home

  
олександр сенько 
 
режисер

 
від 2006 реалізація власного проекту: 

"ТЕАТР-ЛАБОРАТОРІЯ ОПЕРНОГО МИСТЕЦТВА" , 
"ТЕАТР-ЛАБОРАТОРІЯ МУЗИЧНОГО МИСТЕЦТВА"

режисура, сценографія 2 0 0 6 - 2 0 1 1 :

 
24.11.2010 - прем'єра опери М.Римського-Корсакова

"Моцарт і Сальєрі"

відео документація:
(НА ЖАЛЬ ЦЕЙ ВІДЕОЗАПИС ДОСТУПНИЙ ТІЛЬКИ В НИЗЬКІЙ ЯКОСТІ) :

відео документація (НА ЖАЛЬ ЦЕЙ ВІДЕОЗАПИС ДОСТУПНИЙ ТІЛЬКИ В НИЗЬКІЙ ЯКОСТІ)




(Україна, Київ, великий зал оперної студії Національної Академії України ім. П.І. Чайковського)

 



                          2008 - грант Президента України на постановку опери-мультимедія 


 
" Ч И С Л А  І  В І Т Е Р "
 
 
відео документація:
(НА ЖАЛЬ ЦЕЙ ВІДЕОЗАПИС ДОСТУПНИЙ ТІЛЬКИ В НИЗЬКІЙ ЯКОСТІ)  
 

1- ‎частина 14хв.(НА ЖАЛЬ ЦЕЙ ВІДЕОЗАПИС ДОСТУПНИЙ ТІЛЬКИ В НИЗЬКІЙ ЯКОСТІ)‎



(Прем'эра 15 грудня Національний центр театрального мистецтва ім. Л.Курбаса м. Київ)




2006 свiтова прем'єра камерної опери сучасного українського композитора В. Зубицького
за мотивами однойменної повiстi А.П.Чехова



                   " П а л а т а  № 6 "

НА ЖАЛЬ ДУЖЕ НИЗЬКА ЯКІСТЬ ВІДЕОЗАПИСУ

 
2

2 частина ‎‎(НА ЖАЛЬ ЦЕЙ ВІДЕОЗАПИС ДОСТУПНИЙ ТІЛЬКИ В НИЗЬКІЙ ЯКОСТІ)‎‎





Український міжнародний фестиваль "Kiev Music Fest 2006 "




10.06.2011 - джаз перформанс


"ВЕЛИКОДНІ СЮЇТИ"




за музикою О.Пітерсона.
(Україна м.Луцьк Національний музичний театр ім. Т.Г.Шевченка)



07. 2008 - організація спільно з НЦТМ ім. Л.Курбаса майстеркласів з
"Ide van Hejningenem i Hansem Nieuwenhisem opera studio Amsterdam".

в и к о н а в ц і  т а   с п і в п р а ц я : 
 
Головний диригент постановник в проекті - Тетяна Сенько
Солісти Київського Українського Національного театру опери і балету ім. Т.Г.Шевченка
Солісти Київської Національної філармонії
Солісти оперної студії Національної музичної Академії ім. П.І.Чайковського
Інструктор танца і руху Світлана Липінська.
Актори муз.драм театру ім. Т.Г.Шевченка в м. Луцьк.
Джаз тріо Петра Вилежула (Польша Краків)




р е ц е н з і ї :



Архив НОВОГО ПОНЕДЕЛЬНИКа


◊ Начало раздела > 2006 г. > №16(45) 17 мая 2006 г.
ПАЛАТА №6





В Оперной студии Национальной музыкальной академии состоялась премьера камерной оперы Владимира Зубицкого «Палата № 6». Ставили почти год, но усилия, потраченные на музыкальное озвучивание знаменитого чеховского сюжета молодыми постановщиками и исполнителями, целиком себя оправдали: спектакль получился ярким и, к счастью, катастрофически не похожим на весь массив киевской оперной продукции.





