[01] [02]

Материал размещен на одной странице для удобства и быстроты копирования, печати и сохранения


КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: ИЛЬЯ КЛИМЕНЧУК, БОЛГАРИЯ, НЕБО, РУСЬ, СОТВОРЧЕСТВО, СТИХИ


KLIMENCHUK-ILYA@YANDEX.RU

WWW.KLIMENCHUK-ILYA.NAROD.RU



ИЛЬЯ КЛИМЕНЧУК



СТИХИ



РАСПЯТЬЕ


Сапфировое Счастье улыбалось и плакало, в глазах Его казалось, все перепутано и слито, - нет простого ответа для создания земного... 

Блаженный Боже! Иисус добрейший! Уставший от людей противник в храме продающим голубей, - неровные эмоции Твои пугают все создания земли и в горе оставляют неутешном. 

Несчастный Боже! В счастия сиянии обрел Ты каждого прощенного Тобою: в спокойной бухте слышится с прибоем отрада ровной поступи покоя, что в колыбели вдохновения с Небес даруешь большеглазым нам, Отец. 

Играя на лугу, мы слышим пение, которое с искусством не сравнимо, - так будет живо в вечном единении единство душ, - уже не детских, словно, принять печаль готовых и надолго не отдыхать среди ковров цветистых... 

Сапфировое Счастье улыбалось и плакало, а в гранях отражалась слеза аквамаринов, что пречиста и ясная премудрость аметистов, отравленная бунтом кровь рубинов в глазах разгневанных - земли подарок мнимый: Иисусу больно! - нет простого ответа для создания земного... 


июнь 1998 г. 


ВСЕМ 


Господи, мне слезы Твои не выплакать, - отчего так высока лазурь? Господи, мне радость Твою не высказать, - свет прекрасный хрустальных зорь! 

Боже мой, Ты - великий, премудрый Отец! Счастье мое, что я так мал. Боже мой, Ты вселенной и волшебных стихий Творец! Творить на земле право и нам дал. 

Боже мой! Как сказать нереченное и открыть мне в душе теперь дамбу - снаружи лощенную, и все же закрытую дверь? 

Водопад золотистой мягкости, обрамленный в радугу снов, помоги подарить другим в радости, Ты же знаешь - теперь я готов... 

Господи, мне слезы Твои не выплакать, и открытой силой Твоей восхищаюсь - мне радость Твою не высказать: окрыляй нас, даруй нам коней! 


июнь 1998 г. 


ДУША 


Разные бывают состояния у людей - негромкие, сладкие и очень звонкие... И как хочется в череде дней отыскать черты ее тонкие: 

Душа! Кистью Мастера легкой, волшебной (контур твой едва уловим) ты едва нарисована - будто в гало пьянящем, - воззрим мы на гор вершину головокружительно легкую - и оттого манящую ее в страну печалей и надежд высокую, куда не бьет с ядом копье. 

Бог - искренний, милосердный художник! В доброте Твоей мерно волна подхватила кисть осторожно, и работа ее видна: ну это же надо, сколько красоты райской! - Укутанная сияньем белая стать невесомых лебедей, ласточка под самым облаком Неба закатного орхидеи красок в луче прекрасном как мысль делится свободой своей! 

Разве не можем мы в головокружительно-нежном мареве горизонта, в котором спокойное море переходит сквозь клики чаек в чудесное Небо, не можем ли мы в перламутрово-голубом отраженье покоя, зеленовато-песочным чудом опускающимся на переливчатую мозаику огней городских, отыскать ту часть свою, ради которой и стоит бусины света принять от других? 

Это закат! И плыву на спине, вздымаю руки свои словно крылья. Со вздохом желанным на мягкой волне уношусь к Небесам всесильным! Там облаков пароходы как чаши белого вина - звонкого и пьянящего вместе с ласточками приглашают к участию в красоте пути настоящего! 

Разные бывают состояния у людей... Вот так, никому ничего не сказав, отдаем швартовые и уходим в океан открытый: долог путь, за обыденностью вялых теней предваряем столб света в мгновеньях сокрытый. 


август 1998 г. 


ВРЕМЯ 


Соломенные персики на блюде - что с вами будет? - В момент неспешный, когда рукою горлица взметнется на песке, и зазвучит оркестр невдалеке... 

Печаль - вот слово нежное мое для вас открылось, узор прекрасный тонкой нитью ткет она, - и восхищает легкость полотна!.. 

В глазах больших, как окна в мир открытых - в сирени их чарует аромат, парит цветов весенних песнь - там дирижера силы, и время чинно шествует назад: куда теченьем только не сносило?.. 

Печаль – вот, слово нежное мое для вас открылось. О, персики златые, светлый час настал, - в воспоминаниях пастельных, в красках дивных узреть готов последний свой причал седоволосый капитан. Когда-то, 

По юности своей он песнь слагал о вечности любви земной, о знойном счастии барханов и песка, о радости побед, но светом маяка он озарил весь путь печали нежной, - теперь готов он, кажется, уснуть: 

Ночные бризы отдаленных городов, когда б еще открылись сновиденья? Как брызги красок заревых портов под гулким шумом суетных сомнений... 

Для вас открою сердце и печаль, открою житницы святого ласки стана, вы - персики мои, зову вас в даль, порадуйтесь со мной за капитана... 


ноябрь 1998 г. 


МЫ 


Галерея прекрасная духов возвышенных открывается чудным, естественным образом: словно в зеркале иней сверкает, колышется воздух, тайны открыв в своем золоте... 

Лица счастья зарею укутаны - наблюдают загадочно благостью вешнею. Как мне спеть вам все гимны, и волнами в колыбельной кругами едва отошедшими малыша обласкать неземной чистоты, и со всеми вспомнить - откуда мы. 

Ярче солнца, чудесней луны струящейся улыбается свет несказанным Светом, и видны чудеса-силуэты в аметистово-искристых снах, на мягчайших звучанья тонах через волны волшебных гудений, через счастье спокойных видений... 

Это - всё! Это - радость, она - для улыбки младенца струна, открывается святости нимб как в мгновенье звучащая вечность, - лица счастия светом своим открывают земную беспечность... Слышим снова мы тон тишины, мерных волн набегающих песню, силуэты фрегатов видны в волшебствах молодой луны... 

Огоньки на ресницах искрятся, мелькая чешуйками рыбок крылатых, в океане содружества тайны небесных хоров распеваются флейтами гулкими ветра, когда-то мы войдем в галерею прекрасных даров... 


ноябрь 1998 г. 


ДРУГУ 


О, Ангел мой, как славно, что явился ты в день чудес, когда в небесных сводах крестила нашу встречу власть Господня! - Когда я был совсем еще младенцем, носили меня в ласковых ладонях такие же как ты созданья счастья и в сферах радужных псалмы слагали стройно. 

Таких волшебных, легких откровений - внизу там шепчет дождь, вверху - в мгновенье вечность вплетена узором радуги, - в сверкании инея ее легчайшие тона открыли путь душе моей отрадный:  о, радость, поспеши прийти в мои владенья, ступить на парусник мечты, забыв сомненья! 


ноябрь 1998 г. 


МЕЧТА 


Бригантину мечты моей, паруса, что снегами сверкают, по наитию ясных лучей дней вчерашних ветра подгоняют! Впереди только кромка морей, впереди - только истины праздник! Бригантина хрустальных огней в хризантемах рассветных лучей!.. 

