Остров-Псков-Изборск-Печоры-Порхов-Великий Новгород

май 2010 года
5 дней
Остров
Псков
Изборск
Печоры
Сигово
Порхов
Сольцы
Великий Новгород
 
Вместо предисловия
Поездка во Псков планировалась аж с зимы – искались гостиницы, читались чужие отчеты,  изучались достопримечательности, прикидывался маршрут. В процессе подготовки случайно нашлись попутчики:).
Первую попытку забронировать гостиницу я предприняла зимой. Мило побеседовали с зам.директора «Ольгинской», она попросила позвонить в начале марта. 1 марта мы забронировали 3 номера в «Ольгинской», а 5, когда я просто позвонила что-то уточнить, вдруг оказалось, что никакой брони нет, потому что туда селят тургруппу. В «Рижской» мест уже не было, в «Колосе» и «Кроме» оставалось только по одному номеру. Спасла поездку гостиница «Октябрьская», представители которой не только умеют общаться по электронной почте, но и быстро отвечают на вопросы.
 
Итак, день первый. Москва-Остров-Псков.
В 7 утра отправились в путь. Решили на МКАД не соваться, поэтому через Пятницкое шоссе и любимую А107 очень быстро оказались на М9. А дальше – всё прямо, и прямо, и прямо…

В штурманских запасах хранились не только атласы всех трех областей, но и специально подготовленный список заправок по трассе.

Дорога по Московской области вполне прилична, хотя машин много, средняя скорость движения редко была больше 80.

В окошке промелькнул поворот на Волоколамск и Шаховскую, Московская губерния закончилась вместе с дорогой. Начались Тверские ямы, ямищи и прочие неровности. Некоторые из них даже получалось объехать.
Про ужасы Тверских псевдодорог написано столько, что мы на этом останавливаться не будем. Тем удивительнее встречать отдельные куски (за Зубцовым, в частности) с отличным покрытием, ровные и с грамотной разметкой. Очень много эстонских и латвийских фур. Ездят они стайками, пропускать маленькие (да и не очень маленькие) машинки, прижавшись вправо, не любят, в отличие, от например, белорусских и польских.

Первая остановка на заправку за 300 метров до поворота на Ржев – Сургутнефтегаз, Тверьнефтепродукт. Залили 13 литров – до полного.

Чувство голода заставило внимательнее наблюдать за дальнобойщиками. Их гнездо обнаружилось в районе 318 км, в кафе «Стрелец».  Блинчики и салат там вполне съедобные.

Вскоре после этого заканчивается Тверская область и начинается Псковская. Направление постепенно становится дорогой, хотя и не идеальной, но маленькие колесики справляются с мелкими выбоинами.

Следующая остановка – заправка Лукойловская в районе Великих Лук – 456 км. Там почему-то не захотели считать литры и заправили нас на 250 руб. Кстати, при каждой остановке приходится очищать (чуть не написала отскребать) следы мух-самоубийц с ветрового стекла. Спец.средство не справляется. Спасибо запасливому Тушкану – оказывается, что с трупами лучше всего справляется незамерзайка.

Красивые придорожные пейзажи не дают скучать штурманам, а обилие фур, которые приходится обгонять – водителю.

Отсутствие населенных пунктов сильно мешает соблюдать скоростной режим (теперь я знаю, что значит «раскрутить двигатель до отсечки»). Встречные честно мигают о гаишных засадах.
Мы ехали, и ехали, и ехали, и наконец… нет, еще не приехали, а повернули с М9 на М20 (дорога Санкт-Петербург – Киев). Поворот на Псков у населенного пункта ПустОшка.  Название вполне себя оправдывает.
 
Немножко ходим вокруг машин и едем вперед, к обеду в городе Остров.

Историческая справка. Город Остров впервые упоминается в летописях 1341 годом. В XIV веке была здесь крепость, защищала Псков с юга, давала приют, пищу и воды Псковским воинам. Ливонские рыцари стояли под Островом, но не смогли взять город. В 1501-м немецкие пушки сожгли город.  Восстановленный Остров попал под польскую осаду. Король Стефан Батория в 1581-м нашел единственное уязвимое место в крепости и ворвался в Остров, сжигая дома и убивая мирных жителей. Вернули Москве город в 1582-м. А дальше история города во многом повторяла историю России… Войны, разруха, восстановление, опять войны, опять восстановление, кризисы…

Вспоминаю – в каком-то отчете читала, что знаменитые цепные мосты фотографировали от какой-то церкви. Соответственно, сворачиваем к первой видимой церкви.
Это оказывается Спасо-Казанский Симанский женский монастырь, охраняемый громко лающими отдаленными потомками стаффордов.
Построен он был в конце  XIX века Симанскими, из которых происходили предки одного из патриархов.
Рядом с церковным строением – живописные руины – явно тоже какой-то древней церкви. Чуть позже выяснилось, что это остатки цокольного этажа Казанского храма, который не успели построить до революции, а после нее местное население позаимствовало кирпичи для собственных нужд.
В Великую Отечественную здесь был Симанский пересыльный лагерь.  
Сейчас что-то восстанавливается, что-то реставрируется.

Возвращаемся на главную дорогу, поворачиваем по указателю к центру города. Интересуемся у прохожих, где бы поесть. Нам советуют нечто с кровожадным названием «Мясник».  Туда и отправляемся. Правда, таинственный Мясник прячется под вывеской бар «Малахит». Выглядит как весьма злачное место, но там действительно дают  мясо:) – порции большие и очень вкусные, а цены по московским меркам просто смешные (полный обед на троих – салаты, второе, десерты, напитки) – около 600 рублей. Сытыми смотреть на мир приятнее.

