Иван Тропов

на главную
Люди Анунамэ


Ножи, вымоченные в соленой воде веревки, кляп...

И снег.

Снег валился сверху огромными хлопьями, серебристый в свете луны.

Старший хранитель Назар поежился от холода. Непривычно. Обычно милостивый Анунамэ заботится о своих слугах.

Но это - внутри своих владений. А здесь уже граница. Здесь щедрый Анунамэ бессилен. Туда, дальше - владения другого бога.

Знать бы еще, какого... Можно было бы попросить и его о помощи. Да только кто же просто так выдаст тайное имя своего бога? Никто. Ну а если тайного имени бога не знаешь...

Тогда остается одно: сиди смирно и тихонько дыши на коченеющие пальцы. Да молись милостивому Анунамэ, чтобы ненароком чужих богов не прогневать...

- Не дрожи, - бросил магистр, не оборачиваясь. - Всю удачу распугаешь.

Он все вглядывался вниз, в лощину. На дом чернокнижника.

Еще месяц назад там ничего не было. Теперь - длинный приземистый дом из гранитных валунов. Больших, тяжелых, хорошо подогнанных и отшлифованных.

В окнах свет. По зеленоватым занавесям иногда пробегают тени...

- Вышла! - шепнул Назар. - Вон она!

Из-за дома выскользнула тень. На голове широкий капюшон, лица не разглядеть - но явно женщина.

- Вижу, вижу... - пробормотал магистр.

Женщина обошла дом и пошла вверх по косогору - прямо к ним.

- Ну-ка, назад, - махнул рукой магистр. - Назад...

Да, женщина шла прямо сюда. В земли Анунамэ.

- Сдается мне, магистр, это кто-то из наших.

- Была, - отозвался магистр, не оборачиваясь.

- Что?.. - не понял Назар.

- Была наша, - сказал магистр. - Зови остальных. Быстрее.


Она даже не успела вскрикнуть.

Хранители налетели с двух сторон. Дюжина цепких рук, веревку на шею, рывком на землю, капюшон с лица...

- М-мать ее потаскуху! - не веря своим глазам.

- Аннушка-толстушка...

Она.

Только ее едва узнать. Вместо заплывших свиных глазок - огромные голубые глазищи. Вместо толстых щек - высокие скулы с ямочками. От двойного подбородка, свисавшего на шею, как петушиные сережки, не осталось и следа.

И кажется, под одеждой тоже никаких обвислых телес...

На миг руки всех оцепенели.

- Держите ее!

Магистр вцепился в плащ и рванул. Брызнули в стороны пуговицы плаща, с треском разлетелось по швам платье - и руки вновь оцепенели.

Лицо еще можно было узнать. Но тело...

Стройное, почти худощавое. Если что и напоминало прежнюю Аннушку-толстушку - то лишь крупные груди с плоскими сосками.

Только теперь они не были еще одной обвислой складкой, нет. Совсем нет. Теперь эти груди притягивали взгляд, манили руки...

- Ведьма...

- Чертово отродье...

И какова же должна быть сила того, что в доме? Если он может вот так вот, запросто, за один вечер...

- Да держите же ее! - рявкнул магистр.

Подцепил пальцем и откинул прочь удавку с ее шеи.

Аннушка с всхлипом втянула воздух, попыталась что-то произнести - но пальцы магистра клещами стиснули ее шею.

- Что? Что ему было нужно от тебя?

Магистр ослабил хватку - ровно настолько, что Аннушка смогла всхлипнуть:

- Я... Ничего... Он просто...

Пальцы вновь сомкнулись. Магистр навис над ней.

- Что? Что он взял взамен? - выплевывал он слова ей в лицо. - Он взял тебя? Он отымел тебя, потаскуха?! Говори!

- Нет... - На ее синих глазищах, словно крошечные алмазы, заискрились слезы. - Нет, нет!

- Тогда что?

- Он просто...

- Что?

- Слова...

- Что?!

- Я должна была повторить за ним слова!

- Ты... Ты продала ему свою душу?.. Ты продала ему свою душу?!

- Нет!

- Душу?!

- Нет! Нет! Там было другое... Я просто... Он сказал...

Пальцы сомкнулись. На этот раз куда сильнее.

- Конечно, другое... - Гримаса перекосила лицо магистра. - Слуги дьявола знают, как пеленать в словах... - Он стиснул зубы и не то тих зарычал, не то застонал. - Зачем, женщина? Зачем ты предала своего бога?

