Гаврилов-Ям-Великое-Кострома-Сумароково-Переславль

июнь 2010
3 дня
 
Переславль

День первый. Москва–Гаврилов-Ям–Великое–Кострома.
Отправились мы в путь рано-рано (по нашим меркам) – в 7 утра. МКАД ехала  вполне по-человечески – 110-120, Свернули на Ярославку, и, естественно, встали.
Пробки, ремонтные работы, сужения… Первые 140 км мы ехали около 3-х часов.
Зато можно было тщательно рассматривать, что же там синеет в полях.
 
На подъезде к Переславлю всех заворачивали на объездную. Тоже, в общем, ничего страшного – ну ямы, ну местами чуть похуже асфальт, но для матизных колес вполне проезжаемо. После Переславля стало полегче, можно было ехать быстро, притормаживая только на писк радар-детектора.
Как приятно при этом наблюдать за ИДПС, мимо которых мы гордо проезжали с разрешенной скоростью!
Знакомая по прошлогодним путешествиям церквушка в Петровском.

Ростов проходим по объездной, дальше дорога почти совсем пустая, но камеры слежения за скоростью, тем не менее, встречаются.
Не доезжая около 25 км до Ярославля, поворачиваем направо, по указателю на Гаврилов-Ям.
 
Историческая справка. Первое упоминание о селе Гаврилово относится к 1545 году. Вроде бы, как гласят легенды, жил здесь когда-то предприимчивый русский мужик Гаврила, служивший ямщиком. Вторая часть названия города происходит от слова «ям» - станции на почтовом тракте. Расцвет Гаврилов-Яма пришелся на 70-е годы XIX века, когда в поселке была открыта текстильная мануфактура.
 
Главная достопримечательность современного Гаврилов-Яма – музей ямщика.  Здание новое, построено в виде сарая (некоторые, правда, считают, что в виде телеги).

Экспозиция… Эх… Над ней еще работать и работать. Две маленькие комнатки – в одной элементы упряжи, вторая имитирует крестьянскую избу.
Гостей встречает льняной добродушный Гаврила.
Для больших групп проводятся интерактивные экскурсии с песнями и чаепитием.

Разные сани.
Наглядное пособие по запряганию лошади.
Колёсики, вернее, их устройство.
Очень ценный Екатерининский указ.
Макет почтовой станции.
Во дворе – конструкция из семи металлических подков.
Говорят, что если загадать желание и пройти под всеми подковами с чистыми помыслами, то желание обязательно сбудется. Проверим:).
Рядом с музеем ямщика – дом детского творчества. Это здание построено купцом Локаловым (о нем чуть дальше). По непроверенным данным, здесь когда-то располагалась богадельня для одиноких работниц Локаловской мануфактуры.

Есть еще в Гаврилов-Яме музей ремесел, но его смотрительница – в отпуске. Поэтому мы, возвращаясь к М8, решили заглянуть в село Великое.
По дороге обнаружился такой вот памятник – самолет, причем  не из древних: с изменяемой стреловидностью крыла.

Охраняет самолетик чрезвычайно разговорчивая галка.

По дороге заправляемся на Славнефти. Скушано уже 16 литров!
Поворачиваем к Великому, на горизонте виднеется колокольня.
Историческая справка. Считается, что у происхождения названия двойная история. С одной точки зрения, село когда-то было самым крупным из всех сел района. А с другой – якобы имя ему дали выходцы из Великого Новгорода, которым хотелось, чтобы в названии новой родины звучало название покинутой земли. Первое упоминание о здешних землях относится к 1392 году, когда в окрестностях села русские ратники сразились с татаро-монголами (кто победил – найти не удалосьJ).  В конечном итоге Великое было подарено  фельдмаршалу князю Репнину за победу в Полтавской битве. Репнин же возвел храм Рождества Богородицы (считается, что это единственный храм, посвященный победе в Полтавской битве), а его внук построил вторую церковь – Покрова Богородицы. Чуть позже возвели колокольню. В ее западной стене прорубили символическое окно в Европу, а куранты отсчитывали время, прошедшее с момента битвы под Полтавой. Этот комплекс иногда называют Великосельским Кремлем.