Совершенно замечательное сооружение города – цепные мосты через реку Великая, возведенные по непосредственному приказу императора Николая I в 1853-м году.  Несмотря на преклонный возраст, сооружение выглядит солидным и надежным.
      
Одна часть моста идёт к острову посередине реки, а вторая, соответственно, от острова до другого берега. Длина каждого пролёта 94 метра. Три нижних ряда опор сделаны из гранита, остальные опоры – из известняка и облицованы булыжниками. Создатель мостов – инженер Краснопольский – за сей титанический труд получил орден Святой Анны второй степени.
На острове стоит церковь, построенная на месте прежней крепости. Как говорят литературные источники,  Никольскую церковь возвели в 1542 году, а колокольню к ней пристроили в 1801-м. Всё это из известняка. На барабане церкви сохранилась надпись, вроде бы где-то в ней можно прочитать дату постройки храма.
 
Спускаемся к реке Великой. Около нее скачут лягушки.
На центральной площади города – Троицкий собор, построенный на личные деньги Екатерины II, когда она инспектировала в 1790-м году «новоустроенные земли». В конце XIX века к колокольне пристраивали крыльцо, а в начале ХХ века переделывали пол.
Напротив собора – памятник Клавдии Назаровой, старшей пионервожатой, возглавлявшей одну из групп подпольного сопротивления немецким оккупантам. Ей было всего 22 года, когда её казнили гитлеровцы…
Возвращаясь к машинам, заглядываем на детскую площадку. А там… самолёт – настоящий штурмовик Су-25, на котором летал первый и единственный вице-президент России А.В.Руцкой.
Рядом с самолётом – военная техника.
Краеведческий музей уже закрыт, поэтому просто едем во Псков – до цели осталось около 60 км. Впереди маленького усталого Моти едет путеводный Тушкан, не менее аккуратный, осторожный и внимательный, чем мы:).
Вот и Псков.
Перед въездом в город – памятник 6-й роте. В еще не совсем далеком 2000-м, горстка десантников удерживала высоту в Аргунском ущелье 20 часов.  Из 90 десантников погибли 84. Купол парашюта огромен, на нем подписи погибших, скопированные с их личных документов.
 

По самому Пскову дороги нормальны, понятны, светофоры хорошо видны.

Историческая справка. Первое упоминание о Пскове нашли в летописи за 903 год (той самой, знаменитой «Повести временных лет»). По одной из легенд Псков основала княгиня Ольга, ее родина находится неподалеку – в селе Выбуты. Археологи же считают, что Пскову более 2000 лет. С XII века Псков входит в состав Новгородских земель, в середине XIV – становится самостоятельным, а с 1510 – в составе Московского княжества. История Пскова длинна, поэтому интересующимся – в Википедию.

А мы подъезжаем к гостинице «Октябрьская». На одометре 765 км, в пути мы уже 12,5 часов…

Стоянка у гостиницы платная, охранник распределяет места  по своему усмотрению.

А потом, всё как обычно, младшие – спать, старшие – гулять по городу:).

Около гостиницы – большой зеленый сквер. Одна его часть называется парк культуры и отдыха имени (нет, не Горького) Пушкина (не зря же он писал четвертую главу «Евгения Онегина» именно во Пскове:)). Вход в парк украшен памятником «Пушкин и крестьянка». Построен он в 1983-м году. Странное название дал этой скульптурной группе автор, а на самом деле, это конечно, памятник Пушкину и Арине Родионовне.
В другой части сквера – Зеленый театр и Ботанический сад. С одной стороны скверов проходит крепостная стена (пятое кольцо стен, если быть точными).  Чем-то это похоже на Смоленск – там стена тоже встроена в город, правда, в значительно лучшем состоянии. В Пскове же реставрируются только части стены, а остальные – грустно осыпаются…
  

Во многих отреставрированных частях устраивают рестораны и прочие увеселительно-питательные заведения.

По эту стороны стены – весенние деревья и городская скульптура «мать и дитя».

А по ту – разнообразные церквушки. Например, церковь с плоской (характерной для Псковско-Новгородской религиозной архитектуры) звонницей – Иоакима и Анны, построенная в 40-х годах XVI века.
Вечный огонь – из настоящих зениток, направленных в небо.
Памятный знак – 300-летию героической обороны от войск Стефана Батория.
Отреставрированная (или просто не успевшая развалиться) Покровская башня.
Рядом церковь Покрова и Рождества Богородицы (от пролома) XIV-XVI веков.
На этом месте, по легенде, простому русскому кузнецу явилась простая богородица и сказала, что именно тут будет пролом в стене, тут пойдут на штурм войска польского короля Стефана Батория. В память о героических сражениях перед храмом в 1960-х годах поставлен каменный крест.
Эта же церковь называется Покрова в углу. Угол ясно виден. Кстати, интересно то, что все Псковские храмы носят уточняющие местоположение названия.
За стеной река Великая, на другом берегу Мирожский монастырь красиво отражается в быстрых водах большой реки.
Возвращаемся в гостиницу, ужинаем в гостиничном ресторане – не очень долго, не очень дешево, вполне вкусно.
 
День второй. Псков-Изборск-Печоры-Сигово-Псков.
С утра оплачиваю забронированные заранее экскурсии в гостиничном турбюро. После завтрака забираем экскурсовода и отправляемся в древний Изборск. Он даже так и называется Старый Изборск, в отличие от Нового.

