Беларусь‎ > ‎

Полоцк, Витебск и окрестности

сентябрь 2010 года

6 дней

 

Бешенковичи

Верхнедвинск

Витебск

Глубокое

Миоры

Мосар

Новый Погост

Оболь

Осиногородок

Париж

Полоцк

Сарья

Шарковщина

Шумилино

 

Покрутив как следует «Глобус Беларуси», на последнюю неделю отпуска было решено отправиться в Витебскую область.

Маршрут составлен, секвестрирован до 2000 км, включая дорогу туда-обратно. Грин-карта куплена, Моть прошел предпоездочную диагностику, залит полный бак – можно ехать. Хорошо, что перед любой длительной поездкой я всегда накануне еще раз проверяю машинку. На этот раз предательски села батарейка в сигналке. Правда, я даже испугаться не успела, что машина не открывается – идея о замене батарейки сразу пришла в голову.

Ну, вот наконец все готово. На этот раз будущий второй пилот остается в Москве, на хозяйстве, а почётное штурманское место предоставлено старшему штурману.

 

День первый. Москва – Шумилино – Полоцк.

Конечно, в семь утра, как собирались, выехать не получилось, выбираемся в 7-20. Тем не менее МКАД едет, Минка тоже. По сравнению с М10 М1 кажется вполне приличной, а местами так вообще замечательной. Несколько ограничивают скорость передвижения многочисленные ремонты дорог. 
Родина провожает нас густым туманом, выползающим из низин. 
В тумане прячутся лошадки:).
На 338 км заливаемся на ЛукОйле до полного (на высоких скоростях Моть кушает бензин «за обе щеки», как джип какой-нибудь).
После поворота на Смоленск, строго по указателям сворачиваем на Витебск. Сразу за поворотом – глубокая яма. Дорога – российская… 

Проезжаем Рудню, на границе смело объезжаем фуры, Родине мы не интересны, к нам даже не подходят.

А вот белорусская транспортная инспекция на этот раз хочет с нами пообщаться. Нам выписывают квитанцию на въезд, причем предупреждают, что если мы будем выезжать через другой таможенный пункт, то нам придется платить транзитный сбор – 15 долларов за неделю. Разводят, по-моему. Им просто машинка понравилась, они хотят еще раз на нее посмотреть:).

Заодно узнаем про бизнес белорусских таможенников – один из них торгует в РБ Амвеем, о чём с гордостью сообщает.
 
А вот и плакат, о котором все говорят и пишут.
Н-да. Здесь лицо РБ подвергается непрерывным косметическим операциям. Чувствую себя в России…  Возникает первый неразрешимый вопрос этой поездки: «Почему плакат поставлен здесь, а не около въезда Москва-Брест?»
Особенно, когда приходится объезжать здоровенные асфальтоукладчики по не очень удобной обочине.
Через какое-то время ситуация меняется, хотя теперь я понимаю, что по М1 въезжать лучше.
 
По дороге ищем банк, чтобы поменять деньги.
Проезжаем Витебск, мы еще вернемся в него в конце нашей поездки, поэтому даже особо не смотрим по сторонам. 
  
И кафе, и банк нашлись на трассе уже за Витебском, в маленьком городе Шумилино.
Историческая справка. В XIX веке Шумилино было деревней. Статус местечка получило, когда в 1806 году через него прошла Риго-Орловская железная дорога (станция называлась Баболино). С 1938 года считается поселком городского типа. Считается, что название Шумилино (Шумiлiна) связано с шумным боем, который вели партизаны против французской армии в 1812 году.
 
Несмотря на страшное название, кормят в этом кафе вполне съедобно и быстро.
Едем в центр, паркуемся на площади под строгим присмотром Владимира Ильича.
На «Глобусе», в числе достопримечательностей Шумилина, был указан вокзал (построен в начале ХХ века). Это одно из немногих зданий, непострадавших в годы Великой Отечественной войны .
   
Напротив вокзала – церковь в обычном жилом доме.
  
Улицы и домики.
 

Походив и размявшись, едем в Полоцк.

На убранных полях встречаются такие хранители урожая (наверное, это украшение полей к празднику Дожинки).
Долго-долго едем по Полоцким предместьям, обгоняя длинный караван передвижного цирка. Наконец, въезжаем в сам город.
Историческая справка. Хотя Полоцк упоминается в «Повести Временных лет» под 862 годом, но большинство ученых полагает, что поселение на берегах Западной Двины возникло еще раньше (лет на 70). В Х веке город был центром Полоцкого княжества, во второй половине XIII века захвачен литовскими псами-рыцарями.  В 1563–1579 удерживался русскими войсками. С 1667 по 1772 принадлежал Польше. В 1772–1777 находился в Псковской губернии, а в 1777-м была образована Полоцкая губерния. Подробности, как обычно, ищите в Википедии.

Находим гостиницу (единственная гостиница в городе, называется «Двина», входит в состав гостинично-туристического комплекса «Славянский»).

Долго решаем, где поставить Мотьку – усталость перевешивает, Моть остается стоять на бесплатной парковке, под знаком «Только для служебных машин». Путь на гостиничную стоянку, во двор, долог – в городе много одностороннего движения.

 
Закинув вещи, отправляемся гулять. Напротив гостиницы площадь, украшенная фонтаном.
Рядом памятный знак «географический центр Европы». Надо сказать, что на это почетное звание претендуют несколько белорусских мест. 
 
Памятник Симеону Полоцкому.
Биографическая справка. Симеон Полоцкий, в миру Самуил Емельянович (или Гаврилович) Петровский-Ситнианович, личность чрезвычайно интересная. Родился он в 1626 году в Полоцке, здесь же в 1656 принял монашеский постриг. Потом переселился в Москву, учил детей царя Алексея Михайловича – Федора и Софью. В 1678 году основал типографию в Кремле, не просто так, а свободную от (внимание!) церковной цензуры! Писал и публиковал разные просветительские книги. А еще сочинял стихи и записывал их в разной форме: звезды, креста, сердца. То есть, вполне можно считать его одним из первых поэтов-авангардистов:). Умер Симеон Полоцкий в 1680 году в Москве, похоронен в Заиконоспасском монастыре, в Китай-городе.
 