Паркуемся на центральной площади.
Остатки башенок.
Главный храм.
Колокольня (видно окно в Европу).
Детали колокольни.
Громадные развалины бывшего кремля сейчас отданы церкви и активно реконструируются при непосредственном участии служителей культа.
 
Но… Мне показалось, что орнаментальные украшения сбивают, выравнивая стены.
Еще одна достопримечательность села – усадьба купца Локалова. Особняк строил Шехтель, и это видно…
 
Историко-биографическая справка. Алексей Васильевич Локалов (1813-1874), бывший крепостной, поднявшийся из низов до купца 1-й гильдии. Жители села Великого, из которого он был родом, не позволили открыть в селе ткацкую фабрику. Тогда Локалов построил мануфактуру на берегу Которосли в Гаврилов-Яме.  Сначала он использовал труд надомниц – раздавал пряжу крестьянам, те ткали полотно на домашних станках, а Локалов потом отбеливал его и продавал… Сын купца Александр Алексеевич (1831-1890) был совладельцем фабрики. Производство – не маленькое – вырабатывало 140 000 пудов пряжи, 212 000 кусков пряжи. Трудились на фабрике почти 3,5 тысячи человек. В 1888 году организовалось товарищество, на его деньги содержались школы для девочек и мальчиков, клуб, ясли, больница и 11 общежитий. В 1888 году по проекту архитектора Федора Осиповича Шехтеля был построен особняк. Но пожить в этом чудесном доме Александру Алексеевичу не довелось…
 
Такой прекрасный модерн. Но – запустение… Внутри – детский дом. Снаружи – остатки прежней роскоши.
   
Когда-то во дворе был грот с зимним садом и фонтаном.
Характерные для Шехтелевских творений изразцы.
Грустно и больно смотреть на объект, разрушающийся прямо на глазах. Из него можно было бы сделать прекрасный музей, наверняка, такое бы привлекло туристов, а значит и деньги, необходимые для развития района и села.
 
Последний взгляд на кремль, вот теперь – к Костроме.
Дорога украшена веселенькими автобусными остановками.
Почти на повороте к М8 ловлю красивые цифры на спидометре: 55555!
Сначала доезжаем до Ярославского НПЗ, а потом по указателям.
Пристроились за Нивой с наклейкой «Тропой Медведа» и чудесно ехали, чувствуя себя маленьким внедорожничком.
По дороге – строительные работы, сужения, перестроения на встречку…
В одном из узких мест пропустили ярославский форд, оказавшийся из форд-фокус клуба. Наконец, на горизонте показалась табличка «Костромская область».
Топонимическая справка. Почему Кострома называется Костромой? Как обычно, мнения расходятся. Может быть, в честь божества весны и плодородия, умирающей и воскресающей Костромы. Может, Кострома происходит от слова «костёр». А может, вообще, от финно-угорского – «земля искупления» или «земля возмездия»…
Начался дождик. Сначала маленький, потом посильней, а потом нас накрыла чёрная-пречёрная туча, и... ка-а-а-а-ак полило.
 
Видимость нулевая, водостоки с такими объемами не справляются, практически плыли на ощупь по воде глубиной выше порогов. Такие лужи нам еще не попадались. Местные маршрутки, привыкшие к дождям и непогодам, обгоняли медленно ползущую маленькую машинку, обливая нас  по самую крышу. В голове возникали яркие и навязчивые образы несчастного двигателя, получившего гидроудар. Хотелось остановиться, но съезжать в такой дождь на обочину еще страшнее. Окна моментально запотевают, сначала включаю печку, она не справляется, вспоминаю про кондиционер – и, о, чудо – через 15 секунд все окна сухие. Моть доплыл, разгребая лужи, довёз нас до гостиницы «Волга». Стоило припарковаться, как ливень закончился.
Гостиничный комплекс стоит на берегу Волги, такого типично советского вида здание, но зато с вай-фаем:). Оплачиваем проживание и стоянку. Быстро-быстро осматриваем город с балконов.
 