Как это ни странно, но в Киеве главные оперные удачи последних лет рождаются исключительно на камерных сценах. Оперная студия Музыкальной академии упорно здесь удерживает лидерство, достаточно вспомнить хотя бы нашумевшую «Мавру» Игоря Стравинского в постановке Юлии Дудиновой и «Иоланту» Петра Чайковского, созданную Оксаной Новосад. Обе девушки-режиссеры вскоре после выпускного экзамена на не так давно учрежденном в консерватории факультете оперной режиссуры из Киева уехали – в том числе потому, что делать им здесь оказалось просто нечего.
У нас с вами своя шестая палата – у Чехова с Зубицким своя. Еще об одной, уже своей, рассказывал со сцены перед премьерой литератор, автор либретто оперы Василий Довжик, которого управление культуры, дабы не бросать тень на героический имидж родины, всячески призывало забрать написанный им текст у композитора. Либретто он не забрал, а Владимир Зубицкий без всякой надежды на исполнение все же дописал музыку, о которой затем не раз упоминала в своих исторических исследованиях, посвященных Антону Чехову, один из самых интересных киевских музыковедов Елена Зинькевич. Очень долго музыка оживала в статьях и книгах, не будучи озвученной на сцене, – и это тоже исконно наша шестая палата.
Лучшей аналогии, чем подобная «утробная жизнь» для «Палаты № 6» Владимира Зубицкого и классического чеховского сюжета, и придумать трудно. А он, в общем, таков: врача психбольницы небольшого городка объявили душевнобольным и поместили в палату к бывшим его же пациентам только потому, что одного из них он посчитал здоровым, хорошим человеком, с чем и не согласились окружающие. На основе этой фабулы композитор и либреттист замесили гремучую смесь, отдающую типичным для комической оперы переодеваниями и сменой амплуа, кучкистским речитативным пением, сарказмом ранних сатир Шостаковича, страданиями Юродивого из «Бориса Годунова» Мусоргского (у Зубицкого это вечно клянчащий копейку больной Моисейка) и многим другим. Режиссер Александр Сенько и художник Ольга Фещенко пошли еще дальше, додумавшись до пролога-перформенса (в вестибюле фельдшер с двумя медсестрами в белых халатах потчевали всех желающих «спиртом» из трехлитровой банки), столкновений «белых» и «черных» больничных группировок (причем «черные» имеют явно гэбэшный вид и манеры), картинных замираний актеров, когда тела исполнителей соединяются в причудливых композициях.
У вас нет другого выбора, как перед спектаклем выпить спирта, на протяжении часа поглощать всю эту гремучую смесь смыслов, а на последнем аккорде оркестра (Татьяна Сенько замечательно исполнила свои дирижерские обязанности) почувствовать себя навсегда закрытым в жутком пространстве. Все двери, от партера до балкона, почти одновременно громко захлопнулись – убежать некуда.




ГАЗЕТА 2000

АСПЕКТЫ:

Постоянный адрес статьи в интернете: http://2000.net.ua/print/aspekty/831530756.html



Антон Чехов языком музыки

24.11.2006 15:00

----------------------------------------------------------

3 ноября в Большом зале Национальной музыкальной академии им. Чайковского состоялась премьера оперы Владимира Зубицкого «Палата № 6» по мотивам повести А. Чехова.



Опера, написанная в 1982 году, в советские времена и после так и не была поставлена. Но, видимо, ее время все же пришло. Автор специально прилетал из Италии (где он сейчас живет), чтобы через 24 года увидеть свое многострадальное детище на сцене.



Кстати, остался очень доволен, сочтя, что поколение наших детей (а именно они создавали постановку) абсолютно верно прочитало партитуру и передало его мысли.



Для Владимира Зубицкого эта опера — произведение этапное и знаковое, имеющее к тому же свою предысторию.....



Но не это подтолкнуло к созданию оперы. Главным стал довольно болезненный и драматический эпизод из собственной биографии. .....\...Пережить такое и освободиться от этого было непросто; нужно было высказаться в музыке. Это был внешний стимул........\...



...Зубицкий сознательно шел по второму пути, возможно, не очень надеясь быть понятым современниками и адресуя свое творчество грядущему поколению.



Оно и создало столь яркий спектакль. Для режиссера Александра Сенько это была дипломная работа, как и для Ольги Фещенко, художника-постановщика, выпускницы Национальной академии искусств и архитектуры. Сестра Александра Татьяна Сенько стала дирижером-постановщиком.



