(2011) Она уходит (Импровизация на случайную фотографию)

Так Нагло.

Она уходит.

Импровизация на случайную фотографию.



К десяти я проснулся, открыл глаза, и, как в ускользающем в небытие сне, она набросила мою вчерашнюю рубашку сверху на своё вчерашнее чёрное белье. Она надела бельё, значит она не собиралась оставаться.

"Она уходит" - подумал я, и я понял, что её теряю. И это было странно, ибо я ею никогда не обладал.

Год работы вместе, год намёков, заигрывания и касаний, год её улыбок, особых улыбок мне, и мне одному.

И новость, которую я узнал месяц назад от девочек в дизайнерском - Она выходит замуж. Не за богатого или известного, а за обычного человека. Они, судя по слухам, уже съехались как пол-года, а я и не знал. Мы ведь никогда не говорили о её личной жизни. О моей говорили. Может быть я не задавал правильных вопросов? Но мне было важно только то, что было между нами в тот момент...  Да о чём мы собственно болтали? О всём? Ни о чём? Я всё думал, что скажу ей, что люблю её, когда ребята уйдут из курилки, но когда те уходили, мы просто сидели и улыбались друг другу. Так, как мы не улыбались кому-либо ещё.

Возможно, она ждала первого шага от меня, а я,  уверенный, что не достаточно обеспечен или мужественен, никогда бы не решился. Да и сделал ли я этот шаг сам вчера?..

Ах, если бы я знал, что её интересует что-то другое в мужчине... Хотя, впрочем, что бы это изменило?..

Я помню тот день, когда я шёл по мокрой декабрьской улице, размахивая руками и мыслями в такт дворникам проезжающих автомобилей, и было горько, да горько от собственного малодушия и сомнения. Больно от того, что она сама не поделилась со мной этой новостью, Мы говорили так много, но не о том, что было по-настоящему важно. Неужели я не заслужил правды от неё? Почему она сама мне ничего не сказала? Как можно было молчать о том, что ты живёшь с кем-то, и вот уже выходишь замуж?..

Я тогда подумал, что этот парень, кто бы это ни был - чем-то похож на меня. Наверняка у него такие же очки, машина и квартира недалеко от работы. Она ведь так любить ходить на работу пешком.
Почему я ни разу не вызвался её проводить после поздней смены? Она не давала мне повода? Я козёл?

Почему между нами была эта грань, этот барьер, который смог разрушиться только вчера?

Я не думал сначала идти на вчерашний новогодний корпоратив. Я знал, что там будет она, и мне будет больно, опять больно будет смотреть на неё и осознавать, что я уже потерял, никогда не найдя её для себя. Я был уверен, что если я заведу разговор, то потеряю её как друга.

Нас привезли автобусом, и шампанское уже лилось мимо бокалов на пол ковролина и моих рухнувших надежд ещё до приезда в гостиницу. Сначала я надеялся, что она не появится, но потом я увидел её блуждающую по залам, как оказалось - в поиске меня. "Она приехала первым автобусом, чёрт" - понял я, но уже было поздно уходить или отворачиваться - она меня заметила.

- Ты избегаешь меня. - сказала она с упрёком
- Нет, я был очень занят. Мы обязательно сходим на перекур или на обед на следующей неделе.
- Болшит, - отрезала она. - ты узнал, что я выхожу замуж, и избегаешь меня.
- Мария, ты пьяна. Когда ты успела?
- Да я пьяна. Я может последний раз так хочу напиться. Одна, без надзора, среди друзей. Нельзя?
- Твоё дело, Маша. - я пытался закончить разговор, но она была неугомонна.
- Нет, не только моё. Выпей со мной. Ты мой друг. Ты должен со мной выпить в этом году, иначе мы не будем дружить в следующем. У меня такой обычай. Если я хочу дружить с людьми, я должна с ними выпить в канун Нового Года.
- Хорошо. Вот, чокнулись и выпили.
- Не хорошо, Бил, не хорошо. Ты считаешь, что я полная дура?
- Отнюдь. - я по прежнему надеялся, что разговор закончится сейчас, я смогу спрятаться от неё или уехать домой на такси.
- Ты слушай сюда, пока я тебе говорю то что я думаю на самом деле. Я не дура, Бил. Я знаю, что ты меня любишь.
- Ерунда какая. - я был напуган таким оборотом событий.
- Не ерунда. Ты меня любишь и ревнуешь. Ты краснеешь, когда я на тебя смотрю, ты краснеешь как первоклассник. Но мне это очень нравится, Бил.

Она улыбнулась. Я наверное опять покраснел, потому что она рассмеялась. Звонко и обезоруживающе как умела делать только она.
 
