, да не видел. И что там за раненый жених? На костылях что ли жениться намылился?

ТАТЬЯНА (берет сотовый телефон, набирает номер). Наташ, вы уже собрались? (Слушает)... Мы тоже готовы. Машина придет через полтора часа. (Слушает)… А ваша через час? Значит, мы распишемся после вас. (Слушает)…   Давайте, заходите. Хватит прятаться, секретничать. Пора познакомиться. Тебе с моим. Мне с твоим. (Слушает)… Открываю. (Нажимает на кнопку, кладет телефон, идет в прихожую и открывает двери).

ВЕРА. Есть и на костылях очень даже ничего. Еще фору дадут некоторым без костылей.

ИВАН. «Очень даже ничего» – по квартирам у баб помощи просит: «Меня побили. Мне накостыляли. Помогите. Сейчас упаду». Слюнтяй. Хлюпик. Малахольный.

ВЕРА. Непьющий хлюпик – лучше пьющего богатыря. Любая женщина выберет такого хлюпика.

ИВАН. Есть притворяются. Месяц не пьют, два. А потом – раз – и в стельку, в дымину, в зуботычину. Может и этот такой. А что – сейчас посмотрим. Я мигом просеку. У меня на это дело глаз наметанный.

                 Хлопают двери на лестничной площадке, голоса, смех. Входят Наталья и Алексей. Наталья в свадебном платье с букетом цветов. Алексей одет как жених. На лбу, на щеке, на шее у него наклейки из пластыря.  

ТАТЬЯНА. Проходите. Вера, закрой двери. (Проводит гостей в большую комнату, внимательно смотрит на Алексея).          

                 Вера закрывает входные двери.

НАТАЛЬЯ (отводит Татьяну в сторону, тихо). Таня, я сама не своя. А вдруг это мне снится? И ты – ты тоже в таком же платье. Разве это не чудо? Кто-то добрый – там, наверху – сжалился над нами.

ТАТЬЯНА. Я еще не знаю – радоваться или нет. Ладно. Пойдем знакомиться. (Подходят к Ивану и Вере). Знакомься. Иван.

ИВАН (пожимает Наталье руку). Очень приятно.

НАТАЛЬЯ. И мне. Очень, очень. Будем дружить семьями. Уверена – вы с Алешей найдете общий язык.

ИВАН. Как он – за мной не заржавеет.

ТАТЬЯНА. А это Вера.

НАТАЛЬЯ. Здравствуйте, милая Вера. (Обнимает Веру). Сегодня я готова обнять весь мир!

ВЕРА. Поздравляю, вы лучшая подруга моей сестрицы. Очень рада за вас. Желаю женского счастья. Для меня тоже сегодня праздник. (Алексею). Здравствуйте.

АЛЕКСЕЙ. Здравствуйте. Безмерно рад. Благодарен, созвучен, солидарен.  (Целует Вере руку).

ТАТЬЯНА. Познакомь. Больше двух недель прятала.

НАТАЛЬЯ. Мы лечили раны… Алешенька, эта та самая Таня. Мой добрый ангел, моя нянька, мама, бабушка, тетушка, подруга, кормилица-поилица, моя детонька, моя сестрица. Я ее обожаю.

АЛЕКСЕЙ. Несказанно счастлив. Горд. Высокая честь для меня. Преклоняюсь, почитаю, ценю, превозношу, пою гимны. (Целует Татьяне руку).              

ИВАН. А мне поцелуешь? (Протягивает Алексею руку).

АЛЕКСЕЙ. Вы священник?

ИВАН. Нет. Но исповедовать люблю.

АЛЕКСЕЙ. Можете начинать. Я открыт, общителен, без секретов, всегда к вашим услугам, рад познакомиться, желаю счастья – и прочее. (Жмет руку Ивана). Алексей.

ИВАН. Иван. Спасибочки. И тебе того же и того же коленкора.

ТАТЬЯНА. Садитесь.

           Наталья и Алексей садятся на диван, держатся за руки. Остальные рассаживаются на стулья.

ИВАН. Значит, ты наш будущий сосед?

АЛЕКСЕЙ. Как захочет бельчонок. Можем у вас, здесь жить. А можем у меня. Имею двухкомнатную квартиру. А также дачу и машину. Машина, правда – должен сказать прямо – не новая, четырнадцатилетка Субару. Из-за этого и тянул с женитьбой. Ни с кем не знакомился. Жениться-то хотел, знаете как? Рассказать?

ИВАН. Валяй, сосед. (Всем). А он ничего. Разговорчивый. Народный мужик. Нос не воротит. А то есть такие – в пыжню ударятся, только в потолок смотрят. Соседка, одобряю твой выбор.

АЛЕКСЕЙ. Вы слушаете?

ИВАН. Конечно. Напомни – ты о чем?

АЛЕКСЕЙ. Как жениться-то хотел.

ИВАН. А-а, ну, давай.

АЛЕКСЕЙ (встает). Лето. Утро. Но не раннее. Уже солнце вовсю. Хочу, чтобы были уже прохожие, зрители то есть. Невеста вся в белом стоит у окна, высматривает жениха на улице – меня, значит. Пора ехать в ЗАГС. Она думает – машина у меня старенькая Субару и ждет, что я подъеду на Субару. Но Субару нет и нет. И вдруг – в солнечных бликах, бесшумно – подкатывает черный… нет, лучше белый мерседес. Все прохожие оглядываются. Всматривается и невеста – кто же за рулем? Дверца открывается и выходит жених – то есть я. Я говорю невесте: «Я не опоздал, мое солнышко?»

