Мураново

январь 2012
1 день
 
Морозным зимним утром, с трудом оттаяв лобовое стекло (почему-то у нового Беста при тех же условиях стекла замерзают изнутри катастрофически, у Мотьки такого не наблюдалось), выбрались на полупустую МКАД, съехали на М8 и, встретившись с еще одним матизкой на заправке, отправились изучать очередную усадьбу. 
Свернули на развязку с А107, заехали в Талицы. Там мы надеялись посмотреть на пещеры, выкопанные в XIX веке иноками Махрищского монастыря (ныне это действующий женский монастырь с. Махра Александровского района Владимирской области). 
Останавливаемся у небольшой церквушки Новомучеников и Исповедников Российских, построенной в конце 1860-х годов. 
 
Вокруг церкви обустроено подворье монастыря.
Монахини не забывают о прекрасном. Двор украшен скульптурами. 
Княгиня Елизавета Федоровна, видимо, олицетворяет группу  новомучеников. Это копия памятника, установленного в Москве в Марфо-Мариинской обители.
За вторую часть названия церкви – исповедников – отвечает копия памятника Сергию Радонежскому (оригинал стоит в Радонеже).
Возможно, вход в пещеры (по легенде, подземный ход шел отсюда аж до самой Троице-Сергиевой Лавры). Хотя, может быть, это просто погреб. 
Чуть дальше, на пригорочке, строится еще какая-то церковь, скорей всего, Князь-Владимирская.  
Официальный вход в пещеры – прямо напротив церкви.
 
На холме – труба вентиляционной шахты. 
И, как положено, святой источник.
Пещеры прочно заперты тяжелыми железными дверями.  Внутрь попасть не удалось. Наверное, можно было попытаться поговорить с местными священниками, но в церкви в это время крестили младенца, доставленного в сопровождении трех черных джипов. В процесс вмешиваться не хотелось:).
Поэтому мы просто поехали дальше... В деревне Рахманово (кстати, тоже исторически интересное место – здесь когда-то отдыхало войско Дмитрия Донского по дороге из Москвы к Троице-Сергиевой Лавре, здесь же Донскому явился во сне небесный покровитель и пообещал победу над татарами) поворачиваем налево, по указателям. Дорога с небольшим количеством ям, вполне прилична. 
Вскоре мы уже в Муранове (да, я знаю, что у меня очень грязная машина, и, да, мне стыдно... но не очень. Потеплеет до минус пяти – вымою;)).
Историческая справка. До XIX века Мураново сменило многих хозяев. В их числе князья Оболенские. Относительно современная история усадьбы начинается с 1816 года, когда Мураново за 40 тысяч рублей купила жена генерал-майора Энгельгардта Екатерина Петровна. Друг семьи Энгельгардтов Денис Давыдов привёз как-то с собой в гости Евгения Боратынского, который знакомится в Муранове со старшей дочерью Энгельгардтов, Анастасией Львовной, ставшей впоследствии его женой. Младшая сестра Насти, Софья, выходит замуж за друга Боратынского – Путяту. После смерти генерал-майора управление Мурановым переходит к Евгению Боратынскому, и в 1841 году он строит здесь большой усадебный дом. В 1844 году Евгений Абрамович скончался, Мураново со временем переходит в собственность семьи Путят. В 1869 году младший сын поэта Федора Тютчева, Иван Федорович, женился на дочери Путят Ольге Николаевне. Историки до сих пор спорят, приезжал ли в Мураново сам Федор Тютчев. Так или иначе, после революции 1917 года усадьба была национализирована, а в 1920 году здесь открылся один из первых литературно-художественных музеев –музей имени И.Ф. Тютчева. Первым его директором был внук
поэта – Николай Федорович. В июле 2006 года музей сильно пострадал из-за пожара (в главный дом попала молния). К 2009 году здание восстановили.
Замерзший пруд. Сюда из соседнего Абрамцева приходил ловить рыбу Аксаков (ага, у соседей рыба толще;)), пойманную рыбу изучал и описывал в Абрамцевских стенах. 
 