Перед обычной прогулкой по городу – обедаем в гостиничном ресторане. Мне не понравилось – порции маленькие, очень дорого, кухня в основном итальянская (или псевдоитальянская).
Историческая справка. Считается, что основал Кострому Юрий Долгорукий в 1152 году, но в летописях первые упоминания о городе относятся к 1213 году, когда Кострому сжег ростовский князь, а пленных жителей забрал с собой. Город отстроили, но в 1230-м его опять сожгли, на этот раз войска Батыя. Чтобы защитить Кострому в XIII-XIV веках строятся укрепленные монастыри. Герб города учрежден в 1767 году Екатериной II. Планировка Костромы – характерная, екатерининская – от центральной площади, опоясанной полукругом зданий, радиально расходятся улицы. В советское время Костромскую область то упраздняли (тогда территория относилась сначала к Ивановской, а потом и к Ярославской областям), то обратно восстанавливали.
До центральной площади, носящей гордое имя площадь Сусанина (а местное население называет её просто и незатейливо – Сковородка) добираемся общественным транспортом, которого очень много (билетик 10 рублей).
Город  явно туристически ориентирован. Автобусные остановки украшены картами основных достопримечательностей. При этом, правда, номера автобусов нигде не указаны.
 
Огромное количество организованных групп и неорганизованных граждан с фотоаппаратами постоянно попадает в кадр. То ли народ-таки поехал по России, то ли мы давно не были в больших городах в большие праздники.
В центре площади – пирамидка с фотографией будущего памятника царю Михаилу Романову и крестьянину Ивану Сусанину (его собираются поставить к 400-летию дома Романовых в 2013 году).
На площади солнечные часы. Якобы, если встать в центр круга, то по собственной тени можно определить время. Интересно, как при этом учитывать толщину тени?
Грустный бассет собирает денежки на приют для бездомных животных.
На другой стороне улицы – памятник Ивану Сусанину.
 
На удивление хорошо сохранившаяся гражданская архитектура.
Пожарная каланча (1824-37 годы). Она служила по назначению до 2005 года.
 
Здание бывшей гауптвахты (построена после войны 1812 года)
 
И, конечно, знаменитые Костромские торговые ряды, считающиеся самым большим торговым комплексом России.  Интересно, что строили их постепенно, с 1789 года до 1850-го. Когда-то ряды делились по продукции, продававшейся в них – пряничные, квасные, рыбные.
  
Теперь же в них в беспорядке натыканы различные магазинчики, иногда с забавными вывесками.
 
Здания рядов перемежаются часовенками. Кстати, нигде больше ни разу не видела объявлений с режимом работы церкви.
 
Церковь Спаса в рядах (1766).
 
Колокольня (1792) видна почти отовсюду.
   
Из многих точек видна и фигура Ленина.
   
Памятник ему – один из самых больших в Советском Союзе. Постамент переделан из памятника 300-летию дома Романовых (1913 год). И, пожалуй, именно постаментом памятник и интересен, в первую очередь.
 
Спускаемся к Волге по улице Молочная Гора.
В здании бывшей чайной общества трезвости теперь находится музей природы (он уже не работал).
 
У Волги был центральный проход к торговым рядам. Когда-то тут был парадный въезд в город, так называемая Московская застава. Ворота обозначены обелисками с орлами.
  
Над Волгой носятся оголтелые чайки.
  
Медленно проплывает кран.
 
Неспешно бродим по вечерним улицам. Много неплохо сохранившихся домов. Например, такой, деревянный.
С такими деталями...
    
