(2010) Game On/ Game Off

Так Нагло : Game On / Game Off

Предисловие

Данное произведение - моя первая попытка оторваться от жаргона и терминологии игры Second Life, и создать «истинно» универсальную историю в жанре игровой литературы. Возможно, не СЛьщики, а простые виртуальщики найдут эту историю привлекательной. Судить вам, дорогие друзья, и не судите строго, я всего лишь любитель-графоман.
Если кому-то интересно почему написание этого рассказа заняло три месяца, сообщу, что писать стал гораздо режже, всвязи с тем, что моя личная жизнь весьма насыщена позитивом, и особой тяги писать маловато. Писать пришлось во время часов, проведённых в ожидании каких-либо событий в реале, когда под рукой оказывался мой ноутбук. Надеюсь порадовать Вас серией новых рассказов в Июне, когда я проведу неделю в отпуске с компьютером, но без интернета.
Любая схожесть с реальными игровыми персонажами в этом рассказе случайно в одних случаях и не случайна в других, поэтому заранее прошу прощения у всех, кого обидело сие произведение.

Обнимаю и люблю.

Ваше Т.Н.

==============================================
фотография взята с ленты MarinaXi
http://www.flickr.com/photos/marina_xi/2755361341/

Так Нагло.

Game on/ Game off.

Game on.

Тьма перед глазами сменилась серостью пробуждения, вокруг начали проявляться тени и звуки ветра Нового Дня. Каждое «Сегодня» было для меня очередной ступенью, неким новым уровнем в моей Игре Жизни, с новым сценарием, новыми актёрами, и новыми мечтами.

Я встрепенулся как утка, вышедшая из воды, зашёл в туалет, пустил воду и привычно глянул на себя в зеркало. «Навожу марафет как баба» - пронеслось у меня в голове, но тем не менее, я подвёл ресницы, довёл щетинку до должной кондиции, причесался и проверил оттенок губ и глаз. Выключил воду, перешёл в зеркальную комнату, полез в шкаф за вещами, которые я люблю хранить в наборах, в каких всё – от трусов до штиблетов и шляпы. С удовлетворением нашёл интересный и практически неношеный японский костюм, к которому уже были подобраны красивый шарф, котелок, галстук и полусапожки. Сапоги не желали застёгиваться, я плюнул и оставил их полу-раскрытыми.

Не спеша спустился вниз, глянул мимолётом на открытую дверь гаража с недавно купленным Харли-Дэвидсоном , задержался у панорамного окна, выходящего на океан... Пальмы покачивались под лёгким тропическим бризом, сквозь стекло был слышен звук падающих кокосовых орехов и пение птиц. Я открыл окно, и звуки стали гораздо ближе. Я зажмурился, и сказал вслух: «Хорошо!»

- Милый, ты уже готов? – Наташа уже возилась внизу, гремя посудой

- Да, я уже в форме. А ты давно встала? Я тебя не заметил.

- Да уже давненько, соня ты... – Она рассмеялась своим ангельским голоском, который чудесно шёл с песнями под гитарку практически каждым вечерком у костра...
Я подошёл к ней сзади, и обнял её, прошептав в ухо, - Перестань греметь кастрюлями. Ты всё-равно не умеешь готовить.

- Забыла прибраться... – она повернулась ко мне, виновато потупила взгляд, но её губы уже были в моих, а её руки - под моей рубахой.

Она осмелилась и посмотрела мне в глаза, а я глядел на неё в ответ, не отрываясь. Она была идеальна, она вибрировала в свежем тропическом воздухе Сегодняшнего Дня. Она была желанна как никогда.

Я осыпал поцелуями Ташину шею, обнажил её плечо, стал снимать с тела кимоно, оголив идеальную миниатюрную грудь.

- Милый, милый.. - трепетала она, взъерошив мои волосы... – Может услышать ребёнок... Ооооо....

- Она уже немаленькая у нас, ммммм.... ооо..... И, если я не ошибаюсь, она вообще дома не ночевала...
Верхняя часть её кимоно уже сползла вниз, моя рубашка была расстёгнута, наши пальцы гуляли по телам друг друга, чувствуя напряжение наших мышц, возбуждение наших сосков, и дрожь, вызванную желанием. Я взмахнул рукой, сбросив посуду на пол, и водрузил Наталью на кухонный стол.