Историческая справка. В «Повести временных лет» Изборск упоминается под 862 годом и связан с именем Трувора – одного из трех братьев-варягов, которых позвали княжить на Русь. Псы-рыцари многократно нападали на западные русские земли, и долго старый город сопротивляться не мог. Перенесли Изборск недалеко – на Жеравью (Журавлиную) гору  в 1303 году и построили вокруг него крепость по всем правилам фортификационного искусства. Сначала стены были деревянными, а потом и каменными. Историки рассказывают, что в 1368-м году упорные немецкие рыцари 18 дней долбили стены крепости специальными стенобитными орудиями, но так и не смогли пробраться внутрь. Однако стало появляться и огнестрельное оружие, поэтому решено было усилить стены. Всё из того же известняка построили второй ряд стен, укрепили башни. Сейчас в Изборске живет около 650 человек. Существует посёлок во многом благодаря туристам.

Дорога до самого Изборска нормальная, а местами даже красивая. Впереди, соблюдая ПДД, едет Тушкан и везёт с собой экскурсовода, мы не отстаём:).
Наша экскурсия начинается от Талавской башни с Талавским захабом – таким узким коридором, в котором врага было удобно «захапать», закрыв с двух сторон ворота. В древности эта башня называлась Плоскуша – это единственная из сохранившихся прямоугольных башен.
   
По стенам, к сожалению, лазить нельзя, но зато можно их рассматривать. Крест на стене, по словам экскурсовода, просто охранный символ (запомните эту формулировку, нам еще попадется такой же крест с другим объяснением).
 
А еще можно подняться на смотровую площадку башни Луковка, самой старой башни, сохранившейся еще от деревянной крепости. Эта башня называется умным словом «донжон» - крепость в крепости. Каменные стены обошли ее снаружи, получилось дополнительное укрепление.
 
Вообще, у каждой башни – своя история, свои легенды (хотя и достаточно однообразные – как правило, рассказывают, что здесь кого-то замуровали, а потом археологи отрыли чей-то скелет).
 
Например, из башни Вышки (это её имя) вёл тайный лаз в поле. Из осажденной крепости так могли пробираться гонцы: лаз был узким и заделан с внешней стороны одним слоем известковых кирпичей, когда человек выбирался наружу через разобранный проход, дырку за его спиной быстро заделывали обратно, и враги не успевали рассмотреть потайной проход.
В центре крепости стоит Никольский собор. Считается, что время его постройки совпадает с переносом крепости на Жеравью гору – 1330 год, колокольню пристроили позднее, в 1841-м.
 

Надо было зайти внутрь, там оказывается, какая-то уникальная слоистость внутреннего объема, но я вовремя об этом не прочитала…

А потому мы покидаем крепость через тайный лаз, обходим ее с запада, попутно рассматривая выходы известняка на поверхность, и направляемся к Словенским Ключам или Ключам двенадцати апостолов.
 
Чтобы описать ЭТО не хватает словарного запаса… Настоящие водопады, чистая, прозрачная вода, как в горных речках, синее озеро, белые лебеди, синее небо – в общем, такая первозданная красота стихии, что впечатления не портят даже толпы туристов.
   

Бытует поверье, что вода из каждого ключа приносит удачу в чем-то одном – в делах, любви, дарует успех, здоровье. Да вот только секрет, что – из какого ключа, давно утерян, поэтому (для надежности) надо глотнуть воды из каждого. Другая легенда гласит, что сюда накануне свадьбы приходили наивные девушки выплакивать слезы, чтобы будущая семейная жизнь приносила им только радости. А третье поверье гласит, что после Страшного суда исчезнет вся вода на Земле, кроме той, что в Словенских ключах.

Гидрогеологическая справка. Словенские ключи представляют собой мощный выход карстовых подземных вод. Проходя через известняки и доломиты, вода минерализуется, становится слабощелочной, а глина и песок служат природными фильтрами. Возраст источников более 1000 лет, вода всегда холодная – 8-8,5 градусов, все ключи в сумме дают 3,5 литра волы в секунду.

Сливаясь, вода из всех ключей образует «реку жизни», которая впадает в Городищенское озеро. До начала 30-х годов ХХ века здесь была работающая водяная мельница, от которой сейчас остались только руины.
 
На озере гнездятся лебеди, совершенно ручные, подплывающие за хлебом к самому берегу, как прозаические московские утки где-нибудь в Измайлово.
 
От Ключей очень трудно уйти, набираем с собой из пары источников воды…
Удивительно, но Сила этого места такова, что здесь вообще нет хмурых лиц, все улыбаются, помогают друг другу перейти с камня на камень.
А мы идем к Труворову Городищу – месту, где стояла первоначальная крепость. Здесь остатки валов, посередине стоит очередная Никольская церковь. Говорят, сейчас она старообрядческая.
  

Вокруг – просторы… Понятно, почему крепость строили здесь – с такой-то обзорностью.

На краю местного действующего кладбища стоит каменный крест – так называемый, Труворов крест. Местные жители считают это место могилой Трувора.
 
Рядом с крестом – плиты с таинственными знаками, ждущими своей разгадки – то ли это подпись каменных дел мастера, то ли поле для настольной игры, которой забавлялись на долгом дежурстве стражники крепости, то ли, вообще, шифр инопланетян:).
По дороге к машинам нам показывают еще одно языческое место – камень-следовик. Какой конкретно силой он обладает – неведомо.
 
На выходе нас ждёт маленький музейчик, в котором реконструкторы собрали образцы воинских доспехов рыцарей разных орденов.
   
 
 
Следующий пункт нашего сегодняшнего маршрута – город Печоры.
 