Богоявленский монастырь. Относится к XVI веку, но посмотреть на него нельзя – он действующий, там расположена Духовная семинария. Закрыто прочно, фотографировать нельзя. Ну и не надо…
 
 
Зато напротив нам попадается такая вот комплексная вывеска.
 
Еще домики. Для Костромы явно характерны дома с эркерами.
 
 
 
Заходим поужинать в «Рога и копыта». Не зря у этого места такой высокий рейтинг! Очень интерьерное место, совершенно не скучно ждать еду, можно бродить по залу и фотографировать, фотографировать, фотографировать. Порции большие, все вкусно, не очень дорого и очень благожелательно.
 
Доползаем до гостиницы. Всё. Спать
.
День второй. Сумароково – Кострома.
Подкрепившись гостиничным завтраком, едем в гости к лосям на Сумароковскую лосеферму. С утра, перед поездкой чуть-чуть подкачиваю колеса ( до 2,5 – дороги-то не будет хорошей, а диски – жалко). Пообщались в процессе с водителем экскурсионного автобуса, который поинтересовался – не нас ли он встречал в прошлом году в Суздале (это – о пользе наклеек для идентификации:)). Получив причитающуюся порцию уважительных реплик о маленьких машинках, смело покоряющих большие просторы, выезжаем из Костромы. Сначала –  на Кинешемское шоссе, у Иконниково поворачиваем налево, проезжаем деревню Гридино, поворачиваем направо.
 
Как сказано в описании проезда – «дорога проезжая, но гофрированная».
На самом деле глубоких ям совсем немного, неглубокие объезжаются, хуже то, что все дорожное полотно посыпано гравием, который, естественно, вылетает из-под колес и издает страшные звуки, ударяясь о колпаки колес и кузов. 7 км звуковых страданий, и мы – у цели. По дороге прямо в поле задумчиво пасется лосиха. Останавливаемся ее сфотографировать. Лосиха перестает жевать и внимательно на нас смотрит.
Историческая справка. Лосей пытались приручить давно. Сначала (в 1930-е годы) попытались создать кавалерийский лосиный полк. Выяснилось, что лоси готовы работать на человека только зимой, когда мало корма, да еще и при первых признаках реальной опасности они разбегаются. Потом попытались приучить лосей возить груз, чтобы животные помогали лесорубам, геологам и прочим таежным работникам. Опять не получилось. Тогда в Печоро-Илычском заповеднике, в конце 1940-х годов была основана первая лосиная ферма. Там собирались лосей изучать и выводить мясные и молочные породы. Собственно, именно в заповеднике научились доить лосих. Лосиное молоко считается очень полезным для лечения язвенной и лучевых болезней. В 1963 году лосиная ферма открылась и в Костромской области.
Сейчас на ферме обитают 16  лосих, каждая из которых дает от 1 до 4 литров молока в день. Подрастают лосята разного возраста. Подращенных молодых лосей передают (продают) в заказники и заповедники.
Без экскурсовода на ферму  заходить нельзя, потому что лоси ходят свободно и могут напугать туристов (или туристы могут напугать лосей, что, согласитесь, гораздо опаснее).
Билетов нет, но признаком оплаченной экскурсии, как сказали нам в кассе, является наличие экскурсовода и морковки. Морковкой угощают лося в загоне.
Погода жаркая, и много слепней, поэтому лоси не хотят выходить. Когда морковка съедена, можно пойти посмотреть на лосят – совсем маленьких, еще рыжих, голенастых и с огромными ушами. Гладить их нельзя, потому что у малышей еще не сформировалась иммунная система. Зато можно понаблюдать и пофотографировать.
Пастись лосенку приходится, вставая на колени, иначе он не может нагнуться за травой. В загоне есть и кормушка, а по вечерам все малолетнее стадо выгоняют пастись в окрестные луга.
 
Возвращаемся к ферме, в воротах стоит Люба.  Вот ее можно было вволю гладить.
 