- Я...

- Твой бог не давал тебе теплых стен зимой, не давал прохладного ветра летом?

- Я...

- Не давал?!

- Давал...

- Твой бог не давал тебе еды, сладостей и вин?

- Давал...

- Твой бог заставлял тебя работать? Хоть раз он заставил тебя делать что-то такое, чего тебе не хотелось?

- Нет... Нет...

- Так за что же ты предала своего бога, женщина?!

- Я...

Пальцы стиснулись, лишив ее воздуха. На шее магистра вздулись вены, его лицо кривилось.

Потом гримаса пропала. Осталась лишь холодная сосредоточенность.

- Ну что же, - слова срывались с его губ, как оледенелые камешки в студеную воду, мерно и неумолимо. - Ты сама выбрала свою участь.

Аннушка под его рукой рванулась - попыталась. Пальцы держали ее за горло как клещи. Она пыталась что-то сказать, но ее губы шевелились совершенно беззвучно, лишь угадывалось: "нет, нет..."

- Ножи, - сказал магистр. В его руке уже блестело лезвие. - Ты впустила в сосуд своей души семя дьявола, женщина. Тебе не место среди нас. Хочешь ли ты покаяться перед нами и перед своим богом... в последний раз?

Семь лезвий повисли над ней, серебряных холодных лезвий.

Аннушка затрепыхалась. Рванула руками, ногами, выгнулась. Ее рот беззвучно открывался, шея напряглась - она мотала головой, попыталась приподняться, вырваться из хватки...

- Не хочешь... - констатировал магистр. Поморщился: - Дьявольское семя быстро пускает корни... Как глава хранителей этих земель, я приговариваю тебя к смерти.

Магистр на миг вскинул глаза к небу:

- Именем Анунамэ!

- Именем Анунамэ... Именем Анунамэ... Именем Анунамэ... - дробным эхом откликнулись хранители.

И когда тайное имя Господа семь раз унеслось ввысь, семь холодных лезвий упали вниз.


Ноги скользили по тающему снегу, а ветер бил в лицо и разметал полы плащей. Стаей черных птиц они слетели с косогора.

- Не дайте ему говорить! - крикнул магистр. - Не дайте ему колдовать!

- Не пытайтесь убить! - рявкнул Назар. - Не пытайтесь его убить, пока не свяжите! И кляп! Кляп сразу!

Звон стекла, вынесенная с косяком дверь...

Прежде чем чернокнижник понял, что к чему, веревки уже стянули его по запястьям и лодыжкам, а рот распух от кляпа.

Слишком маленький рот - для такого кляпа.

- Он же...

Назар повернулся к магистру, не решаясь договорить.

Чернокнижник... Какой же это чернокнижник? Щенок щенком, лет четырнадцати от роду, не больше! Разве может быть чернокнижник - таким сопливым молокососом?

- Не бери в голову, храмовник, - сказал магистр. - Личина. Всего лишь личина. Хотел обмануть нас.

Парень затрепыхался, как рыба. Попытался заговорить - но кляп надежно отгородил его от возможности сказать заклятье.

- Мычи, мычи, черный выкормыш... - усмехнулся Назар. - Недолго тебе осталось.

- Как тащить будем, - сказал магистр.

- Может быть, прямо здесь?

- Без последней молитвы?.. - голос магистра стал холоден, как обледенелый нож.


Больше парень не трепыхался.

Ни внизу, в лощине. Ни когда его тащили по косогору. Ни когда ушли дальше, в лес - туда, где Анунамэ был в своей силе.

Воздух окутал тела синеватым налетом. Божественное дыхание щедрого Анунамэ. Стало тепло. На душе стало легче. Уже почти дома. Только...

Парень не трепыхался, даже когда хранители остановились на полянке и бросили его на землю.

Нетрудно понять, для чего. Но он не трепыхался и не мычал в кляп. А в глазах - и от этого мороз по хребту, даже несмотря на теплое дыхание Эминамэ! - и вовсе смешливый огонек.

- Здесь тебе твой поганый язык не поможет, - сказал Назар, чтобы расправиться с робким безмолвием остальных. - Здесь земля нашего бога. А мы хранители этих земель.

Но смешливый огонек не погас. Только еще больше разгорелся, кажется.

