Театр. Часть 1

Так Нагло.

Театр

Часть Первая.

1. Гололёд.

Вчера кто-то то разместил недавно снятое видео на Facebook. Там в течении получаса несколько оснащённых джипов беспомощно скользя плыли вниз по блестящему гололёду Крикет Стрит. Особенно плохо несло последнюю машину, водителя которой оператор-любитель поймал несколько раз в кадр, и сердце падало на дно желудка при виде его широко распахнутых индийских глаз, в которых отражался уже не страх, а обнажённый ужас.

Наконец-то джип индуса остановился, подтаранив три рядом стоящие машины и заблокировав дверь водителя. Из пассажирской двери выбежала не менее коричневая мадама, вереща, и панически хватаясь ручки задних дверей, видимо пытаясь таким образом вырвать их с корнем. Конечно же сзади оказались супер-коричневые и миндале-глазые детки, которые так и не поняли, почему мама кричит, и плачет от радости, что те живы и здоровы.

«Ах, беззаботное детство… Было ли оно у меня?» - думала Паша, глядя на остановившееся видео. - «Хорошо, что школы закрыты, пока дороги гнобит этот идиотский Гринсбургский гололёд, такой назойливый и постылый ежегодный гость этих мест!»

Но она уже перенеслась в мыслях в Успенск, с трудом представляя себе глаза своей мамы в момент опасности, подобной только что пережитой индусами… Паша думала о детстве, о родителях, постоянно занятых добыванием денег, сейчас уже понимая, что родители боролись не столько с бедностью, столько со скукой. Они, надоев друг другу, редко ездили вместе в отпуск, или проводили время вмести с единственной дочерью. Сейчас-то она догадывалась, что те и не любили её вовсе, а относились как к побочному эффекту их когда-то имевшего места секса… Что её не бережно растили, а воспитывали и готовили к тяжёлому советскому детству, вернее к тяжёлой советской жизни.

В двадцать-пять, уже с театральным училищем за плечами, но без каких-либо больших ролей в Успенском Областном Драматическо-Музыкальном Театре, Паша серьёзно задумалась о переезд... куда-то... Прошли убогие девяностые, и интерес к театру возродился. Однако для неё не было каких-либо внятных перспектив. Увы, режиссёр Борис Данилович давал главные роли только своим любовницам или однопостельщицам. Не смотря на талант Паулины, ей не светило в Успенске практически ничего, кроме мусипусеньких второстепенных ролей и мизерного оклада. Выручало знание английского и приватные уроки для желающих уехать за рубеж.

Именно тогда, в 2006м году, тогдашняя соседка по съёмной квартире завела себе зажиточного женатика и провела за его деньги интернет, Паша и нашла сайты русских невест для амеирикосовских женишков-неудачников. Сделав беглый поиск на сайте по Успенску, она нашла нескольких знакомых девушек, которые, не смотря на свой замужний статус или даже брюхатое или материнское состояние, публиковали свои анкеты как совершенно свободные и бездетные дамы. Она не знала, осуждать жалеть или попросту улыбаться, читая вымышленные практически гламурные биографии её приятельниц.

Не совсем понимая, что она делает, Паулина разместила свою анкету, и через неделю получила письмо от своего первого поклонника, который… и стал её мужем в 2007м году . Джордж, будучи хоть и стеснительным, но очень обходительным кавалером, быстро очаровал её, не смотря на мелкие сложности общения на её как оказалось не совсем правильном английском.

2. Счастье

Гринсбург , городок куда привёз её муж, стал для неё символом Америки. Она считала его неповторимой жемчужиной, не смотря на суровые зимы, и порою довольно жаркое лето. Тут был её любимый человек, ребёнок, которого она с радостью родила для Джорджа через год после их маленькой свадьбы, её подруги по классам английского языка, их уютный домик на склонах холма South Mountain , её садик с клумбами из старых покрышек от грузовика, и дорожками усыпанными белыми речным камнем.

