Мелихово-Лопасня-Зачатьевское

 ию
ль 2010
1 день
 
Много хорошего слышали мы о Чеховской усадьбе Мелихово. Пора проверить, соответствуют ли отклики действительности. Ехать просто – треть МКАДа, на М2, почти до города Чехов, чуть не доезжая, по указателям налево. Утром в субботу МКАД на удивление едет быстро (или это я наконец-то научилась быстро перестраиваться). Несколько запутанный съезд на М2, но мы с ним быстро разобрались, а дальше – вперёд, по направлению к Белгороду.
В честь дня ГИБДД (3 июля) все ИДПС нарядны и лояльны, камеры выключены, радар-детектор молчит. В отличие от многих федеральных трасс, М2 очень прилична (по крайней мере, в Московской области).
Начинается дождь, скорость движения падает, но мы абсолютно спокойно катимся по лужам – во-первых, наша 350 тоя мокрую дорогу держит даже лучше, чем сухую, а во-вторых, после костромского плавания мелкие лужицы нам совсем не страшны.
Доезжаем до нужной развязки на Мелихово, сворачиваем, проезжаем по эстакаде, ориентируемся по указателям. Прикольно смотрятся многие названия придорожных деревень. Например, посёлок «Сосновый аромат», указатель на который стоит прямо на поле, где пасутся колхозные стада коров. Аромат-то – да, но до соснового ему далеко.

Наконец добираемся до парковки перед усадьбой. Машин много, парочка экскурсионных автобусов отъедает большой кусок парковочного пространства. Мы маленькие, везде поместимся.

Пытаемся выяснить в кассе, нельзя ли нам заказать индивидуальную экскурсию, тем более, что таких самостоятельных набралось человек 10. Получаем в ответ откровенное хамство на тему, что надо было раньше думать. Первое впечатление от усадьбы сразу же отрицательное. Покупаем билеты, чтобы ходить всюду (во все музейные экспозиции, на фотосъемку, на нечто под названием «театральная суббота»).
Дождь не дает спокойно гулять по аллеям. Быстренько бросив взгляд на карту усадьбы, сфотографировав первый на сегодня памятник Чехову, идём в сторону амбулатории. 
Да, за спиной памятника театрально-выставочный центр, в котором ремонт, а вовсе не выставки, как можно было бы подумать из названия.
Амбулатория.
 
У порога чудесный аптекарский огородик. 
 
В доме воссоздана обстановка кабинета сельского врача конца XIX века. Как рассказала нам смотрительница этой экспозиции, первоначально амбулатория располагалась в одном из соседних сел. В 1892-93 годах в Подмосковье была эпидемия холеры. Антон Павлович принимал больных из 25 (!) деревень абсолютно бескорыстно, старался помочь всем, даже покупал для них лекарства на свои деньги. За этим столом составлялись истории болезни, продумывался план лечения.
 
Такими инструментами пользовались сельские врачи.
Это – серебряный дистиллятор. Чехов сам выращивал лекарственные растения (правда, в его время огородик был у главного дома), сам составлял сборы, готовил отвары.

Во второй части амбулатории сейчас располагается действующий медпункт (как и в чеховские времена – один на несколько деревень).

По сиреневой аллее идем вглубь усадьбы.
Тут немножко непонятно – похоже, что когда-нибудь здесь будет усадьба в усадьбе. Именно так можно прочитать стоящие здесь щиты.
Как обычно, в самые интересные места ходить нельзя. Но зато можно фотографировать от забора.
  
Очередной памятник.
Кухня.
 
Здесь в одной из комнат жили две девушки, которые помогали на кухне и по хозяйству, а Антон Павлович пытался учить их грамоте (опять же, по словам смотрительницы экспозиции). Соответственно, одна из комнат – «крестьянский быт».
 
Вторая – собственно кухня. С печкой, самоваром, большим  столом. На стене ходики, описанные в одном из чеховских рассказов. Вот в каком именно, мне вспомнить не удалось…
 
Около кухни – небольшой садик. На нескольких вишневых деревцах постепенно созревает урожай. Кто знает, может именно мелиховские вишни и стали прообразом «Вишневого сада»…
 
К обеду многочисленное семейство Чеховых и всех гостей собирал колокол. Вот этот.
  
Между главным домом и кухней – тщательно заколоченный колодец.
А вот и главный дом.

