Ты все равно придешь. — Зачем же не теперь?
Я жду тебя — мне очень трудно.
Я потушила свет и отворила дверь
Тебе, такой простой и чудной.
Прими для этого какой угодно вид,
Ворвись отравленным снарядом
Иль с гирькой подкрадись, как опытный бандит,
Иль отрави тифозным чадом,
Иль сказочкой, придуманной тобой
И всем до тошноты знакомой, -
Чтоб я увидела верх шапки голубой
И бледного от страха управдома.
Мне все равно теперь. Струится Енисей,
Звезда полярная сияет.
И синий блеск возлюбленных очей
Последний ужас застилает.

19 августа 1939
Фонтанный Дом


To Death

You’ll come. – Why delay any more?
I’m waiting – life’s hard to endure.
For you, I have opened the door
You’ll enter, so wondrous and pure.
Take on any form, - take your pick,
Burst in like some poisonous gas,
Or creep, like a crook, with a brick,
Or like typhus, come in with a gasp,
Or a story that you simply make up,
So common, it’s making me nauseous –
I’ll see the policeman’s blue cap
And the janitor, frightened and cautious.
The Yenisey is flowing. In the skies,
The Polar Star is lit. My fate is sealed.
The sparkle of the blue beloved eyes
Is veiled by the horror’s last ordeal.

August 18th, 1939
Fontannyi Dom

By Anna Akhmatova
Translation by Andrey Kneller