Работы‎ > ‎

Мультибазисность человека

 
МУЛЬТИБАЗИСНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА 
Виктор Овчаренко
 

         Развитие и современное состояние философии и метафилософии дают определённые основания полагать, что, несмотря на многообразие исторически изменчивых пониманий философии, её предмета, целей и задач, значительная часть профессионального философского и научного  сообщества нашего времени в той или иной мере и степени готова признать, что философия являет собой особую рациональную теоретическую форму общественного сознания, самосознания и познания, ориентирующуюся на постижение и использование фундаментальных истин и ценностей посредством изучения природы, сущности, связей, развития и возможностей познания мироздания, человека и общества.

         При этом принципиально важно подчеркнуть, что независимо ни от каких причин и обстоятельств философия создаётся и развивается человеком и для человека, в силу чего она неизбежно может быть только человеческой философией и никакой другой.

Пронизанность всей философии многообразными явными и латентными человеческими измерениями автоматически превращает проблему человека в вечно актуальную проблему философского познания.

         В этой области нашими великими предшественниками и коллегами были получены весьма значимые результаты.

Опираясь на них, нынешняя генерация философов в принципе может достойно ответить на вызовы нашего времени, непосредственно и опосредованно связанные с современным философским пониманием всей человеческой проблематики, и, быть может, в первую очередь того, что традиционалистски обозначается как природа и сущность человека.

         В различных философских учениях, течениях и школах, в том числе и хорошо известной нам философии специального назначения, принято, что природа человека биологична, а сущность социальна. Эта необходимая, но явно недостаточная констатация, по меньшей мере, предполагает постановку вопроса о возможности создания более многомерного понимания человека, соответствующего его мультибазисности (от лат. Multum – много и греч. Basis – основа, основания, опора, фундамент, база) и специфичности неоднородного мира человеческого бытия, который, по сути, состоит из нескольких взаимодействующих миров.

         Мультибазисность человека – это естественная диалектическая совокупность множества различных опорных, атрибутивных взаимодействующих систем и структур, определяющих и обеспечивающих существование, развитие и функционирование человека в естественной и искусственной среде.    

         Существенно важным признаком и характеристикой мультибазисности человека является обусловленная его многомерными основаниями способность к одновременному выполнению нескольких или множества программ, относящихся к различным задачам, и согласованное совмещение их работы на основе сопряженной и скоординированной биологичности, психичности и личностности.

         Понимание и представление человека как мультибазисного существа, в общем, соответствуют эволюционному принципу мультифункциональности органов и структур (согласно которому каждый орган или структура выполняют в организме более чем одну функцию одновременно) и в принципе позволяют осуществить создание многомерной диалектической модели человека.

         Пожалуй, не будет большим преувеличением полагать, что решение этой проблемы позволительно считать одной из важнейших теоретических, методологических, мировоззренческих и практических задач современной философии и всего человековедения.

         Существующие представления о человеке как неком единстве биологического, психического и социального, в общем, соответствуют действительности и обладают привлекательными свойствами теоретической, методологической и методической комфортности в силу своей не безопасной простоты. Причём именно эта незамысловатость зачастую препятствует осознанию полиструктурности и полифункциональности тех или иных компонентов.

Например, согласно данным представлениям, личность человека формируется и функционирует в зоне взаимодействия биологических, психических и социальных факторов. В общем, это верно.

Однако вместе с тем было бы желательно принять во внимание и то, что в этой же зоне наряду с личностью, в качестве её своеобразного центра (или ядра) также существуют:  человеческое «Я» (как совокупность наиболее важных, относительно устойчивых свойств, черт и качеств личности), субъективное «Я» (как вырабатываемое личностью представление о самой себе, создающееся под влиянием соотнесения собственного «Я» с иными личностями и различными представлениями), отраженное «Я» (как комплекс представлений личности о самой себе, формирующийся на основе оценок и представлений других людей), представляемое «Я» (как камуфлированный образ «Я», который личность осознанно и неосознанно представляет окружающим, в целях сокрытия тех своих свойств, которые могут вызвать негативную реакцию социального окружения, и акцентирования тех свойств, которые этим окружением приветствуются) и т.д.

То, что обычно называется «социальной сущностью человека» (в протоформах присущей многим известным нам видам животных), репрезентируется в каждом из этих элементов, и любые сбои в функционировании одного из них влекут за собой соответствующие последствия для системы в целом.

Как доказанный факт ныне можно принять, что определённой структурированностью обладает не только психика человека (состоящая из трёх взаимодействующих систем: Сознательного – Предсознательного – Бессознательного), но и что, в свою очередь, основные психические системы характеризуются структурированностью и различным информационным и энергетическим потенциалом. Например, бессознательное психическое человека состоит из стратифицированных филогенетического и онтогенетического бессознательного.

Движение в направлении создания современных мультибазисных моделей человека неизбежно сталкивается с затруднениями, обусловленными сложностью самой задачи и реальным состоянием науки и философии.

В данном случае, в качестве единичных случайных иллюстраций этой ситуации можно принять, например, неразработанность и неотстроенность категориально-понятийного аппарата и существование различных «призраков (идолов) театра», бытующих в современной философской антропологии и социальной философии.

