Биография

Эдуард Максович Якобсон и Анна Михайловна.

© 2017 Т&В Медиа


Эдуард Максович Якобсон родился 13 февраля 1893 г. в Москве. Его отец и мать родились в Елгаве: Макс Эфраимович Якобсон родился в 1863 г., а Фридерика Абрамовна, урожденная Зальцман, в 1868 г. Один из его братьев, Адольф, родился в Риге в 1895 г., другие два брата и сестра родились в Москве: Густав в 1899, Павел в 1901 г., Елена (в замужестве Баум) в 1899 или 1909 году.

В 1904 году Эдуард Якобсон поступил в 1-ю Московскую гимназию. Он закончил ее в 1912 году с серебряной медалью. В апреле 1917 г. он закончил медицинский факультет Московского университета и был мобилизован в армию. Он служил младшим ординатором 7-го подвижного полевого госпиталя в Ревеле* до февраля 1918 г. Затем работал врачем городской больницы в Москве. В декабре 1918 г. он был мобилизован в Красную армию, где служил врачем 32-й Кавказской дивизии на Царицынском и других фронтах. В 1920 г., после мирного договора между СССР и Латвией, он получил латвийское гражданство через Латвийское посольство в Москве. После демобилизации из армии в июне 1922 г. он работал врачем в больнице в Москве.

В 1923-1924 г. Эдуард Максович женился на Анне Михайловне Кочетковой (19 июля 1893 — 22 апреля 1938), урожденной Яковлевой. 22 декабря 1926 г. у них родилась дочь Людмила.

В 1923 г. советские власти потребовали, чтобы Эдуард Максович покинул пределы СССР и выехал в Латвию. До августа 1924 года он добивался отмены этого решения и получения советского гражданства, но ему отказали и заставили выехать. По прибытию в Ригу он выписал Анну Михайловну с детьми от ее первого брака. Эдуард Максович занимался частной практикой и одновременно работал в Рижской немецкой больнице, откуда был уволен в 1934 г. После этого устроился врачем без оклада в Рижскую городскую больницу. 12 апреля 1940 г. Эдуард Максович женился на Елене Иосифовне Масанс (30 августа 1913 — 19 февраля 1985).** В начале 1941 г. он был назначен заведующим внутренним отделением только что созданной Рижской железнодорожной больницы.

Параллельно с врачебной практикой он проводил научные исследования по переливанию крови, результаты которых опубликовал в 26 научных статьях в ведущих немецких медицинских журналах и в «Latvijas Ārstu Žurnāls».

14 июня 1941 г. Эдуарда Максовича, его жену и дочку арестовали. В постановлении на арест было сказано, что «Якобсон Э. М. является ярым антисоветчиком, клеветнически высказывающимся по адресу Советских граждан, командиров РККА, вождя народов, распускающим различные провокационные слухи. Ждет переворота в Латвии, когда сможет травить всех, и, особенно евреев, которые, по его заявлениям, "заправляют" здесь всем. Имеет большие связи с бывшими людьми, часть которых репатриировалась в Германию.»

Он был отправлен в Юхновский лагерь***, где у него отобрали паспорт. С 13 июля 1941 г. он находился в заключении в Усольском исправительно-трудовом лагере НКВД. 26 сентября 1941 г. следственное дело №5818 по обвинению Эдуарда Максовича Якобсона принял оперуполномоченный НКВД Латвийской ССР Грундманис. Он составил справку об отсутствии в деле: а) протокола обыска, б) квитанции на изъятые при обыске вещи и в) паспорт, изъятый в Юхновском лагере; заполнил анкету арестованного и провел первый допрос, который длился 5 часов. 22 ноября 1941 г. допрос проводил начальник следственной группы НКВД Латвийской ССР лейтенант госбезопасности Тарасов. После допроса, который длился 6 часов 20 минут, Тарасов составил справку, в которой говорилось, что «основанием ареста Якобсона послужили донесения источника контрразведывательного отдела Народного комиссариата государственной безопасности Латвийской ССР "Трильби", который в своих донесениях от 28 марта, 11 и 17 апреля 1941 г. сообщил, что Якобсон является антисоветским человеком, что он высказывал недовольство установлением Советской власти в Латвии и при этом якобы заявлял: "Если будет переворот, я буду травить от мала до велика, и жидов особенно, так как они тут всем заправляют, несмотря на то, что я сам еврей." Кроме того, по сведениям того же источника Якобсон является якобы кокаинистом и имеет связь с немцем кокаинистом Хирш.