- Прямо здесь? – шептала она с тенью насмешки, но её дыхание было прерывистым, и я знал, что ей нравиться всё что я делаю с ней.

- Здесь и сейчас. Хочу тебя Ташенька, ой как хочу....

- И я тебя, Сашенька... Милый...
Она обвила меня ногами, и я начал движения, медленно, уверенно, стараясь выработать уже привычный для нас ритм, что бы закончить мы смогли вместе, как всегда, безумно, головокружительно, вместе...

- Ну вы предки, абще офигели! – Фина шла из гостевой спальни на первом этаже в свой туалет на втором этаже. На ней была сексуальная полу-распахнутая пижамка. Растрёпанные волосы её отнюдь не портили. – Плин уже на кухонном столе! Что мне думать когда я ем за ним в следующий раз? Пипец. – сказала он а и скрылась за дверью.

Фина удалилась, мы посмеялись, и продолжили тихонько, ибо чертовка наверняка подслушивала.

Когда дочка спустилась вниз, мы уже чинно сидели за столом. Наталья церемонно показала на новую скатерть.

- Вот, постелила новую скатерть специально для тебя, брезгливая ты моя.

- Ну, и поделом. Мне бублик с сыром и кофе, пожалуйста.
Я подал Фине кофе, а Наталья – бублик с намазанным кремовым сыром.

- Как спалось? – Спросил я многозначительно.

- Хорошо, папочка. – чертовка показала мне ряд жемчужных зубов, и я в очередной раз одёрнул себя. «Это моя дочь, а не секс-обьект». Она продолжила, – Вадик остался вчера вечером, мы с ним... чудесно провели время в гостевой спальне.

- Что-то я не видел его Монсерати в гараже.

- А он уже уехал, с утреца пораньше. Ему нужно было в универ
.
Я заворчал. Вадим -- отличный парень, но совершенно пустоголовый. Я был рад, что он вплотную был увлечён моей дочерью, но его помпезная гламурность, в том числе его учёба в университете за папины деньги, меня заметно бесила. В какой-то мере меня радовало, что Вадим расстанется с Финой гораздо раньше выпуска, и нам не нужно будет его размещать в гостевой спальне на полных хозяйских правах.

- Девочки, можно я закурю?

Они обе на меня посмотрели с укоризной.

- Сашенька, ты же бросил.

- Знаю, но тут такое КЛАССНОЕ утро... - Я откровенно посмотрел на Наташу, и мне показалось что её щёки порозовели.

- Люди, имейте совесть, я ваша дочь, а не третья игрушка в постели.

Теперь была МОЯ очередь краснеть. Всё-таки с дочкой я был более как с подругой, нежели с ребёнком, и зря... Жестче нужно быть, следить за границами в отношениях. Она сидела напротив меня, в своём боевом макияже, в чём-то красивей да и моложе жены, и в моей голове уже начали обыгрываться пьянящие меня сценарии, я возбудился, не смотря на недавний секс. Извинился и направился к выходу.

- Саш, ты куда? – спросили они обе в один голос.

- Схожу за газетой в Центр.

- Ну хорошо, мы пока приберём и посадим цветочки, что я купила вчера, да, дочь? – Воодушевление Натальи не имело границ.

- Больно надо. – фыркнула Фина, надела наушники, сняла с себя одежду, и оставшись в в облегающем спортивном купальнике, пошла через патио на пробежку на пляж. С трудом отведя взгляд от её шикарных покачивающихся грудей и аппетитной полуобнажённой попы, и чувствуя однозначную эрекцию, я вышел на улицу.

Я ещё раз порадовался, что вовремя смылся. «Интересно, Таша догадывается, что я испытываю по отношению к дочери? Отдаёт ли она себе отчёт, ЧТО может произойти, если она уедет к матери или в командировку?» - я не мог отогнать от себя постыдные мысли, и пошёл быстрым шагом в Центр.

В Редакции было пусто, но на столе раздачи красовался новый Журнал. Я нажал на него и взял в руку приятный глянец, а на пустом столе уже появился новый дупликат.