Подготовительная репетиционная работа продолжалась два месяца, и, как обычно у нас, основывалась на голом энтузиазме. Сначала исполнители жаловались, что репетиции длятся очень долго, заканчиваются поздно, музыка сложная, тесситура высокая, режиссер неизвестно чего хочет, а ведь еще нужно учиться и работать! И вообще — поставят ли этот спектакль больше двух раз? Ради чего так напрягаться?



Но когда начало что-то вырисовываться, появилась настоящая заинтересованность и удовлетворение от работы. И уверенность (как с каждым талантливым произведением), что гениальная повесть Чехова может быть озвучена так и только так. Всех «хранителей традиций» должен разочаровать: от авторского текста осталось очень мало, в афише так и сказано: «по мотивам». Но осталась идея — расправа общества над личностью, ее бессилие перед системой. Несчастный доктор Рагин не в состоянии доказать кому-либо свою нормальность, он становится пациентом собственного сумасшедшего дома. Переведенная на язык музыки повесть звучит особенно актуально.



Финал чеховского произведения страшен своей безысходностью и сознанием того, что человек не всегда хозяин собственной судьбы. Но Александр Сенько говорит, что многие слушатели и исполнители ему признавались, что трагический финал дает позитивный, действенный импульс. Некоторые даже усматривают в этой музыке путь к преодолению депрессии.



Владимира Зубицкого приятно удивила способность режиссера находить комическое там, где его, казалось бы, нет. Интересно выглядят режиссерские находки вроде гадания на кофейной гуще или девушки (кстати, хорошенькие), конструирующие мебель своими телами. Сценография спектакля минимальная, из больших конструкций — передвижное окно, разделяющее два мира или добро и зло, и двухъярусная, тоже передвижная, кровать. Спектакль мобилен и не требует большой подготовки. Немного сложнее с оркестром (который прекрасно звучал под управлением Татьяны Сенько). В партитуре представлены все разновидности духовых инструментов, состав их непарный, как в традиционном симфоническом оркестре, к тому же сценическим образам соответствует определенный инструментальный тембр. К счастью, нашлись духовики, владеющие несколькими

инструментами. Заслуживают большой похвалы и благодарности все без исключения исполнители главных партий — Андрей Бондаренко (Иван Дмитриевич), Сергей Бортник (доктор Рагин), Роман Страхов (доктор Хоботов), Олег Тонкошкура (Мойсейка). Все они, за исключением Сергея Бортника, студенты вокального факультета академии.

Есть большое желание и автора, и всего постановочного коллектива продолжить работу, возможно, на базе другого театра или включить спектакль в репертуар оперной студии академии. Александр Сенько также заинтересован в постановке «До третьих петухов». Как уже подчеркивалось, эти две оперы составляют дилогию. Причем повесть Шукшина с ее фольклорной основой, комизмом и сарказмом контрастирует с мраком чеховского творения. Владимир Зубицкий ищет сейчас разные пути. «Это могло бы быть и в Симферополе, где есть Камерный театр, и в Барнауле, где в следующем году будет праздноваться юбилей Шукшина». И мы, люди умудренные жизнью, должны понимать, как важно не дать угаснуть юношескому энтузиазму.





Эта постановка доказала многим скептикам (и мне, кстати, тоже), что не стоит откровенно снисходительно смотреть на нашу смену. Они многое правильно понимают, несмотря на их максимализм. Да, они другие, и с этим надо мириться. Но результаты их творчества обнадеживают и по-настоящему радуют.

История, рассказанная Чеховым в начале ХХ века, озвученная в 80е годы и поставленная на сцене в начале века ХI, остается актуальной и продолжает волновать. Есть в настоящих шедеврах нечто, что не может быть объяснено и не требует объяснений. С этим «нечто» я и оставляю читателя.