Следствием по данному делу установлено, что Якобсон как врач-еврей до установления Советской власти в Латвии систематически преследовался фашистским правительством как еврей, в 1934 г. он был уволен из немецкой больницы в г. Риге и с тех пор нигде не мог получить штатную должность врача. Это не соответствует сообщению "Трильби" о профашистских антисемитских настроениях Якобсона . Якобсон никакой личной связи с немцами на имел, немца Хирша знал как своего пациента, которого он лечил продолжительное время как нарко[ман]а, сам Якобсон никогда не был нарко[ман]ом.

Якобсон является крупным специалистом по переливанию крови, им опубликовано по этому вопросу до 26 трудов, причем многие из этих трудов были им лично отправлены в Московский, Ленинградский и Харьковский институты.

Находясь в лагере, Якобсон проявил себя с положительной стороны.

Других компрометирующих материалов на Якобсона не имеется.

На основании изложенного считаем необходимым следственное дело №5818 по обвинению Якобсона Э. М. по статье 58, пункт 10, часть 1 прекратить и Якобсона Эдуарда Максовича из под стражи освободить.»

Эта справка к делу №5818 не была приобщена.

Все следующие допросы (7 и 10 апреля 1942 г.) проводил старший следователь следственной части УНКВД по Молотовской области младший лейтенант госбезопасности Смирнов. Он же оформил постановление о принятии дела к следственному производству и постановление об избрании меры пресечения (6 марта 1942 г.), постановление о привлечении к следствию в качестве обвиняемого и протокол об окончании следствия (10 апреля 1942 г.), а также обвинительное заключение (11 апреля 1942 г.), в котором он написал, что «Якобсон, уроженец г. Москвы, в 1920 году будучи врачем в Красной армии принял латвийское подданство и в 1924 году, как неблагонадежный, органами советской власти был выдворен с территории СССР, т.е. является социально опасным элементом.

Руководствуясь ст[атьей] 208 УПК РСФСР и приказом НКВД СССР № 001613 от 21 ноября 1941 года следствие по обвинению Якобсона Эдуарда Максовича направить на рассмотрение Особого совещания при НКВД СССР.

Меру наказания целесообразно применить ссылку в отдаленные места Советского Союза сроком на 3 года с конфискацией имущества в доход государства.»

На обвинительном заключении прокурор отдела по спецделам [Шаховская?] написал(а) 11 мая 1943 г.: «Дело вынести на рассмотрение Особого совещ[ания] НКВД СССР, избрав меру наказания 3 г[ода] и[справительно-]т[рудового]л[агеря].»

12 мая 1943 г. Особое совещание НКВД СССР постановило: «Якобсон Эдуарда Максовича, как социально опасный элемент заключить в исправительно-трудовой лагерь сроком на три года, считая срок с 14 июня 1941 г.»

Однако в положенный срок Эдуарда Максовича не выпустили и продолжали держать в лагере. 17 февраля 1945 г. Особое совещание дало ему новый 10-летний срок по статье 58, пункты 10, часть 2 и 11. Его освободили только лишь 21 апреля 1954 г. Он умер 14 февраля 1956 г. в бессрочной ссылке в Красноярском крае. Его реабилитировали 4 апреля 1991 г.

__________

*Ревель — Таллин.

**Эти даты приведены в заявлении Ромуальда Язеповича Масанс (Латвийский национальный архив F1987-A1-L16963, стр.39, 40, 40op).

*** Юхновский лагерь находился в бывшей дворянской усадьбе "Павлищев Бор" в 20 км южнее Юхнова, и в 32 км от железнодорожной станции Бабынино.

Лагерные пункты Усольлага: Березовая, Бондюг, Бубыл, Вишера, Колп, Кушмангорт, Москали, Нечь, Ныроб, Няризь, Омут, Синяег, Сосновка, Тимшер, Трактовая, Чепец, Черная.