На противоположной стороне бульвара возвышается памятник Ленину.

В нескольких шагах от него обнаруживаем забавный памятник букве У краткое. Такая буква есть только в белорусском языке.
 
Пожарная часть (скоро можно будет собрать коллекцию фотографий пожарных каланчей из разных городов). Эта каланча построена в 1927 году
Аккуратные дворики.

Памятник Ефросинье Полоцкой.

Биографическая справка. Дочь полоцкого князя Святослава Всеславича, княжна Предслава Святославовна (1100–1173), была девушкой мудрой, тянулась к знаниям, но потом вдруг решила постричься в монахини под именем Ефросиньи.  Жила при Софийском соборе, переписывала книги за небольшую плату, деньгами делилась с бедными. Занималась переводами античных авторов, строила и открывала школы, основала монастырь и несколько церквей, а, состарившись, отправилась в Палестину, поставив (и выполнив) задачу: обойти все места, где в земной жизни бывал Иисус.
 
За спиной Ефросиньи – здание музея ткачества. Заносим посещение в планы:).
В Полоцке бережно сохраняют остатки прежней застройки, украшая домики табличками «Каштоунасць» (У, естественно, краткое).
 
Справа от нас возвышаются громадные валы Ивана Грозного. Их насыпали в 1562 году по приказу царя для защиты бывшего стрелецкого замка. Высота валов была около 10 метров. Сейчас на вершине валов находится стадион.
По дороге к Софийскому собору, самой известной достопримечательности Полоцка, встречается здание Иезуитского коллегиума, основанного в 1580 году по указу польского короля Стефана Батория. Это – старейшее высшее учебное заведение Белоруссии.  В 1812 году коллегиум преобразован в академию. Сейчас его корпуса реконструированы. В них находятся факультет информационных технологий и историко-филологический факультет Полоцкого университета 
 
Софийский собор – самая древняя каменная белорусская постройка. Первоначально был построен во второй половине XI века. В нем была богатая и обширная библиотека, которая исчезла бесследно во время Ливонской войны. Потом собор несколько раз горел, но после каждого пожара восстанавливался. При Петре Первом в храме был устроен пороховой склад, который и взорвался в 1710 году, основательно повредив собор. К 1750 году собор перестроили в стиле виленского барокко.  Во время войны 1812 года французские войска устроили тут конюшню. К 1914 году собор заново отреставрировали. В годы фашистской оккупации здесь велись службы.
 
Сейчас в Софийском соборе музей, который так и называется: «Музей архитектуры Софийского собора» и зал, где проходят концерты органной музыки. Время позднее, музей закрыт.
 

Перед собором лежит так называемый Борисов камень. На нем высечен крест и надпись «Господи помози рабу своему Борису».  Такие подписи оставлял на валунах, особо почитаемых язычниками, полоцкий князь Борис Всеславович. Бытует поверье, что если трижды обойти вокруг Борисова камня, загадав желание, то оно вскоре сбудется. Проверять не стали:).

 
Спускаемся на набережную Западной Двины.  Домики, увитые диким виноградом...
В здании бывшей лютеранской кирхи (относится к концу XIX – началу ХХ века) с 1948 года работает краеведческий музей. 
На шпиле – вездесущий полоцкий кораблик (он есть на гербе города).
А вот так музей рекламируют.
Идем дальше. Городская застройка.
Изредка попадаются стенды с изображениями старого Полоцка.
Богоявленский собор остался от Богоявленского мужского монастыря, упразднённого в ХХ веке. Основан был монастырь в 1582 году. Сам собор построен в 1760–79-х годах, а  в 1780-х (на деньги Екатерины II) расширен по проекту Кваренги.
 

При монастыре существовала братская школа, где преподавал Симеон Полоцкий. Причём не только преподавал, но и возглавлял школьный театр.  Сейчас в здании бывшей школы целых два музея – белорусского книгопечатания и музей-библиотека Симеона Полоцкого. Посещение обоих – в планах на завтра.

Возвращаемся в гостиницу. Интернета почти нет… Роутер спрятан в лифтовую шахту. Картинки в статус странствий грузятся очень долго, почти до ужина. 
Ужинать идем в пиццерию «Даминика». Быстро, съедобно, недорого, но порции маленькие.
Вечерняя прогулка по улицам... Случайно обнаружена церковь, не обозначенная на карте достопримечательностей.
Осталось запастись едой на завтрак и записать сегодняшние впечатления...
 

День второй.  Полоцк – Сарья – Верхнедвинск – Полоцк

С завтраками в этой стране не очень хорошо. Еда в гостиничном кафе не выглядит особо съедобной, а все вокруг открывается поздно.
Пытаюсь определиться с местом завтрашней ночевки. В плане была гостиница в Шарковщине. Звоню туда – свободных мест нет.  Милая девушка на ресепшене гостиницы «Двина» узнает в справочной телефон гостиницы в Глубоком. Там – тоже облом, потому что могут предложить только двухместный номер без удобств. А находясь за рулем по 6–7 часов в день, я хочу хотя бы минимального комфорта. И в Полоцке нельзя остаться еще на день, потому что наши номера уже забронированы следующими гостями. Быстро бросаю взгляд на карту и еще раз обращаюсь за справкой к администратору. Наконец, отзываются Миоры, где мы бронируем на завтра двухкомнатный люкс (остальное, опять же, без удобств) за примерно 1100 росс.рублей.
План поездки переработаю вечером, а сейчас мы едем в Спасо-Ефросиньевский монастырь, основанный Ефросинией Полоцкой в 1125 году.
Типичный православный монастырь, на входе юбки с платками и охранник, который следит, чтобы барышни в штанах не проникли на территорию.
Самое древнее строение – Спасо-Преображенская церковь (1161 года). Внутреннее убранство, с моей дилетантской точки зрения, на XII век никак не тянет. В дверях всех входящих встречает монахиня, которая злобно рявкает: «Фотографировать запрещено». 
В 1897 году на территории монастыря построили пятигавый Крестовоздвиженский собор.
 