Если в мире и было счастье, то это было оно - настоящее счастье. Забота мужа, смех сына, вечера у телевизора и путешествия в дальние штаты и страны, да, настоящие путешествия с чемоданами или рюкзаками, после которых больше всего ей хотелось вернуться домой в родную кровать. Это было не только состояние комфорта, но и некое вибрирующее состояние полёта. Паша чувствовала что летает, каждый день, каждый раз, занимаясь любовью с мужем, она чувствовала себя распустившимся цветком, а жизнь для неё была райском садом…

3. Лето

Как оказалось годы проведённые на курсах английского, ей очень помогли, и, когда ребёнок дорос до садика, Паша устроилась на работу в государственную школу помощником преподавателя. Она помогала разным учителям во время экзаменов, тестов, контрольных работ, следила за детьми во дворе во время перемен, а иногда и замещала заболевших преподавателей, стараясь на её всё-же не идеальном английском, передать детям всё самое светлое, чему учили её любимые учителя в далёком и уже немного чужом Успенске.

Подруги, с которыми она общалась на курсах, так и остались домохозяйками, и не совсем понимали рвение Паулины «убежать» из дому, когда их мужья обеспечивают их всем, что им взбредёт в голову. Нет, они не были богемными кисами, в конце-концов Гринсбург не был элитным городом, но они пытались быть в курсе всего связанного не сколько с русской культурой, столько с русской тусовкой.

К весне зашёл разговор о лете, о том куда они с мужем денут ребёнка. Паулина подумала забрать ребёнка из садика поехать на лето в Успенск, но Джордж, даже не дав ответа, загрустил, и она поняла, что разлука на несколько месяцев будет для него невыносимой.

- Почему бы тебе не оставить Сержа в летнем садике? У них буду постоянные поездки, экскурсии и бассейн два раза в неделю. Ты сможешь подрабатывать в школе, если тебя позовут или заняться домом, своим любимым садом, и принять меня лишний раз дома обедом и с... десертом. - Джордж явно был не против заняться сексом с неработающей и отдохнувшей женой в течение дня. Паша согласилась.

Лето наступило совсем неожиданно. Паулина удивилась, что уже вдруг тепло, отцвели вишни и яблони, и весенние пасхальные цветы пастельных тонов уже заснули на клумбах, уступив место ярко кричащим красками летним цветам. Директриса лично пожала ей руку и попросила вернуться в конце Августа.

«У меня почти три месяца. Я буду сидеть дома одна. Зачем я отдала ребёнка в летний детсад?» - она корила себя с одной стороны, но с другой ей было чертовски интересно побыть в Америке относительно свободным человеком, свободным от мужа и ребёнка, пусть всего лишь на несколько часов на день.

4. Миш-Маш

В первый понедельник её новой свободной жизни Паулина сделала генеральную уборку, причесала траву и кусты, сходила в парикмахерскую и приготовила ужин. По дороге в летний садик, она вдруг поняла, что сможет привыкнуть к такой расслабленной жизни, учитывая что убирать, гладить и стирать ей нужно будет отнюдь не каждый день.

Зазвенел телефон. Не отрывая глаз от дороги, девушка прижала мобильник к уху.

- Пааааашааааааа… Паааашшаааааа - хором запели голоса подруг на другом конце линии. - Пашаааа ты знааааааешь откуда мы звоним?

Господи, она ведь уже несколько месяцев с ними не разговаривала. Столько времени находится вне Гринсбургских сплетен и козней… Паулина драматично закатила глаза перед невидимым зрителем, но всё же ответила дружелюбно.

- Приветик Миша-Маша, не знаю откуда вы звоните, но мне кажется вы мне скажете в любом случае.

- Пашаааааа, мы сейчас Брэд Стрит, в старом здании банка. Его не грохнули, представляешь? Его купил Вася, хозяин русской кулинарии. Помнишь его? Ну, друг Феликса, и знаешь зачем?

- Открыть русский ресторан?

- Вау. Как ты догадалась? - на перебой загалдели подруги. - Так классно, представляешь?

- Ну, оливье и цыплёнка табака я могу и дома приготовить…

- Паааашааааа, там будет сцена, танцпол, Пашаааааа, он будет приглашать музыкантов и диджеев из Каспимора и Кромптона.