Историческая справка. Собственно, название «Печоры», как полагают, лингвисты, произошло от слова «Пещеры», которые упоминаются в летописи под 1392 годом. Псково-Печерский Свято-Успенский монастырь был основан в 1473 году, а вокруг него разрастался город, как посад монастыря. В начале XVI века монастырь разрушили ливонские рыцари, потом его восстановили, обнесли стенами с башнями в 1565 году и стали называть Печорской крепостью. Статус города Печоры получили в 1776 году. В 1920-м, по Тартускому мирному договору Печоры перешли к Эстонии, в 1945-м вошли в состав РСФСР, в 2007-м исключены из погранзоны.
 
От поворота на Печоры дорога украшена щитами с надписью: «Внимание! Вы въезжаете на платную дорогу». Мы слегка напряглись, потому что пунктов оплаты не обнаружили, да и качество дороги весьма средненькое (о чём граждане сообщают всем, проезжающим этот щит (возможно, на фотографии не видно, но под словами «Платная дорога» крупно написано «Позор»).
 
Оказалось, что всё устроено хитро – эта дорога ведёт к границе, и платят за неё только те, кто границу пересекают.
По дороге наблюдаем такую характерную среднерусскую картинку – за трактором, переворачивающим землю, следует толпа птиц. Вот только не привычных нам грачей, а чаек.
Места для парковки много, хотя и на обочинах.
Монастырь окружён характерными известняковыми стенами с башенками.
 
Входим на территорию монастыря через Святые врата в Петровской башне. При входе выдаются юбки и платки.
Слева – церковь Николая Чудотворца (1565), построенная над входом в обитель. На ее колокольне 5 колоколов, из них два спасены монахами от войск Стефана Батория.
Главная дорожка ведет к Михайловскому собору (1820), построенному, как не трудно догадаться, в честь победы 1812 года.
Справа, за стеклом, стоит коляска, оставленная в 1732 году императрицей Анной Иоанновной в монастыре (предполагается, что, когда она заканчивала свой царственный объезд, дороги развезло так, что тяжелая карета проехать уже не могла). Кстати, экскурсовод говорила о том, что это карета Екатерины II, но внимательные читатели (спасибо, Олег!) обнаружили историческое несоответствие.

Слева – несколько плотно пристроенных друг к другу храмов:

Лазаревский (1792–1800), где когда-то была монастырская больница
Сретенский (1870)

Благовещенский (1541, но бесконечно над- и перестраивающийся в конце XIX века) – справа от Сретенского.

Главный храм монастыря – Успенский пещерный (1473, перестроен в 1523-м).
 
Рядом с ним (или прямо из него?) – вход в Святые пещеры, являющиеся на данный момент монастырским кладбищем. В них всегда +8 градусов. Открыты пещеры были в 1392 году неким местным крестьянином, который от жадности срубил слишком много деревьев. Одно из них упало со склона, вывернуло корнями большой пласт земли, под которым и оказался вход в пещеру. Это не одна пещера, а целая система, делящаяся на ближние и дальние, состоящая из 6-7 галерей-улиц.

Сейчас в дальние пещеры пускают не всех, а только одну большую группу паломников в день. Да и в ближние попасть не очень просто – нам не удалось. Поскольку там нельзя фотографировать, то и не очень обидно:).

Еще одну забавную легенду–не легенду, так, примету, рассказала нам экскурсовод: к главному храму ведет лестница, состоящая как бы из двух частей – маленьких ступенек и больших. Так вот, считается, что те, кто для подъема к храму выбирают большие ступеньки, одержимы грехом гордыни. Наш экипаж, конечно, выбирает для себя большие ступеньки, потому что по маленьким поднимается слишком много народа (с другой стороны, нам есть, чем гордиться:), не правда ли?).

Территория монастыря очень ухожена. По словам нашего экскурсовода, монастырь потихоньку расползается во все стороны, выкупая или беря в аренду землю у города, строит всё новые и новые церковные сооружения. Интересно, а как в этом городе живётся неверующим?

Время нашей официальной экскурсии подходит к концу, но мы еще очень хотим посмотреть на музей народности сето (потомки финно-угоров), расположенный не очень далеко, в деревне Сигово.

Сначала мы возвращаемся по платной дороге к повороту на Изборск, но едем не налево, а направо.
Продолжаются сельскохозяйственные угодья, на этот раз, нас провожают взглядами задумчиво жующие коровы. Чуть не проскакиваем поворот к музею, но вовремя замечаем указатель.

Этнографическая справка. Народность сету (в Псковской области принято название «сето») имеет  финно-угорские корни, говорит на вырусском диалекте эстонского языка. Когда-то сето насчитывалось более 21 000 человек, а по итогам переписи 2002 года, в России их осталось около 200. Сето считаются православными, более того, некоторые исследователи полагают, что сето бежали от насильственной католизации и называют их «осколками древней чуди». Наряду с православием почитались и собственные боги, например, Пеко. За это сето получили прозвище – полуверцы.

Останавливаемся на обочине под указателем. Оказывается, в селе Сигово два музея сето – один государственный – восстановленная усадьба сето, и один частный – называется «Памяти народа сето».
Сначала идём в государственный. Хозяйка музея с чудесным прибалтийским акцентом отговаривает нас от экскурсии (в целях экономии), но, тем не менее, с удовольствием рассказывает и показывает разные экспонаты.
Сразу бросается в глаза принципиальное отличие – жизнь строилась вокруг предметов, а не вокруг частей дома, как у славян.
То есть, где поставили стол – там едят, где подвесили люльку (на очипе, как в северных регионах), там и будет мамин рабочий угол.
Костюмы сето (мужской, парадный).
Женщины вешали на себя много серебряных украшений из монет – отгонять злых духов позвякиванием.
Сето занимались ткачеством, сеяли лён, пряли…
В сарае стоит конная льномялка – таких нам еще не попадалось.
В соседнем сарае – образ (идол?) бога Пеко.
Несколько маслобоек.
Эта дверь запирается на старинный ключ, который до сих пор работает. 