Мы отправляемся к еще одной церкви, ретроготической Успенской, в Сарью. Проезжаем промышленного вида город Новополоцк.
Въезжаем в Верхнедвинский район.
Дорога местами проходит через лес.
На обочинах стоят такие трогательные плакаты.
Поворачиваем к Сарье.
По дороге встречаются труженики полей, везущие охапки сена.
Рядом со здоровенными колесами не очень уютно.
Припарковавшись в Сарье у какого-то магазина, на всякий случай уточняю у местных, как проехать к Успенской церкви. Тут я первый раз за эту поездку сталкиваюсь с тем, что путь мне объясняют не в общих чертах, а чрезвычайно подробно, начиная с того места, где стоит машина. Узнаю новое белорусское слово «ставок» (пруд). До него мы и едем, а оттуда уже видны шпили церкви. Свято-Успенская церковь была построена в 1852 году тогдашним владельцем Сарьи (Игнатом Лопатинским) как усыпальница над могилой любимой жены Марии. В 1865 году храм конфисковали «по причине красоты» (так звучала официальная формулировка). В конце XIX века церковь передана православным. Архитектурный стиль называется ретроспективная готика.
 
Вокруг много домов, обойти саму церковь так, чтобы целиком сфотографировать с разных ракурсов, не получается.
  
На заборе висит замок, внутрь тоже не попадешь.
 

Полюбовавшись на уникальное здание, отправляемся в Верхнедвинск.

Историческая справка. Первые письменные упоминания о Верхнедвинске (до 1962 года он назывался Дрисса, по одноименной реке) относятся к 1386 году. Эти земли входили в состав и Полоцкого княжества, и Великого княжества Литовского, и Речи Посполитой. Рядом с Верхнедвинском перед войной 1812 года был устроен Дрисский укрепленный лагерь, но качество оборонительной позиции оказалось не очень, да и у Наполеона войск было больше, чем рассчитывали. Поэтому уже через 5 дней после обустройства лагеря, русские войска его покинули.

Верхнедвинск расположен на слиянии рек Дрисса и Западная Двина.

Тут заботливо поставлен знак, чтобы местные водители не заезжали в реку. Когда-то (до 2009 года) здесь наводился понтонный мост.

Оставив Мотьку отдыхать рядом с его белорусским собратом, идем гулять.
  Смотрим на городскую застройку...
 
 
Церковь святого Николая построена в 1819 году.
 

Костел Рождества Девы Марии возведен в 1809 году, а в 1860-е годы его перестраивали.

 
Католические костелы, как обычно, более гостеприимны, чем православные храмы, поэтому можно войти за забор и посмотреть на территорию и святых в специальных домиках..
  
Или отдохнуть на скамейке около надписи «Мир и покой».
Или даже зайти внутрь.

 

Копия плащаницы.

В Белоруссии постоянно напоминают о ПДД не только водителям, но и пешеходам.

Почти совсем на выезде из города встретился такой вот глобус.
А чуть дальше нас притормозила вывеска магазина сыров (ну очень вкусный верхнедвинский сыр, у него только один недостаток – быстро съедается). Рядом с магазинчиком фруктовая детская площадка. 
  
Возвращаемся в Полоцк.
По дороге невозможно не остановиться. Ничего не имею против отечественного автопрома, но матиз – однозначно не Жигули:)!
Небольшой обед в кафе напротив гостиницы «Двина»… Здесь нам встречается (опять же первый за эту поездку) образец стихотворных правил поведения.
  

Отправляемся в музей книгопечатания. Это даже не два в одном, а целых три: в одном здании и музей книгопечатания, и музей-библиотека, и выставка, посвященная самому музею.

 
Экспонаты музея книгопечатанию рассказывают об истории появления книг.
  
О том, как книги переплетают...
  
...переписывают...
Кроме книг, есть и другое... Например, герб рода Сапег, снятый с ворот дворца Сапегов в Ружанах (те живописные руины мы видели в прошлую Белорусскую поездку, в июле).
Это библиотека.
Кабинет.
Авангардистские стихи Симеона Полоцкого. 
 
А это – уже про высокую печать, наборщиков и линотипистов.
Выставка не очень интересна. Внимание привлекает только несчастное «Родное слово» – худое и босоногое... 
Полоцк вполне туристски ориентированный город. На улицах много указателей, заблудиться сложно. 
Галки играют роль московских голубей.
Следующий на сегодня музей – природно-экологический. Расположен в водонапорной башне.
Экспозиция привязана к самой внутренней структуре башни. Лестница объявлена экологическим сознанием. 
Дальше все достаточно обычно. Чучела...
  
Рыбки... 
А на самом верхнем этаже, прямо в лестничном проеме, свил паутину огромный паук. Не бойтесь, он не настоящий:).
На последнем этаже – антропогенное загрязнение окружающей среды и вообще всяческое вредное воздействие человека. .
Спускаются из музея по пристроенной прозрачной лестнице. Через грязноватые окошки можно посмотреть на город. 
 