Поскольку все лоси на ферме живут по собственной воле (они могут уходить и приходить, когда захотят), то каждый из них носит ошейник с собственным именем, а некоторые еще и специальные GPS-приборчики, которые определяют и записывают координаты животного.
А у этого лосика только-только начинают расти рожки.
 
Еще на ферме собираются разводить благородных оленей. Пока в загончике прячутся от посетителей только две молодых оленухи. Но если стоять тихо-тихо, то любопытные олени аккуратно подходят сами.
 
Экскурсии идут сплошным потоком, стоянка забита машинами так, что выехать прямо сразу не получается. Поманеврировав минут 15, выползаем на дорогу и возвращаемся в Кострому.
По дороге заезжаем перекусить в столовую «Лимпопо». Она относится к той же системе, что «Рога и копыта», но построена по принципу самообслуживания.
 
Едем к Ипатьевскому монастырю. Указатели не показались мне линейными, но мы «упали на хвост» местному таксисту и безошибочно прибыли на место. Вообще, мне показалось, что Костромские водители очень лояльны к маленьким машинкам, пропускают сразу, прикрывают на поворотах, а если я пропускаю, очень удивляются и всегда говорят спасибо. Поворотники опять же включают всегда. Правда и московские водители ведут себя в Костроме гораздо вежливее, чем на родине:).
Припарковались под стенами монастыря. Были настороже в связи с бесконечными историями о насильственной мойке машин, но Моть интереса не вызвал.
Идём в музей деревянного зодчества – «Костромскую слободу».
Много открытых деревянных домиков, в каждом экспозиция посвящена какой-то одной стороне жизни крестьян – или ремеслу, или обрядам. Есть дом гончара, есть дом со свадебной атрибутикой, есть с детской…
 
Наверное, мы уже очень много слушали/смотрели/читали/писали про этнографию, поэтому нового для себя не открыли.
Приятно пройтись по территории, порассматривать деревянные часовенки и церквушки, вот только нам не очень повезло с погодой – дождь то начинается, то передумывает, поэтому двигаться приходится короткими перебежками.
 
Вдали – бани, вывезенные с затапливаемых земель под Рыбинском.
 
На поляне мельницы ветряные. Интересно, что тут они уже северного силуэта.
 
На поляне сказок – детской площадке – можно увидеть «превед от медведа».
 
В ручье цветут кувшинки, по траве скачут собаки.
  
А в воздухе носятся стаи голодных комаров.
Лично мне больше всего понравился вот этот объект.
 
Идем обратно к  Ипатьевскому монастырю.
Историческая справка. По одной из версий, монастырь был построен в 1330-х годах родоначальником династии Годуновых. Как положено в легендах, на этом месте ему явилась богоматерь, он от чего-то исцелился и построил монастырь. По другой версии, монастырь построен братом Александра Невского в 1275-м году, а потом попал под покровительство Годуновых. В монастыре в XVII веке жил изгнанный Годуновыми Михаил Романов. Здесь же состоялся обряд призвания его на царство в 1613 году.. Посему монастырь объявляет себя колыбелью Романовых. Известен монастырь по так называемой Ипатьевской летописи, которая датируется 1420 годом, а найдена была именно здесь, в XVII веке. В Советское время в монастыре был музей. Потом церковь забрала исторический памятник себе, организовала там церковный музей, закрыла часть территории для посетителей, предварительно выгнав и музей деревянного зодчества.
Вход на территорию через Святые врата с надвратной церковью Хрисанфа и Дарии (1841-1863). Здесь же касса. Неприятно удивляет надпись на билете: «Спасибо за пожертвование».
Главный собор – Троицкий (1650-е).
Сохранились фрески.
 
Резной иконостас.
Палаты бояр Романовых (Царские чертоги). Построены в конце XVI века.
 
Там экспозиция, посвященная призванию на царство.
 
Но самое интересное – изразцовые печи… Много картинок с поучительными буквами.
  