Вид на усадьбу. 
Билет на территорию – 30 рублей с человека, в дом теперь пускают только с экскурсионным обслуживанием: из стихийно прибывших собирают группы.  
За порядком следит лохматый сонный сторож. 
В помещении кассы полезное объявление («На бога надейся...»).
 Гуляем по территории... Административные здания.
 
На заднем плане колокольня домовой церкви.
Залезать на нее мои спутники мне настойчиво не рекомендовали;). 
 
Колокола.
Поясняющие и запрещающие таблички.
 
Красивые сосульки:).
 
Церковь Спаса Нерукотворного (домовый храм семьи Путят-Тютчевых) построена в 1878 году на фундаменте старинного амбара.
 
У церкви – могила сына поэта, Ивана Федоровича Тютчева.
Колодец.
Думаете, из колодца достают воду? А вот, фигушки, ее туда выливают! 
Гладилка (или еще одно административное здание?).
Парк.
Флигель матери Ивана Федоровича (вдовы поэта – Эрнестины Федоровны) был построен в 1879 году. Здесь она проводила лето, готовила к печати посмертное собрание сочинений Ф.И. Тютчева. 
 
На заднем плане – кухня.
Симпатичный домик богато украшен деревянной резьбой.
 
Сосульками, впрочем, украшен тоже.
С погодой нам повезло – такая хорошая солнечная зима...
 
Парковые фонарики.
Детский домик для игр (1870) 
 
Главный усадебный дом. 
 
 
Больше никто не приехал, экскурсия по дому отменяется, сторож дремлет на солнышке.
Удалось уговорить смотрителей и кассира пустить нас в музей без экскурсии. Ходим, смотрим… 
В прихожей – гравюры и литографии.
Отсюда просматривается характерная «усадебная анфилада».
На стенах – портреты и документы.
 
Библиотека.
  
Камин.
   
Характерное «усадебное» кресло.
 
Столовая.
 
Супница Императорского фарфорового завода.
Гостиная.
 
 
Другая гостиная.
 
Вторая библиотека, которая называется «Литературная комната».
 
Кабинет (слева – письменный стол Е.Боратынского, справа – И. Тютчева).
 
Стол Боратынского весьма скромен.
Скрепка для бумаг.
Вид из окна.
Коридор.
Печь.
 
На второй этаж нас не пустили. Там находятся спальня последней владелицы усадьбы, гоголевская и аксаковская комнаты.
В Москве не разрешают входить порошку, а в Муранове – газу.
Идем к так называемому Барскому колодцу. 
Над ним построена часовня, рядом оборудована купальня. 
Висят результаты химического анализа воды. 
Правила поведения.
И еще такое объявление. 
Интересно, что входит в обязанности дежурного по источнику, кроме записи чудесных исцелений? Вовремя открыть кран для подачи воды в источник? 
Рядом с источником – грустное место – Парк памяти детей, погибших в 2004-м в Беслане. Это, правда, грустно… И страшно. Но помнить – надо. 
 
Игрушки на скамейках под снегом… 
Памятники и скульптуры.
 
Возвращаемся к усадьбе мимо  конюшни.
Дальше мы предпринимаем попытку довериться навигатору другого матиза. Навигатор обещал привести нас в усадьбу Софрино. (Я уже говорила в этом отчете, что навигаторы – зло?
Зато нам попался необычный промышленный объект – завод РПЦ по изготовлению церковной утвари и облачений
Церковь Серафима Саровского за колючей проволокой. 
Только при написании отчета обнаружила, что при заводе, оказывается, есть небольшой музей (правда, запись на посещение – за месяц, по заявкам от школ и предприятий, и уж, наверняка, там «не благословляется» фотосъемка). 
На этом сегодняшняя прогулка завершилась. Отправились по домам. 

Общий пробег: 156 км
Comments