В 14 км отсюда – граница с Эстонией, поэтому мобильники ловят эстонских операторов.

Через дорогу от государственного музея – частный. Хотя он еще не открыт (официальное открытие – 18 мая, в день музеев, а закрытие – в октябре), хозяйка и основательница музея разрешает нам познакомиться с экспозицией.
В старом амбаре собраны разные предметы быта.
Боговы полотенца – то, чем украшали иконы пришедшие к православию сето.
Маленький велосипед, специально выкованный кузнецом.

Народные костюмы с народными украшениями.

Варежки (среди них обрядовые – которые дарили тем, кто помогал в похоронах)
Флаг сето.
Образы крестьян сето выполнены Питерской художницей (странные, грубые лица, без эмоций…)
 
Возвращаемся во Псков, по дороге проезжаем указатель на населенный пункт «Красная Репка». Исходя из небольшого огородного опыта – красная репка – это свекла:). Задумались...

Поскольку мы сегодня остались без обеда, перекусываем в кофейне «Пилигрим» – ну так, на 4 с минусом.

Традиционная вечерняя прогулка по городу оказывается смазанной из-за дождя.

Успеваем посмотреть на памятник Кирову, который стоит на постаменте памятника Александру II (царя сбросили, а постамент пожалели).
Памятник княгине Ольге
 

Разные церквушки...

Святителя Николая со Усохи
  
Анастасии Узоразрешительницы в Кузнецах

И просто разные домики, например, такой…

Сил идти куда-нибудь на ужин – нет, потому отправляемся опять в гостиничный ресторан (там около столиков есть розетки, в ожидании еды можно тихонечко записать сегодняшние впечатления для будущего отчета). 
 
День третий. Псков пешеходный.
После завтрака отправляемся на прогулку по Псковским улицам и переулкам вместе с экскурсоводом . Маршрут пролегает мимо 5-го кольца стен, фонтана, церквушек с куполами и без куполов, к мосту через Великую (так, как мы ходили в первый день вечером). Тут неожиданно прозвучало, что, в отличие от большинства городов, чья архитектура страдала уже при советской власти, Пскову сильно досталось при Петре I – строились земляные укрепления, сносились стены (иначе пушки нельзя было установить), башни засыпались землей изнутри...
По дороге нам показывают интересные гражданские постройки и их руины (как напомнили мне наши попутчики – это остатки дома, по легенде предназначавшегося Марине Мнишек):
- Поганкины палаты (дом купцов Поганкиных, построенный в XVII веке). Здесь сейчас музей, но нам не повезло с его расписанием, как, впрочем, и с остальными музеями города. Получилась такая непривычная, почти безмузейная поездка:).
- дом Масона (не масонов, а француза по фамилии Масон). Модерн, 1909 года постройки.
- Псковский кузнечный двор, бывший дом ксендза (когда-то рядом был католический костел)
 
- дом Фан-дер-Флита – здание художественно-промышленной школы, начало XIX века. Детей у семейства статского советника не было, а деньги, наоборот, были, поэтому они завещали капиталы городу – с условием открыть художественную школу.
 
- здание бывшей мужской гимназии, в которой учились Киккоин (автор учебника по физике), Брадис (автор многочисленных таблиц), и еще куча всяких известных личностей
Церкви самые разные.
 
Интересны особенности именно Псковской религиозной архитектуры. Во-первых, это, как уже было сказано, плоские звонницы. Во-вторых, особое украшение барабанов куполов: поребрик (кирпич ставился на ребро) и бегунец (или бегунок, в другом произношении) – ломаная линия, символизирующая собой взлеты и падения человека на жизненном пути. Часто еще верх украшали арками.
 
Лошадки гуляют по тому месту, где раньше было третье кольцо стен. Сейчас здесь детский городок.

Еще раз рассматриваем памятник Ольге и 12 псковским святым. В Пскове стоит два памятника княгине Ольге – этот и еще Церетелевский, на другом берегу реки Великой.

Экскурсовод обращает наше внимание на дома, специально построенные углом, для обозначения площади.
 
Около здания библиотеки, где открыт (но сегодня не работает) музей книги «Два капитана», стоит памятник двум капитанам.
Постепенно приближаемся к Кремлю. На другом берегу – Ольгинская часовня (новая, 2000 год).
Чуть дальше – знаменитый псковский долгострой. Это должна была быть гостиница.
На другом берегу еще один объект – дом купца-старообрядца Батова (построен в XVII веке и многократно перестраивался в ХХ-м, под нужды разных учреждений – от ЗАГСа до уголовного розыска). Интересен, прежде всего, своими мозаичными фасадами.
Над Великой парят и планируют чайки...
Псковичи не только чтут «седую старину», но и активно выражают свою гражданскую позицию на стенах города.
 
Кремль начинается с Довмонтова города (по имени князя Довмонта, выходца из литовских земель, принявшего при крещении православное имя Тимофей).
 
Это – странное место – остатки оснований церквей (последний храм был разобран в начале XIX века).
  
Сам Кром состоит из стен и башен, как водится, каждая башня имеет своё имя.
 