На твою заступаю корму, осеняет Аврора улыбкой, замираю, увидев звезду в нежно-розовой утренней дымке. На ресницах сверкая, роса разноцветится, в свежести ранней серебрится здесь мачта, – мечта неожиданна ты в ожидании! 


ноябрь 1998г. 


КРЕЩЕНЬЕ 


Ниспала россыпью жемчужной тишина, в воспоминаньях радужных открылись ароматы. Едва найду покой, как даль видна, - летит душа свободная куда-то... 

Во славу вечную теплом войду в ваш дом, во славу света яркого ребячьим звоном в травах играет жеребенок, он находит счастье в детстве и в забавах. 

Там родники чистейшей, ключевой воды, которая снегами тает, в вершинах гор - до слепоты она нас истиной своей переполняет: 

Тепло и свет и есть любовь огня, - он ласков, в дружбе мира обнимает, необычайным золотом горя, он постепенно тайны раскрывает: 

О радостях сквозь слезы, о пути и о звезде, в той радости рожденной, о камне, «говорящем» с кем идти, о жажде духа, в свете утоленной. 

Каскады радуги ведут в небесный дом, каскады водопадов - к водопадам. Поют искристым бисером о том прекрасных капелек хрустальных мириады.

Мы созерцаем линий водопад, уходит он душою в даль иную. Касаясь кротких и лучистых чад, он дарит миру красоту большую! 

Любовь огня - Святого Духа стать, как в кружеве огня небесный бисер: «Пойдем, Я научу тебя летать» - Он шепчет нам, и в правде древних писем 

Награда каждого, сокровища души, исток воды живой, огня живого, и не дано ни медлить, ни спешить в каскадах солнечных, принять тебя готовых... 

В злаченных радугах цветочных клумб они к вершине благостной восходят - тишь. Крещенье. Глядите, люди, в Небесах огни! Вам слышно, дети, ангельское пенье?.. 

Бесшумной россыпью ниспала ткань шатра, в искристых радугах струятся ароматы. Тона волшебных лент и есть ветра, теперь мы не одни - мы вместе, как когда-то. 


7 января 1999 г. 


ЖИЗНЬ 


Золотая солома любимых волос - в них светило дневное искристо играло, звуки, полные юга к нам ветер принес, а в душе тень тоски свою власть назначала 

На удел, что не раз заслоняла собой по неверию слабой души, но живой! Птичьих песен удел, звонких труб, ликованья, - золотистого счастья полна в ожидании, ты прекрасна - волшебны твои очертанья!: 

Золотая солома любимых волос! В бесподобной симфонии плещутся волны, ветер сладкий, лазурного счастия плес, шум у ног устилается вечной загадкой. 

Будто радость моя осеняет открытую дверь! Свет струится, ступает нога в надвременье, золотая солома любимых волос, ты теперь проливаешься ливнем чудесным под Небом весенним! 

Да, устал и смотрю в хороводы цветочных огней, в жизнь, зависшую кружевом звуков злаченных, в колокольные тайны прекрасных ночей: «Будет так»,- говорят нам из далей прощенных. 

Дар морских берегов и изящных соцветий узор, хороводы огней мировых - в них светило дневное тебя озаряет, улыбайся, лети, уносись, воспаряй! - жизнь открытая, радостью в юность влитая! 

Неземная прохлада больших облаков - открываются тайны, в величье отрада, бремена застарелые прочных оков ниспадают, люблю тебя, - разве не надо?.. 


январь 1999 г. 


ВПЕЧАТЛЕНИЯ 


Орнамент звуковых плетений. Храм. Душистый чай и сладости востока. Гуляю средь лучистых красок, – там не может быть печально, одиноко... 

Глаза роскошные, ярчайший колорит, огонь во взорах и в сердцах глубоких: там Небо ночью отсветом горит - теплом любви, теплом краев далеких! 

«Будь гостем, в радости смотри, какая чистая, прозрачная река шумит, берет она исток издалека - с вершин бриллиантовых и радостно звенит!» 

Бенгальских тигров щедрые глаза, индусов радостных походка золотая, - «судьба и жизнь щедры ко мне всегда»,- среди магнолий белых понимаю. 

Закат в столице, тишина встает, как в колыбели мира ощущаю души возвышенной прекраснейший полет - на Небесах не часто я бываю! 

Сироп и воздух, доброта ночей, в ладонях нежных воспевают песнь ростку. В цветастой красоте ничьей благоволенье в людях я встречаю и тку свое стихотворенье! 

У океана праздничных огней великий вход, свободы дар безмерный, под куполом сверкающих ночей дается знак от Неба благоверный: 

Архитектура белая, светло, тепло, - как в золотистом Доме воспаренья, глаза, распахнутые в мир окном среди сияющих фанфар нетленья! 


январь 1999 г.


РОЖДЕСТВО 



Долго шли мы. Мы верили сердцем живым: близок храм, незатейливо слово благое, отмеряли шагами и пламень, и дым поднебесного дома, стремились в покое 

Три сосуда - вместилище душ откровенных донести в дар Младенцу и ладан, и смирну, лики песен, что тайной прольются златою: мир чудесен, но так беспокоен! 

Мы склоняемся низко - под сумрачным камнем родники свои ленты изящно сплетают, в них желание жизнь проливать на забитую плоть, это - ставни, в них входит Господь! 

Грусть в глазах у Младенца, печали так полны все застывшие лица. В тишине бесконечной молчали солнце, звезды, небесные птицы... 

«Да, сойдут с тайн покровы на землю в день славы»,- радость Матери ровным мерцаньем святится, - «шли так долго вы вряд ли из праздной забавы»,- как сжимается сердце, и вешние травы, лепестки вновь рожденных весенних цветов облегчают страданье родительских снов!.. 


II 


Господи! Мы поем песню Твою! Господи! Мы идем Твоими путями! Господи! Мы живем жизнь Твою! Все Твое, что пред нами: 

Купола золотистые в Небе чистом, диких рек быстрота, стрекотанье цикад, луговой мошкары суетливой монисты обвивают запястья цветочных гирлянд. 

Дар прекрасной поры в Небесах воспеваем! В восхищении глаза звездной пылью горят, - так то радость сия совершается, тает вешний лед, оживает земля! 

Люди в радости и в восклицаньях: «Слава в Вышних!» и яркий наряд светлых Воинов - дум созерцанье бриллиантами в счастье парят! 

Мы идем Твоими путями, и восходим, стараясь как слышим, и в яслях все Твое перед нами - мир, сошедший сиянием свыше! 

Радость Матери над колыбелью разливается в золоте розовом, - серебристою силой березовой родился вдохновенный поэт под шатром Небес купоросовых! 

В блюдцах райских цветов душистых ароматы лавандовой россыпи, среди шепота утренних листьев, среди искристых арок росы стоит преклоненный Твой Сын! 

Господи! Этим ликом наполнены все озера природные, лучами света духовного будто из глаз земли к Небесам восходят они! 

В «Доме хлеба» родился Иисус! На Него, Малыша, уповаю, перед огненным Светом молюсь - притяженье Его вдохновляет: 

В колыбели под звездною пылью губки в сладости шепчут сквозь сон: люди искры святой не забыли, мальчик спит, улыбается Он. 


январь 1999 г. 


КРАСОТА 


Вприпрыжку поутру среди росы и звонких искр, которыми наполнены песни цветов, готовлюсь отвечать на вопросы, которые сегодня снова зададут слуги земной жизни... И как трудно объяснить, что счастье не спит с богатством. Оно дружит с ним, когда служба честна, а сила благородна. 