А вот так выглядит лестница снаружи.
Во дворе музея очередной кораблик.
Хотели еще зайти в музей традиционного ткачества, но он оказался закрыт. Значит, в другой раз...
Возвращаемся к гостинице. Опять же обращаю внимание на знаки, нарисованные прямо на асфальте.
Реклама фотостудии.
На этот раз я сломалась первой, поэтому остаюсь в гостинице складывать картинки в «Статус» и писать наброски к отчету, а старший штурман в это же время идет изучать Задвинье и Заполотье.
Вчерашняя церквушка при свете дня. Оказывается, это новострой. Называется Покровская, построена в 1990-е годы.
 

Еще один относительно недавно построенный храм – костел св. Андрея Баболи (1997).

 
Его ворота «украшены» сценами преследования святых. Обратите внимание, что в числе преследователей несомненные чекисты и казаки.
   
С моста через Западную Двину открывается вид на Софийский и Богоявленский соборы.

Очередная модификация Чебурашки.

Пешеходный мостик.

Ужинаем в пригостиничном ресторане «Славянский» (он оказался даже дешевле вчерашней «Даминики», а главное, вкуснее и сытнее).
Традиционная вечерняя прогулка... Полоцкий купец весьма упитан:).
 
 

День третий. Полоцк – Глубокое – Париж – Мосар – Осиногородок – Шарковщина – Новый Погост – Миоры.

Утром завтракаем вечерними запасами, сдаем номера, грузимся и едем в Глубокое.
 
Историческая справка. Глубокое впервые упоминается в письменных источниках под 1414 годом (как некое торговое местечко ВКЛ). В числе хозяев отметились даже Радзивиллы, но от их правления дворцов в Глубоком не осталось. Замок Зеновичей-Радзивиллов был уничтожен Северной войной. В 1793 году Глубокое входило в состав Российской империи, с 1920 года – в состав Речи Посполитой, а с 1939-го – уже белорусский город.
Останавливаемся на центральной площади. Естественно, здесь же памятник Ленину.
Посередине площади скверик с фонтанчиком.
На стенах – жизнеутверждающие плакаты.
Слева виднеется здание консервного завода.
Очень много милицейских машин, украшенных полезными советами.
 

Напротив друг друга стоят католический костел и православная церковь, бывший монастырь кармелитов. 

Сначала пойдём к Троицкому костелу. Построен он был в 1760–80-х годах, а перестроен в начале 1900-х
 .
Собор Рождества Богородицы – бывший кармелитский костел Успения Богородицы. Построили его в середине XVII века, а перестроили в 1735 году.
 
Около храма разбит красивый садик со множеством всяких прудиков, моделей церквей и таинственных строений.
   
Бак со святой водой.
Городская застройка.
 
Раскрашенные камни во дворе почты.
 
На улице – карта Глубокского района. Обнаруживается альтернативный центр Европы:).
 
В городском парке у озера Великого (ага, Глубокое стоит на Великом, правда, на других картах то же озеро называется Глубокое) встречаем чуть подросших лебедят – еще серых, как гадкие утята, но уже с длинными лебедиными шеями.
 
 
Кто-то похожий на чомгу.

И еще утки-гоголи.

Поснимав птичек, отправляемся дальше.
Выезжаю с парковки, вижу сзади приближающуюся ДАIшную машинку. Останавливаюсь, чтобы дать им проехать. Не поверите – они меня пропустили:). Я честно помигала им аварийкой, и мы поехали… 
И тут происходит развенчание мифа о белорусских дорогах.
 
Грейдер песчано-глиняный. Выше 30-40 км/ч ехать нельзя, хотя местные (правда, тракторы на больших колесах) передвигаются быстрее. Одна такая попытка залезть на обочину, чтобы уступить дорогу, привела к тому, что мы слегка забуксовали. В раскачку за пять минут вылезли, но больше я на грейдере дороги никому не уступала – так объезжали…
 
В населенных пунктах встречался асфальт, средненького качества, но с российскими навыками по объезжанию ям вполне можно считать такие дороги приличными. Между деревнями – песок. А еще шел дождь…
Так или иначе, но наконец-то мы въезжаем в Париж.
 
Историческая справка. По одной из легенд, название у деревни появилось благодаря Наполеону, который, оглянувшись ранним утром по сторонам, сообщил своим слугам, что здесь он построит второй Париж. В 1973 году Париж объединили с соседней деревней и переименовали в Новодруцк. А совсем недавно, в начале 2000-х деревне вернули ее историческое название.
Ради такого кадра однозначно стоило ползти по грейдеру:).
Конечно, здесь есть Эйфелева башня (правда, католическая). Высота ее около 30 метров, а строительством занималась компания «Глубокские электрические сети».
 
 
Стат де Франс.
Река Сена (на самом деле, видимо, пожарный деревенский пруд).
Костел Иосифа Ремесленника, недавно построенный.
 
Ангел.
Святое семейство у костела.

Музей Иоанна Павла другого (второго, то есть) – туда мы не пошли. А вообще-то – это местный Лувр.

 
Погуляв по «Парыжу», отправляемся в Мосар, который еще называют Белорусским Версалем.
Неожиданно, в соседнем Осиногородке, попадается вот такой указатель.
Вот она, на пригорке.
 
А это ее колокольня.
И такие часовенки – в память о войне 1812 года.
 
Неподалеку мирно пасется корова.

Едем дальше. Опять же грейдер.

Выползаем на асфальтовую дорогу.

Вот и Мосар. Судя по белорусскому написанию, название читается с ударением на первый слуг МОсар, а не МосАр, как я читала до этого.

Историческая справка. Первые письменные упоминания о Мосаре относятся к 1514 году. Известно, что здесь, во время своего похода на Псков, ночевал Стефан Батория (первый король Речи Посполитой). В XVII веке тогдашний владелец Мосара,  Роберт Бжостовский, построил костел святой Анны. Этот костел и сохранился до наших дней почти в неизменном состоянии. Всему, что представляет из себя Мосар сейчас, деревня обязана ксендзу Юзефу Бульке.
Заезжаем на стоянку. По одну сторону от нее – зона скорби (кладбище),...
...а по другую – зона радости (костел, парк вокруг него).
Перед входом в костел стоит стенд с подробной схемой достопримечательностей Мосара.
В центре лужайки – копия Микеланджеловской скульптуры «Оплакивание Христа».
Проходим через территорию костела в парк.
  