НАТАЛЬЯ. А я отвечаю: «Значит, так было угодно моей судьбе. Главное – ты пришел. (Вытирает глаза).

АЛЕКСЕЙ. Нет, ты говоришь другое. Ты спрашиваешь: «А чья это машина? Ты взял ее напрокат?». Я отвечаю: «Моя». Ты не понимаешь, восклицаешь: «Как это?!». Я объясняю: « Моя. Специально купил для этого дня». Ты в восторге. Я несу тебя на руках до машины, и мы мчимся на моем собственном, новеньком мерсе в ЗАГС.

ИВАН. Сейчас декабрь. Зима. А ты рассказываешь про лето. Какая-то нестыковка.

АЛЕКСЕЙ. Решил не ждать лета. Нужно спешить. Кто-нибудь еще на Наташеньку глаз положит. Она ведь чудо, прелесть. Очень нежная, ласковая, заботливая.

НАТАЛЬЯ. Спасибо, милый.

АЛЕКСЕЙ. Правда, осечка вышла – не успел накопить, подготовиться, как следует, что бы жениться с мерсом.

НАТАЛЬЯ. Ничего, милый - накопим. У нас с тобой вся жизнь впереди.  

ИВАН. А где ты пашешь-то, копила? В какой сфере?

НАТАЛЬЯ. Алешенька заместитель директора трамвайного депо. Он знает о трамваях буквально все.

ИВАН. Трамвайные люди – надежные в семейной жизни. Их трамвай дисциплинирует. Они только строго по рельсам. В сторону – ни, ни. Соседка, держись за него – как за поручень в вагоне – и не упадешь на поворотах. Я тоже – узкоколейный. Мы - деревенские мужики - все поголовно однобабники. Воспитаны скудным сельским выбором. Я, например, Верухе не изменял. Веруха, подтверди. Скажи прямо при Татьяне.

ВЕРА. Да, сестрица. Здесь на него можно положиться. Мужчина он не гулящий.

ИВАН. Вот. Незаюбочный.

ТАТЬЯНА. Даже незаминиюбочный - проверку прошел. (Алексею). А кто все-таки на вас напал? Что случилось?

АЛЕКСЕЙ. Подростки. «Дай на бутылку, мужик». Стал вправлять им мозги, а они на меня. Ножом стали махать. Я приемы знаю. Но немножко задели.

НАТАЛЬЯ. Прижгла ему духами раны, перевязала. У себя ночевать оставила. От вызова «скорой» Алешенька категорически отказался. Он у меня мужественный – аж дух захватывает. Я таких мужчин только в кино видела. Жан Габен, Жан Поль Бельмондо, Жан Марэ, Грегори Пек, Жан Клод Ван Дам.

АЛЕКСЕЙ. Бельчонок, ты преувеличиваешь.

НАТАЛЬЯ. И галантный – слов нет. Руку раз пять в день мне целует. Он прелесть, чудо, мечта любой женщины.

АЛЕКСЕЙ. Поверьте – я обычный человек.

НАТАЛЬЯ. Нет, нет, нет. Обычный человек не может знать так много стихов. Я библиотечный работник, всю жизнь с книгами, обожаю литературу, поэзию, но он меня поразил. И даже сам пишет стихи. На уровне Константина Бальмонта. И обо мне написал. Алеша, прочти, пожалуйста.

АЛЕКСЕЙ. Это очень личное. Я не отважусь. Вдруг Иван меня раскритикует.

ИВАН. О, это с большим удовольствием. «Поверьте – я обычный человек». Я, как все – обожаю критиковать. Найду то, чего нет. Укрупню это, просмею, прозубоскалю. Скажу – вот она главная слабина. И подведу итог – автор бездарен. Давайте откровенно - так принято – никто никого не хвалит. Разругаешь, и на душе как-то полегче - и этот человечек не выше меня прыгнул. Давай, читай. Мармеладу не обещаю.

АЛЕКСЕЙ. Я лучше спою. (Встает, становится в таком месте комнаты, чтобы быть у всех на виду). Взгляните на алые губы моей Наташеньки. Разве они не лепестки роз?

НАТАЛЬЯ. Вот такой он - возвышенный.

АЛЕКСЕЙ. А глаза. Они завораживают, как белые облака на синем небе. (Поет с очень хорошими вокальными данными. После первой фразы Иван подыгрывает ему на гармошке).

 

             Эти глаза напротив –

              Калейдоскоп огней.

              Эти глаза напротив –

              Ярче и все теплей.

               Эти глаза напротив –

               Чайного цвета.

               Эти глаза напротив –

               Что это? Что это?

 

               Пусть я впадаю, пусть

               В сентиментальность и грусть

               Воли моей супротив –

               Эти глаза напротив!

               Вот и свела судьба,

               Вот и свела судьба

               Вот и свела судьба нас.

               Только не подведи,

               Только не подведи,

               Только не отведи глаз.

 

               Эти глаза напротив пусть пробегут года

               Эти глаза напротив, сразу и навсегда

              Эти глаза напротив и больше нет разлук

              Эти глаза напротив мой молчаливый друг

              Пусть я впадаю, пусть

               В сентиментальность и грусть

               Воли моей супротив –

               Эти глаза напротив!