Профессора и студенты - думы наши разных рангов! Матери со своими детьми - теплые, пушистые комочки и спутанные клубки пустынных колючек - чувства наши. Высокогорья, где каждая вершина золотой буквой вписана в вечность - это то, что роднит нас с ангелами. 

Объединитесь, просветлитесь, будьте прозрачны и нежны. Как вода вешняя, - омойте уставшую землю. Поднимите взор к нашим друзьям, а их взоры еще выше - к полету орла, к синеве Небес, к хрустящему и свежему инею радуг, и еще выше - к золотому солнцу, перламутру космических рун и еще дальше - вглубь себя!!.. 

Но не бывает так, чтобы осталось только сожаление! Дети с яхонтовыми глазами! Приходите друг к другу, играйте и дружите: брызги звонких колокольчиков пусть взлетят смехом от глаз ваших! 

Цветастые мячи, песок морских берегов, спокойные родители, а они ведь тоже дети! Радуйтесь! Всех нас любят!..


январь 1999 г. 



ВДОХНОВЕНЬЕ 


В дом приходит чистота. Краны шумят как ручьи. Воздух становится прозрачнее, начинает золотиться в блеске улыбающихся предметов. Тихий шелест, позволяющий слушать, приносит вдохновенье. 

Красивые, они наполняют своей любовью и радостью комнаты и рассаживаются. Тихонько застывают, располагаясь на своих местах и будто одновременно всюду. Голова вжимается в плечи, глаза распахиваются как в детстве. Вижу только золотую пыльцу и мелькающие бриллиантами точки. Чувствую присутствие и помощь. В доме чисто... 

Они говорят: что посеешь, то и пожнешь, и поэтому мы не можем показаться. Дело не в том, что мы не хотим, а существуют красивые правила, которыми мы наполнены: если бы они могли быть нарушены, мы бы исчезли вовсе. 

Эти правила еще красивее, чем все, что вы порою видите и можете представить. Поэтому прости и воспринимай нашу радость лишь слухом. Таково сегодня. Завтра будет завтра. Подготовь его. Время и есть ты, состояние в искусной череде. 

Они тихо сидят, радуются, их улыбки полны загадки и участия. Сколько золотого добра: «Мы здесь, как пишется? Это потому, что мы ничего не делаем от себя. Мы открыты великому океану вечного света!..» 


январь 1999 г. 


УСТАЛОСТЬ 


И не надо ничего писать как прежде - слушай только как в радости бьется сердце ближайших друзей, – опять хочется всем рассказать как дается с Неба восторженный утром восток, восход, заря, свежий дождь и радуга - разве все друзья не ближайшие? Любим кого, - ну как их не радовать? 

В открытом солнце, в глубокой ночи закрытой всюду мы, всюду и вроде как мечемся. Как-то все смешано и перепутано раньше так не было - были яснее мы: нет уже слов, чтобы радость нам выразить: как высоко - бриллиантами светишься, лоно прекрасное, - бабочек крыльями ты светоносное утром расцветишься! 

Легкость порхания, крыльев сияние, детских ресниц и огня колесниц, гулом волшебным вольешься в сознание, ярким полуднем открытых десниц! 

Да и не надо ничего писать как прежде - слушай только как в радости бьется сердце ближайших друзей, – опять хочется всем рассказать как дается с Неба восторженный утром восток, восход, заря, ясный дождь и радуга - разве все друзья не ближайшие? Любим кого, - ну как их не радовать?! 


февраль 1999 г. 


ВОСХОД 


Расплавленным золотом поднимается радужная капля над лиловым инеем, озаряя сон русского города. Арка розовых облаков, птицы, соединяющие юг с севером. Гляжу на восток - прямо в огненный диск: облака расступаются, таят в рассветных лучах. 

Очарование разливается радостью и уносится воспоминаниями в стаях фламинго. Сколько вас еще будет таких восходов - чудо мудрости и вдохновения открывается смотрящим на восток! 

Чистота. Хрусталь. Быстрые, как мазок художника, стайки птиц скользят по заснеженным веткам. Сверкающие нити окружают сияющий плод, расцвечивая ресницы. Погружение. 

В самой глубине, в колыбели различаю лица, отстоящие намного тысяч веков. Все они отмеряли жизнь восходами и теперь взирают на ярчайший из них - историю, явленную навсегда. Она внутри, она растворяет, являясь как необъятный океан, золотящийся в первых лучах. 

Оставаясь человеком, становлюсь океаном. Удивительное чувство свободы. Так над куполом из сапфиров, торжествующих гранями добра и согласия, оживает венценосное наитие! 

Несказанные переливы и огоньки купаются в ярких, ясных далях, в которых очерчен каждый лепесток и колос под солнцем правды! Четыре светоносных рапсода среди серпантина звезд вторят ему, разливаясь свирелями о далеких и загадочных земных временах. 

Красота вечного дня едва касается нежным перламутром, даря покой. Хочу туда, но снова возвращаюсь. О, вечный восход, помогай нам держать курс, не роняя взгляда! 


февраль 1999 г. 


ПОСЛУШАНИЕ 


Прекрасный день, прекрасное время сияют вокруг. Соответствия - как сильно наполнена ими жизнь послушного... Эта чистота и небесная слава убеляют сердце! Слезы мои, омойте благодарящее сердце. 

«Золотой наш, будь чистым, капельки необыкновенного и душистого цветенья всегда рядом. Сколько бы ни приходилось, отдавай», - сверкнувшей слезой соскальзывает воспоминание... 


март 1999 г. 


ОТ МОЦАРТА 


Пионы золотым сиянием горят - такие белые, душистые, свободные! Под ними ваза светская и звуков ряд, что Моцарт подарил когда-то в детстве нам... 

Последних встреч соскальзывающий взгляд, глаза теперь и не увидеть: «Люблю их вечно»,- не сказать, хочу сказать, но не обидеть б. 

В ночной зеркальной анфиладе комнат, под воющего ветра стон, под задуваемый огонь свечей фривольных приоткрывается последний сон, - хочу теперь тебя я видеть... 

Прости, я вскоре помогу, - прости меня, в глазах слеза сверкнула: твоя печаль в огне святом всю жизнь мою перевернула. 

Ты - золото мое, как не любить сирень в глазах, высокий лоб открытый, спокойный, добродушный взгляд, печалью в лик икон залитый. 

Осенний ветер мнет листву, несет навзрыд над куполами небесных арок, - не могу как прежде веселиться с вами. 

Прости меня, те зеркала как плиты камня в изголовье, - в них пламя мечется, душа светла, теперь она уже в покое. 

Колышется там лодка на волнах, огарок пыхнул, с Ангелом дымок унесся в вечность, что над облаками, - простите, люди, что я сделать смог, что было у меня, - все перед вами: 

Свобода, радость ранних птиц очерчены впотьмах так неумело, все позади, парю, прости, вернусь когда-то стаей золотисто-белой... 

Пионы на столе стоят - такие белые, душистые, свободные, под ними ваза светская и звуков ряд, что Моцарт подарил когда-то в детстве нам... 


март 1999 г. 


ОТ БАХА 


В ясный день безбрежные моря колосятся нивой золотистой, в радости спокойной сентября пребываю с музами альтиста: оркестровый лад святых путин стройным, полным радости бутона голосом сверкающих долин наполняет песнь цветов влюбленных. 