Вторая часть экспозиции, посвященной Романовым, находится в Трапезном и Свечном корпусах (эти два здания разновремённой постройки сейчас объединены в одно).
 
Гуляем по территории. Как-то мне здесь не нравится – то ли туристов очень много, то ли просто перенасыщение монастырями… Ожидалось большего.
В планах – посещение музея льна и бересты, он совсем недалеко от монастыря.
Музей небольшой, всего 2 зала –  в одном льняная экспозиция со всякими трепалами, чесалами и ткацкими станками, а в другом – берестяная. Забавные плетёные фигурки, туесочки, украшения. Мы не заказывали экскурсии, а краем уха слушали, что вещают большой туристической группе. Экскурсовод – такого же типа, как в Переславских музеях чайников и утюгов. Живо, весело, энергично. В подвальчике музея – магазин с льняными изделиями.
  
 
Возвращаемся к гостинице. И вдруг – Моть отказывается заводиться. Выключаю зажигание, пробую еще раз. Стартер не схватывает, начинает мигать аккумуляторный значок. Ну, думаю, всё, приехали, опять генератор. Лезу под капот, дергаю провода, совершаю ритуальные пляски вокруг машины, уговариваю завестись – подействовало… Тем не менее, приехав к гостинице, первым делом на всякий случай проверяю клеммы на аккумуляторе, чищу их наждачкой (вот, не спрашивайте, зачем – не знаю), брызгаю на провода защитным спреем. И лезу на костромские сайты в поисках телефонов сервисов, эвакуаторов и прочих жизненно необходимых вещей. Обсуждаем варианты, что делать, если это генератор. В конце концов, чувство голода заставляет прекратить обсуждение, мы отправляемся обедать в «Рога и Копыта». На этот раз народу там очень много, приняв заказ, нам говорят, что ждать придется долго. Самый голодный член экипажа остаётся сидеть в кафе в ожидании еды, а остальные решают побродить по окрестным улицам.
Успели добраться до так называемой Беседки ОстровскогоКонечно, это новодел, Островского в беседке никогда не было, но, по рассказам своих современников, он очень любил именно это место на берегу, вроде бы именно здесь он дописывал «Грозу». Тут, глядя на Волгу, были созданы строки «Отчего люди не летают?».
Люди здесь не летают по-прежнему, зато летают чайки, которые сидят на фонарях, зорко осматривая окрестности.
Возвращаемся к обеду, поскольку нам сообщили, что еда уже на столе. Посреди улицы обнаруживается такой объект – кажется, это старая пожарная колонка.
С одного из балконов гостиницы хорошо видна церквушка. Это – церковь Воскресения на Дебре (Дебря – это улица такая). Конечно же, она уже закрыта, но снаружи вполне поддается рассмотрению.
 
К ней прилагается легенда – когда-то купец, торговавший краской с Англией, в одном из иноземных бочонков вместо краски нашел целую кучу золотых монет. Как честный человек (нет, вы можете себе представить честного купца?), он сначала поинтересовался у англичан, можно ли использовать неожиданную находку на богоугодное тело. Те разрешили. Вот на эти деньги и была построена церковь.
   
Рядом – более новая колокольня. Сейчас она относится к Знаменскому монастырю.
 
От колокольни видна гостиница «Снегурочка», при которой стоит Терем Снегурочки. Он закрыт, но мы решаем посмотреть снаружи, чтобы решить, стоит ли туда заходить утром.
 
Китч, он и есть китч. Висящие на двери цены не радуют, хотя, вполне допускаю, что экскурсии интересны.
  
Пофотографировав, отправляемся бродить по улицам. На этот раз – не туристским.
Лужи, ямы…
Технологический техникум, окруженный тремя или четырьмя общежитиями.
 
Большой парк, в котором сходит с ума навигатор в Нокии старшего штурмана, показывая, что мы сейчас под Волжским мостом, посередине реки. И так ясно, куда идти:).
Красивый закатный свет.
 
Разные домики.
     
