***

Я пригвожден к трактирной стойке.
Я пьян давно. Мне всё - равно.
Вон счастие мое - на тройке
В сребристый дым унесено...
 
Летит на тройке, потонуло
В снегу времен, в дали веков...
И только душу захлестнуло
Сребристой мглой из-под подков...
 
В глухую темень искры мечет,
От искр всю ночь, всю ночь светло...
Бубенчик под дугой лепечет
О том, что счастие прошло...
 
И только сбруя золотая
Всю ночь видна... Всю ночь слышна...
А ты, душа... душа глухая...
Пьяным пьяна... пьяным пьяна...
 
26 октября 1908

***

I’m nailed to the tavern counter.
I’m drunk already, but not through.
The happiness that I’ve encountered
The troika took into the blue...
 
It flew off in the sleigh, and drowned
In snows of time, beyond the sky…
And silver haze, raised from the ground,
Just whipped my soul as it flashed by…
 
In muffled darkness, sparks fly up,
All night, the night appears to burn…
The sleigh bell’s jangling nonstop,
Of happiness that won’t return…

And just the harness made of gold
Is seen all night… heard through the haze…
But you, my soul… my hopeless soul…
Are drunk and dazed… are drunk and dazed….
 
October 26, 1908