Клумбы, альпийские горки, садовые скульптуры, беседки – совершенно не похоже на религиозное образование.
  
Аллея Ружаницевая. Здесь множество часовенок с картинами разных таинств. На каждом изображении аккуратно перечислен список спонсоров, на деньги которых это было нарисовано (или построено).

Криница.

Впереди – местная Голгофа. Считается, что это самый высокий крест в Беларуси. Начинается дождь, поэтому туда мы не идем.
Источник. Около него композиция «Лурдское откровение» (Богоматерь явилась бедной крестьянской девочке).
  
У костела живут страусы.
А еще козы, гуси и индюки.

Аллея трезвости, посаженная анонимными алкоголиками разных городов.

  
Она украшена плакатами о вреде алкоголизма.
 
Встречаются скульптуры разных библейских деятелей.  Моисей с десятью заповедями, например. Или Христос в Гефсиманском саду...
 
Давид-псалмопевец.
 
Святой с собачкой (не знаю, кто это).
 
Около костела – этнографическая выставка разных полезных в крестьянском быту предметов.
Заходим в костел.
Совершенно неожиданно нам тут проводит экскурсию бодрая бабушка (она так и представляется: «Бабушка»). В отличие от православных храмов внутри можно фотографировать.

Нам подробно рассказывают об органе, кабинках исповедников, месте для ксендза, проводят в заалтарное помещение, где покоятся мощи какого-то святого. Рассказ явно хорошо отрепетирован. Забавно было слышать, как периодически проскальзывали фразы типа : «Ни один ворог не тронул наш костел – ни фашисты, ни советские». Правда, тут же, видимо, вспоминая, что мы из России, бабушка поправлялась, что советских за врагов лично она не считает. Оказывается, Булька добился того, что ее муж бросил пить, а поэтому она каждый день приходит в костел, чтобы рассказывать об истории храма, да и о самом Бульке всем, кто сюда заглядывает. 

  
В часовне антиалкогольный музей.
 
 
Около кладбища недостроенный пока Ноев ковчег.
Пятиметровая скульптура Христа.
Памятники...
Трудно поверить, что всё это стало возможным благодаря активности всего одного человека – ксендза Юзефа Бульки.

Биографическая справка, она же лирическое отступление. При всем моем резко негативном отношении к любым религиозным деятелям, не могу не восхититься мосарским ксендзом. Юзеф (в другом написании, Йозеф, Юзас или Йозас) Булька приехал в Мосар из Литвы в 1988 году году, в возрасте 63 лет. Получив в качестве прихода костел, он занялся облагораживанием территории. По рассказам бабушки из костела, пожилой ксендз взял в аренду 60 га свеклы и, «подоткнув сутанку», приводил в порядок поле. Деньги, полученные за выращенный урожай, ушли на благоустройство территории. Личный пример оказался заразителен. За ксендзом потянулось и местное население. По другим данным, ксендз продал свою квартиру в Вильнюсе, чтобы можно было заложить дендрарий. С раннего утра до позднего вечера, в свободное от служебных обязанностей время, Булька приводил в порядок парк возле костела. По образованию агроном, он привозил отовсюду семена и саженцы разных растений. Но даже не этим Булька вызывает восхищение.

Он практически полностью искоренил привычку выпивать у местного населения. Ксендз, например, отказывался отпевать умершего, пока ему не приносили из магазина или сельсовета расписку о сданных талонах на водку. Он завел в костеле книгу трезвости, где каждый пьющий человек записывал свой обет – не пить день, неделю или месяц. По Булькиной инициативе высажена аллея трезвости, сделан антиалкогольный музей, а самогонные аппараты в музей сдавали сами жители. Нет, совсем, конечно, в Мосаре пить не перестали, но тем не менее, процент трезвых жителей здесь выше, чем в любой другой деревне.

Умер ксендз в январе 2010 года, на 85 году жизни.  Возможно и на дольше бы хватило его сил, но сильно подкосил здоровье скандал, который устроила Литва, требуя выдачи Бульку за якобы сотрудничество с советскими властями в начале 1950-х годов. Как нам рассказали, в январе, уже в больнице, Бульке был вручен документ, полностью его оправдывающий.

И, кстати, Эйфелева башня в белорусском Париже тоже построена по инициативе Бульки...

По дороге к нашему сегодняшнему месту ночевки заезжаем в Шарковщину. Там и обедаем.
Скверик в центре населенного пункта.
Рекомендации для водителей на автобусных остановках.
Церковь иконы «Всех скорбящих радость» построена в конце XIX века.
Городская застройка.
Поворачиваем к Миорам. Начинается ливень, приходится ехать медленно и осторожно. Дороги узкие и очень-очень извилистые. Рядом со знаками крутой поворот написано, сколько именно крутых поворотов вас ждет, всюду не меньше трех. Убеждаюсь в правильном выборе шин – хорошая резина 350 тойя – мокрую дорогу держит крепче сухой!
В поселке Новый Погост останавливаемся около очередной церквушки. Так она выглядит через стекло.
А так – под зонтиком:). Это церковь св. Николая, построенная в 1878 году.
  

Въезжаем в Миоры.