ЗЕРКАЛО НЕДЕЛИ № 49 (628) 23 — 29 декабря 2006


Спящая красавица. Кто разбудит Национальную оперу? Может быть, Жолдак?..
Автор: Ольга МАМСИРОВА

2006-й завершает прощальную «арию». Самое время накануне праздников сказать читателю: «Пора нам — в оперу!» Читатель, возможно, примет приглашение. А возможно, и возразит: да как же так, в юбилейный год Моцарта наш театр не представил ни одной премьеры из его оперного наследия, а отделался лишь танцами с Фигаро! И даже в столетний юбилей Шостаковича в нашей Нацопере умудрились ни разу не дать «Катерину Измайлову», при том, что постановка Ирины Молостовой считается лучшей интерпретацией этого гениального произведения... Зато в нашей опере регулярно проходят балы, дни современного театра (к сожалению, не оперного), фестивали национальных культур, вечера разноплановых романсов, торжественные заседания и т.д. Стало быть, действительно «пора»...

......\....в этом жанре соединены все мыслимые эстетические удовольствия, которые являются полезной пищей и для разума. Кто знаком с оперой, это осознает, а кто относится к ней прохладно, увы, не имеет возможности влюбиться. Потому что если украинский оперный театр и не мертв, так то, что он спит и видит неинтересные сны, — очевидно.

......\... И сегодняшние сетования — опер больше не пишут — абсолютно напрасны. Нам предоставляется шанс постичь все, что было создано за 400 лет существования оперы. Из каждого шедевра усвоить по максимуму. Поэтому слово за режиссурой, режиссурой интересной, пусть спорной, пусть даже возмутительной. Но режиссурой, которая делает оперу живим организмом, искореняя в ней все черты музейного экспоната. Потому что, позволю себе употребить лозунг, музыка вечна и актуальна в любое время.

А вот действие требует внедрения и должно выстраиваться соответственно запросам эпохи, десятилетия и даже одного дня. Оперный театр не терпит ретроспективы, иначе он умирает или погружается в летаргический сон.Так и подошли к главной проблеме Нацоперы — отсутствию активного режиссерского начала Так и подошли к главной проблеме Нацоперы — отсутствию активного режиссерского начала (нельзя же воспринимать всерьез тех не всегда скромных тружеников, которых пытаются выдать едва ли не за светочей мирового искусства). А вот сказать, что у нас нет певцов, — значит соврать. Хотя многие из них сегодня блистают в Европе......\...Певец в подлинном оперном спектакле лишь инструмент в руках режиссера. Иначе вся канитель превращается в концерт в костюмах, тоже, как правило, неоправданно пафосных. Но господа, неужели напрасны все старания Кристофа Виллибальда Глюка, еще в далеком XVIII веке боровшегося против этого явления в оперном спектакле и сыскавшего себе славу оперного реформатора? А Моцарт? А Вагнер? Неужели их мнение также не в счет? Ведь то, что певица надела малиновый берет и выучила свою партию в «Евгении Онегине», отнюдь не значит, что вы смотрите оперу Чайковского.




Ну и дальше по канону. Театр начинается с репертуара. Последний в Нацопере имеет свои характерные черты. Во-первых, дань национальному искусству, украинская «трилогия» — взявшиеся за руки Тарас Бульба, Наталка из полтавского региона и запорожцы. Но украинская опера не исчерпывается творчеством Лысенко и Гулака-Артемовского. Есть и другие произведения украинских композиторов, которые представляют национальную оперную культуру. И, главное, при яркой режиссуре и «святыни», и оперы со статусом инкогнито могли бы стать по-настоящему интересными. В этом отношении показателен опыт оперной студии при консерватории, где достаточно резонансно поставили оперу Владимира Зубицкого «Палата №6».

Во-вторых, приоритетными в репертуаре остаются оперы XIX века. Скажем, в этом сезоне, как, впрочем, и во многих предыдущих, лидирует «Травиата». Но степень популярности этой оперы Верди сегодня такова, что заинтересовать может лишь экстравыдающимися исполнителями или тонкой, новаторской интерпретацией. В будничном варианте она не привлечет ценителей. ....\



__________________________________________________________________


Опера «Палата №6»



3 ноября на сцене Оперной студии НМАУ им. П. И. Чайковского состоится премьера оперы «Палата № 6» Владимира Зубицкого, созданной по мотивам одноименного чеховского произведения.