- Отлично девочки, я вас поздравляю. Приглашайте на следующий день рождения или юбилей. Это всё? - Паулина была готова положить трубку. Она не понимала почему, но Миш-Маш её начинали не на шутку раздражать. Она была удивлена этой невесть откуда взявшейся в ней злости.

- Нет; нет Пашаааа, мы не только поэтому звоним. Пашаааааа, мы хотим отрепетировать танцевальную программу.

- Вы??? Девочки вы офигели. Пока. Бай-бай.

- Нееет… Пашаааааа…. Мы хотим с тобой! Пашаааааа…. Ты ведь сейчас свободна?

Паулине пришлось подумать некоторое время, хотя со стороны могло показаться, что она грамотно выдерживает актёрскую паузу.

- Да, я свободна. - Призналась она, и злость мгновенно слетела с её плеч

5. Танцы

Вася пригласил из Каспимора постановщика хореографа Митю. Миш-Маш с Пашей, были рассмотрены,
зафырканы этим самым постановщиком хореографом Митей, но тот понимал что в Гринсбурге других танцовщиц не найдёт. Да, кстати, Миш-Маша успели разузнать, что Митя приехал всего несколько лет назад, а в России был протеже самого Маросеева.

Два раза в неделю Митя приезжал из Каспимора экспрессом, и добросовестно муштровал Миш-Машу с Пашей в течении четырёх часов. Остальные дни девушки репетировали без него. За три недели уже началась прорисовываться недурная танцевальная программа, и Митя начал уже меньше злобно орать, и встречал их не с угрюмой ухмылкой а уже с доброляпной очаровательной улыбкой. Особенно трогательно он улыбался Паулине, не смотря на то что Миш-Маш более откровенно кокетничали с ним.

Вася расклеил афиши по всему русскому и еврейскому району. На Русском и Английском языках на ней гласило «Впервые в Гринсбурге Русская Ресторация, французская кухня, живой энтертеймент! Гранд открытие и сюрприз! Вход па первое шоу по контрамаркам и пригласительным!»

Паулина принесла одну из афиш домой, и призналась мужу, что она с девочками и будут сюрпризом.

- Я надеюсь это будет не сюрприз-стриптиз? - спросил муж со смущением и недовольным недоверием.

- Нет, дорогой, но мы и так будет одеты весьма символично.

- Только не говори моей маме, ОК?

- Я не скажу, но Серж может и проговориться. Ты думаешь стоит скрывать это от всего мира? Тебе стыдно, что жена будет танцевать в русском ресторане?

- Если это будет шоу а-ля Лас-Вегас с девками в перьях из задницы как в последний раз на юбилее Ляли с Борисом в Новом Йорке? Хм…. Ну, скажу тебе, что не хотел бы видеть твою фотографию висящую в русской кулинарии в таком виде.

После этого разговора Паша впервые задумалась над тем на сколько иной была бы её жизнь, если рядом с ней был человек; который не осуждал её а поддерживал в её творческих начинаниях. Такой человек как Митя, а не ворчун Джордж.

6. Всякое.

Открытие и первое выступление прошло успешно. Пьяненький Митя завалился в гримёрную с бутылкой шампанского, выпил с девушками на брудершафт, и в течении следующего получаса поцеловался со всеми из них по-французски.

«Он считает меня такой же замужней потаскушкой как Мишель и Мария… Ему всё равно, что я не изменяю мужу как мои блудные подруги… Я для него такая же целующаяся после шампанского Успенская бэ… » - думала Паша и не могла не избегать ощущения, что пропустила что-то очень важное в своей жизни.

Митя в Гринсбурге побыл после открытия недолго, уехал на следующее утро назад в Каспимор и больше так и не приезжал. Вкус его дорогого одеколона и запах его французского поцелуя какое-то время держался на её воспоминаниях, но сменился будничным беспокойством и опьянением сцены.

Её неудавшийся, вернее - не так и начавшийся роман иногда возникал на Facebook какими-то левыми афишками, но при всём своём желании Паша так и не попала ни на один рекламируемый Митей Каспиморский концерт.