Магистр присел на колено и вытянул кляп.

- Ты полон яда, чужак, - сказал магистр, стараясь не смотреть в эти смешливые глаза. - Ты пришел к нам не с добром, и тебе нет места в наших землях. Хочешь ли ты покаяться в грехах и принять прощение бога, прежде чем отправишься в последний путь?

В его руке уже был нож.

Но парень лишь улыбнулся:

- А последнее слово?

Магистр вздохнул, поморщился... Но на него смотрели младшие хранители.

- Говори, чужак. Что ты хочешь сказать перед смертью?

- Перед смертью я бы хотел узнать, за что же меня собираются убить.

Магистр поморщился. Да, чернокнижник решил-таки поиграть в слова.

- Господь наш знает, за что. Это главное.

- Бог-то все знает... Но люди могут ошибаться, верно?

Кто-то их младших хранителей кивнул. Тут же испуганно вскинул глаза на магистра - но кивок-то все заметили...

Магистр поморщился. Придется спорить. Хотя это всего лишь пустая игра в слова. Она нужна лишь слабым духом. Праведники видят правду и без доказательств.

- Ты слуга Неназываемого, - сказал магистр.

- Из чего это следует, хранитель? - улыбка не сходила с губ мальчишки.

- Кого ты пытаешься обмануть? Мы все видели, что ты сделал с той, что пришла к тебе...

- Разве я причинил ей вред?

- Ты дал ей то, что бог не дает людям! А значит, ты забрал ее душу для того, который...

- Да ну? - перебил мальчишка. - А может быть, вы просто не умеете как следует просить? Этого вашего... гхм... бога... Может быть, чтобы разбудить мощные силы, надо просить по-особенному, а вы этого не умеете, в этом все дело?

Магистр вновь поморщился. Да, чернокнижник умеет плести слова...

- Для чего нашему Господу не давать нам того, что он в силах дать нам? Чужак, ты чернишь имя всемилости...

- Мне жаль вас разочаровывать, но вашего бога нет. Увы. То, что вы называете своим богом - это всего крошечная часть куда большей силы. Силы, которая объемлет все су...

- Как знаешь, - пожал плечами магистр. Его голос зазвенел льдинками. - Бог есть, и очень скоро ты в этом убедишься. Как главный хранитель этих земель, я приговариваю тебя к смерти за святотатство.

Он на миг вскинул глаза к небу:

- Именем Анунамэ!

Нож в его руке взлетел к холодному небу - и упал в теплое тело...

Но не вошел. Серый налет божественного дыхания сомкнулся, словно стальная плита. С хрустальным звоном нож отлетел назад.

Кто-то из младших хранителей ахнул:

- Господи всемогущий...

- Я же говорю, нету вашего бога, - сказал парень.

- Магистр... - Назар отказывался верить своим глазам.

Этого не могло быть. Дыхание Анунамэ могло защищать - но только если кто-то свой пытался убить своего. Ранить. Покалечить.

Но чтобы дыхание защищало от хранителя...

- Магистр...

- Ну что? - мальчишка давился смехом. - Я вам говорил, что нету вашего бога?

Магистр ударил еще раз. И еще. И еще...

Дыхание Анунамэ смыкалось на груди чернокнижника. Нож отлетал. Парень хохотал, все громче и громче.

Пошатываясь, словно пьяный, магистр встал.

- Срубите ветку. Привяжите его. Пойдем в город. В храм. Там...

Парень гоготал и гоготал, катаясь по земле. И от этого смеха казалось, что весь мир сползает куда-то. Куда-то туда, где никогда не должен был оказаться...

- Да закройте же ему пасть! - рявкнул Назар.

Младшие хранители подскочили к парню, пихнули кляп ему в рот - но кожаная груша замерла у губ. Синий налет дыхания Господа не давал впихнуть ее.

Да, мир тронулся, и теперь все быстрее катился туда, о чем лучше даже не думать...

- Быстрее берите его! - рявкнул магистр. - Он специально взял личину мальчишки, чтобы запутать нас! Тянет время! Устал, когда творил заклинание для той падшей, и теперь... Пока к нему не вернулись силы, в храм! Быстрее!


Лес стал гуще, начались холмы. Идти все труднее и труднее. Они почти бежали, да еще тащили ветку с привязанным мальчишкой...

Ноги уже ныли, а вот у чернокнижного поганца язык не уставал.

