The bridge over the ocean

Мост через Океан

A bridge over the ocean.


The one you share your world

or pillow with -

is he happy near you?


As love went on, his hands grew old

but still you find yourself in them,


his name - a word for getting warm

for thawing out of pain.


He is a morning that comes to life,

a bridge away- you build yourself in store.


The day will come for your descend

to the eternity supporting reeds of

bridge you’ve built yourself by heart -


it is woven from each day

you carried the warmth and care for

the one who shares the world with you

till time will end…


Just listen, right here,

you’ll hear

how the roots of the bridge

plunge deeply into eternity…


Over there, beyond the cover of our Time,

the bridge will cross the emptiness

and we will get to those who lived here loving us

and building day by day

their bridge

over the ocean.

Мост через океан.


Человек, с которым делишь свой мир

или подушку,

счастлив быть рядом?


Пока длилась любовь, у него постарели руки,

но в них ты находишь себя,


имя его – слово, чтобы согреться,

оттаять от боли.


Он - утро, ставшее жизнью,

мост, который ты строишь впрок для себя.


Будет день, когда ты сойдешь

на зависшие в вечности доски-

на мост, отстроенный сердцем -


он собран из каждого дня,

в котором ты бережно нес тепло и заботу к тому,

кто с тобой до конца.


Если вслушаться, можно услышать

прямо здесь

как растут-погружаются в вечность

корни опор под мостами…


Там в грядущем, за пологом времени,

мы по ним перейдем пустоту

к тем, кто жил здесь с нами, любя,

отстраивая день за днем

свой мост

через океан.

* * *


Who we are to talk about? -

We grow up from a worm just to be stale as a butterfly,

all life we are flapping to the glass

of lights -


glowworm swarms, we are bumping into the light -

of each other.

* * *


Кто мы, чтобы о нас говорить? -

выбираясь из куколок и зачерствев в мотыльков,

всю жизнь налетаем на стекла

светильников -


рои светляков, натыкающихся в полете на свет –

друг на друга.

Редактор и переводчик Editor & translator

Анна Хромотова Annа Hromotova

Поспелов Евгений Eugeny Pospelov

Мост через океан The bridge over the ocean

поэтические тексты poetic texts

Мост через океан - мост, сотканный из наших чувств, уходящий через океан времени туда, где этого времени нет, где мы снова встречаемся, разлучённые, после всех времён, благодаря этим чувствам.

Книга “Мост через океан” представляет читателю тёплую волну поэтичных смыслов и размышлений, наполненных улыбкой, грустью и лёгкой иронией. Она состоит из двух частей:

первая часть - переводы Анны Хромотовой, профессионального переводчика,

вторая часть - сборник любительских переводов под её редакцией.


М.: Можайский полиграфический комбинат, 2014.- 144 с., 1000 экз.

ISBN- 978-5-91187-110-9

(С) Поспелов Евгений \ Eugeny Pospelov

(С) Попов Евгений Павлович

______________________________________________________________________________________________________________________________________

От редактора.

Книга «The bridge over the ocean» знакомит читателя с утонченным и ироничным лириком, глубоким философом Евгением Поспеловым. Формальную структуру своих произведений автор определяет как «поэтический текст». В мировой литературе 19-21вв. поэзия давно вышла за рамки «ямбов» (У. Уитмен, Н. Хикмет, А. Аргон, Ж. Превер, Т. Элиот и т.д.) и существует в диапазоне от верлибра до метафорического текста, в котором отсутствует строфическое членение. Книга двуязычна, перевод с русского языка на английский подобен мосту, соединяющему два мира.

Верлибр в России долгое время был «изгоем», «сердечной аритмией века», считался инородным покушением на суть русской поэзии, несмотря на то, что в начале XX века он пользовался расположением известных мастеров слова (Хлебникова, Блока). И только в последние десятилетия «сердечная аритмия» потеснила догму «классического» стихосложения, расширив горизонт русской поэзии.