С днем рождения, спасенная душа! Голубем простым, от Неба белым воспаряешь в мире не спеша к куполам сверкающим, к плодам поспелым. Тех даров мы знаем благодать: нет свинцовой тяжести во взгляде, нерешительности нет – таков каждый в бриллиантовом наряде 

Правды, что струится без чудес, в «чудесах» земных являясь просто, правды, чьи глаза полны Небес - в них нежна, поет, склонясь, березка. Словно блики солнечные те огни в листве звездной радугой сиянье обрамляют, в нежной радости моих друзей голосами счастья окликают! 

И сливаются в щедротах дня под шатром высоким и нарядным в уносящем к солнцу сентября облаков звучаньем многорядным! Так сиянием бутон свечи озаряет суету прохожих, - в спешке дней душа всегда молчит: разве быть чуток добрей не можем? 

Жить в горах у звонких родников, можно где подняться и спуститься, где восходит солнце от веков, рея в Небесах подобно птице? Ведь бывают в жизни иногда дни такие, и на небосводе улыбаются и солнце, и луна, жизнью наполняя все в природе! 

Там старик печет душистые хлеба, стол украшен чудом райских вишен, сад цветет премудрого добра, и свирели отзвук будто слышен... Славой сводчатых, нечаянных Небес, крепостью, стоящей облаками, там мотив восторженных чудес золотом звучащий над веками: 

Люди, приходите петь, и стихи слагать во славу света! - так печаль свою перетерпеть, снова вознестись к восторгу лета! В ясный день безбрежные моря колосятся нивой золотистой - так звучит оркестр у алтаря, слышите, - его звучанье чисто?.. 


23 марта 1999 г. 


МАМА 


Оживая светом в камнях храма, открывая первый лепесток, розочки глядят улыбкой мамы, чтобы сделать первый шаг я смог: в розовом цветении, чайном, желтом, огоньками яркими минувших грез три кувшина в золотом тумане радостных, цветущих роз! 

Звонко заливаясь смехом чистым, напевают кустики мотив цветной, - видишься опять дитем лучистым, будешь вечно для меня такой! Мама, моим первым солнцем куполок любви твоей сиял как колыбель, разукрашенное в мир оконце светом мира вышнего глядит теперь. 

Мама, мама, приходи и в лике звонком, приоткрой в душе моей ту дверь, что узнал еще совсем ребенком - правду мягкости, тепло любви твоей! Комната полна чудесных сказок, ароматов утренних долин, пробуждаюсь многоцветьем красок: ангел мой, всегда с тобой един! 


март 1999 г. 


ВОЛЯ 


Отхожу от окон, снова ввысь отлетают мысли в одночасье, говорю себе:  встряхнись, легче будет в дни ненастья! 

Кто увидел Ангела в лицо, не спускается в пещеры снова, - снова все воссоздавать с основ нам придется очень скоро... 

Успокойся, сосчитай до ста, с каждым разом объяви:  «не буду» - так в тоске опавшего листа появляется цветенья чудо. 

Райским Крымом, где бы ни бывал, там в глаза открытые взирает, появляясь прежде всех начал, и с любовью крепко обнимает, - 

Свет приходит твой, вставай, пойдем, брат родной, по Духу Неба близкий, в глубине душевной ясным днем будем куполами золотиться! 

Сколько можем мы еще отдать, в те надежды влить весны отраду, мир принять как Света благодать - бед тревожных, жалости не надо. 

Добрые мои, сюда скорей, путаных речей оставим клады, через радугу хрустальных дней примем без обид и будем рады, 

Что бывают в жизни иногда те моменты, когда в лицах правды узнаем друзей, в прекрасном «да» звезд ликуют ярких мириады!. 


март 1999 г. 


В ПУТИ 


Дворец из облаков над утренней росой, прохладою взирает Божье Око, - не уходи, пожалуйста, побудь со мной, исчезнет слово грусти одинокой. 

Запела горлица, - ей словно вторит в такт у сердца искр розоцветных нежный шлейф, здесь понимаешь - время не пустяк: миг вписан в вечность будто барельеф. 

Холмы усеяны избушками, и травы смиренно размеряют жизнь свою, покой озер и отблеск высшей славы сокрыты в мудрости веков и в теплоте туманов, - тебе, небесная, пою!.. 

Всего не описать: не отразить картиной, - расчерчен свитками, лучится горизонт, он испещрен письмом из виноградных линий, сирень вдоль трассы будущим встает. 

Сияют купола, руном плетутся, страницы открывают византийских книг, вокруг холмы стекаются волнами, реки льются, парю то вверх, то вниз - похоже к ангелам проник... 

Безмолвием сходящих с гор туманов сияет даль, колес ускорен бег, стирает из души остатки горя, заживляет раны, - в доспехах огненных приходит новый век! 


июль 1999 г. 


БОЛГАРИИ 


Земля сердечная!.. - спокойный, мерный тон, - как будто в море солнечном купаюсь, качаюсь на волнах, с холма на холм перебираюсь, вижу двор, и как ребенок маме улыбаюсь! 

Здесь клевер источает мед и сладость, и ароматов дивных чудный стан, высоко с гор спускается туман на радость, приостанавливая течь открытых ран... 

Предгорные деревья - света стрелы уносят землю к чистоте вершин, глазами исполинов розовато-белых они взирают:  в Боге мир един! 

Я вижу озеро, еще одно, опять, холмы протяжные как пастуха напевы, - наполнен взор надеждой спелой: в хрустальной сказке как не побывать и не расправить крылья грез как прежде? 

В порыве слитном нежных красок здесь и Небо, и луга, и красота природы: ложится сказкой на земную песнь характер кроткий доброго народа... 

Сияет солнечный, пестреющий ковер, поляны лютиков играют желтым в травах, искупанный в сирени чистый взор летит к вершинам проседью туманов... 

В многоцветеньи огненных долин, вокруг когда из бисера и лент проносится чарующих картин воспоминанье уходящих лет, - я замираю:  в Боге мир един! 


июль 1999 г. 


ЗЕМЛЯ МОЯ 


Земля волшебная чудесных птичьих песен! Покой рассвета, мирные холмы, - оставлен на лугу играть ребенок где-то: лепечет, мир его чудесен, это - земля волшебная из нитей синевы! 

Летит голубоглазая, смеется, в пуху небесном, легком утопая, найдем ль ответ, - никто его не знает, земля моя, - ох как она сверкает! 

Я вижу взгляд печальный твой, красивый и глубокий, - в нем звезд гирлянды и ночных долин покой, в содружествах тепла неизъяснимо легких гуляем за руку, беседуем с тобой. 

Рассказ ведешь, что симпатична ива, когда смиренно веточки склонив, с улыбкой серебрится в час отлива, прохладу дарит всем, покой молитв. 

Хрустальный звон небесного органа, - здесь вечности святые голоса, летят как птичьи стаи утром рано, - им вторит бриллиантами роса. 

Земля волшебная чудесных птичьих песен! Покой рассвета, мирные холмы, - оставлен на лугу играть ребенок где-то: лепечет, мир его чудесен, это - земля волшебная из радуг синевы! 


июль 1999 г. 


ПЕТРИЧ 


Блаженной синевой открылась даль иная, сапфиром огненным расходятся лучи, глаза сверкают хрусталем росистых капель среди ковров из клевера, молчим... 

Молчим и слышим всех созданий тихий голос, которые в горах в резной рассвет, поют, и в зеркалах заоблачных, высоких вскоре душа простертая найдет ответ. 