Как раз накануне нашего приезда в Кремле вспыхнул пожар – пострадали прапоры (завершения) двух башен – Власьевской и Рыбницкой. До сих пор чувствуется запах гари, по территории летают обгоревшие бумажки. Наша экскурсовод оказалась по совместительству автором книги о Псковских пожарах. Она поведала нам, что Псков горел больше 8 раз…
На стены сейчас подниматься нельзя – реставрируются…
В центре Кремля – вечевая площадь. Над ней возвышается Троицкий собор – уже четвертый, построенный на одном и том же месте.
Выходим из Кремля, переходим речку Пскову.
 
Отсюда открываются панорамные виды на Кремль. Именно такая картинка обычно сопровождает рассказ о Псковском Кремле.
На набережной деловитый пес закапывает свои сокровища, рыбаки что-то ловят в мутной воде, с дерева за всем происходящим наблюдает рыжий кот.
 
По совету экскурсовода заходим на обед в кафе «Пожарка» – не очень быстро, но вкусно. Опять же интерьер:).
  

Кстати, для ускорения процесса доставки пищи к нам была применена «мантра» из мультика «Маша и Медведь»: «Сейчас меня покормят, сейчас я буду кушать!» - не очень громко, но с выражением – на два голоса (пилота и младшего штурмана будущего второго пилота). Так вот – работает! Еду сразу приносят:).

 
Возвращаемся в гостиницу, разглядывая домики.
Магазин «Псковский гончар», в отличие от музеев работает, поэтому заходим, и, конечно же, выходим не с пустыми руками – глазки разбегаются – хочется всего и сразу…

В гостинице заглядываю в турбюро, прошу совета по Новгородским гостиницам, получаю список телефонов, залезаю на сайты (бесплатный Wi-Fi в путешествиях – великое благо) и через 15 минут у нас уже забронирована ночевка на завтра.

После короткой передышки в гостинице идём опять гулять по городу, без плана – как получится.
 
Парковая зона спускается к речке Пскове.
Тут случается печальное происшествие – у старшего штурмана из рук падает фотоаппарат. И, естественно, перестает работать. Через 15 минут после этого, в попытке перепрыгнуть через какую то канаву,  спотыкаюсь и роняю свой фотоаппарат я. Он тоже перестает работать… Все дальнейшие картинки сняты на мобильники. 
В несколько расстроенных чувствах бредем по берегу Псковы, выходим к улицам, смотрим с моста на Троицкий собор.
 
Наши спутники отправляются собираться в Москву, а мы идем по Октябрьскому мосту через реку Великую, по другому берегу к Мирожскому монастырю и церкви Александра Невского.
Монастырь основан в XII веке. Самый древний собор – Спасо-Преображенский, с сохранившимися фресками, но и он сегодня закрыт. Можно только взглянуть на маленький кусочек фрески снаружи.
  
Проходим через монастырь, по другому мосту возвращаемся в парк. Чтобы отвлечься от сломанных фотоаппаратов, решаем прокатиться на колесе обозрения (заодно и вспомнить детство).
Четко просматриваются Петровские редуты.
Город с высоты очень разный – есть старые кварталы, есть новые – но какой-то по-хорошему живой и уютный.
 
Вечер, надо набраться сил перед завтрашним переездом в Новгород.
Ужинаем в кафе «В городе N». Интерьер явно лучше кухни…
 
День четвертый. Псков-Порхов-Сольцы-Новгород Великий.
По карте в Новгород из Пскова можно добраться тремя путями – через Феофилову Пустынь, через Лугу и через Порхов. По слухам, дороги через Феофилову Пустынь нет, через Лугу – 30 км плохой дороги, поэтому едем в Порхов (все фотографии – с мобильных, потому качество оставляет желать лучшего, но уж лучше так, чем совсем без картинок, правда?).

С утра, когда мы завтракали в гостинице, к нам подошла представитель турбюро через которое мы бронировали проживание, завтраки и экскурсии, чтобы проверить не забыли ли нас покормить и пожелать нам счастливого пути. Очень трогательно:).

Итак, выезжаем из Пскова на М20, поворачиваем на Порхов. Дорога пока есть, я потихоньку успокаиваюсь (рано, как стало ясно потом), колёсики бодро крутятся, километры проскакивают незаметно. Въезжаем в Порхов.

Историческая справка. Порхов, как считают краеведы, назван так по слову «парох» – белый камень, известняк. Упоминается в летописи в составе Новгородских земель аж под 1239 годом. Первоначальная деревянная крепость выдержала осаду литовского князя Ольгерда в 1346-м. Крепость перестроили в камне в 1387-м, и литовский же князь Витовт осаждал безуспешно крепость в 1428-м. Витовт привёз с собой пушку, которая, хотя  ее и разорвало при выстреле, нанесла вред крепости и напугала жителей Порхова. В результате жители сдались, крепость перестроили в 1430-м. В 1442-м Порхов присоединили к Московскому княжеству, а с 1777-го он получил статус города.

Спрашиваем у первого же местного жителя, где крепость, нам подробно, но невразумительно объясняют, в результате крутимся по улицам, но находим нужный объект.
Паркуемся напротив местной пожарной службы.
Идем к древним стенам. Крепость явно сохранилась лучше, чем в Изборске – часть стен даже ни разу не реставрировали.
 
Вход – платный – 20 руб. взрослый, 10 – школьник. За эти деньги можно гулять по территории и посетить три музея – партизанского движения (неинтересно), краеведческий (стандартный) и музей истории почты (забавный).
Нам предложили рассказать за 100 рублей о крепости, и мы с удовольствием выслушали экскурс в историю.

 

Каждая крепость на Псковщине гордится своими захабами. И тут их было целых два, правда, они-то и не сохранились. Не сохранилась и одна из башен – Псковская, которая была пристроена позднее и пострадала от наводнения, когда вода в реке Шелони поднялась чрезвычайно высоко.
Зато сохранились и реставрируются три остальные башни. В них даже можно заглянуть. На стену разрешается подниматься.
 
