***

В огромном городе моем - ночь.
Из дома сонного иду - прочь
И люди думают: жена, дочь,-
А я запомнила одно: ночь.

Июльский ветер мне метет - путь,
И где-то музыка в окне - чуть.
Ах, нынче ветру до зари - дуть
Сквозь стенки тонкие груди - в грудь.

Есть черный тополь, и в окне - свет,
И звон на башне, и в руке - цвет,
И шаг вот этот - никому - вслед,
И тень вот эта, а меня - нет.

Огни - как нити золотых бус,
Ночного листика во рту - вкус.
Освободите от дневных уз,
Друзья, поймите, что я вам - снюсь.

17 июля 1916


***

In my enormous city, there is night.
Away, from sleeping buildings, I take flight.
The passersby all ponder: daughter, wife,-
But I remembered one thing only: night.

The mild, July wind shows me where to go.
In someone’s house, music’s playing - low.
Until the sunrise, surely, winds will blow
And pass between my ribs and into - slow.

There’s a lit up window and a poplar tree,
A flower in my hand, a church-bell’s plea,
This path I take in no one’s footsteps - free,
And this lone shadow, - there is no me.
 
Outside, the lamps, like golden beads, blaze,
And in my mouth, - this bitter leaf’s taste.
My friends, release me from the day’s maze.
You’re merely dreaming all of this, dazed.

July 17, 1916