               Вот и свела судьба,

               Вот и свела судьба

               Вот и свела судьба нас.

               Только не подведи,

               Только не подведи,

               Только не отведи глаз.

               Пусть я впадаю, пусть

               В сентиментальность и грусть

               Воли моей супротив –

               Эти глаза напротив!

               Вот и свела судьба,

               Вот и свела судьба

               Вот и свела судьба нас.

               Только не подведи,

               Только не подведи,

               Только не отведи глаз.

 

 Алексей подходит к Наталье, целует ей руку, возвращается на исходную позицию и заканчивает пение четырьмя строчками из романса на стихи Пушкина.

 

Без вас мне скучно, - я зеваю;

При вас мне грустно, - я терплю;

И, мочи нет, сказать желаю,

Мой ангел, как я вас люблю!

 

             (Кончает петь, посылает Наталье воздушный поцелуй).

 

          Все, кроме Ивана, аплодируют. Наталья вытирает глаза.

АЛЕКСЕЙ (отвешивая поклоны). Спасибо, спасибо…

ВЕРА. Да вы просто артист.

АЛЕКСЕЙ. Благодарю вас.

ИВАН. Аккомпанемент – Иван Шарабанов. (Аплодирует).

АЛЕКСЕЙ. Спасибо, Иван.

ИВАН. Пожалуйста.

НАТАЛЬЯ. Алешенька, подойди ко мне, милый.

                    Алексей послушно подходит, садится рядом с Натальей.

АЛЕКСЕЙ. Что, дорогая?

НАТАЛЬЯ (берет Алексея за руку). Я очень счастлива. Сегодня лучший день в моей жизни. (Целует Алексея).

АЛЕКСЕЙ. И в моей. (Целует Наталью).

             Звонок в дверь.

ИВАН. Вроде еще рано. (Уходит в прихожую, открывает двери).

НАТАЛЬЯ. Они не перепутали?

АЛЕКСЕЙ. Нет, нет, милая. Свадебная машина придет вовремя. Все расписано по минутам.

             Входит Первый полицейский.

ПЕРВЫЙ ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Здравствуйте. Я представляю Октябрьский райотдел. Вот мое удостоверение. (Показывает удостоверение Ивану).

ИВАН (не смотрит на удостоверение). Вы к кому?

ПЕРВЫЙ ПОЛИЦЕЙСКИЙ. У нас свадебное поздравление.

(Алексею). Ваши документы можно?

АЛЕКСЕЙ. Пожалуйста. (Встает, засовывает руку во внутренний карман пиджака, чтобы вынуть паспорт).

         Полицейский заламывает руку Алексею, валит его на пол. Женщины кричат.

ПЕРВЫЙ ПОЛИЦЕЙСКИЙ (всем). Спокойно…. это задержание преступника… (Застегивает наручники на руках Алексея, садится на него сверху. Переводит дух). Все по закону. На основании розыска. (Алексею). Уйти хотел. Не на того нарвался. За дверью наших еще трое. Не ушел бы. Это тебе не Сыктывкар.

ИВАН. Так он не он, а кто?

ПЕРВЫЙ ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Брачный аферист. Спец по одиноким женщинам. Втирается в доверие, завлекает, ведет в ЗАГС. Потом исчезают жена, ее ценные вещи. Квартира наследуется и продается. Разыскивается по всей стране. В Сыктывкаре прижали его, но он ушел – опер был молодой, неопытный - за дверью его никто не страховал. Сегодня наводка поступила из вашего дома. Мы и примчались…. Ну, все – я передохнул. (Поднимается). Вставай, Волков.

              Алексей встает с помощью полицейского.

АЛЕКСЕЙ. Я не Волков, а Романов. И не преступник. Это ошибка.

ПЕРВЫЙ ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Вперед, Волков. И не глупи. Буду стрелять. (Всем). Извините – служба… (Выходит вместе с арестованным).

                          Длительная пауза.

            Наталья с рыданьем бросается на шею Татьяне.

ТАТЬЯНА (Ивану, Вере). Воды! Быстро!

               Иван и Вера уходят на кухню.

НАТАЛЬЯ. Он Романов…. А оказался не Романов, а Волков…

             Вера приносит воды. Наталья не может пить, ее всю колотит, и вода выплескивается из стакана. Из кухни выходит Иван.

ИВАН. Слов нет.

                   Пауза.

                   Звонок в дверь. Никто не идет открывать.

                   Еще звонок. Никто не двигается с места.

                   Серия нетерпеливых, настойчивых звонков. Никто и не пошевелился.

                   Один сплошной звонок.

ИВАН (кричит). Открыто! Входите!

                   Входят Первый полицейский и Алексей без наручников.

ПЕРВЫЙ ПОЛИЦЕЙСКИЙ (весело). Это опять я. Еще не забыли?

Возвращаю вам гражданина Романова. Ошибочка вышла. Мы тут с ходу, в машине проверили – у вашего нет на груди татуировки, а у нашего есть. Сердце, внутри него женская грудь, стрела и еще кое-какая фигня. Это главная примета. Без нее ваш Романов - не Волков, а мои орлы без премии. Махом со следователем составили протокол – то да сё, да не то – и вот - распаковывайте.

АЛЕКСЕЙ. Я же говорил - это ошибка.

ПЕРВЫЙ ПОЛИЦЕЙСКИЙ. С кем не бывает. Сам виноват – походишь на нашего красавца – вот и вышли на тебя. Короче – нате, забирайте. Он настоящий Романов, без мухлежа. Ну, а Волкова где-нибудь опознаете – звоните. Примем меры. Всего вам доброго. (Уходит).