- Бил, ты хороший парень. Реально хороший парень. Серьёзно. Да.
- Но?
- Без "но". Я когда смотрю на тебя, я пытаюсь себя представить с тобой в постели. Знаешь, просыпаться с тобой рядом каждый день.. Я представляла тебя с собой рядом в роддоме. Ты ведь знаешь, я очень хочу ребёнка... детей... очень хочу. Я представляла как мы будем вместе стареть, и как много у нас будет тем, на которые мы с можем с тобой поговорить...
- И?
- И - ничего. Я не вижу тебя в своём будущем, понимаешь?
- Понимаю.
- Нет, не отворачивайся. Ты не понимаешь. Это не потому что мы друзья. Я всегда смотрю на мужчину прежде всего как на потенциального партнёра. Ну, вот такая у меня натура. С тобой у меня ничего не кликнуло и не сработало. Это ощущение, присущее, наверное, только женщинам. Нет, не обижайся.
- Пытаюсь. - соврал я, так как на самом деле я уже составлял в уме заявление об уходе по собственному желанию, которое я бы оставил у шефа на столе в понедельник утром.
- А с этим парнем, с Гари... с ним всё сразу состыковалось. Представляешь, он даже не настаивал на постели. Оно само как-то получилось у меня с ним. Через несколько свиданий уже. Ну вот, ты опять обиделся. Ты ревнуешь.
- Глупо как-то ревновать.
- Да, глупо. Хочешь я тебе сделаю комплимент?
- Ну. - я уже был готов ко всему, даже к самому худшему.
- Не смотря на то, что Гари для меня идеальный партнёр, мне не хватает наших разговоров. Я хочу чтобы мы оставались друзьями, и продолжали общаться.
- И это весь комплимент?
- Нет. - она слегка пошатывалась, и опёрлась на мою руку всем своим телом. - Комплимент в том, что ты незаменимый собеседник, и очень очень хороший человек.
- Но только для разговоров, да? - я улыбнулся, так как страх перед ней у меня начал уходить, и я видел её такой как она есть. Обычной женщиной, руководящейся инстинктом строительства гнезда с одной стороны, а с другой - амбициозным неординарным человеком, нуждающимся в общении больше, чем я предполагал.
- Если бы я была парнем, то между нами не возникло бы этих проблем. - теперь был её черёд показывать обиду
- Если бы ты была парнем, то я бы с тобой вряд ли бы общался.
- Почему?
- Мне парни не симпатичны.
- Какой же ты всё-таки ещё мальчик. Неиспорченный мальчик. Прямо хочется тебя потискать, но бью себя по рукам, ибо понимаю, что испорчу тебя и дам тебе излишнюю надежду. Пойдём, может, покурим на улицу?

На улице моросил новогодний тёплый дождь. Мы стояли под козырьком входа в боковое лобби, и я помог ей закурить. Она опять смотрела на меня, смелая, весёлая, чужая, но не менее желанная. Мы молчали и смотрели друг на друга, пока она не бросила сигарету в сторону урны, подошла ко мне и посмотрела мне прямо в глаза. Вечерний свет фонарей и переливания красок моросящего дождя сделали серую глубину её глаз печальной и искренне чистой. Я впервые видел её глаза так близко, и я онемел, застыл, пока вдруг не почувствовал клубничную влагу её губ на своих губах, её руки у себя под пиджаком, и мои пальцы, разгребающие копну её каштановых волос. Она постанывала,  у неё подкосились ноги, и мне пришлось удерживать её в объятиях. Я знал, что она пьяна, но мне было всё равно.

- Только сегодня, Билли, только сегодня, я буду твоя. Это будет моим последним приключением до свадьбы.
- Хорошо, пусть будет так.

Мы доплелись до регистрации, взяли комнату, и всё, что мы делали всю ночь, было...

Было...

К утру мы заснули, и если я всё правильно помню, то я засыпая держал её обнажённое разгорячённое тело в своих объятиях...

К десяти я проснулся, открыл глаза, и, как в ускользающем в небытие сне, она набросила мою вчерашнюю рубашку на сверху на своё вчерашнее чёрное белье. Она надела бельё, значит она не собиралась оставаться.

"Она уходит" - подумал я, и я понял, что её теряю. И это было странно, ибо я ею никогда не обладал.

Почему же мою рубашку? Наверное ей очень холодно, если она решила, её набросить... Может по дороге в душ? Может, она хочет почувствовать какие ощущения к ней придут, когда она наденет мою рубашку?

- Всё? Ты уходишь? - я старался не звучать обречённо.
- Ой, извини, не хотела тебя будить. Ты лежишь на моём платье.
- Ужас. Сейчас я его достану... Вроде бы цело
- Я пойду сделаю кофе, тут по моему есть в баре кофеварка.
- Давай.

Я быстро сходил в туалет и почистил зубы. В голове была путаница. Халата в туалете не оказалось, пиджак на голое тело я надевать не решился, поэтому выйдя в трусах из туалета и завернулся в простыню.

Маша уже ждала меня в своём чёрном белье моей рубашке с двумя пенопластовыми стаканчиками кофе.
- Кофе подан. Сливки только сухие, будешь?
- Угу.
- И один сахарин, верно?

Она насыпала пакетик сухого молока и сахарина в свой стакан, а потом в мой. Она вынула из пакетика пластиковую палочку и размешала оба стакана.
- Не против?
- Не против чего?
- Я одной палочкой размешала.
- Нет, ты же не облизывала её.
- Могу и облизать.

Она демонстративно достала палочку из моего стакана и облизала её.
- Ко тому же я ещё и зубы не чистила.
- Ужас.
- Ну, так ты не против?
- Я не против. Я даже за.

Я улыбнулся. Она тоже улыбалась так как она улыбалась только мне. Её чёрное бельё выглядело чертовски сексуально на её идеальной фигуре, её волосы небрежно падали ей на плечи, а моя рубашка придавала ей нечто, какое-то новое качество, которое я не мог пока что понять. Моя рубашка, на ней что-то определённа означала, это был некий символизм, и я понимал, что ответ рядом, но не мог понять где...

- Ты уходишь? - переспросил я, звуча уже немного веселее.
- Пока нет. А ты хочешь чтобы я ушла?
- Нет
- А когда мне уйти?
- Никогда.
- Окей. - она уселась рядом на незастеленную постель, и с удовольствием сделала первый глоток. - Бррр, гадость. Я дома лучше варю.
- Ну, дык... буду знать.
- Хочешь Новый Год у меня встретить?
- Хммм, а как же Гари?
- Бил, ты дурак. Я тебя люблю, но ты полнейший дурак.



Так Нагло
Пенсильвания, США.
Ночь с 23 на 24 Декабря 2011г.
Comments