Историческая справка. Миоры упоминаются в письменных источниках, относящихся к 1514 году (по другим данным, к 1633 году), как поместье Мерея, относящееся к ВКЛ. В XVII веке здесь был православный монастырь, отданный потом униатам (он не сохранился). В 1972 году Миорам присвоен статус города.
Поселившись в гостинице (в стоимость номера включена охраняемая стоянка), идем гулять – по набережной вдоль озера Мёрского к Успенскому неоготическому костелу, 1907 года постройки.
Озеро большое, а поэтому при нем есть даже спасательная станция.
Так костел выглядит вблизи (ворота закрыты).
Перед ним установлен памятник Нерожденному ребенку.
Рядом зона отдыха Полуостров, городской парк. Если б было суше и теплее, здесь можно было бы погулять подольше.
 
Возвращаемся в центр города.
Идем по пешеходной улице.

Очередные стихи.

По совету администратора гостиницы заглядываем в кафе «Чайка», чтобы уточнить график работы. И тут нам открывается страшная правда жизни: кафе работают до 22-23, но кухня закрывается в 19, соответственно позже поесть проблематично. Но мы не сдаемся и отправляемся разведать обстановку в другое (оно же второе) кафе «Бригантина». Там мы выслушиваем ту же историю, но на наш жалобный вопрос: «Совсем-совсем не покормите?» – получаем ответ, что еды для нас найдут и погреют в микроволновке.

Темнеет. Света на улице нет. Молодежь смирно пьет в кафе до момента его закрытия. Немногочисленные прохожие прижимаются к заборам. Пожалуй, это самый депрессивный из всех увиденных нами белорусских городов. По восприятию, похож на российский Ростов Великий (только в Ростове побольше истории), там тоже жизнь прекращается с темнотой.

Заходим в магазин за едой на завтрак, которого в гостинице нет, нет там, впрочем, и Интернета. И даже нет ни одного матиза на улицах! В общем: «We are not in Kanzas any more!» (С)

Зато в нашем люксе есть чайник, красивые чашки, горячая вода из бойлера в санузле и новые кровати с хорошими матрасами. И еще полная тишина за дверью и окном... 
 
День четвертый. Миоры–Полоцк–Оболь–Бешенковичи–Витебск.
Утром сдаем номер, вернее, просто относим ключ администратору. В гостиничной квитанции отдельной строкой вписано пользование чайником, холодильником и телевизором. И налог 5 %. Интересно, а если бы я попросила унести телевизор, стал бы номер дешевле?
Короткая прогулка по Миорским улицам.
Здание гостиницы.
Гостиница принадлежит местному ЖКХ, которое тоже развешивает на досках объявлений свои стихи.
А рядом – здание местного архива. 
Едем в сторону Витебска. Поскольку все равно надо проезжать Полоцк, решаем попробовать в очередной раз попасть-таки  в музей ткачества.
Паркуемся на большой площади Свободы.
Здесь в декабре 2009 года восстановлен памятник героям войны 1812 года (на этом месте был в 1850 году поставлен памятник, который в начале 1930-х годов снесли).
 
Идем в музей. Он наконец-то открыт, правда, там толпа детей старшего дошкольного возраста. Поскольку в музее два этажа, начинаем со второго, краем уха прислушиваясь к тому, что рассказывают детям.
Довольно интересная экспозиция, посвященная обрядовым знакам, оберегам и символам.
  
Народные костюмы.
 
Ткацкий станок.
Детям в это же время рассказывают про лен. Но, в отличие от аналогичного музея в Мышкине, все дают потрогать: и коробочку льна, и попробовать помять лен на льномялке, и покрутить прялку. Очень живо и весело.
 
Отправляемся дальше. Проехать мимо кафе с вкусными пирожными у меня ну никак не получается:). Поэтому Моть остается у ног Франциска Скорины (а тот поглядывает на маленькую машинку с явным недоумением).
Подкрепившись, можно смело следовать по дальнейшему маршруту.
 Вскоре на нашем пути оказывается Оболь.
 
Историческая справка. Поселок городского типа Оболь известен по письменным свидетельствам с 1503 года. Тогда это было село Полоцкого уезда ВКЛ. Как и Шумилино, Оболь стала развиваться активно, когда рядом проходила Риго-Орловская железная дорога. Грустную известность приобрел поселок в годы Великой Отечественной войны. Здесь действовало комсомольское подполье «Юные мстители», дети 7–10 классов, которые сражались против гитлеровских захватчиков. Как и в большинстве аналогичных историй, нашелся предатель, и практически всех детей казнили. Сейчас в Оболи есть музей комсомольского подполья. 
По указателю на музей мы и сворачиваем. В музей идти не собираемся, но он расположен в бывшем доме управляющего усадьбой Гребницких, на руины которой мы и хотим посмотреть.
Рядом стоит церковь (нет таблички, название не выяснили).
И, собственно, остатки самой усадьбы. Построена она была в начале XIX века (колонны, портики, классицизм).
 
Видя наш интерес к развалинам, музейная сотрудница, подметающая двор, рассказала о тяжелой судьбе усадьбы.
 
До Великой Отечественной войны здесь была общеобразовательная школа, а когда для школы построили новое здание, сюда перевели общежитие рабочих керамического завода.
 
Соответственно, от бывшей усадьбы мало, что осталось.  А несколько лет назад в усадьбе вспыхнул пожар...
    
Поблагодарив за краткий экскурс в историю, едем дальше, в Бешенковичи.
Историческая справка. Бешенковичи известны с XVI века. В 1630 году их купил Сапега, тогда поселок стал стремительно расти, а в 1634 году даже получил магдебургское право. В 1775 году Бешенковичи переходят к канцлеру ВКЛ Иоахиму Хрептовичу, который строит тут дворец. В здании дворца останавливались в разное время разные императоры: Наполеон в 1812 году (он даже позировал у одного из дубов в парке для придворного художника), Александр I в 1821 году (для смотра войск). А до появления дворца, во время Северной войны, сюда наведывался Петр I.
Заезжаем на парковку, осматриваемся по сторонам. Рядышком стоят две церкви – католическая часовенка и православная. Католическая находится в обычном доме. 
 