               Наталья затихает – лишь изредка всхлипывает. Все молчат.

               Алексей начинает медленно приближаться к своей невесте. Та начинает двигаться к дальнему краю дивана. Алексей садится на ближний край. Наталья оказывается на противоположном краю. Некоторое время они неподвижно сидят, затем начинают медленно сближаться. И вот – бурные объятия, поцелуи Алексея и Натальи.

             Звонок в дверь.

             Никто на него не обращает внимания.

            Звонок в дверь.

ИВАН (кричит). Открыто!

        Входят Второй и Первый полицейский. Первый полицейский в наручниках.

ВТОРОЙ ПОЛИЦЕЙСКИЙ (направляет на Алексея пистолет). Волков, без фокусов! Мы взяли твоего подельника. (О Первом полицейском). Этого ряженого. Он готов сотрудничать со следствием.

                                  Пауза.

(Всем). Мы уже три недели ведем эту парочку – как только они появились в нашем городе. Это не Романов - это Волков, он же Зайцев, он же Птицын, он же Гаврилов и еще черт знает кто. А это не полицейский, а его кореш. И всюду они разыгрывают один и тот же трюк. Этот арестовывает Волкова на виду у невесты, затем возвращает, снимает все обвинения. И Волков снова чист. Теперь, кто бы его ни опознал – а он ведь в розыске – он вне подозрений, его уже проверили. У него нет татуировки на груди. Невеста счастлива. Волков ведет ее в ЗАГС. Далее – медовый месяц. Все, как положено. Заметьте – медовый месяц у него обязательно. Это его пунктик. К тому же - медовый месяц размягчает женщин, открывает их кошельки и сберкнижки. А после медового месяца исчезают жена, ее деньги, ценные вещи. Квартира продается по запутанной схеме. Короче – эти двое преступники.

                       Пауза.

Вы все должны сейчас проехать с нами в райотдел – как свидетели. Напишете показания – как этот его арестовывал, как возвращал… Волков, без фокусов. Дом окружен. Со мной группа захвата. Хомутов, подтверди.

ПЕРВЫЙ ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Волк, это так. Он не блефует.

ВТОРОЙ ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Ты понял?

АЛЕКСЕЙ. Спокойно, начальник. Я понятливый.

ВТОРОЙ ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Оружие есть?

АЛЕКСЕЙ. Нет, начальник. Я на собственные свадьбы с оружием не хожу. (Освобождается от объятий Натальи, поет). Не застрелит нас солнце стрелами. Зной. А над зонами есть озоновый слой. Тратата!

ВТОРОЙ ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Руки за голову. Выходи. И без дури. В подъезде квартира под прицелом.

                    Алексей, напевая, выходит из квартиры, держа руки на затылке.

(Всем). Одевайтесь. Я жду вас в машине. (Уходит, уводя с собой Первого полицейского).

                  Все молчат. Никто не одевается.

                 Длительная пауза.

                Входят несколько полицейских (мужчины и женщины) – это танцоры ритм-балета. Они вносят звуковые колонки и ставят их по углам большой комнаты, и квартира наполняется аплодисментами зрителей, собравшихся на шоу. Аплодисменты сменяются ритмичной музыкой, и группа ритм-балета исполняет танцевальный номер. Закончив, убегают под аплодисменты зрителей.

                Входит Эдвард, ведущий Интернет-Видео-шоу -  вынимает селфи-палку, удлиняет ее, вытягивает перед собой – на ней веб-камера.

ЭДВАРД. Хоу-у-у-у-у-у, дорогие друзья! Хоу-у-у-у-у-у-у! Вы стали свидетелями финала нашего Интернет-Видео-шоу для одиноких женщин «Кто там – за дверью»?! Шестнадцать дней вы наблюдали on-line две захватывающие истории – в них было все: знакомство, любовь, подозрительность, неприязнь, желание стать мамой, подготовка к бракосочетанию! Сегодня должны были играться две свадьбы! И в самый праздничный момент – не салют, а - ух, ах, ох! – полиция, наручники, пистолет, арест! Вы этого ожидали?! Ожидали?! Только честно!

             Аплодисменты, крики зрителей.

Да, да - конечно, нет! Нет, нет, нет! Вы все принимали за чистую, кристально чистую правду! Само собой разумеется - наши героини – Наталья и Татьяна – тоже ничего не подозревали, тоже всему верили – и, конечно же, не знали, что за ними наблюдают on-line миллионы глаз наших зрителей, не знали, что все это шоу, только шоу, ничего, кроме шоу! И вот вы увидели - в этих историях таился секрет, и он  раскрыт – это брачные аферисты! Да, да, да – самые настоящие брачные аферисты! Охотники за женскими сердцами, их деньгами, ценными вещами, и, конечно же, за их квартирами! А вы думали – это любовь, возвышенные чувства, желание создать семью! Э-э, нет – только алчность, хитрость, коварство и жестокость! Негодяями, подлецами, мерзавцами можем назвать их мы – честные, порядочные люди, которые собрались на супершоу «Кто там – за дверью»? Согласны-ы-ы-ы-ы?

           Аплодисменты, крики зрителей.