Историческая справка. Первым хозяином усадьбы был театральный художник Н.Сорохтин. В 1892 году за 13 тысяч рублей он продал свои владения Чехову. Главный дом новые хозяева не трогали, занимались садом, возводили дополнительные пристройки. Прожил Чехов здесь до 1899 года, потом продал имение и уехал в Ялту, лечить чахотку. В 1929 году дом рухнул, через некоторое время его восстановили, реставрировали всё, что можно, и в 1960 году открыли музей.

В дизайне дома чувствуется рука театрального декоратора – стрельчатые окна, терраска с колоннами, витражи…
 
В доме 8 комнат: спальни, кабинеты, гостиные… Первая комната – кабинет писателя. Рабочий стол.
 
Самый старый экспонат музея – чеховская чернильница.
Пенсне, хорошо знакомое по портретам Антона Павловича.
Комната Марии Павловны – сестры писателя, преподавателя географии.
Личная комната Антона Павловича. на столе так и стоят пузырьки от лекарств. Кажется, что в этой спаленке до сих пор пахнет лавровишневыми сердечными каплями.
 
Комната отца писателя – Павла Егоровича. Он занимался усадебным садом.
Дорожные сундуки.
 
Открытая верандочка. Здесь при Чехове пили чай, а после создания музея играли маленькие спектакли и устраивали праздники...
  
Неподалеку от главного дома флигель, в котором была написана «Чайка». Этот домик  плотники построили за 125 рублей. Когда Антон Павлович работал над очередным произведением, над крышей поднимали флаг.  Сейчас флигель заперт.
Рядом огород с громким названием «Юг Франции». Вроде бы там должны расти всякие редкие культуры типа артишоков и бамии. Я заметила только что-то пасленовое.
 
Еще один запертый от любопытных объект – пожарный сарай. Выстроен после большого мелиховского пожара. Туда пускают только с экскурсоводом.
 
Вдоль северной границы усадьбы проходит так называемая аллея любви. Говорят, что прогуливаясь по ней надо обязательно загадывать «сердечное желание». Поскольку придумать, чего бы желало мое сердце, не удалось, просто смотрю по сторонам.
Граждане, задумывающие желания, прячутся от дождя. Всё бы ничего, но вот буквы на пакете...
.
Аккуратный столик. Это, наверное, и есть левитановская горка – насыпь, образовавшаяся при выкапывании пруда, на которой любили сидеть и пить чай Чехов со своим другом Левитаном.
Пруд «Аквариум». Писатель лично разводил тут всяких карасей, сидел с удочкой, но пойманную рыбу выпускал обратно. Странно, ведь жабры-то уже у рыб повреждены крючком, дышать им плохо. Вот, вроде интеллигенция, а над рыбами издевались…
На дорожках встречаются такие артефакты.

Время подходит к 12, идем искать, где будут «играть Чехова». На музейных зданиях висит расписание коротких спектаклей. Происходят они по субботам, играют по 4-5 раз в день, два-три разных рассказа.

Раньше всё это происходило на террасе главного дома, а теперь – в закрытом помещении (то ли конюшня, то ли каретный сарай). Вот так это выглядит изнутри.
Во время спектакля фото- и видеосъемка запрещены. Нам показывают инсценировку рассказа «Жених и папенька». Мило и только… При всей любви Чехова к женщинам (о чем неоднократно упоминается в литературных источниках), здравые мысли относительно брака его всё же посещали. Например, один из известных афоризмов Антона Павловича: «Если вы боитесь одиночества – никогда не женитесь». К чему это? А собственно, к содержанию пьесы. Не буду пересказывать – не ленитесь, перечитайте…
Под непрекращающимся дождем бросаем последний взгляд на усадьбу.
Вспоминаю, что рядышком есть еще одно литературное место – усадьба Лопасня-Зачатьевское, связанная с Пушкиным, Натальей Гончаровой и их детьми и внуками… Мелиховские охранники очень четко рассказывают, как туда добраться, предупреждают о возможных пробках, но мы всё-таки решаем туда попасть.
Очередные населенные пункты. Понимаю, что мозг «заинтернечен» до предела, когда глядя на табличку Васькино, задумываюсь о том, неужели все жители этой деревни когда-то были в аське:).
Перебираемся по эстакаде над М2, едем по указателям на Чехов.  Как только попадаем в город, плотно встаем на железнодорожном переезде.
 
По обочине ходит странная птица. Первые читатели отчета опознали в этом маленьком потомке велоцираптора желтоголовую трясогузку.
По самому Чехову (а раньше он назывался село Лопасня, по имени речки Лопасни) всё тоже едет плотненько, вернее ползет. Рассматриваем рекламы. Поскольку машины стоят практически бампер к бамперу, вот это однозначно воспринимается, как реклама КАСКО:
А вот еще забавное сочетание вывесок. Главное, по делу.