Ильинская церковь построена в конце 1860-х годов. Обратите внимание на табличку (с попыткой исправить грамматическую ошибку).
 
На центральной площади, естетственно, Ленин.
А это тот самый дворец. Сейчас в его здании детская школа искусств.
  
Хозяйственные постройки бывшей усадьбы.
 
Усадебный парк. Пруды. Лужайки. Осень.
  
Дубовая аллея. Где-то здесь должен быть Наполеоновский дуб.
Политически активную молодежь приглашают на тематические дискотеки:).
Обедаем в местном кафе. Выйдя на крыльцо, обнаруживаем, что на парковке начались строительные работы.

Пока нас не закатали в асфальт, быстренько сматываемся в сторону Витебска.

По дороге заправляемся белорусским бензином, который Моть очень уважает. В Витебской области, в отличие от Гродненской, на заправках не пугаются фразы: «До полного»:).
Историческая справка.  Год основания Витебска окончательно не установлен. Принято считать, что основала его княгиня Ольга в 974 году (по другим данным, в 947, или даже в 914). Первое упоминание в «Повести временных лет» относится к 1021 году.  В 1591 году город получил магдебургское право (утратил его в 1623 после городского восстания против полоцкого епископа, получил обратно в 1654 году, в качестве благодарности за участие в битве против московских войск). В 1708 году Витебск был сожжен Петром I за материальную поддержку шведских войск. Подробнее, как обычно, в Википедии.
Въезжаем в город. некоторое время уходит на поиски гостиницы «Витебск», потому что улица, на которой она стоит, не отмечена на нашей карте. Дорогу спрашиваем у местного таксиста, который провожает нас до нужного поворота. Заселяемся и, конечно же, отправляемся на прогулку.
Страшный Гулливер. Внутрь этого кафе заходить совсем не хочется.

Театр «Лялька».

Пушкин у Пушкинского моста, закрытого для пешеходов и машин, потому что реставрируется.

Чуть поодаль Свято-Успенский кафедральный собор (бывшая Успенская церковь базилианского монастыря), который реставрируется. Около него строят лестницу и дамбу. Близко не подойти. Построен в 1777 году, разрушен в 1936, строится на прежнем месте с 2000.

Переходим Витьбу.

 

Воскресенская церковь (построенная, как униатский храм в 1772 году, переданная православным и престроенная в 1834, взорванная в 1936, и, наконец, восстановленная в 2001–2009 годах).

  
Архитектурный стиль – виленское барокко.
Пешеходная улица Суворова начинается от церкви. Всякие магазинчики, кафе, кофейни...
 

Здесь же ратуша. . Первая ратуша была построена тогда, когда Витебск получил магдебургское право, в 1597 году. В 1775-м она была двухэтажной, а в 1911-м достроили третий этаж. Сейчас в здании находится краеведческий музей.

   

В большинстве экспозиций музея запрещена фотосъемка, поэтому туда мы не идем. А вот подняться на смотровую площадку ратуши, да еще и с экскурсоводом – очень интересно. 
 
140 разного вида и типа ступенек преодолеваются не очень легко
 
По дороге мы проходим внутри часового механизма. Слышно, как минутная стрелка переходит с деления на деление.
А сверху открывается панорама города... 
Для облегчения ориентирования сразу находим гостиницу.
 
Воскресенская церковь завораживает своими плавными изгибами и при взгляде на нее с высоты. 
  
Крыши, почти как в Питере.
 
Экскурсовод рассказывает о главных достопримечательностях, четко объясняя, где они. 
Спустившись, идем ко дворцу губернатора. Он построен в 1770-х. Был резиденцией губернаторов, а в 1812 году здесь, по дороге на Москву, останавливался Наполеон, и вроде бы даже отмечал свое 43-летие. Сейчас  областно управление КГБ (то-то выходящие граждане так подозрительно смотрели на фотоаппарат:)).
 
Памятник героям войны 1812 года стоит рядом с дворцом. Построили его на народные деньги в 1912 году.
  
Обходим дворец, чтобы подойти к корпусу бывшего базилианского монастыря (XVIII век). Здесь сейчас станкоинструментальный техникум. Интересно, что экскурсовод на ратуше уверила нас, что в этом здании размещался иезуитский коллегиум, но внимательные читатели из Витебска меня поправили.  
Между дворцом губернатора и коллегиумом – за высоким забором бродит лошадь, грустно смотрит на прохожих...
 
Вид на Успенский собор с другой стороны.
Строительно-реставрационные работы еще не закончены.
Вспоминаем, что около дворца еще должен быть арт-центр Шагала. Возвращаемся. По дороге видим абсолютно пустой зоопарк... Второй неразрешимый вопрос этой поездки: где звери? Опять же внимательные читатели помогли найти ответ на столь животрепешущий вопрос:). Оказывается, встреченная нами лошадь и была представителем зоопарковской братии. Мелкие зверьки строго соблюдают режим и по вечерам смирно сидят в вольерах, ожидая, когда на окраине Витебска построят для них большой и просторный новый зоопарк.
Около музыкального училища стоит памятник музыковеду и театральному критику И.Соллертинскому
Арт-центр Шагала, уже, конечно, закрыт.
   
Начинает смеркаться, всходит огромная желтая луна.  
 
В рыжем закатном свете ратуша становится розовато-оранжевой.
   
А в Витьбе отражаются розовые облака.

Возвращаемся в гостиницу. Интернет, как обычно, по карточкам, работает только в фойе первого этажа, но быстро. Попытка поужинать в пригостиничном кафе не увенчалась успехом, потому что там к ужину прилагается громкое музыкальное сопровождение. По совету администратора, отправляемся в ресторан «Задвинье». Там еще круче: открываешь дверь, а звуковая волна сбивает тебя с ног. Но зашли мы сюда не зря, потому что весь комплекс задвинья (а там, кроме ресторана, еще и мастерские разных ремесел) находится в зданиях бывших соляных складов (1774 года постройки).