Я рад от вашей поддержки, вашей доброй энергии, и предлагаю перейти к главной «изюминке» финальной части! Так вот - это не последняя тайна нашего шоу! Сейчас вы узнаете главное! Внимание! Наступает сногсшибательный момент! Я открываю наш супер секрет! Вы готовы его узнать? Готовы? Я слышу, как замерли ваши сердца. Я чувствую – ваши спины похолодели. Если вы стоите – сядьте. Вот она великая шоу-тайна всех времен и народов – это не брачные аферисты, и, в то же время, это брачные аферисты! Можно сказать «нет» – можно сказать «да». Да – нет. Нет – да. Так кто же они?! Кто?! Ну, же – говорите! Вы догадались?

                  Крики зрителей.

Ага, я так и знал. Вы ни о чем не догадались! И я этому очень рад! Сейчас я скажу, кто они! Внимание! Тишина!

                         Пауза!!!!!!!!!!!!

Хитрые, коварные, алчные, жестокие – завлекаюшие в свои сети женские души, обольщающие женские сердца - брачные аферисты нашего шоу – это…. это….это - театральные актеры! Да, да, да-а-а-а! Это актеры-ы-ы-ы драматических театров! Актеры, актеры, актеры-ы-ы-ы! А никакие не мошенники, не аферисты! И действовали они по сценарию, в котором, конечно же, было оставлено место для импровизации! С самого первого появления наших артистов в квартире Татьяны и Натальи на их одежде были закреплены веб-камеры со встроенными микрофонами! Малюсенькие, такусенькие - веб-камеры Компании «Вэлси поинт» - нашего генерального спонсора! Затем актеры незаметно установили веб-камеры во всех трех квартирах, где велось наблюдение для нашего шоу. Аплодисменты Компании «Вэлси поинт» – ведь картинка с камер и звук были отличными, превосходными - не так ли-и-и-и-и-и?!

                   Аплодисменты, крики зрителей.

Две истории, которые никого не оставили равнодушными, истории, которые вызвали шквал звонков и эсэмэсэк. Все – и я, в том числе – переживали за наших очаровательных Наталью и Татьяну, которые – я это подчеркиваю – ничего не знали, что на самом деле происходит. Эти истории – урок для тех, кто хочет создать семью, но может стать жертвой брачных аферистов! Все вы видели, как втираются в доверие, завлекают, обольщают эти хитрые, коварные, подлые проходимцы! И засыпают комплиментами, и целуют ручки, и обрушивают потоки стихов, и поют сладкими голосами, и врут, врут, врут! Тонны, мегатонны вранья! Все это испытала на себе Наталья. Ее нежное сердце истосковалось по любви и поэтому поверило негодяю и прохвосту! На ее месте могли оказаться многие! Милые женщины, наша Интернет-Видео-Компания «Ай-Ти-Кадр» любит вас, переживает за вас, беспокоится за вас и потому и устроила этот урок-шоу! Аплодисменты, пожалуйста, Интернет-Видео-Компании «Ай-Ти-Кадр»! «Ай-Ти-Кадр» всегда с вами! Всегда придет вам на помощь!

               Аплодисменты, крики зрителей.

Вы заметили, друзья - сюжетная линия Натальи попроще. Это мы сделали специально. Пусть увидят дорогие женщины – многие мошенники действуют прямолинейно. Главное для них – быстрота и натиск….У Татьяны задачка была посложнее. Она должна была раскусить не одного, как Наталья, а сразу двух мошенников – якобы троюродную сестру и якобы ее мужа. Их виртуозная, ювелирная игра ввела в заблуждение даже нашу Татьяну, которая терпеть не может мужчин, которая считает всех мужчин исчадиями ада. Она решила выйти замуж за одного из этих недочеловеков – и за кого? – ха-ха! – за афериста Ивана - и оказалась на краю пропасти. Ах, ох, ах! Но от падения ее спасла все контролирующая, все знающая Компания «Ай-Ти-Кадр»! Мы вовремя сделали «стоп»! Знайте – мы всегда вовремя нажмем на тормоза-а-а-а-а!

               Аплодисменты, крики зрителей.

 

Нашим невинным овечкам, участницам Интернет-Видео-шоу для одиноких женщин «Кто там – за дверью»? – Татьяне и Наталье - мы приготовили подарки от нашего генерального спонсора - Компании «Вэлси поинт»! Ваши аплодисменты нашему генеральному спонсору!

               Аплодисменты, крики зрителей.

Татьяне, прекрасной хозяйке Татьяне, которая печет пироги, варит борщ, и вообще готовит множество вкуснейших блюд - предоставляются скидочные купоны в супермаркет «Кус-Кус» на все продукты - до самой весны! Ва-а-а-а-а-а-а-а-!!!!! Ваши аплодисменты-ы-ы-ы-ы-ы-ы!

               Аплодисменты, крики зрителей.

Участвуйте в наших Интернет-Видео-шоу, и вы тоже получите шикарные подарки-и-и-и-и-и-и-и!

              Аплодисменты, крики зрителей.

Наталье - поклоннице поэзии и литературы - Наталье, которая целых шестнадцать дней находилась в лапах коварного, подлого, алчного, обольстительного афериста, предоставляется…. предоставляется… ага – вы замерли…. Так вот нашей сексапильной, страстной Наталье предоставляется бесплатное посещение салона красоты «Натка» - в течение целого месяца! Отсчет пошел с сегодняшнего дня! Ваши аплодисменты-ы-ы-ы-ы-ы-ы!

             Аплодисменты, крики, свист зрителей.