В принципе, по карте, инструкциям охранника и указателям всё находится довольно просто: едем до танка и на круг, налево, до указателя ул. Пушкина, там направо и к церкви. Паркуемся у ворот усадьбы.
Полным ходом идет реставрация, но музей работает. И тут, в отличие от закормленного туристами Мелихова, нам явно рады. Заказываем экскурсию.
Дом построен в 1770 году в стиле так называемого елизаветинского барокко. Архитектор не известен. Как часто в таких случаях, проект приписывают Растрелли. Сначала дом был одноэтажным, но на высоком фундаменте. В XIX веке надстроили еще один этаж.  Это ясно видно по окнам.
Историческая справка. Первым хозяином усадьбы стал камергер Васильчиков, фаворит Екатерины II.  Он недолго пробыл в фаворитах царственной особы, потому что, вместо того, чтобы развлекать Екатерину, большую часть времени пропадал в библиотеках, составляя разнообразные прожекты. Ну и правильно, умным женщинам умные фавориты ни к чему.
Васильчиков продал свое имение Ланскому, своему дальнему родственнику.
Через некоторое время на арене появляется третий род владельцев. Наталья Николаевна Гончарова часто приезжала в усадьбу, а, овдовев, вышла замуж за Петра Ланского.
 
 
Соответственно, здесь росли дети и внуки Пушкина. Последними хозяйками дома стали сестры Гончаровы – племянницы Натальи. Ланские, Васильчиковы и Гончаровы (а потом и Пушкины) непрерывно женились и выходили замуж друг за друга. Александр Александрович Пушкин, например, выбрал себе в супруги воспитанницу Ланских – Софью Александровну, а Екатерина Васильчикова вышла замуж за брата Натальи Гончаровой – Ивана. Разбираться в хитросплетениях судеб и родственных связей – скучновато…
В 1918 году сестрам Гончаровым пришлось покинуть усадьбу. В доме размещались школы, сначала обычная, потом вечерняя, потом склад инвентаря спортивной школы, во время войны был медсанбат.
В общем, реставрация началась только в конце 1990-х годов. В 1996 году вспыхнул пожар. Тут тот самый редкий случай, когда «нет худа без добра» - от жара свернулась краска на стенах и открылись фрагменты настенных росписей, по которым и восстанавливали внутренний облик дома. Активно работы были начаты только в 2003 году (после получения Потанинского гранта), а в 2008-м музей принял первых посетителей.
Экскурсия проходит по первому этажу дома. Такая типичная дворянская усадьба – анфилады комнат, колонны…
Отдельные элементы быта.
 
Посудная экспозиция.
  
Интересную историю рассказывают о синенькой тарелке. Якобы, рисунок ее был специально заказан, чтобы языком цветов передать объекту обожания свои мысли. Маки, например, означали «не могу уснуть, думаю о тебе» (гм, а я бы решила, что: «твое присутствие навевает на меня сон»), розовая роза – «нежные чувства», незабудка – понятно, что, а молодой дубок на заднем плане – надежду на создание крепкой семьи. Бедные девушки, ведь им приходилось всё это расшифровывать!
Среди дворян того времени было крайне популярно зазывать специальные сервизы, где на чашке размещался собственный портрет, а на блюдце – рисунок имения.
Кабинет мог использоваться как курительная комната. Раньше было принято, уходя на перекур, надевать специальные халаты, чтобы одежда не пропитывалась табачным дымом.
Комната, возможно, принадлежавшая Наталье Николаевне.
 
Глядя на этот предмет мебели вспоминается слово «оттоманка».
Наталья Гончарова считалась очень красивой барышней. Многие художники писали ее портреты.
 
Те же, кто портрета нарисовать не мог, дарили ей свои картины.
Детская комната. Здесь занимались уроками, изредка играли.
 
У сестер Гончаровых был очень жесткий режим дня, где на прогулки отводилось всего 55 минут – утром 15, после обеда еще 40. Поднимали бедных детей не позже 8 утра, а отправляли спать не позже 10 вечера. И никакого интернета и бессмысленных книжек:).
 
Юные дЕвицы обязаны были уметь играть на пианино, рисовать, чинить свою одежду, читать молитвы и помогать младшим сестрам.
Важная комната – библиотека.
   