- Ну куда вы так бежите? Зачем вы слушаете этого старика? Неужели у вас нет желаний, которые...

- Не разговаривайте с ним, - сказал магистр. - Его слова яд, яд для души.

- И вы будете слушать его? - мальчишка опять ухмылялся. - Без раздумий выполнять все, что прикажет вам этот выживший из ума старик?

Назар рубанул рукой в эту ехидную пастенку - и взвыл от боли. За миг до удара синий налет соткался во что-то твердое, как стальная пластина.

- Дикари, - сказал парень. И картинно вздохнул. - Дикие дикари...

Кажется, положение пленника его ничуть не смущало. Он снова с усмешкой глядел на младших хранителей, тащивших палку, к которой его привязали.

- Вы что, боитесь их, этих двух упертых? Но что они смогут с вами сделать после того, как вы обретете ту же силу, что и я? Ну подумайте! Они не могут справиться со мной одним, вас же будет пятеро! А главное...

Мальчишка замолчал, и...

Черт бы его побрал! Младшие хранители прислушивались! Они почти бежали, тяжело пыхтя - а тут затаили дыхание, чтобы не пропустить ни слова.

- Ваши самые сокровенные желания... - почти шептал мальчишка. - Ну, вспоминайте... То, о чем вы уже отчаялись просить своего... гхм... бога... Хотите получить это?.. Теперь вы можете это получить. Один шаг, и все будет ваше. Всего лишь...

- Всего лишь сущая мелочь, - сказал Назар. Голосом сладким, как мед. - Взамен ты всего лишь возьмешь их души для Неназываемого!

- О, черт возьми! - мальчишка закатил глаза. - Какие души? Да зачем кому-то ваши чертовы души?!

- Тебе лучше знать. Это ведь ты продал Неназываемому свою душу, а теперь помогаешь ему получить и души других...

- Да нет никакого Неназываемого!

- Да ну? - Назар заставил себя усмехнуться. Только бы заболтать его, отвлечь! За деревьями уже просвет. Первые дома. Храм уже близко. Еще немного, и...

- Да! Нет его, никакого Неназываемого! И бога вашего тоже нет!

- Ах, и бога тоже нет? - Назар вскинул бровь. - Как интересно. Бога нет, ничего нет... А что же не дает тебе замерзнуть, хотя ты и хулишь Господа нашего, тварь ты неблагодарная?!

- Бог тут ни при чем. Это сделали люди.

- Люди?.. - на этот раз Назар усмехнулся от души.

Кто-то из младших хранителей хмыкнул. Ну наконец-то!

Мальчишка перестал ухмыляться.

- Да, люди! В древности люди были мудрее, они и наполнили все вокруг нас мириадами крошечных существ. Ими можно управлять. Это они, - мальчишка шлепнул себя по руке, покрывшейся голубоватым налетом, - не дают замерзнуть. Это они исполняют все то, что вы просите! А никакой не бог!

- Ну конечно! - Назар был само смирение. - Как же я сам не догадался! Это все люди! Богов нет, дьявола нет. Никого нет. Зато были какие-то древние всемогущие мудрецы, после которых остались крошечные всемогущие существа... Существа, которые некоторые желания выполняют сразу, но иногда требуют некого особого обращения... Почему-то...

Назар усмехнулся. Кажется, это выводило мальчишку из себя.

- Да потому, что люди, их создавшие, были не такие дураки, как ты! - сорвался на крик мальчишка. - Чем большую силу вызываешь, тем осторожнее надо быть! Иначе можно навредить и другим, и самому себе! Неужели это непонятно?! Вот они и сделали так, чтобы получить полный доступ мог только тот, кто понимает, какие силы будит. Понимает то, к чему это может привести! Вот почему для некоторых желаний нужны специальные... э-э...

Мальчишка замялся, подбирая слово.

- Заклинания... - подсказал Назар самым медовым голосом.

Вот она, ложь. Сначала все красиво, но рано или поздно... Что ни городи, а от истины не убежать. Рано или поздно к этому все равно придешь. Заклинания Неназываемого. В обмен на душу.

Мальчишка фыркнул:

- Это не заклинания! Просто надо знать, как просить!

- А ты, значит, знаешь?..

- Я знаю. А вот вы - не умеете просить по-настоящему! Не знаете, как это делается, и поэтому...