А теперь позвольте представить артистов, которые помогали нам провести наше Интернет-Видео-шоу «Кто там – за дверью-у-у-у-у-у-у-у-у?»

 

Вера, якобы троюродная сестра нашей уважаемой Татьяны и жена Ивана, а на самом деле пособница брачного афериста – роль этой мошенницы исполнила актриса Костомаровского городского драматического театра Вера Петрова!

             

Аплодисменты, зрителей. На поклоны выходит актриса Вера Петрова.

 

Иван, якобы муж Веры, а на самом деле коварный, злой, жестокий, подлый брачный аферист – эту роль исполнил актер Большереченского городского драматического театра – Иван Шарабанов!

 

Бурные аплодисменты, восторженные крики зрителей. На поклоны выходит актер Иван Шарабанов.

 

Первый полицейский – актер Новокудринского городского драматического театра Александр Егоров!

 

Аплодисменты зрителей. На поклоны выходит актер Александр Егоров.

 

Второй полицейский – актер Краснознаменского городского драматического театра Сергей Завьялов!

 

Аплодисменты зрителей. На поклоны выходит актер Сергей Завьялов.

 

И наконец – супер алчный, подлый обольститель Алексей, опытнейший брачный аферист, для которого нет ничего святого – аплодируйте! - это актер Усть-Ордынского театра музыкальной комедии Алексей Романов!

 

Бурные аплодисменты, крики зрителей. На поклоны выходит актер Алексей Романов.

 

И сценарист, продюсер и ведущий Интернет-видео-шоу «Кто там – за дверью?» - я – Эдвард Степанов!

 

Аплодисменты, крики зрителей.

 

Еще раз искупаем в овациях наших прекрасных актеров! Ну, же-е-е-е-е-е!

         

      Аплодисменты, крики зрителей. Актеры раскланиваются – теперь уже все вместе - и уходят, кроме Веры и Ивана.

 

Интернет-Видео-Компания «Ай-Ти-Кадр» любит вас, бережет вас, учит уму-разуму! Заходите на сайт Компании «Ай-Ти-кадр»! Там всегда много чего on-line интересного! Пока-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!!!!!!!…

 

                  Аплодисменты зрителей. Но вот наступает тишина. В комнате остаются Эдвард, Вера (артистка Петрова), Иван (артист Шарабанов), Татьяна и Наталья.                                  

ВЕРА. Татьяна, Наталья, вы извините нас – пожалуйста. Мы виноваты перед вами.

ИВАН. Прости, родня…. то есть, Татьяна. Правда – не сердись. Это всего лишь розыгрыш. Да, мы – актеры.

ВЕРА. Зарплата в театре скромная и мы согласились на эту работу. Здесь за шестнадцать дней мы получим столько, сколько в театре за год.

                                 Пауза.

ЭДВАРД (складывает селфи-палку с веб-камерой. Уже вне шоу). Шарабанов и Петрова, не забудьте расписаться в ведомости. Помреж ждет вас. Шарабанов, за исполнение каждой песни, за пляску, игру на гармошке - получите прибавку к основной сумме. За импровизацию, собственные шутки, ядреное народное словцо – тоже дополнительный гонорар. Как мы и договаривались. Петрова, вас это тоже касается.

ВЕРА. Спасибо большое, Эдвард Семенович.

ЭДВАРД. Пожалуйста. Я слово свое держу.

ИВАН. Спасибо огромное. Очень приятно было с вами работать, Эдвард Семенович. Надеюсь на дальнейшее сотрудничество. Я всегда к вашим услугам.

ЭДВАРД. Ничего не обещаю.

ВЕРА. До-свидания, Эдвард Семенович. Всего вам доброго.

ЭДВАРД. Пока.

ВЕРА. Татьяна, Наталья, до-свидания. Еще раз простите нас. (Уходит).

ИВАН. Татьяна Петровна, не держите на меня зла. Всего вам доброго…. Эдвард Семенович, я всегда готов к новым подвигам под вашим руководством. Вы великолепный сценарист и продюсер. Блестящий ведущий. До-свидания.

ЭДВАРД. Гуд бай, мальчик.

                          Иван уходит. Пауза.

Остались юридические моменты. Наталья, не думайте, что можете подать на нашу компанию в суд из-за ваших с Алексеем интимных сцен в кадре. Год назад в одном из супермаркетов города – надеюсь, вы не забыли? - вас задержала охрана. В сумке у вас обнаружили товары, которые вы не собирались оплачивать на кассе - на сумму, которая подпадает под серьезную статью. Мы сотрудничаем с этим супермаркетом. Вас поставили перед выбором. Или полиция, уголовное дело, сюжет на телевидении, видео в Интернете; о том, что вы воровка узнают на работе - или дело закрывается, но вы участвуете в Интернет-Видео-шоу. Когда, где, в каком виде пройдет шоу – это мы оставили на наше усмотрение. Вы подписали соглашение. Там оговаривались все нюансы. Наша компания полностью неуязвима. Имейте это в виду…. Теперь о вашей истории, Татьяна. Постельных сцен в кадре не было, потому что эти сцены у вас с Иваном отсутствовали как таковые. Значит, нет и причины с вашей стороны подавать судебный иск к нашей компании. Все было вполне безобидно. И вообще – мы никак вас не скомпрометировали. Но если все-таки решите подать в суд – знайте – у нас прекрасные адвокаты. Вы ничего не добьетесь…. Ладно, закончим на миролюбивой ноте. Вы оценили нашу подготовку? Мы собрали о вас нужную нам информацию, даже добыли фото, где вы еще ребенком гостите с вашей мамой у родственников в деревне. Для этого нам пришлось засылать туда человечка, придумывать ему легенду. А тончайшая, скрупулезная разработка вашей сюжетной линии в нашем сценарии?  В ней нет ничего искусственного. Кажется - все идет само собой. Везде вам оставлялся выбор. Но все двигалось в нужную нам сторону – ведь мы учли нюансы вашей психологии. Поэтому вам трудно было не попасться на удочку аферистов. Кстати, отдельное вам спасибо за сцены, где Иван моет пол, учится готовить, где его соблазняет красотка Элина. Их не было в сценарии. На мой взгляд, они были уместны…. Благодарю вас за участие в нашем шоу. Всего вам доброго. Наш помреж вручит вам скидочные купоны в супермаркет и талоны в салон красоты. Сейчас придут наши рабочие и демонтируют веб камеры в ваших квартирах и заберут звуковые колонки. До-свидания. Да, расходы на свадебное платье, прочие траты – это все мы возместим. (Уходит).