3 ноября, 20:00
Большой зал оперной студии НМАУ им. П. И Чайковского
ул. Городецкого, 1-3/11
Вход свободный

Режиссеру-постановщику оперы Александру Сенько пришлось иметь дело с рукописной партитурой и несколькими клавирами. Специально для постановки были расписаны партии, до этого времени их попросту не существовало. На вопрос «почему» можно отвечать долго и подробно, не опуская часто упоминаемых (коль речь заходит об идеологически управляемом советском культурном пространстве), но от того не ставших менее драматичными, причин. Оперу молодого украинского композитора (закончившего в свое время консерваторию по трем специальностям: композитор, дирижер, баянист) зарезал худсовет Союза композиторов Украины, перекрыв тем самым кислород произведению. Реализация оказалась невозможной. Опера замерла и только в этом году «материя превратилась в звук».

Но с чувством юмора, в данном случае с горчинкой, у Владимира Зубицкого все в порядке, ведь опера была написана к 60-летию СССР. Сейчас, в уже чуть ли не трижды «запостченное» время, официальная причина худсовета выглядит, как минимум, дико: «Отсутствие мелодизма, явная декламационность и опора на традицию Шостаковича». Да как такое возможно: модернизм в академической музыке и отсутствие крепыша-тракториста в роли главного героя?..

Поэтому Александр Сенько вместе с дирижером-постановщиком Татьяной Сенько и художником-постановщиком Ольгой Фещенко создавали «первобытное» музыкально-сценическое полотно. Сценография оперы минималистична, оттого знакова и вызывающе оголена. Стоит заметить, что либретто, авто ром которого является Василий Довжик, существенно разится от первоисточника. При сохраненной фабуле чеховской «Палаты №6», акценты смещены в сторону темы расправы общества над человеком. Так увидел это Зубицкий, для которого данный конфликт был не пустым образом, но частью его личной биографии.


Тот факт, что работающие над постановкой, во главе с творческим руководителем Валентином Щеголевым, делают это, подпитываясь исключительно собственной инициативой, возможно, прозвучит вызывающе. Творческий альтруизм расценивается, как нечто психически нездоровое. Тем не менее. Оркестр собран из студентов и музыкантов, участвующих в других киевских коллективах. Декорации и костюмы также на себе вытягивали сами участники этой истории. Исполнители вокальных партий в ходе работы над постановкой создали многоуровневый исполнительский ансамбль. Врача Андрея Ефимовича взял на себя Сергей Бортник, врача Хоботова — Роман Страхов, больного Ивана Дмитриевича — Андрей Бондаренко, больного Моисейка с его пронзительным «Дайте копеечку» — Олег Тонкошкура, сторожа Никиту — Олександр Пушняк, члена Горуправы — Артем Варивода. Скептически настроенные будут удивлены: оркестр звучит, вокалисты справляются с непростой задачей, а лаконичные декорации бьют в самую точку. И

--------------------------------------------------------------------------
http://osmau.kiev.ua/history/index.html

Великий резонанс мала постановка опери В. Зубицького "Палата № 6" за мотивами однойменної повісті А. Чехова, здійснена випускником О. Сеньком. Цікава складна партитура відомого українського композитора багато років пролежала у автора, бо не знайшлося театру, який би втілив цей цікавий задум. В опері відчуваються впливи стилю Д. Шостаковича, вона написана сучасною музичною мовою. В рішенні молодого режисера активний темпоритм вистави і її наскрізна дія сполучалися з детально проробленими образами героїв твору. Разом з диригентом режисер працював зі студентами над засвоєнням особливої вокальної мови, яка побудована на швидких змінах тону, на взаємодії декламації, розмовних інтонацій, наспівної мелодики інструментального складу. Багато уваги приділялося у ході репетицій пошуку рівноваги вокальних партій з насиченою оркестровою фактурою.
Драматизм людських доль підкреслювався завдяки вдалому вирішенню сценічного простору з мінімумом узагальнених виразних деталей. Залізна кімната-клітка на оголеному планшеті сцени по ходу дії трансформувалась і отримувала символічне значення як відбиток напруженого душевного стану персонажів. Диригенту-постановнику Т. Сенько вдалось об'єднати зусилля співаків-акторів у реалізації режисерського задуму. Опера В. Зубицького була вперше поставлена на сцені і розкрила нові грані обдарування композитора як талановитого музиканта-драматурга.
______________________________________________________________

КУЛЬТУРА ПРЕМ ЄРА


электронная версия




№18-19
(406)




23-29 мая 2006







НА ЗАПАХ



Юлия Бентя







Многочисленные дискуссии по поводу отсутствия на киевских оперных сценах произведений украинских авторов в нынешнем сезоне дали неожиданный результаты. Так, в Национальной опере поставлен «Моисей» Мирослава Скорика (в планах — балет Михаила Чембержи), а в Оперной студии Национальной музыкальной академии состоялась премьера камерной оперы «Палата № 6» Владимира Зубицкого по одноименной повести Антона Чехова.