В цветах, в любимых Господа созданьях: увидеть можно ярких васильков поляны целые - в них сладость ожиданья, сердечность в них и юность от веков. 

Ковер небесный их заботой выстлан, поет душа, поет в стране любви, озер долина искристых, душистых рождает радости душевный перелив. 

А маки пламенные в море покаянья, - в них страсти нет, в сиянья синеве восходят по ступеням мирозданья, едва мерцает их спокойный свет. 

Открытых глаз сияющая радость воспета в белых маленьких цветах, лиловым отсветом, звучанием баллады их голос звоном золотым стоит в ушах! 

И никому не ведомо, как скоро бегут в долинах, радуясь, ручьи и украшают стать вершин покорных как радуги из прошлого, - молчим... 

Отвесная стена с тремя кругами, цветут сады жасминов у озер, назначен час, и тайна края расцветила светилами простор! 


июль 1999 г. 


ВОПРОС 


Дарить любовь не жалко, только как? Ответ находим в белых облаках: земле поклон, как каждодневный труд, они дождями светлыми несут. 

Дворцами обрамляют города, у теплой радуги столпившись иногда, им слышен шепот вечный горных трав и в пору грустную, и в дни больших забав... 

Усталости не знают - так шатер Небесный их венчает флаг. Летят воздушные над россыпью полей и вереницей мысль несут друзей: 

Парит она свободно и легко и вторит их распеву будто в такт, уносит лебединой стаей высоко, шепча в лучах рассветных: «надо так...» 

Лазурь в глазах, природы нагота и первозданность хрупкого листа. Сиренью разукрашен виноград, плоды позолоченные звенят! 

Как колокольчики волшебные они поют рапсодию созданиям земли и отдают свою любовь, а как? - ответ находим в белых облаках: ... 


июль 1999 г.


РАСКАЯНЬЕ 


Слово вечное в сердце, прости: не лечу я легко с облаками, тихих гор недоступна душа, и пока не отвечу улыбкой, а только слезами... 

В Небесах незабудчатых будто ни звука, час полуденный виснет в жаре, и на миг рассыпаюсь ресничками мягкими пуха, - что за тяжесть на сердце, старик? 

Открываю скрижали печать за печатью: разве время не та высота дней вчерашних и завтрашних, - в полном молчании открывается мир, дарит Свет не спеша... 

Вечность мудрая в сердце, прости: не лечу я с тобой облаками, гор высоких душа недоступна пока, отвечаю любимым слезами... 

Слово Ангелов в Вышних, в объятья возьми, в руки теплые слабую детскую душу, ты позволь ей общаться о вечном с людьми, приходи, успокой и дай силы ей слушать. 


июль 1999 г. 


ДРУЗЬЯМ 


Друзья мои, мои цыплята заплутавшие, там ваша Мама, смотрите, - вот плывет облаками. 

А глаза какие у вас у всех, - на коленях стою и за вас всех молю: Боже, слезами молю, посмотри, они ищут Тебя, они ищут Тебя и ждут, не оставь их, прими, дальний путь освети, хоть чуть-чуть подними! 

Друзья мои, вы - мои, - мои ноги, руки, глаза, вы - сердце мое, разрывается болью оно: хочу всем вам помочь, не могу дать, что ждете, потому что ждете не здесь: в мертвом камне вы ищете песнь. 

Приходите туда, откуда не гонят: внутрь себя приходите, и встретимся в радости, о себе вы в лучах расскажите, о пользе своей для других, о самом простом и интересном, - как сочиняли вы в радости песню... 

Может, с печалью ее вы носили, камнем придавлены от тоски безразличной: Господи, слышишь, молю Тебя, падаю, только возьми их, откройся, ведь надо им. 

Приходите и вместе попробуем делать, что говорим, говорить, что думаем, - мы ведь все цыплята смешные, вот наша Мама, смотрите, - плывет облаками, радугой, звездами в Небе раскинулась, теплым туманом укутала каждого, запеленала в покой незабудок, имя Любовь ей, - от доброго взыщете, нужное душам своим так отыщете. 

Верю, что силу найдете, - попросите: сядем тогда и побудем в молчании, Бог сохранит это дружбы сияние! 


июль 1999 г. 


ВАНГА 


Раны крестовые, терн и шипы, - женщина сильная, добрая ты. Тихо! - в молчании до простоты мудрость от сердца, - не слышите вы? 

Раны крестовые, терн и шипы, - к бою готовые тешитесь вы: пропастью страстною, камня мешком - все сверху вниз и идет кувырком! 

Боже, - Ты здесь! Свою руку вздыми, Снова открой им глаза! Все говорят, в Твоих ранах они блещут, - ну что тут сказать? 

В мире земном Ты укрыл скорлупой ядра души золотой: как хорошо, что сияя, внутри можно всегда быть с Тобой! 

Женщина тихая: «Прочь от огня», - с болью в глазах говоришь, - «духи коварства в гостях у тебя, как проводить их?..» - Скорбишь... 

«Только одним можно сердце поднять, не вспоминая обид, - раны крестовые, терн и шипы Господа, а не твои! 

Равно успехи и лица любви, - разве собою гордясь, можно цветами устлать себе путь? Сам что ты можешь понять? 

Люди, тяжел этот крест, много вас, только средь вас я - одна, болью намучена, бита за вас, вами же, выпив до дна 

Чашу большой одинокой любви, - пусть она встанет зарей, - пусть она встанет за вас, и Господь вас поведет за Собой! 

В сферы крылатые, в радостный миг: на изможденной земле не голодает бездомный старик, брошенный в страшной судьбе! 

Годы пройдут, станет ясен сей труд, билась за всех, как могла, молча взирала, сгорала дотла, чашу любви пронесла...» 


сентябрь 1999 г. 


ЧАША 


Господи, высью небесной прости! Сколько еще по жизни идти? Сколько еще на плечи взвалить бед и капризов своих? Вечность Твой день озаряет, устал от обещаний своих, - людям простым их впотьмах раздавал, сердце им как разрывал! 

Пусть каждый шаг станет тихой мольбой за одиноких моих, с чистыми реками, с горной травой просим в покое за них... Пусть хрусталем засияет грааль, - тайны готов расплескать: в чашу червонную крупной слезой с Неба упала звезда. 

Сходимся взглядом: в озерах-глазах вижу всю горечь сполна, с женщиной старой, как вечность она, - так высока, что одна... Так! - говорит, - это точно есть то! Именно! - слышу в ответ. Я ведь молчу, как же знает она думы мои разных лет? 

Господи, силой Своею прости! Ты указал на нее! Вот среди гор в перекрестье путей - мудрость и юность вдвоем... Сильные Руки, к Себе подними, ведь очень скоро пойдут к Небу из звезд за Тобою огни - не отклони этот труд! 

Сильное слово ведет как магнит: сказано, - тут же в глазах дружба святых, что народы роднит, что тут добавить, сказать? «Так! Это точно! И именно то!» - слышу внутри и иду. Слышу, что должен и горе за что, но никуда не сверну! 

Снежные шапки, высокий мотив млечным путем освещен: братья, друзья, мои предки из Фив здесь, у порога сквозь сон... Столб фиолетовых искр, белый свет, радуги в нежной красе, шар поднимается, тайны в рассвет приоткрываются все. 