- Мы не знаем?.. Мы, хранители этих земель? Мы, молящиеся каждый день, каждый день ждущие в храме слов Господа? И мы не знаем, как общаться с богом?!

- Нет, это бесполезно... - мальчишка закатил глаза и помотал головой. - Вы в самом деле редкие идиоты. Слушайте, я не понимаю. Честно, не понимаю. Вы там, в этом вашем... храме... - злая ухмылка искривила его губы. - Вы там что, правда садитесь перед... э-э... алтарем, так вы его называете? И тупо глядите по сторонам, прислушиваясь к воле вашего бога?

Назар не ответил. Кулаки сжались сами собой. Что тебе, поганцу, знать о том, как обращаться к богу! Ты ли провел тысячи часов в храме, взирая на черные квадраты божественных картин и прислушиваясь к тому, как бог говорит через твое сердце?..

- Нет, правда? - не унимался мальчишка. - Так и делаете? О-о! Тогда да. Тогда правильно, что ваш... гм... бог не дает вам напрямую просить всего того, что мог бы выполнить... с такими ослами нужна не просто защита от дурака, а настоящая полоса укреплений! Вы же...

Назар шагнул к нему, поднимая кулак - пусть это и бесполезно, но иногда хочется отвести душу! - но магистр взял его под локоть. Шепнул:

- Нет... - и тут же рявкнул на младших хранителей: - Быстрее! Быстрее!

- Что-то не так? - шепнул Назар.

Магистр сморщился. Вздохнул, прицокнул, оглянулся назад...

- Что случилось?

- Боюсь, как бы он не обвел нас вокруг пальца...

- Да что с ним будет - теперь-то!

Назар кивнул вперед - за домами уже показался шпиль храма. Почти пришли. Даже если чернокнижник и собирался с силами - он не успел. Здесь, так близко к храму, этому щенку ничто не поможет!

- Здесь его заклинания ничего не стоят.

- Это как сказать... - пробормотал магистр.

- Главный хранитель! Да что...

Назар осекся - магистр поднял руку, прислушиваясь.

По улице спящего города кто-то бежал. Сюда.

- Прочь! Прочь, с дороги! - закричал младший хранитель, шедший впереди.

Но человек и не подумал остановиться. Прорвался к магистру и встал, уперши руки в колени и шумно дыша.

- Магистр.. Господи, где же вы были... Там...

- Что?! - магистр схватил его за грудки и встряхнул. - В храме?!

- Да... Кто-то...

Человек кульком упал на колени - магистр отпустил его. Стоял, сжимая и разжимая кулаки.

- Да что случилось, магистр?! - рявкнул Назар, с трудом сдерживая желание вот точно так же схватить магистра за грудки и вытрясти из него все, что тот не договаривает.

- Он обхитрил нас...

- Кто?

- Их двое. Это приманка, чтобы выманить нас из города. От храма. От алтаря... Он там, у алтаря...

Назар сглотнул.

Остальные хранители стояли вокруг и прислушивались. Мальчишку бросили прямо на мостовую. Да и кому он теперь нужен...

- И что... - Назар облизнул пересохшие губы. - Что он сделает с алтарем?..

- Он узнает тайное имя бога. И он возьмет души. Души всех наших детей... Всех... Детей...

Магистр, как обессиленный старик, упал на колени.

- Магистр...

- Назар... - позвали сзади.

Назар дернул плечом, чтобы отстали - но младший хранитель не отставал:

- Назар...

- Что?!

Младший хранитель ничего не ответил. Лишь указал глазами на мальчишку, привязанного к палке.

Остальные хранители медленно пятились от него. Веревки...

Медленно, как щупальца какой-то странной твари, веревки развязывались. Один узел, второй. Упали веревки с ног, потом с рук...

Парень, как ни в чем не бывало, встал. И усмехнулся:

- Спасибо за поездку, ослы тугодумные.

Развернулся - и легко припустил к центру. Туда, где виднелся высокий шпиль храма.

- За ним! - крикнул Назар. - Вы с той стороны, мы...

Он осекся.

Младшие хранители пятились. Пятились назад - от мальчишки, беззаботно бежавшего прочь от них...

- Магистр!

- Все кончено, Назар...

- Именем бога, магистр!

Магистр лишь опустил голову и спрятал лицо в ладонях.

- Наш бог мертв, Назар... Наш бог мертв...


окончание
на главную