Амбициозные притязания философии на познание и постижение наиболее фундаментальных всеобщих законов, применительно к мультибазисности человека, в данное время выглядят преимущественно как благодушная романтическая декларация о намерениях. Поскольку реализация этих притязаний предполагает, по меньшей мере, хотя бы эпизодические попытки использования законов энергии и информации, как фундаментальных законов мироздания. Осуществление философских исследований в этом направлении могло бы одарить нас новыми возможностями в постижении мультибазисности человека в её топическом, структурном, генетическом, динамическом, энергетическом, информационном, адаптивном, функциональном и других измерениях.

При этом в качестве одной из важнейших естественных и необходимых предпосылок позитивного и конструктивного изменения ситуации выступает безусловный отказ от необоснованных, пустопорожних идеологических спекуляций об идеальной природе мышления.

Существующее ныне в нашей философской традиции каноническое утверждение об идеальной природе мышления преимущественно основывается на различных религиозных атавизмах и метафорических представлениях, восходящих к идеям философии древнего мира, схоластики, немецкого идеализма и игре в цитаты типа «идеальное есть не что иное, как материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней» (К.Маркс).

То обстоятельство, что мышление человека оперирует понятиями, идеями, образами и языковыми средствами их выражения, не является достаточным основанием для утверждения идеальности мышления, поскольку наличие данных сущностей предполагает, кроме всего прочего,  существование неких механизмов их трансформации и форм фиксации, т.е. запоминания.

Утверждения о нематериальном характере мышления фактически являются маркером непоследовательного и усечённого философского материалистического монизма, который, подобно науке, в принципе не может доказать идеальность природы мышления. А лишь дезориентирует исследователей и тем самым препятствует осуществлению соответствующего изучения мышления с использованием всех современных  средств познания.

В общем, положение об идеальной природе мышления является одним из элементов концепции идеального, которая играет в философии и психологии приблизительно ту же роль, которую в физике играла концепция эфира.

И та и другая концепции обладают определенными объяснительными возможностями и на соответствующем историческом этапе развития рационального познания являли собой не бесполезные и  своеобычные рабочие гипотезы. Именно рабочие теоретические гипотезы и не более того.

Возможно ли вообще корректное научное доказательство факта реального существования идеального? Предположим, что да. Но даже в таком случае позволительно констатировать, что до настоящего времени такие доказательства (а не цитаты) не представлены.

Традиционно идеальное трактуется как противоположное материальному (т.е. нематериальное) отражение предметного, материального (внешнего) мира в формах сознания, воли и деятельности человека, как субъективный образ объективной действительности, как опосредствованный социальной практикой общественно-исторический продукт и форма духовного производства.

В известном смысле за пределами такой интерпретации идеального, несмотря ни на что, остаются вопросы о возможности, природе и механизмах нематериального отражения материального, правомерности трактовки нематериального отражения материального лишь в формах сознания, мышления, воли и деятельности человека; сходстве и отличии «субъективного образа объективной действительности» у человека и некоторых животных (например, собак и пр.) и т.д.

Более того, не совсем понятно, каким образом можно корректно доказать нематериальность идеального посредством современных естественнонаучных методов, если оно действительно принципиально несводимо ни к каким материальным процессам и явлениям.

Позволительно полагать, что, подобно тому, как современный отказ от концепции эфира содействовал прогрессу физики, пересмотр существующей ныне концепции идеального (или, по меньшей мере, уменьшение её количественного воспроизведения и сужение диапазона использования)  неизбежно инициирует интенсификацию исследований по всем направлениям человековедческой и сопряженной с ней проблематике.

Пожалуй, одним из наиболее продуктивных подходов к уточнению содержания категории «идеальное» и концепции идеального могли бы стать новые представления о нематериальном, разработанные в координатах категориально-проблемного комплекса виртуальности и концепции виртуальной реальности.

Признание и осознание материальности мыслительных процессов позволит интерпретировать мышление как креативный энергоинформационный и физико-химический феномен, существование и функционирование которого обусловливаются сопряженной деятельностью головного мозга, спинного мозга и организма в целом.

Материальный характер мышления и сознания и их физико-химическая основа однозначно подтверждаются, например, фактом возможности запоминания мысли и воспроизведением её спустя те или иные, подчас довольно длительные, временные интервалы.

В процессе дальнейших исследований таких принципиально важных характеристик человека как мышление и сознание необходимо принять во внимание и тот, как правило, ускользающий факт, что и мышление и сознание существуют в двух разнокачественных состояниях: бодрственном и сновидческом, со всеми вытекающими отсюда многообразными следствиями и последствиями.

Мультибазисность человека как уникального явления вселенной является предпосылкой специфики его бытия в мире, которое может быть представлено и понято, в том числе, и как бытие в специфической многомерной системе координат, в качестве осей которой (неравнозначных по масштабу и значимости) выступают естественный (природный), искусственный (созданный человеком), социальный, субъективный и виртуальный миры.

При таком понимании проблемы и развитии данных представлений, конечно же, потребуется преодолеть существующую инерцию мифологической и идеологической гиперакцентировки и создать соответствующие новые категориально-проблемные комплексы, сообразованные и сопряжённые категориально-понятийные ряды и концепции, которые позволят установить и исследовать соотнесённость мультибазисности человека с его многообразным бытием и будут содействовать построению не амбициозных и фантазийных «картин человека» и «картин мира», а новых многомерных вероятностных моделей человека и мира.

 

 

* Овчаренко В.И. Мультибазисность человека // Вестник МГЛУ. Психологические науки. – М.: ИПК МГЛУ «Рема», 2010. – Вып. 7 (586). Психологические закономерности формирования познавательной деятельности. – С. 9-15.