Ты говоришь, что любить - не давить, ты говоришь, что прощать - это не помнить ушедших обид, с радостью солнце встречать! Боже, стою у развалин себя, - мир в этот прах возврати, службой смиренной, премудростью дня, Господи, солнцем войди! 

Старая женщина ясно глядит - к Небу возносит стрелой, молча от вечного нам говорит, юность ведет за собой: «Час приближается, всадников рать около крошки-земли, всех доброй воли людей собирать воины эти пришли». 

Сядем за стол, у костра или так, сядем и выпьем вина! - в память о тех, кто дарил просто так, - свету их жизнь отдана! В память о тех, кто нектар раздавал, сердцем светил для других, в память о тех, кто друзей собирал, в Бога сокровища клал! Эти глаза как Небес перламутр, утр туманных опал: выпьем за мудрость прекрасной любви вечный, сердечный бокал!.. 


сентябрь 1999 г. 


ОТ НЕБА 


Когда омывается древняя книга волнами прообразов, радостью мига, орла расправляются вечные крылья над хрупкой лозой семицветною лигой, в историях нежных, суровых, без смысла, без лишнего лоска: в ладонях открытых мы видим ладони? - Давно позабытых Божественных рук видим Свет приоткрытый! 

Куда нам смеяться над Божьею тварью, испытывать нрав, за глаза ухмыляться, а может не созданы Господом сами: откуда пришли мы, не можем подняться? 

Моря милосердные, тихие стоны, земля плодоносит, прекрасны цветы, - взгляните, в залатанных тряпках ребенок не знает покоя, не видит мечты. 

Слова на песке ликом Неба рисуешь, в глазах хороводы китов и морей, - Иисус, умоляю, склоняюсь, как в бурю тогда, и теперь заступись за людей! 


сентябрь 1999 г. 


ШАР 


Ликует как-то призрачно народ, в улыбках, в поднятых глазах тону, мелькают чепчики, несет вперед в воздушной синеве, махни на все, а ну! 

Журчит ручьями стая журавлей, как хочется быть с ней, лечу туда, - в перины облаков укутают скорей моравский праздник и Колхиды лебеда. 

Проснусь, проколот и изранен весь, - лечу к земле, к глазастым ротозеям. Ветвями тянутся с вопросами к судьбе, видать, не удалась нелепая затея... 


сентябрь 1999 г. 


ПОПУТЧИКИ 


Зеленая весна сияет светом, ее стремительность захватывает дух, колосьями ручьев сплетенных где-то, в забвенном сне ищу средь двух... 

Что справа - светом огненным сверкает, сошел победным словом на уста, небесным гулом душу наполняет, спокойно годы отсчитал со ста. 

Как в радости уклончивой, читает он Книгу вечную: любовью мысль сильна, - бежит в лугах печаль его босая, - сверкая, даль разбросана полями, - вся в жемчугах и в радугах она. 

Что слева - жжется и осой кусает, боится, напроказничал опять, ворвался в дом, о стены боль швыряет, - как жаль, что зеркало умеет убивать... 

Огонь свечи неспешно догорает, опустошенный плачу напоказ, в нарядах тех, что сердце закрывают: причудлив и бесцветен их окрас... 


октябрь 1999 г. 


ТЕБЕ 


А знаешь, все было очень давно и будет всегда. На берегу лазоревой бухты сидят Святой Дух и душа. Так и смотрят они на море, едва возвышая голос. Песня времен сомкнулась над их облаками. Теплая, нежная, спокойная и невыносимо легкая. 

Он улетает, а она остается. Несколько нечаянных взмахов ресницами, и слезы складываются в огненное ожерелье, наполняя чашу бриллиантами Рая. Бусины самых дорогих наших сердец, Небеса, сотканные Мастером, переполняют купол каждого, кто видит и слышит. 

Это незыблемый шатер любящего света!! Хочешь, войди. Хочешь, отвернись. Она слушала и, кажется, слезы растапливали камни невзрачных обид. 

Море утопает в безмерном саду золотистой сирени. Они входят в него, в чудесный цветник, который и есть человек. Она не спрашивала. Она понимала... Навсегда. Разве теперь она останется здесь?.. 


ноябрь 1999 г. 


РОЖДЕСТВО 


Любимый кот с армянским носиком сидит прозрачным, как в стекле, апельсином. Он родился в августе и приносит оттуда кусочек солнца. 

Скоро новый год. Праздничные огоньки прорисованы отблесками инея. Заглядываю в твои глаза и улыбаюсь. В них святая жизнь и открытая радость горных облаков:  и не заметил, как вкусное чудо начало топтаться теплыми лапками на коленях. Хвост трубой, спина дугой.

Где-то рядом звонит рождественский колокол. Разве он не похож на разукрашенное пасхальное яйцо? Может, эти праздники длятся целый год? - Все, кто дороги сердцу, это вы украшаете его!


декабрь 1999 г. 


БУДУЩЕЕ 


Ускользаешь под шатром осенним туонельских вспышек фестиваль! Не увидеть взгляд листвы последней, сердцу больно, прошлого не жаль. 

Открывают двери в наднебесье, руку подают, иду туда. - Умер? Посмотрите, здесь я! - Здесь повсюду плещется вода... 

Оп! Плетутся ветры, локон кроткий завершает дней вчерашних бег, путешествуем по жизни в жизни лодке, озаряет светом новый век. 


декабрь 1999 г. 


ОТ ЗЕМЛИ 


Ты празднуешь победу? - Празднуй! Под гнетом мыслей роковых, под впечатлением газетным исполню танец слов немых... 

«Я замечательна, твоя», но задыхаюсь от тебя. Хочу отдать всю легкость птиц, рассыпать жемчугом прибрежным, отнять калек у всех больниц и попросить за них с надеждой. 

Прости, не в силах ту унять печаль и слабость, что когда-то ворвалась к детям, - описать? - взгляни вокруг глазами брата! 

Щелчок волшебный раскидал рефлексы яркие на белом, осенний шорох покрывал улыбкой лег в корзину спелой. 

И чудо светлое пришло: глаза в глаза, печаль немая, сиянье золотого Рая, ладоней мир:  «Не уходи», - 

В глазах опять твоих листаю страницы мерные любви, ковчег заветный - старь земная, едва качается в дали на волнах в Вышних, нежно тает мечта у кромки их святая... 


декабрь 1999 г. 



КАЛИНА 


Кто перед Господом стоит за нас и просит, как мать Авдотья в белом полотне? У нежных щек округлых голубая проседь, смиренно слово и звучит сильней вдвойне. 

Кто же измучен так, за нас болеет, теряет сон, рыдает, задыхаясь, с ног падает, одно все время повторяя: «Чтобы детишки не росли во зле, даруй им, Господи, усилие к Тебе!» 

Пусть вон уйдут кошмары крючконосы, костлявы пальцы их не тронут малышей, - ну кто еще за вас душой попросит, не огорчайте путь, - последуйте за ней: когда она на одре умирала, то сила наша, дети, возрастала, - 

Кто же стоял за нас, как мать в пуховой шали? В слезах затменных задыхался кто в печали?.. Кто... 

Мы - вместе, мы молчали, и тонкий слух морским прибоем сосчитал до двух: кого мы выбираем? И летим стрелой куда? - она не цель, она мечта-звезда, - склонилась в белом правды нагота... 


24 декабря 1999 г. 


РУСЬ 


Что думаешь, когда увидел шар? Не правда ли, смешались мысли где-то, - здесь нет игры, не целится Кентавр, пытаясь трон найти и отстрелить монету. 