По дороге к нашей гостинице случайно оказываемся в некоем этническом районе… Становится понятно, почему территория автостоянки гостиничной за таким высоким забором, да еще и с колючей проволокой сверху…
  
Решаю, что надо-таки проверить, заведется ли Моть, покрутить на холостых, чтобы точно знать, мы – на матизке с утра едем или на эвакуаторе. Вдох, выдох, ключ на старт…
Урчим. Ура! Что это было? То ли я слишком нервно отношусь к машине, то ли просто случился глюк электрики от сырости. Внимательно слушаю звук мотора. Теперь мне начинает казаться, что справа что-то стрекочет. Задумчиво заглядываю под капот, естественно, ничего не понимаю. Вроде стрекот утихает, но перед следующей поездкой мы все же заедем на диагностику.
 
День третий. Кострома-Переславль-Залесский-Москва.
Завтрак. Процедура сдачи номеров предельно проста – просто отдаются ключи администратору – «Спасибо!» – «Счастливого пути!».
Въезжаем на мост.
Из Костромы выбираемся под прикрытием московского Рава-4 – такого чистого, что в чехле от его запаски отражается наша золотистая мордочка:).
Сначала – почти автобан...
По дороге радуемся названиям…
Речка Туношонка…
На самом деле она совсем не маленькая...
Коргиш (может, там живут собаки породы корги?)
У некоторых населенных пунктов нет табличек, они пишут названия прямо на придорожных столбах.
Строительные работы местами «затрудняют движение», но, пока еще не критично. Тем более, на починенных участках, пользуясь наличием радар-детектора, вполне можно ехать:).
Заезжаем в Переславль. Очень хотелось погладить Синь-камень (а некоторым еще и посидеть на нем).
Совершенно неожиданно около Ярилиной Плеши обнаруживается караван верблюдов. Причем вполне сытых.
То ли это мудрые старцы прибыли из пустыни поклоняться языческим святыням, то ли Переславль решил стать родиной верблюдов и заняться их разведением.
С горы хорошая панорама Никитского монастыря.
Пушистые облака над Плещеевым озером.
А вот дороги по сравнению с прошлым годом подразбились…
Обедаем в ресторане «Провинция» при гостинице «Переславль». На стоянке обитает щенок, охраняющий местные машины.
На выезде из города начинаются сначала пробочки, а потом и пробищи.
Заезжаем на заправку «Татнефть». Ищу глазами шланг с 92-м, а его нет. Есть почему-то 93-й. Пару секунд пытаюсь понять, где меня обманули, потом решительно заправляемся 93-м. Вроде Мотьке понравился:).
Рвусь объехать пробку по обочине, но вредные штурманы (ага, я вас обоих предупреждала, что всем пожалуюсь :Р) поднимают ужасный шум и не пускают меня, оооочень громко и занудно рассуждая на тему необходимости соблюдения ПДД в любых дорожных условиях. Приходится ползти в пробке.
Останавливаемся походить и выпить кофе в «Сказке», в районе Кощейково. Мы уже заезжали сюда по пути из Вологды – тихое место, есть дорожки, чтобы немножко расходиться после пробочной езды.
Наконец, продравшись через «затрудненное движение», оказываемся на МКАДе. Ура, можно не ползти, а ехать! Как обычно, совершенно случайно, оказываюсь во втором слева ряду. Где-то на половине пути к дому замечаю впереди белую клубную наклейку на вишневом матизке. Перестраиваемся поближе, вежливо бибикаем, нас не узнают, приходится перестроиться перед носом, чтобы разглядели и нашу наклейку. Мигаем аварийкой, всё –  нас заметили, едем вперед.
Незнакомый матиз превращается в точку на горизонте, а мы, счастливо миновав возможные пробки, сворачиваем к Путилково и вскоре паркуемся у дома.
 
Общий пробег: 844 км
 
 
Комментарии, вопросы и предложения:) можно смело оставлять в гостевой книге.
Comments