                           Татьяна и Наталья остаются одни. Татьяна не идет в прихожую, не закрывает обе двери на замки и цепочку, не проверяет – на месте ли молоток. Обе просто сидят неподвижно в свадебных платьях.

          Длительная пауза.

 ТАТЬЯНА.  Я…. Я с тобой…. Алексей - и это шоу – гадко все, подло….Ты только не думай об этом…. Родная моя…. Хорошая…. Светлая…. Все еще засияет, все еще зацветет…. Ты добрая, умная. Ты любишь людей. Ты любишь стихи…. И Бог это видит, и он не допустит…. Ты только не думай об этом…. Это тяжело, это трудно, я знаю…. Но ты постарайся. Ты можешь. Ты сильная…. Боль пройдет…. Я знаю, я очень хорошо это знаю…. Сейчас мы поставим твою любимую музыку, а завтра поедем в лес…. В сосновый лес…. Сядем на электричку и поедем…. В лесу уже полно снега…. Сосны шумят под ветром, качаются…. Лес лечит…. Я знаю…. Я очень хорошо это знаю…. А теперь поплачь…. Милая, родная, любимая - поплачь….

 

СЦЕНА 11.

 

             Прошло десять дней. Канун Нового года. Улица возле входа в офис Интернет-Видео-Компании «Ай-Ти-Кадр». День.

           Из дверей офиса выходит Эдвард и быстро направляется к своей машине. К нему подходит Татьяна.

ТАТЬЯНА. Здравствуйте.

ЭДВАРД. Здравствуйте. (Останавливается). А-а, наша знаменитость. С наступающим Новым годом.

ТАТЬЯНА. Спасибо.

ЭДВАРД. Что-то не так? Проблемы? Давайте, только быстро. Я очень спешу.

ТАТЬЯНА. Сегодня девять дней…. Поминки….

ЭДВАРД. О чем вы? Я не понимаю.

ТАТЬЯНА. Наташа…. погибла….

ЭДВАРД. Вот как? А что случилось?

ТАТЬЯНА. Она…. выбросилась из окна….

ЭДВАРД. Очень жаль. Да, но вы с ней живете на первом этаже.

ТАТЬЯНА. Из окна высотки…. Дом еще строится….

ЭДВАРД. Простите, а что вы хотите от меня? А-а, понятно. Наталья человек одинокий, вы ее подруга, вы ее хоронили и теперь хотите материальной компенсации. Позвоните мне после праздников в офис, я готов рассмотреть этот вопрос. Всего доброго, я очень спешу. (Собирается уйти).

ТАТЬЯНА. Одну секунду….

ЭДВАРД (останавливается). Что еще?

                    Татьяна берет из пакета молоток. Эдвард успевает сделать шаг назад и закрыть голову руками. Татьяна бьет ему молотком в пах. Эдвард сгибается, стонет. Татьяна наносит ему несколько ударов молотком по голове. Эдвард падает. Татьяна быстро уходит, бросив молоток в сторону.

 

СЦЕНА 12.

 

            Этот же день. Через час. Квартира Татьяны. Слышно, как открываются входные двери. С улицы входит Татьяна. Она не закрывает двери, останавливается между кухней и большой комнатой, и стоит, словно не зная, что делать. Затем садится на диван.

                     Длительная пауза.

ТАТЬЯНА (берет сотовый телефон, набирает номер). Полиция…. это я убила…. человека…. на улице Пролетарской. Час назад, или два часа, я не помню…. Его зовут Эдвард…. Вы меня наверно уже ищете…. Татьяна Сарафанова…. Улица Народная 57, квартира 145…. Да, я дома. Я вас жду…. (Нажимает на кнопку, кладет телефон рядом с собой).

                                  Длительная пауза.

                                  Звонок в дверь. Слышно, как двери открываются, и кто-то входит. Появляется Иван Шарабанов.

ИВАН. Здравствуйте…. Извините, двери были не закрыты…. Вот пришел познакомиться…. Не как актер…. Как человек…. Вы не против?