Танцевальная программа созданная для ресторана продержалась почти год, после чего Василий признался, что в конец обанкротился, у него, по крайней мере официально - кончились деньги. Он уехал то ли в Рио, то ли в Канкун, где наверное у него были деньги, которых у него не было по его словам.

5. Ломка

Танцы прекратились, и только после нескольких недель без выступлений когда закончился толчок от стремительного бега её души, Паулина поняла, на сколько необходима была вся эта катавасия в её блеклой жизни. Да, краски, от которых она уповала с момента переезда в Гинсбург, начали становиться серыми. Любовь мужа ей больше не казалась такой уж и особенной. Сын продолжал радовать, но даже его звонкий смех не мог вытащить её из постоянного состояния упадка, и избавить от ощущения безысходности.

Зима подступила рано, покрывая улицы Гринсбурга ненавистным гололёдом, ей было зябко в её всегда плохо-согретом доме, и дни, подобные этому, проведённому дома без мужа и сына, выводили её из колеи. Не хотелось делать ничего, кроме того как укутаться в тёплый плед, смотреть телевизор или разглядывать чью-то интересную жизнь на страничках Facebook.

Митя, юнец и идеалист; одновременно готовый пожертвовать частью самого себя и ради денег. Да, деньги всем нужны. И Митя приезжал и учил их танцевать ради денег. Но ради денег ли он улыбался ей? Да так улыбался, что она готова была отдастся ему на глазах у подруг, на глазах у публики, на глазах у мужа и его сумасшедшей мамы…

Митя, который понимал её больше других. Митя, чья симпатия к ней всегда казалась чем-то большим нежели просто симпатией.

Митя, чьи утончённые руки наверное держали красиво тонкие женские сигареты, лезвие, разрезающие полосы кокаина, и возбуждённый влажный клитер среди мелких волосиков её лобка… Митя, Митя, Митя…

Сцена, пусть маленькая и не такая уж и гламурная, в прокуренном о пьяном дыме русского ресторана стала для неё наркотиком, боль отсутствия которого, была больнее чем сладость творчества, сладость, которую после года она начала воспринимать как обязательную, неотъемлемую часть своей жизни. Сцена, которая тем не менее ушла..

Джорджу были непонятны её настроения. Он предлагал поговорить с ней, и они поговорили. Он предлагал сходить к семейному терапевту, и они сходили. Однако депрессия Паулины продолжалась.

Возможно Джордж воспринимал её поведение как блажь, временное состояние, из которого она должна была выйти с минуты на минуту, но шли дни, недели и мир Паши продолжал быть серым, виртуал - пустым, книги неинтересными, и попытки выбраться из этого состояния путём таблеток, общения с неслучайными или случайными людьми, или тех же занятий йогой - казались бессмысленными.

Изредка она оставляла статусы на Facebook в надежде, что их читает Митя. Она проводила на Facebook большинство своего свободного времени. Она машинально щёлкала мышкой по профилям друзей. Друзья из Успенска, друзья из Гринсбурга, коллеги из школы, друзья Джорджа, Митя… На стену Мити она ходила специально изза опасений пропустить что-то новое о нём.

О боже, оказывается видео с индусами скользящими по гололёду Крикет Стрит, было выставлено Митей? Значит видео снял Митя, и буквально на днях? Митя был в Гринсбурге? Вчера?

Инстинктивно Паша схватила телефонную трубку, но одумалась. Звонить ему на мобильник, после практически года молчания… Потому что она, дура, увидела, благодаря записи на Facebook, что он был в Гринсбурге…. Пока она думала, держа телефон в руке, тот зазвонил сам, высветив знакомое имя в определителе.

- Паша, Паша! Свершилось немыслимое! Меня берут на работу в Гринсбург. Я переезжаю через 3 недели! Дорогая моя Паша, мы с Вами устроим Русский Театр, и Вы будете в нём звездой!

Конец Первой Части .

Продолжение следует.

Так Нагло

5 Марта - 21 Июня 2011 г


Comments