В прекрасных переливах все равны, нет места главного, нет точек одиноких, танцуют в единенье шелком сны: дождемся в будоражащем движении едва приметного дыхания весны и воспарим душою выше крыльев... 

Когда луной и солнцем вся родня смеется в унисон твоим рассказам, ты полон радости, открыт сиянью дня, ты веришь им и хочешь спеть два раза. 

Свинцовых туч не давит пустота, - в них мудрость, вечности полет, и гусли под пальцами священными утра поют о солнцем озаренном русле! 

О светлом месте, об истории веков, о будущем земли и давнем прошлом: Святая Русь зовут прекрасного Садко, - соединить в прекрасной дружбе шар и шелест листьев в гуденье звезд все чудеса и песни сможет он! 


24 декабря 1999 г. 


НОВЫЙ 2000 


Небо брызжет краской морской в переливах, сияющих далью, вижу, - смотрим на деток с тобой, - отступают тревоги, печали, 

Звездный вихрь новогодних, гирлянд: сколько в море открытом свободы! Заливаются смехом веселым ребят колокольчики зимней погоды. 

В теплых шапках румянцем горят щеки юной, безропотной жизни, прикасаюсь в мечтах, - этот взгляд с горки катится счастием ближних! 

Так легко, так свежо: и добро, и здоровье сияют в ресницах, - будьте счастливы новой порой, - Небо краской морской заходится, переполнено все синевой, детской радостью, света зарницей! 


24 декабря 1999 г. 


МОЛЬБА 


О, Господи, Иисус, смотри, страна большая, - смотри, замерзла холодом оков. Ее уставший взгляд и боль немая колоколами серыми пустых шагов, - смотри, несут к Тебе в ладонях пламя... 

Прости, открой, чуть-чуть, совсем... мгновенья лучезарной были, когда Тебя на Небе снов детьми крылатыми молили глазами яркой синевы - с Отцом и Матерью на «Вы», - мы эту пору не забыли – 

Нас любишь, мы с Тобой любимы... 


январь 2000 г. 


ОТЕЦ 


Мой ангел светлый, мой Отец, не ждешь от жизни сказок рая, не устаешь дарить чудес, пока гуляет сын, не знает, что Ты домой его ведешь. 

О, ангел светлый, вот венец: над головой печаль земная, распахнут сказочный ларец Твоих сокровищ-слез, летаю - ведь это Ты уносишь стаю... 


январь 2000 г. 


ОТЦУ 


С любовью моему Отцу - фонтаном бьет рассвет, - горсть ягод сладких поднесу со склона прошлых лет! 

«Отведай, радость, улыбнись», - в глазах Твоих заря открылась сердцу моему, ответный свет даря. 

В снегах прекрасных бусин взор красивых, ярких лет, от чистоты полярных гор Ты шлешь любви привет! 

Свеча Твоя сильнее всех орудий и мечей, - спасаешь, солнце, средь утех, даешь мне воду:  «Пей!» 

Спасибо, Ангел, светлый мой, спасибо, мой ручей, - глаза взирают ввысь, прости, идем домой скорей... 


январь 2000 г. 


БРАТЬЯ 


Три солнца вспыхнули и смотрят параллелью, глаза и мысли - нет их, - онемели!? Меж зеркалом и воздухом из трав двойных вопрос многозначеньем сокрушает: (как исполин, меня здесь нет, - аккордом свет несу) как надвременье пирамиду заполняет? - 

Величием из прошлого бредет, с укором смотрит, в нем так много силы! - теплом выносит на песок, - все наперед теперь известно, потому что было! 

Столб фиолетовый, еще один, еще, сомкнулись в неизведанном, лучистом пути, - не спрашивай, пусть жизнь течет ручьем, плетется кружевом, сиренью золотистой! - Хрустальной мыслью в ней искрится снег, лучами из соцветья аметистов!!! 


январь 2000 г. 


НОЧЬ 


Сегодня ночью очень грустно, очень. Раскаты войн последних сотрясают Небеса. Над головою пустота, закрыты очи, - меж одиночества колючек провисают в клочьях, взывают к жизни... лучше не читать - ... смотри, как май раскрылся лепестками поверх невзгод и настроений с нами. 

Любовь! Бросаешь на кого, уйми неверье! Из точек рваных капли красных, жгучих слез наполнили пьянящих карнавалов зелье, - Кто нес тебя, замучен болью грез. 

Откуда столько хохота и брани, откуда столько радости за боль, Кто нес тебя, исколот и изранен, - сверкает птиц весенних щебет над тобой, когда ты ночью с одиночеством встречаешься и чашу горькую сомнений пьешь с лихвой! 

Любовь! Бессильно щеки жгу ручьями, плывут родные лица за тобой, в воспоминаниях уносят облаками, - не оставляй, хочу быть рядом и с мольбой за них, - отводит сон от мысли речи... 


март 2000 г. 


ЛЮБОВЬ 


Я люблю тебя. Вот и все, пойми. Я - это все, что люблю. Все, чем богато сердце, душа, радости эти зарей не спеша, дышат любовью, пойми - это я... 

Кто дорог, - друзья, все сады, люди-сады, их улыбки - цветы, люди - орлы, крылья их над горами, смотрят на Небо, гудят куполами, - все красотою могучей стройны, радостью смелой, любовью умны. 

Это их мудрость, - любовью она каждому в мире прекрасном дана. 

Я люблю тебя, просто пойми: я - это все, что люблю, ревности напасть в пещерах замкни, любишь кого, если тех, с кем иду, гонишь, не терпишь, сгущая беду? - 

Кого же ты любишь? - Душу прекрасную всех, кто друзья и тебе, кто молод и светел, - Нельзя? Почему? - Пора и о близких подумать? 

А кто далек у любви, может быть, старушка - в тиши умирает одна, - зачем такая кому-то нужна? А может ребенок голодный, иль малый, который не дружит с мамой? 

Как объяснить, что дружить, - это воля большая, сердечная. Реками воды текут: и из глаз, и из рук, из всего живота, - кого любим они - эти реки живые, любим, сияем, летим просто так! 

Я люблю тебя - не заслоняй собой никого от тепла. И кого от кого ты прячешь? - Любви дай пройти, напоить наше счастье водой золотистой, с Неба дождем проливаемой из облака дружного с радугой чистой! 

На Небе ясно и солнечно, звон, - колоколов и лучей кружева, птицы поют, ясный день, синева, розовых, тоненьких струй рокотанье, льется источник, смеется трава, - лаской вдыхает свободу, смотри: кается плоть - не сверкает сама! 

Это ее так дождями наполнила свыше любовь своей нежной красой, смотрит на все и всему улыбается, - остановись же, не думай, постой... 

Я люблю тебя, все, что люблю. Не отнимай, не ревнуй, ни к чему, - все, что люблю, - это я: это все - нежность, открытость, виденья, друзья, смех переливный, улыбки, - нельзя? Это и полночи стук у висков - клочья покоя и тяжесть оков, 

Вот ведь, любовь, где сомненья в тебе: видим тебя лишь в одном, а ты всюду!.. 


апрель 2000 г. 


СЕГОДНЯ 


Дети с маленькой луной играли в серебристом иле, нити голубой надежды наполняли воздух брежный, - скоро спать, и отдохнут как прежде отдаленные мечты в ресницах наготы... 