Любопытно, что сами постановки, как и произведения, лежащие в их основе, настолько разные, что даже неоспоримый факт прохождения Владимиром Зубицким обучения в классе композиции Киевской консерватории у Мирослава Скорика порою кажется неправдоподобным.

Работа над оперой была окончена в 1983 году. Но закупочная комиссия Союза композиторов ее так и не приняла, посчитав, что опера «слишком речитативная», слишком напоминает «Нос» Дмитрия Шостаковича и эксперименты в области музыкального театра Модеста Мусоргского. Переложенная на музыкальный язык чеховская проза (либретто создал Василий Довжик) в сочетании с полной больничной безысходностью, очевидно, тогда пришлись не ко двору. Собственно, этот «двор» и завел оперный жанр туда, откуда теперь его пытаются с помощью неимоверных усилий вывести молодые постановщики: режиссер Александр Сенько и его помощник Елена Тетеря, дирижер Татьяна Сенько, художник Ольга Фещенко, а также исполнители основных ролей в спектакле — Андрей Бондаренко (больной Иван Дмитриевич), Сергей Бортник (врач Андрей Ефимович), Роман Стахив (врач Хоботов), Александр Пушняк (сторож Никита) и Олег Тонкошкура (больной Моисейка).

Им и на самом деле многое удалось. Заставить оркестр Оперной студии зазвучать на очень приличном уровне; продемонстрировать, что оперный певец просто обязан не только петь, но и играть свою театральную роль, показать, что с минимумом декораций — зарешеченным окном, импровизированной кроватью и свисающей с потолка включенной лампой — можно вытворять чудеса сценической эквилибристики.

В «Палате № 6», как и положено, душевнобольные и их доктора много и подолгу декламируют. Но слово и музыка удивительным образом не разъедают, а продолжают друг друга, передают заложенный в них смысл в зрительные образы — тазик с водой, куда постоянно окунается непризнанный пророк Иван Дмитриевич, ночной горшок, с помощью которого больной Моисейка клянчит милостыню, кровать на колесиках, «пассажиром» которой в финале оказывается уже не пациент, а сам врач...

Знаково, что в повести Чехова основным лейтмотивом психбольницы являются жуткие запахи, с которыми невозможно и абсолютно бессмысленно бороться. На сцене же вместо запахов появляется отсутствующая в литературном первоисточнике толпа медсестер — кордебалетного вида девушек в коротеньких халатах, готовых в нужный момент наклониться спиной к зрителю. Массовка — не последнее из средств, с помощью которых Александр Сенько выводит скрытый драматический темперамент повести Чехова на поверхность, а в конце действия приказывает этой же массовке громко захлопнуть все двери, ведущие в зал Оперной студии. Возможно, для того, чтобы в нем подольше оставался запах хоть чего-то настоящего.













ПОСИЛАННЯ НА РЕЦЕНЗІЇ І НАГОРОДИ:




http://operna-nmau.kiev.ua/premiery.htm

http://2000.net.ua/is/147/343-c6.pdf

http://www.kreschatic.kiev.ua/art/1229462847.html

http://www.kommersant.ua/doc-rss.htm...ssueId=7000630

http://www.novosti-ua.com/novostiua-111-2227.html

http://kurbas.org.ua/plays/chisla_i_viter/chisla.html
http://www.kurbas.org.ua/plays/chisla_i_viter/chisla.html


http://www.day.kiev.ua/262799/

http://www.dua.com.ua/2006/236/arch/10.shtml


 Нагороди\відзнаки: 
 
2008 - стипендія мера м.Київа за творчі досягнення
grant :

http://www.president.gov.ua/documents/8118.html









_________________________________________________________________