Творчество Евгения Поспелова – явление уникальное, с точки зрения стиля, поэтических образов, в нём есть живопись и музыка, и, что важно, современность. Это поэзия прикосновений, цветовой вибрации, движущегося, эфемерного ускользающего мира. Именно такая форма поэтического текста, её стилистика, ритмика делает автора понятным англоязычному читателю, привычному к верлибру.

Свою эстетику автор в 90-е годы определил как «эстетику теплой волны», построенную на прозрачном импрессионизме текстов, пронизанных светлой грустью и созерцанием красоты, проступающей в этом мире через сердце.

Художественный текст автора представляет собой сложный синтаксический параллелизм, ритмически однородные пассажи-перечисления, внутренние аллитераций и ассонансы, отличающие поэтичную прозу. При тонической системе, в свободном стихе (верлибре) метр и ритм воспринимаются по-особому. Свободный стих не имеет размера, текст делится на стихотворные строчки только по интонационному признаку. Ритмичность свободного стиха создается, как и в ритмической прозе за счет упорядоченности синтаксической структуры. Однако есть существенное различие. Проза делится на элементарные интонационно-синтаксические единицы, синтагмы. Что никак нельзя сказать о поэзии. От прозы верлибр отличает наличие фиксированной паузы на конце стиха и интонационной обособленности – важные условия при стихосложении. Пауза интонационно и ритмически выделяет и обособляет стихотворную строку. Поэтому словосочетание или слово, которое в прозе не будет синтагмой, может стать ею в стихах. Свободный стих разбит на стихотворные строки, не обладающие внутренней мерой, метром. Но их расположение – необходимое условие правильного восприятия свободного стиха. Большое значение придается интонации. Именно поэтому стихи разбиваются на «подстрочия».

Другой важный элемент поэзии Е.Поспелова - «акцентность». Как и в акцентном, в тоническом стихе интервалы между ударениями становится неопределенными, исчезает двусложность ритмической структуры (присущая ямбуе, хорею). Исчезает и «равноударность» акцентного стиха. В текстах автора происходит резкое изменение количества слов в строке, чаще всего – короткий стих после ряда длинных. Это создает необходимый автору ритмический перебой и является средством ритмического подчеркивания, важного смыслового выделения.

Если любовь на убыль

До горстки грусти,

если любовь стала хрупкой

как высохший ландыш между страниц –

Зачем щадить?!

Связь-призрак, чувство-огарок, тленье…

В данном случае ритмически полностью соответствующие фразы: «Если любовь на убыль» - «если любовь стала хрупкой» перебиваются неравновеликими: «До горстки грусти» - «как высохший ландыш между страниц». Но в итоге получается схема 3-2-3-3-2-3 – достаточно гармоничное сочетание, которое дает тексту явную мелодичность. Звучность данного отрывка достигается без равноударности: «Если лЮбовь на убыль». Отказ от четкости расположения безударных слогов между ударными позволяет автору создать свой уникальный рисунок, где главной ритмической единицей становится доля, слово и даже целый стих.

Стихотворная речь может опираться на созвучия: звуковые повторы внутри стиха, ассонансы, и напротив, в ней могут происходить нарушения точности звучания: диссонансы, усеченные рифмы, перебивающие дыхание, темп.

У Евгения Поспелова очень часто стихи «жужжат», навевая летнее настроение: «…и провожает сонного умыться. Пока вожусь в воде…»; «пока женщина кружась… наряжает…»; «…умирая от жажды жить…»; и даже иногда так: «и мои новые ботинки / жжжмут удивительно!». Авторский текст может нисходить до тихого шепота «…в шелковистую тень мирозданья/ в шепот ночей…», а может и полностью «ломать язык», рвать звуки, заставлять из застревать между зубами: «черствые ласки-/верстаки для немой блаженности… сверток поцелуя…». Очень любопытно сохранение Е.Поспеловым устаревших «мечтанье», «пробужденье», «воображенье» - при видимой краткости все эти «нье», «тье» перебивают ритм, намеренно утяжеляют фразу, привлекая внимание к тем или иным словам. Часто встречается игра звуков, создающая невероятные ассонансы: «Сумрак по руслам проулков…». Многое строится и на смысловых повторах: «Когда ты есть –/ Есть повод уцелеть …уцелеть для твоего пробужденья - … есть повод нам всем уцелеть…». На страницах его поэтических сборников можно найти массу «неточных рифм»: «игру-мечту-куклу», «из кожи-живьем», «тебя-поцелуя».