 
Интересна колокольня, вернее церковь около нее. Если присмотреться, можно заметить на куполе 2 креста.
 
Про это – легенда: «Однажды строптивую дочь одного из купцов за какие-то провинности замуровали в башне. После смерти её неупокоенный дух летал над крепостью, стонал и умолял прохожих подарить ей (или уже ему – духу?) тельничек (крестик). Не убоялся проходивший мимо служивый, накинул на шею привидению крест, сгинул дух, перестал пугать прохожих, а перед тем, как исчезнуть навеки, оставила душа девушки крест на макушке церкви. С тех пор там два креста».
 
И вот тут нам рассказывают совершенно другую трактовку креста на стене крепости (помните, в Изборске – охранные символы?). Здесь крест, по словам экскурсовода, типично Новгородский, сделан, чтобы обозначить принадлежность Порхова к Новгородскому княжеству.
Главный агроном Порхова разводил в крепости всякие редкие виды. Опять же рассказывают, что его сад послужил ему и в годы войны: «Был агроном главным в подпольном движении Порхова, выдал его провокатор, мучили агронома и собирались казнить прилюдно для устрашения. Не захотел он, чтобы его смерть стала уроком для мирных жителей, передали ему  с воли корень аконита, отравился агроном, сорвав планы гитлеровских захватчиков».
 
Из древнего Порхова двигаемся в сторону древнего Новгорода. Дороги… ну, местами они есть. Иногда кто-то явно унес асфальт себе для постройки чего-нибудь полезного. А иногда – еще не успел – попадается прямо автобан. Доезжаем по одному такому идеальному участку до столба «Новгородская область» и… я с трудом успеваю затормозить – асфальт заканчивается, как отрезали – нет даже признаков дороги, грязь, кажущаяся непролазной, а в ней четко просматриваются отдельные ямы. Но – делать нечего – ползем потихоньку.
Очень жалею об отсутствии фотоаппарата: когда в чужих отчетах я читала, что «дорога заканчивается с границей», считала это поэтическим преувеличением.
На одной из развилок впереди нас показывается маленький грузовичок. Спасибо ему – он вел нас по этим направлениям километров 20, притормаживая, поджидая и заранее показывая, где ямы особенно опасные. Штурманы в это время пытались сосчитать аистов – на третьем десятке сбились:). Гнезда аистов повсюду – на водокачках, развалинах церквей, столбах, специально построенных опорах, крышах… Наконец под колесами появляется некое подобие асфальта, мы въезжаем в город Сольцы. Останавливаемся, чтобы отдохнуть после тяжелого участка.

Историческая справка. Город Сольцы – тоже, оказывается, историческое место. Известен с 1239 года. Правда, не сам, а тем, что происходило вокруг него. Например, в 1471-м году неподалеку произошла Шелонская битва, когда Иван III разбил войска новгородцев и присоединил-таки Новгородские земли к Московии. В 1579-м Иван IV повелел учредить в Сольцах колесную слободу, чтобы мастера делали лафеты и колеса для пушек (ага, видимо, пушечными колесами того времени  и разбито большинство дорог областиJ). В 1914-м Сольцы получили статус города.

Город –  старого советского образца – на главной улице (Советский проспект) Рюмочные и Чайные.
В одну такую Чайную мы и заглянули в поисках кофе.
Там! Пирожные! По 8 (Восемь) рублей!
Такие вкусные, свежие, забытого вкуса откуда-то из далекого советского детства, что пришлось ими пообедать:). Те, у кого детство не было советским, тоже оценили. В общем, туда можно приезжать ради одних пирожных:).

В Сольцах было замечено несколько матизок.

Дальше дорога местами была. В городе Шимске, на ЛукОйле залили бак Мотьки до полного и через некоторое время въехали в Великий Новгород.

Историческая справка. Первое упоминание Новгорода относится к 859 году. В 862 году сюда пришел княжить Рюрик (брат Трувора, основавшего, как полагают, Изборск). В 1019 году Новгород получает права вольного города от Ярослава Мудрого. В 1136-м – появляется Новгородская республика, с вече во главе. В 1044-м (при князе Владимире) начинают строить каменный Кремль (Детинец). В 1570-м Новгород побежден Иваном Грозным. В 1999-м город переименован из Новгорода в Великий Новгород. Подробнее – в Википедии:).

Осторожно пробрались к гостинице «Интурист». Несколько странно устроено движение, часто запрещены нужные левые повороты, приходится куда-то ехать и где-то искать место для разворота. В Новгороде вежливые водители – оба раза, когда мне очень нужно было развернуться, терпеливо пропускали:). Матизов много, наверное, к ним привыкли, знают, что они не только юркие, но и воспитанные:).

Оставили Мотьку на бесплатной стоянке у гостиницы (есть еще 2 варианта платной – одна за забором, вторая в настоящих гаражах), закинули вещи, помчались в Кремль.
Улицы в городе какие-то неживые – вылизанные, отреставрированные, нет ощущения древнего города, приторно очень.
Но Кремль с его башнями – красив.
 
Церковь Сергия Радонежского (1463 год) кажется маленькой рядом с огромной, почти 40-метровой колокольней (Часозвоницей). С верхней площадки колокольни велось наблюдение – враг не мог подойти незамеченным.
Величава София (правильное название: Собор Святой Софии Премудрости божией), громадна ее колокольня. Этот храм считается самым древним – первый камень в его основание был заложен в 1045 году.

