Мифология одной лодки

* * *


Без атласа чувств,

не зная ландшафта и нрава,

легко потеряться в женщине,

на которую ты ступил,


в аметистовой свежести её морей

ты встретишь время,


и, как чудесная рыба-мгновенье,

будешь выбрасываться на её берега,

оплетаемый рубцами морщин

от её рыбацких сетей,


и однажды ты останешься

только в её сердце —

но даже с подробным атласом её чувств

я не знаю где это.

* * *


Иногда хочется встретить

утерянную когда-то книгу


или на берегу

как морскую раковину

найти девушку

и приложить её тело

к уху —

и слушать в ней тёплое море...


Я ищу это море как книгу

о которой не помнит никто


ищу чувство-пристанище

как утерянную когда-то девушку

сокрывшую в себе

море

с моими берегами...

* * *


Портовые флаги, обтянувшие ветер,

как юбки портовых красоток —


их воздушное трепет-биенье,

влажное, полное волн,

ударяющих в пристань,

в борта кораблей,

в грудь моряков —

хлёсткий звук раздираемой ткани над обнажаемым

миром страстей...

* * *


Сидеть у моря

и вспоминать другие берега,

где в дымке горизонта

проходят корабли

как белые стада,


где рыбы

поднимаются из волн

коснуться солнца

и рушатся клинками в глубину —

как будто вмиг распались письмена —

столбцы древнейших рун


На дне укрылись

храмы-города

с зерном в кувшинах

с клинописью в глине —

моллюсков племена

обжили рукотворные дворцы —


над этой захлебнувшейся землёй

парят шары медуз

и днище лодки кружит над улицами

день за днём

бросая в воду смуглых

ныряльщиков…


И есть ли смысл всё помнить,

* * *


Мне бы встретить однажды

неброскую девушку

в ситцевом платье,

что прошлась по прибрежным пескам и забылась,


мне бы вспомнить-найти

и вернуть то мгновенье

в разливах заката,

где сгорает и тонет мой взгляд,

увязавшийся вслед за её силуэтом…


Мне бы видеть её отмыкающей-дом-мой,

живущей подле подушки,

истёртой щетиной,

чтоб мог её обрести сразу

сердцем...


Как же смотрит она мне в глаза!

пока я её сочиняю —

пусть не всю целиком, пусть наброском,

неточным эскизом, абрисом тонким… —


только б вспомнить её,

обернуть силуэтом, представить

отмыкающей-сон-мой

беспечно

свежестью моря...

* * *


Портовая гавань!

гремящая над водой

якорными цепями лучей —


здесь швартуется солнце.


Белые чайки криков,

вылетающие из бронзовых тел

такелажников,

садятся на волны,


а белоснежный матрос

зависает как дверь-в-синие-дали.


На берегу

под опрокинутой лодкой

бёдра любовников вторят

биению моря…


и только в забытых напевах

морячки стоят у причалов,

обернутые в бесконечную

парусину ветров...

* * *


Лодка безмолвно лежит на волне —

И ты ей подобна на вмятых подушках

среди утихших клубов простыней…


но проснись же,

отбросив с лица безупречный, как луч,

оранжевый локон…


я жду твоих глаз,

чтобы между скруглённых твоих пирамид,

что южнее лица, рассказать

как вернулись с уловом чуть свет рыбаки,

как бесшумно кружат над заливом голодные

лёгкие крылья,

как девушка звонко раскрыла окно

с надеждой увидеть кого-то на узком причале…


Как мал городок!

уместившийся весь на ладони, —

я зачерпнул его для тебя и положил на подушку,

чтобы ты, пробуждаясь, вдохнула море

сквозь узкие улочки,

по склонам бегущие к гавани...


И вот, подобный локону луч

лег через площадь к нефам собора и дальше — к причалу —

сверкающий локон,

вслед за которым, отчалив от горизонта подушки,

качнулась ко мне

твоя лёгкая лодка

улыбчивых губ…

* * *


На венценосных травах

среди куфически-растущей повилики,

среди деревьев,

впадающих ручьями веток в небо —

мечтаю о тебе —


целую ли другую, откладывая книгу в ночь,

или иду в волне по пояс к лодке —

я сердцем там,

где о твоей улыбке

не счесть моих легенд,

где побережья —плен,

где солнце — заточенье

в шатрах лучей,

где можно век смотреть

на поступь молодой аборигенки,

как будто чаша терпкого напитка в ней до краёв…


но, чай заваривая в азиатском зное —

в слепящих бликах этой пустоты —

стремлюсь туда, где затаилась робко

за горизонтом губ твоя улыбка


как блик мечты…

* * *


По коже —настолько женской,

что хочется искать ракушки чувственного —

по коже побережья

волной скользнул муслин —

случайный ветер —

кисточка —


ты ожила

и тёплыми камнями

прижала берег


но, догоняя вспорхнувшую газету,

осталась частью взморья,

изысканным этюдом побережья,

где в стаде черепах

за насыпь отползает лето...

Мавританский плащ


Мне нравится как выцвел

мой мавританский плащ

пока скитался в нём по побережьям —


там днём меня под ним щадило солнце

а ночью он таил стыдливых дев

скрывая нашу страсть и наготу

от ветра


Когда-нибудь

перебирая ветхое старьё

наткнусь на плащ, забывший свой узор

на давних побережьях —

И запах знойных дней-скитаний

согреет кровь

Иллюстрации Мирко Беллинати

Мифология одной лодки

Лодка-душа, носимая по водам времени, ищущая тихую гавань или бурю, лодка, перевозящая солнце, богов, сокровища, лодка-призрак, лодка-заточенье, лодка-спасение — много других интерпретаций лодки-символа можно встретить в мировой культуре.

И, действительно, в нас есть и эта лодка-душа, и её море, и божества, сокровища, и яркие звезды, как огни на бортах, плывущие в космической вечности… — сущая мифология нас.

На берегу безмятежности к нам приходят отложенные мысли, проясняются замутнённые суетой чувства, становятся отчётливыми наши отражения на остановившейся глади времени.

Об этом книга миниатюр.

Эту книгу я бы интерпретировал как несколько фрагментов воспоминаний, которые нас согревают и дают какое-то время вспомнить о мечтах; несколько обрывочных снов, которые мы так не хотели забыть…