В заключение хочется отметить, что своим творчеством автор раскрывает идею об очищающей человека силе Светлого Чувства, будь то любовь, дружба или ощущение красоты сущего. Его лирический герой - человек, ощущающий в себе безмерные душевные силы и наделённый непоколебимым жизнелюбием. Ожидание встречи с Возлюбленной всегда скрашивается улыбкой, потери оказываются ценнейшими находками, поиски смысла становятся прозрениями, чувства распадаются и снова оживают, а смерть оборачивается жизнью…

The translator’s note

The presented collection of Eugene Pospeloff’s poetry “Bridge over the ocean” is a bilingual compilation of his works spans the 20th century and modern times.

Eugene Pospeloff is a famous modern poet who reflects some of the characteristic styles and themes of the period not only from Russia, but from outer world. Like many of the new poets in English speaking world and in Russia his style is light and conversational which gives poems a deceptively simple feel (“Happy with my new shoes/I stroll and by the way/ I fizz the words that come to mind about woman”). But the first thing that strikes you about this book, is that it does not employ the ironic tone, favoured by so many of the today’s poets. Instead it sticks firmly to the tried and tested descriptive tone. Pospeloff unique style is marvellously in tune with musical pinch and intonation. He can rhyme when he wants to and he can use meter effectively. But it is more like an iambic pentameter and a free verse.

The melody of the Pospeloff poetry is more like jazz, it is unpredicted, confused and that’s why frightfully absorbing (“The day will pass/And time will cross it out/ from east to west/I’ll have no time to take delight/in the bees on the flowers scent”). For every of your expectations he finds an elegant equivalent (“So long it takes to lag behind/ past mirrors, checking hair cut/when you want you heart beat/ louder then your high-heeled…”). Eugene Pospeloff makes use of consonance, alliteration, assonance - not to mention some breathtaking similes (“The dusk engulfed in flood street riverbeds”). What you will certainly like is that author is not afraid to include ‘unpoetic’ elements into his work. Book also provides a glimpse into the fascinating portable world of small-form poetry, like a Japanese ‘haiku’ it is full of philosophic reconsideration and wise conclusions. Pospeloff subject matter is birds, landscapes, sea. Many of the poems are devoted to the redeeming power of love.

Amid the psychedelic grot and ugliness of the modern world, Pospeloff uses it as a good background to tackle issues relating to culture, revealing his inner world. Many poems rely heavily upon youth as if he is still in his twenties, but avoid descending into sentimentality. Author is good at capturing up-to-dateness, penetrating to the heart of things. Strong emotions between depression and optimistic joy - which is more often to see on these pages, lust, hatred, erotic – all the fiery topics are gathered here under the cover of the “Bridge”. The unique style and rhythm of these poems are very close to English speaking world, brought up with the Shakespeare masterpieces, Walt Whitman’s free verse. “The Bridge over the ocean” somehow is the connection between the traditions of ‘east’ and ‘west’, showing that Russian culture and literature is farther and wider Pushkin, Tolsloy, Dostoevsky heritage.

This book offers the Anglophone readers a rare opportunity to appreciate the modern Russian verse on its own terms, with its cultural and linguistic features. The intended audience includes English-language poetry readers, students of Russian who wish to get to grips with the poetic language and form, and to understand the differences between English and Russian poetic traditions, translators and linguists interested in the theory and practice of verse translation, English-Russian bilingual readers whose necessary standard appreciate poetry only in the original.