Надо было зайти внутрь – в литературе сказано, что на стенах собора сохранились не только фрагменты фресок, но и древние граффити, выцарапанные писалом обращения к богу (значит, и это – на потом).

 
У подножия колокольни – выставка колоколов.
 
Ворота в храм.
Когда мы гуляли по Кремлю, пришла смс-ка от наших попутчиков – они благополучно добрались до Москвы. Вот странно – вроде и не волновались, а всё равно сразу стало спокойнее:).
Памятник тысячелетию Руси поставлен в сентябре 1862 года, но громадностью напоминает творения Церетели. По официальной версии памятник напоминает шапку Мономаха, ведь ставили его, чтобы «укрепить пошатнувшееся самодержавие», как пишут путеводители. Отбор фигур для памятника происходил под строгим контролем царя. Т.Шевченко, например, вычеркнули из списка, а Пушкина, Крылова, Гоголя оставили.
 
По пешеходному мостику переходим разлившийся до неприличия Волхов,
встречаем усталую туристку,
видим остатки торговых рядов,
оказываемся в Ярославовом дворище.
Вид на Кремль через арку Дворища.
Это – самое древнее место, вечевая площадь, старинные соборы.
В музеях – выходной, поэтому мы просто любуемся архитектурой…

Никольский собор (1113–1136) – типично византийских форм. На нем (и в нем) сохранились фрагменты фресок XII века.

 

Около собора – раскоп, правда, большей частью заполненный водой. В сухих его частях бродят экскурсоводы, освободившиеся от экскурсантов, и подбирают черепки.

Церковь Параскевы Пятницы (1207) построена на средства купцов, приезжавших торговать в Новгород. Параскева Пятница – покровительница торговли.

Около церкви стоит памятник легендарному Садко.

 

Церковь Георгия Победоносца (1356), в XVIII веке верхнюю часть перестроили.

Церковь Жён-мироносиц (1508)

 

Силы на исходе, завтра домой. Возвращаемся через парк. Все скамейки подарены городу МТС.
Памятник Рахманинову. В скверике звучат мелодии из его произведений.
Конечно, нам не хватает времени для тщательного знакомства с древним городом, придётся вернуться сюда еще когда-нибудь. Ведь мы не видели ни одного музея, не прошлись по улицам. Непривычное для нас посещение:)
Ужинаем в гостинице – быстро, вкусно, недорого. Засыпаем на полдороге к подушке… 

 

День пятый, в который ничего  не происходило. Новгород-Москва. Дорожные заметки.

После гостиничного завтрака (шведский стол, 300 рублей на человека, явно завышенная цена) в 8-30 сдаем номера (дежурная по этажу старательно пересчитывает полотенца), бросаем последний взгляд на Волхов,
еще раз ужасаемся зданию театра.
и в 8-45 берем курс на Москву.
Выбираемся на Ленинградку. Я в некотором напряжении – все говорят – трафик, дорога плохая, ехать трудно… Ну да, трафик – фуры, но зато есть полосы для обгона, причём всюду указаны расстояния, можно рассчитать – успеешь ли обогнать. Фуры попадаются очень разные – некоторые вежливо прижимаются к обочине, а некоторые видимо не знают о зеркалах заднего вида и поворотниках. Одна такая 43-го региона практически выпихнула на встречку маленькую Газель, хорошо, что там никого не было, а мы успели встроиться обратно. Качество дорожного покрытия – очень приличное, откровенные ямы не встречались, а «стиральной доски» было не больше 2-3 километров. В районе Валдайской объездной заливаем очередные 10 литров, в соседней с заправкой кафешке пьем кофе (еда там выглядит не особенно съедобной), едем дальше. К сожалению, снимать на ходу на мобильник не получается, а жаль. Реки и озера разлились, деревья и вышки ЛЭП стоят в воде, нежная зелень, правда, небо серое и временами идёт дождь разной степени интенсивности. Зато мухи не прилипают:).

Населенных пунктов много, стараюсь не забывать снижать скорость. Встреченные ИДПС отворачиваются от матизки с грустными лицами.

Некоторое затруднение движения наблюдается только в Вышнем Волочке по причине узких дорог и ремонтных работ.

По дороге радуемся названиям разных поселков. Например, попалось село «МиронЕГи» – именно так! Возможно, это бывшие «МиронИКи» в новой орфографии.

Ну и конечно, вне конкуренции Выдропужск:).

За Тверской объездной в районе Эммауса обнаруживается на нашей стороне кафе «Пит-Стоп». Это такой быстрый общепит с системой самообслуживания, вполне съедобным горячим и вкусной выпечкой. В соседнем помещении варят кофе в машине, а не насыпают из пакетика. Оставшиеся километры промелькнули как-то подозрительно быстро. В Солнечногорске мы ушли направо на Пятницкое, по хорошо знакомой дороге доехали до пересечения с А107, на которой сломался светофор, а потому царили «хаос и беззаконие» (С). Но, видимо, у нас с Мотькой был такой усталый вид, что сразу 2 грузовичка замахали нам, проезжайте, мол.
Спасибо им, вскоре мы уже прыгали по родным Юрловским ямам и парковались у дома. Ощущение, что из ранней весны приехали в лето – цветёт черёмуха, тепло, а в Новгороде с утра было всего +7…
Большое Северо-Западное путешествие закончилось безаварийно. Грустно немножко, что мы уже приехали, но планов пока еще много – Россия большая-пребольшая…
А еще есть сопредельные государства:). Но это будет другая история…

 

Общий пробег 1700 км.

 

Есть вопросы, комментарии, дополнения? – Заходите в гостевую книгу! 

Comments