 
В стене одной из комнат когда-то была дверь для прислуги. Дверной проем украшала роспись аналогичная росписи в садовой беседке.
 
Бальный зал кажется очень маленьким, но, по словам экскурсовода, танцевали по всей анфиладе, а здесь был оркестр. В уголке ломберный столик (кажется, он именно так называется).
 
Кабинет Александра Александровича Пушкина, сына поэта, генерал-майора, героя русско-турецкой войны.
А еще нам рассказывают интересную историю про обнаруженные в доме Пушкинские черновики. Когда сестер Гончаровых «попросили» покинуть усадьбу, то уже после того, как были вынесены вещи, в дом вернулись за клеткой с канарейкой. И в этой самой клетке были найдены несколько листочков, исписанных характерным Пушкинским почерком. Призванная к ответу прислуга сообщила, что на чердаке стоит целый сундук с «грязной» бумагой. Оттуда-де они и берут листочки, чтобы подстелить в клетку, завернуть что-нибудь. Сундук вскрыли. Там оказались наброски к историческим хроникам, посвященным Петру Первому и личный дневник. Потомки Пушкина, просмотрев, найденное, решили хроники не публиковать. Сейчас найденные «канареечные» страницы хранятся в одном из Питерских музеев.
На самом верху – в мансардном этаже – проводятся интерактивные занятия с Чеховскими детьми.
На полу, например, аккуратно разложены следы невиданных зверей.
Дети рисуют сказки Пушкина.
В коридоре – поэтажный план дома.
В полуподвале – история…
Набор юного археолога – три ведра песка и килограмм костей.

 

В другой комнате – память о Великой Отечественной.
 
Шикарный усадебный парк ныне запущен, как и многие другие парки.

Эх… Когда-то здесь был каскад из семи прудов (Щучий, Русалочий, Большой, Карасевый – названия какие!). Дно всех прудов строилось из мореного дуба, на зиму пруды спускали, а ил, накопившийся за лето, вывозили на поля вместо удобрений.

Парк находится на балансе города, поэтому пока музей ничего не может сделать. Жаль.
Около первого пруда – источник, естественно, объявленный святым. Толпа граждан набирает из него воду. Интересно, а что об этом думает местная СЭС? В литературе сказано, что вода из этого источника «способствует чадородию». Хорошо, что младшее поколение не стало к нему подходить:).
Рядом с усадебным домом – Анна-Зачатьевская церковь. Построена она в 1689 году на деньги стольника Саввы Васильчикова. У супругов Васильчиковых долго не было детей, потому был принесен соответствующий обет, и вскоре после начала строительства, как гласит легенда, Анна Васильчикова получила желаемое чадо. Естественно, в связи с этим, храм был освящен в честь святой Анны.
  
В 1821 году к церкви пристроили трапезную, чуть позже – ампирную колокольню. Отреставрирована церковь в 2008 году.
 
Для Чеховского района, видимо, характерно наличие около достопримечательных объектов тщательно запертых колодцев.
На территории храма – некрополь Васильчиковых, Ланских, Пушкиных.
 
Пора домой.
Поворачиваем налево на Московскую улицу, внимательно читаем указатели и вскоре прочно встаем – впереди авария, грузовик уехал в кювет, его вытаскивают. Минут 15 наблюдаем за процессом, наконец, дорогу открыли.
  
Выползаем на пустое Симферопольское шоссе.
 
Радостно (не заблудились!) выезжаем на МКАД. И тут все еле ползет… 
Даже Ягуары. Правда, ползут они гордо в левой полосе. Приходится объезжать.
 
Ну почему, почему граждане водители не следят за техническим состоянием своих машин и закипают посередине полосы? А еще от жары большинство забывает включать поворотники, и только моя быстрая реакция позволила сохранить нам наш левый бок от ржавого москвича. Так он еще и бибикал! Испугался, наверное. В зеркала надо смотреть при перестроении, особенно в правое, и поворотники включать, вот!
А потом мы оказались за ужасно страшным грузовиком. С такой вот надписью:
 
Тем не менее, наше сегодняшнее литературное путешествие завершилось безаварийно. Что в сухом остатке? Ну, как обычно: места, о которых пишут восторженные отклики, мне не нравятся, а вот странные музеи, о которых мало что известно, кажутся весьма познавательными.
 
Общий пробег: 223 км (из них 73 по МКАД).
 
Если у вас есть вопросы и/или комментарии, или вы знаете, в каком рассказе Чехова участвовали ходики, заходите в гостевую книгу.
Comments