Идем обратно в поисках тихого места для ужина. По дороге встречаются разные вывески.
О пешеходах здесь заботятся, предупреждая водителей, что при повороте налево или направо, несознательные граждане могут бросаться под колеса.
Поесть без оглушающей музыки удалось в кафе «Театральное». Не быстро, зато большие порции вкусной еды. Удивила система выпускания посетителей. На выходе стоят охранники, которым нужно сдавать талончики, заполненные официантом после оплаты счета.
 

День пятый. Витебск пешеходный.
Утром, после не очень сытного гостиничного завтрака, решаю, что надо бы сфотографировать вид из окна номера. Ага, как же, все не так просто.

Нас это, правда, не остановило.

 

Та церквушка, которая видна на картинке справа, построена на фундаменте церкви XII века. Это Благовещенская церковь, которая стояла тут с 1120 года по 1961. Восстановлена в 1998.
Доска объявлений украшена очередными стихами.
Рядом – ажурная звонница.
На той же площади, кстати, она называется площадью тысячелетия Витебска, стоит деревянный храм Александра Невского, построенный в 1993 году. Похож на многие деревянные церкви в России.
 
Идем к дому-музею Марка Шагала. Городская застройка. 
 

Если в России большинство «Обществ» с ограниченной ответственностью, то тут даже с дополнительной. Может, поэтому и с дорогами порядок?

Памятник Марку Шагалу посвящен, как ни странно, Веронике Долиной. Почему – выяснить не удалось. 

 
Дом-музей расположен в типично еврейском квартале.
Он находится в каменном доме, построенном родителями Шагала.  
Во дворике скульптура с длинным названием «Витебская мелодия на французской скрипке». 
Телега не называется никак.
Внутри восстановлены интерьеры (их можно фотографировать, а эскизы и наброски нельзя).
   
Рядом восстановлен деревянный дом.
 
Прогулка по еврейскому кварталу была бы неполной без посещения синагоги, вернее, ее руин на улице Революционной. Большая Любавичская синагога была построена в конце XIX – начале ХХ века. 
 
 
Внутри сохранились остатки лестниц, но залезть не получится – мусор по колено:(.  Вроде бы существует проект восстановления синагоги.
Рядом на стенке таинственная реклама.
В первоначальном плане на сегодня значилась поездка в усадьбу Репина, в Здравнёво, но вчерашние 280 ступенек ратуши не позволили мне сегодня сесть за руль. По улицам со вполне современной застройкой идем в сторону костела св. Барбары (в большинстве источников он называется костел св. Варвары).  
 
Он построен в 1885 году на месте бывшего деревянного кладбищенского костела. В Великую Отечественную войну башни чачно разрушились. Отреставрирован и переосвящен в 1993 году. 
  
Следующий собор – Свято-Покровский, 1821 года постройки, многократно реконструируемый.
  
У  входа сидит недовольный сиамский кот. 
Самая большая площадь Белоруссии – Площадь Победы. 
  
 
Рядом – выставка военной техники. 
 
   
Найдите 10 отличий (нет, честно, их ровно 10:)).
 
Улицы... 
Мемориальные доски сами по себе интересны. Это доска на доме учителя Марка Шагала.
Этот фонтан построен в 1987 году и называется «Слияние трех рек» – Витьбы, Западной Двины и Лучёсы. 
А это называется «Композиция уличный клоун»
 
Фестиваль искусств «Славянский базар» проводится в Витебске с 1992 года.
Это – основная площадка фестиваля, летний амфитеатр. Он построен в 1987 году, в 1998-м Юрий Лужков (ага, и здесь отметился:)) предлагал помощь в возведении крыши, но предложением уже бывшего мэра Москвы не воспользовались, а возвели крышу самостоятельно, в 2007 году.
 
Рядом с амфитеатром – аллея лауреатов специальной награды Президента РБ «Через искусство – к миру и взаимопониманию». 
Мост 1000-летия Витебска. 
 
Осень...
 
В 1897 году в этом невзрачном домике была первая электростанция, вырабатывающая аж 425 киловатт. 
 
Темнеет... Завтра уже домой.  
  
 
День шестой. Витебск–Москва.
Гостиничный завтрак, небольшая прогулка по окрестностям, и – в путь.
 
В начале 11-го аккуратно выползаем со стоянки, внимательно и осторожно выезжаем из Витебска. Прощаемся с Белоруссией до следующей весны.
На полях местное население собирает остатки картошки.
Неожиданно быстро подъезжаем к границе. Честно останавливаюсь у будочки транспортной инекции. Никто не выходит, а за мной выстраивается хвост белорусских машин, поэтому я еду дальше.  Российская граница проходится со свистом. Пограничник даже не поднимает руки, просто машет головой, проезжай мол.
Вот мы и на Родине.
Четко видимая колея на дороге...
Выезжаем на Минское шоссе.
М1 после Витебской области кажется просто автобаном.
Попадается смоленский матиз, с которым мы, по очереди сменяя друг друга, едем больше 100 километров (и по скорости, и по расстоянию:)).
Фуры поднимают ворохи листьев.
Останавливаемся выпить кофе у мотеля «Оазис».
Поворачиваем на Можайку, потому что хочется объехать многочисленные ремонты перед въездом в Москву.
И вскоре, по осеннему Пятницкому шоссе, въезжаем в Митино.
Хотя в этой поездке Беларусь настойчиво пыталась повернуться к нам другим боком (без дорог, человеческого тур.сервиса и пр.), мы все равно ее любим всякую, и уже начинаем планировать следующие путешествия по бесконечным каштовностям:).
 
Общий пробег: около 1900 км.
 

Вопросы и комментарии можно как обычно оставлять в гостевой книге.

Comments