Жизнь вчерашняя... - и нет ее, за штормом нет вчера плывущих кораблей куда-то. В радости, в покое птиц крылатых улыбаемся, накрыты платом, - жизнь течением выносит к океанским скатам, к стаям рыбьим в серебре - к богатым полуночным светом лунных глаз ... - как спокойно и тепло в душе у нас. 

Море перелистывает волны, море другом смотрит как когда-то, прошлое ушло, - теперь не больно, снова трепет в золоте фрегата! 

Возвышается мечтой желанной в парусах добро, а в мачтах новый голос - на ветрах вдыхает сердцем полным, мир покой поет, приходит славный день, - 

И никто не знает, полетят ли утром стаи ранних, золотых, небесных птиц - ждем их, грудь полна надежды, - в чистом, белом одеянии из слез, в ярком, ослепляющем сиянии из небесных роз мы уносимся и снова разливаемся покоем по волнам, - так спокойно, безмятежно и тепло, как в детстве нам, - 

Нам, не знающим, что будет завтра за волнами, - мы играем под луною в зайчиках морей, на сверкающей дорожке море с нами, - перелистываем жизнь, теперь она сон глубокой вечности дарует! Озареньем восхищает чудная весна. 


май 2000 г. 


ЗАВТРА 


Мне не верится: в ненастье нет удела, - жизнь кипит! Одесса - жизнь морей! Жизнь ветров, сплетенная рукой умелой и сверканьем радужных затей:  

Вдох свободный, горы, Небо, море, волейбольные круги друзей, шепот винограда, вишен спелых, - приходи и улыбнись скорей. 


май 2000 г. 



РАБОТЫ ИЛЬИ КЛИМЕНЧУКА 


Илья Клименчук родился в семье морского офицера в городе Североморске. Окончил химический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова, доктор искусствоведения. 

Профиль деятельности: авторство, медицина рака и СПИДа, физика звезд, индология. 


РАБОТЫ: 


Монографии: 

«Музыкальный ритм» (М., 1995), 

«Лечение СПИДА и рака – век 21» (М., 1998), 

«Основы естествознания 21 столетия» (М., 1998),

«Небесная симфония» (М., 2005), 

«Учение. Телец» (М., 2007), 

«Провидение. Человек» (М., 2009), 

«Славословие. Лев» (М., 2009), 

«Совершенство. Орел» (М., 2009), 

«Книга пророка Илии пророка Фесвийского» (М., 2010), 

«Книга пророчицы Евангелии Струмицкой» (М., 2010), 

«Книга Христа Иисуса Вифлеемского» (М., 2010), 

«Наука о Небе» (М., 2010), 

«Небесная наука» (М., 2010), 

«Небесные силы» (М., 2010), 

«Небесные стихии» (М., 2010), 

«Ультраастрономия. Альдебаран» (М., 2010), 

«Ультрамедицина. Антарес» (М., 2010), 

«Ультрафизика. Фомальгаут» (М., 2010), 

«Ультрахимия. Регул» (М., 2010), 

«Философия Пресвятого Духа» (М., 2010), 

«Эпоха Пресвятой Троицы» (М., 2010), 


Брошюры серии «Сокровища небесной мудрости»: 

«Железо, рождающее «Железо», - лекарство от рака, СПИДа и ЖДА» (М., 2008), 

«Книга пророчеств» (М., 2008), 

«Молитвы на каждый день недели» (М, 2008), 

«Новое Учение – ключ к уверенности в будущем» (М., 2008), 

«Стихи» (М., 2008), 

«Небесная радость – ключ к здоровью сердца» (М., 2009), 

«Небесное вдохновение – ключ к совершенному здоровью» (М., 2009), 

«Небесное сотворчество – ключ к здоровью дыхательной системы» (М., 2009), 

«Постижение Божьего разума – основа счастливой жизни на Земле» (М., 2009), 

«Вдохновение Пресвятого Духа – основа мирной жизни на Земле» (М., 2009), 

«Пророчества Пресвятого Духа» (М., 2009), 

«Славословие Пресвятого Духа – основа небесного Царства на земле» (М., 2009),  

«Совершенная небесная система» (М., 2009), 

«Учение Божьих содружеств» (М., 2009), 

«Учение Пресвятого Духа – основа вечной жизни на земле» (М., 2009), 

«Семь Небес» (М., 2010), 

«Братство народов Севера – белые одежды Святой Руси. Пророчества для России 2010-2050 гг.» (М., 2010), 

«Пророчества для России 2010-2050 гг.» (М., 2010). 


Прикладные работы: 

«14 джазовых стандартов. Партитуры для большого джазового оркестра». В 2 томах.  (М., 1995), 

«Современная гармония сфер. Введение в курс небесных аспектов» (М., 1998), 

«Небесные аспекты Рождества и мировые эпохи» (М., 1998), 

«Развитие православной веры и христианизация Индокитая» (М., 2009), 

«Атлас небесных отождествлений» (М., 2010), 

«Илья Клименчук. Статьи 1998-2010 гг.» (М., 2010), 

«Илья Клименчук. Лекции 2000 г.» (М., 2010), 

«Небесный энциклопедический словарь» (М., 2010), 

«Практический курс небесных аспектов» (М., 2010), 

«Словарь небесных отождествлений» (М., 2010). 


Патенты: 

RU 2134129 «Устройство для воздействия магнитным полем на биологические объекты» (приоритет от 02.04.98 г., выдан М., 10.08.1999 г.) 

RU 2381811 «Средство для восстановления крови и иммунитета у онкологических больных и способ его получения» (приоритет 08.12.2008 г., выдан М., 20.02.2010 г.) 



Адрес для корреспонденции: Россия, 123103, г. Москва, ул. Живописная д. 3, корп. 1, кв. 39. 

Адрес для электронных сообщений: klimenchuk-ilya@yandex.ru  


Приглашаем посетить сайты ученого: 

www.klimenchuk-ilya.narod.ru 

http://sites.google.com/site/tl2010rs25 


Приглашаем посетить «Блог Ильи Клименчука»: 

http://klimenchuk.blogspot.com 



О МЕСТЕ СОСТАВЛЕНИЯ СБОРНИКА 


Заключительная работа над сборником стихов проходила в 2009 г. в г. Москве на ул. Живописная рядом с Серебряным Бором - заповедником на месте бывшей Всехсвятской волости Московского уезда. Серебряный Бор является природным массивом богатым водными ресурсами и сохранившим первозданность природы. Он известен как уголок природы, изобилующий зверями, птицами и рыбами, о чем также свидетельствует название района, на котором он находится, – Мневники - от рыбы «мни» (налима), которая в прежние времена поставлялась к царскому столу. С рыболовным промыслом связаны местные названия Щукино и Строгино (бывшее Острогино). Здесь также через специально построенный канал в Москву прибывает вода от самой длинной реки Европы – Волги. Это позволяет сохранять высоким уровень воды в Москве реке, а вступающие отсюда в город воды отличаются большой чистотой. Белизна и прозрачность местной природы вместе с храмами и старинными усадьбами восхищает современников, делая мысль вдохновенной и ясной. 


Добраться до Серебряного Бора можно на метро ст. «Щукинская», далее на трамвае №№ 23, 28К до ост. «Проспект маршала Жукова» (через 7 остановок, конечная), далее пешком до заповедника «Серебряный Бор». 

 [01] [02]


© Сайт подготовлен к публикации и размещен Сучковым С.В.Иваниной Т.А.Щегольским И.Н. при поддержке МОО «Святая Русь» в 2010 г.