 

 

     

                                        ЗАНАВЕС

---------------------------------------------------------------------------------------                

 

             Август-сентябрь 2016

---------------------------------------------------------------------------------------

В пьесе использованы песни и романсы:

«Цыганочка», музыка и слова народные;

«Вдоль по улице метелица метет», музыка Александра Варламова, слова Дмитрия Глебова;

«Титулярный советник», музыка Александра Даргомыжского, слова  Петера Вейнберга;

«Эти глаза напротив», музыка Давида Тухманова, слова Татьяны Сашко.



Пьеса зарегистрирована в ООО «Сибкопирайт» (свидетельство 3237). Все права на пьесу у автора.

-------------------------------------------------------------------------------

МУРЕНКО ИГОРЬ НИКОЛАЕВИЧ.

Телефон в Новосибирске  383 (код) 356 38 38 (дом),

8 905 945 76 57 (сот).

armariyn@yandex.ru

armariyn@gmail.com

armariyn@rambler.ru

Есть странички в Фэйсбуке, В Контакте, в Одноклассниках

----------------------------------------------------------------------------

Коротко об авторе.

Пьесы поставлены: 

«ШУТКИ В ГЛУХОМАНИ» - в 49 профессиональных театрах России и стран СНГ (на момент 2016 года). Спектакли по этой пьесе стали лауреатами фестивалей в Новосибирске, Иркутске, Перми, Кирове, Самаре, Твери, Йошкар-Оле, Ульяновске, Мурманске, Барнауле, Омске, Сызрани, Тобольске, Ханты-Мансийске, Пскове, Тюмени, Комсомольске-на-Амуре, Санкт-Петербурге, Москве, в Узбекистане, Казахстане, Болгарии и во Франции. На 2-ом Всероссийском фестивале-конкурсе любительских театров «Невские театральные встречи-2016» в Санкт-Петербурге Гран-При и Приз зрительских симпатий завоевал спектакль «ШУТКИ В ГЛУХОМАНИ».

Пьеса «ОТЧЕ НАШ» - в Новосибирском Областном драматическом театре «Старый дом». Показана в эфире Государственной телерадиокомпании «Новосибирск». Стала лауреатом фестиваля на Украине (Одесса). 

Пьеса «ПРИЗВАНИЕ - УБИЙЦА» - в Новосибирском Государственном Молодежном академическом театре «Глобус». Стала лауреатом Международного Рождественского фестиваля в Новосибирске. 

Пьеса "АКТРИСА НОЧЬЮ" в театре "САНТ" г. Актау Республики Казахстан. Пьеса победила в конкурсе Sib-Altera

Пьеса "СЕМЕЧКО ТЫКВЫ" - на Новосибирской студии телевидения (ныне ГТРК "Новосибирск"), а также на сцене МАУ ГЦНК «Приморье» детской театральной студией "Софит" из школы № 3 поселка им. С. Лазо Дальнереченского района Приморского края.

Пьеса «F 1 – ПОМОЩЬ. ПАМЯТИ WINDOWS 2000» - в Белоруссии, в молодежном театре «На филфаке» Белорусского государственного университета и была представлена на Международном фестивале студенческих театров «Тэатральны куфар 2009» в Минске.

Пьеса «КОРОЛЕВА ЛИР» - на ГТРК «Новосибирск».

Пьеса «БАБУИН И ДЕМБЕЛЬ» - на ГТРК «Новосибирск».

Пьеса «МУСОРНЫЕ БЯКИ» - на ГТРК «Новосибирск».

Пьеса «СЫН ПРИЕХАЛ» - на ГТРК «Новосибирск». 

Пьеса «КЛАД КРЕМ или ПРИЕМ ВЕДЕТ ПСИХОЛОГ» победила на Международном конкурсе современной драматургии "Время драмы, 2014, осень". Участвовало 10 стран: Израиль, Англия, США, Украина, Белоруссия, Казахстан, Германия, Швейцария, Латвия, Россия.

Пьеса "КОМЕДИЯ  ОРГАНОВ  ВНУТРЕННИХ  ДЕЛ" вошла в шорт-лист Международного конкурса современной драматургии "Время драмы, 2015, весна". Участвовали авторы из 9 стран: Германии, Дании, Израиля, Италии, Швейцарии, Латвии, Белоруссии, Украины, России. Поставлена в Челябинском Молодежном театре "ГлаголЪ". Премьера состоялась 16 марта 2016 года.

Пьеса "МУЖИКИ ЛЕТЯТ НА ПИРОГИ" стала победителем Международного конкурса современной драматургии «Время драмы, 2016, лето». Участвовали авторы из России, Украины, Кыргызстана, Беларуси, Молдовы, Латвии, Германии, Израиля, Канады, Франции, США.

Печатался в журнале «Современная драматургия», в сборниках «Авторы и пьесы», «Мы выбираем Новосибирск». 

Один из соучредителей Секции драматургов при Авторском Совете Российского Авторского Общества. 

Участник лаборатории драматургов, режиссеров и критиков Урала, Сибири и Дальнего Востока, семинара драматургов России в Рузе, семинара молодых драматургов СССР. 

 

Все пьесы можно прочитать в Интернете здесь

http://www.proza.ru/avtor/armariyn

и здесь https://sites.google.com/site/pesydlateatraigoramurenko/

 

 

ВНИМАНИЕ! Все авторские права на пьесу защищены законами России, международным законодательством, и принадлежат автору. Запрещается ее издание и переиздание, размножение, публичное исполнение, перевод на иностранные языки, внесение изменений в текст пьесы при постановке без письменного разрешения автора.

 

 

 

 

 

 

 

                    

Comments