Edna St. Vincent Millay

Traduttore - Tradditore. [Макиавелли через koshchey] начало тут

Edna St. Vincent Millay

 

I, being born a woman and distressed
By all the needs and notions of my kind,
Am urged by your propinquity to find
Your person fair, and feel a certain zest
To bear your body's weight upon my breast:
So subtly is the fume of life designed,
To clarify the pulse and cloud the mind,
And leave me once again undone, possessed.
Think not for this, however, the poor treason
Of my stout blood against my staggering brain,
I shall remember you with love, or season
My scorn wtih pity, -- let me make it plain:
I find this frenzy insufficient reason
For conversation when we meet again.

 

 

otte_pelle

 

Я женщина, а значит - я должна
Принять помимо собственной природы
Соблазн и власть существ твоей породы.
Когда я говорю, что влюблена,
Мне тяжесть тела твоего нужна,
И разум мой мутится ей в угоду,
И пульс стучит и рвется на свободу -
А после вновь я опустошена.
Не думай, впрочем, будто шум баталий
Злой крови с робкой речью головы
И есть любовь. Что теплятся печали
Там, где уже сомнения мертвы.
При встрече, милый друг, у нас едва ли
Есть повод побеседовать. Увы.

 

 

evva

 

Я - женщина. И мой священный долг
– идти навстречу темному влеченью,
Скрещенья рук, а также ног скрещенья
Отбрасывать под зыбкий потолок.
Что - чувство? Не надейся: естество!
Чем плоть тяжеле – тем острей желанье
Вкусить тебя, вгрызаясь в основанье,
Змеиное справляя торжество,
Потом упасть в ликущее скотство...
Когда ж прольется божия роса,
Я отдышусь. И подниму глаза.
Пожму плечом:
Не повод для знакомства.

Я - женщина, я - книга между книг.
А ты – факир на час.
Точней - на миг.

 

 

alisha_twin

 

Я - женщина, и буду я такой,
Какой мне быть положено по праву.
Окажется пикантною приправой
В постели пребывание с тобой.
Прекрасно бремя тела твоего,
Отчётлив пульс, сознание туманно,
Но всё пройдёт, и, как это ни странно,
В душе моей не тронет ничего.

Однако, не питай надежды ложной,
И жалостью не скрашу я сама
Прискорбный факт измены той ничтожной
Горячей крови, шаткого ума, -
И повода не даст неосторожно
Для разговора эта кутерьма.

 

oryx_and_crake

Я только женщина, и, так сказать, увы.
Ты рядом – значит, я тебя хочу.
Такая, как по-русску, селяви:
Туман в мозгах, кипение в крови...
И вот я вновь одна и вновь молчу.

Я думаю, увы, не головой
В минуты эти – но потом, учти,
Случайно где-то встретившись с тобой,
Тебя я не замечу – уж прости.

Чем объяснить такое вероломство?..
Ты знаешь, секс – не повод для знакомства.


 

bars_of_cage

Родившись женщиной, несу я крест,
чужой природы тяжкий архитрав;
родства ищу сквозь близость, и твой нрав
мне нравится, пусть и сулит инцест
мне тела твоего не пыл, но вес.
Амур ведь стрелочник: не раз, так два;
чем громче пульс - тем глуше голова;
плюс бесконечность по оси абсцесс -
нуль ординат... Не думай, будто кровь
наутро молит разум о прощенье.
Тебя, ушедшего, я помню, но любовь
моя к тебе - дробь жалости к презренью.
Ничтожней нет предмета к обсужденью,
Когда с тобой увидимся мы вновь.

 

vsopvs

Неймется мне, как женщине любой:
присуще беспокойство нашей доле.
Моей груди при близости с тобой
груз тела твой приятен поневоле.

Как пламень жизни выверен! Доколе?
Туман в душе, но ровен сердца бой.
А стихнет лишь безумия прибой -
и снова я в тисках душевной боли.

Но только знай: огонь ли мой в крови
меня предаст, душевное ль смятенье -
ни жалости, тем более - любви,

тебе не ждать. И прошлое волненье,
сведи нас вновь судьба - не есть причина
и слово-то сказать с тобой, мужчина.


 

_moss

Зазывает полный стресса стих
Мне на грудь мужчин увесистых.
А насытясь, шлю их к лешему я,
С похотью любовь не смешивая.

 

emdrone

Я женщина, а значит смущена
Я сонмом мыслей и затей ума:
Желает, раз ты рядом, ум найти
Тебя прекрасным, дав моей груди

Твой вес почувствовать - но погляди
Как странно курит жизни фимиам:
Пульс прояснит он - ум возьмет в туман,
Oпять оставив брошенной в пути.

Не думай, что о жалкой той измене
В пылу легко предавшей разум крови
С любовью вспомню, или сожаленьем
Презрение смягчу -- прими условье:

Безумство наше не причина снова
При встрече вас мне удостоить слова


yasha

Дано мне тело женское, над ним
Таким желающим, таким живым
Не властна я в присутствии твоём
Оно уже горит своим огнём
И жаждет распластаться под тобой
Так тонко совершается обман
Повержен ум, и чувственный дурман
Меня ведёт дорогой роковой

Гипс простыней давно уже остыл
И вместе с ним остыл гормонов пыл
Любовный жар меня не беспокоит
Ты хочешь что-то мне сказать? Не стоит.
Позволь, я поделюсь с тобой секретом:
Постель – ещё не повод для беседы