«Технология ёдыть» - умилился я предприимчивости создателей Центра. Сел на скамеечку под пальмой, надел очки, присмотрелся к еле читаемым буквам журнала, быстро осилил все страницы, подумал выбросить журнал или нет... Решил оставить на память. Уже какое по счёту издание, а информации – ноль. Постоянно какие-то передряги, обвинения и советы, но мыслей, истинных интересных мыслей – никаких!

«Может подписаться опять на Газету?» - спросил я себя, но покачал головой... На чтение Газеты ежедневно, да ещё и по-английски у меня не хватало времени и терпения. Скорее всего она так и останется нераскрытой, и мне придётся потом выбрасывать её вместе с кипами другого мусора во время ежемесячных уборок.

- Приветствую!

- О, здравствуйте Аркадий! – Хозяин Центра прогуливал овчарку со смешной кличкой Бэримор.

- Рад видеть! – Аркадий приподнял шляпу, а Бэримор завилял хвостом, зарычал и сказал «Гав». – Что нового, Сашуль?

- Новый День, Новая Жизнь, Новый Уровень.

- Мне это напоминает мантру, дорогой. – Аркадий ровно рассмеялся. – Мой то сын-оболтус твою дочурку с ума совсем свёл. Она нам с ним позавчера ТАКОЕ устроила... – Тут Хозяин опомнился, сообразив, что говорит с отцом невесты сына, а не с приятелем... – Извини, нужно бежать, совсем забыл – сегодня открытие нового отдела в нашем Гламурно-Элитном Магазине... Потом расскажу....

Бэримор пролаял «Да», и они оба скрылись.

Я вынул коммуникатор и набрал жену.
«Наташ, как вы там без меня?»

«Нормально, Фина уже набегалась, и мы болтаем... Она подруг пригласила тоже, так что нам весело...»

Я услышал звон стаканов, звуки техно и смех девушек на заднем плане. Понял, что домой сейчас совершенно не хочу.

«Если я тебе не нужен сейчас, я схожу на Площадь».

«Ты мне всегда нужен Саш, но ты сходи, и лучше без меня. Ты же знаешь, что Площадь я не переношу»

После январских событий Наталье не нравилось на Площади, и я пользовался этим, чтобы иногда уединиться там в её разношерстной толпе, без вездесущего внимания жены. Она понимала, что мне нужно побыть одному, и это было одной из причин прочности нашего долгого для Этой Жизни союза.

Площадь простиралась на сотни и сотни метров, и от такого количества обнажённой мостовой у меня кружилась голова.

Оракул стоял на том же месте. Он всегда там стоял, и я не понимал когда же он спит. «Наверное он спал стоя, иначе просто не может быть. Он же всегда здесь?.. ».

На дискуссионной площадке уже стоял Конкурент, и морочил голову новому Кандидату с женскими формами. Конкурент говорил о своей себезначимости, незначимости всех остальных, величии Площади и ничтожности всех других Мест.

- О, Сашок пришёл! – почему-то обрадовался Конкурент. Видимо этот новый подопечный Кандидат чем-то его раззадорил. – Ну скажи, разве не все Места «отдыхают» по сравнению с Площадью?

- Привет. Я у Центра живу... там неплохо.

- Центр, Майдан, Старый Люкс, Вторая Родина, Острова... все приходят и уходят, а Площадь – стоит, и будет стоять ВСЕГДА!

- Твоя правда, Конкурент. Поэтому я сюда и прихожу. Это и есть самая лучшая точка в Мире, по всем рейтингам.

- Престижная тоже. Здесь практически невозможно снять жильё, только если станешь одним из Мэров Площади.

- Дело хозяйское.. – Я потерял интерес к нашему разговору, отдал честь Конкуренту и продолжил свой путь.

Конкурент бесцеремонно продолжил вешать лапшу на уши Кандидата, смиренно ковырявшего у себя в носу. Может мне и показалось, но он явно что то делал с пальцем в той области своего лица.

Вспомнилась хохма со студенческих времён. Саша Колесников рассказывал как он косил от армии в 1984м году, делая под психа. Военкомат его отправил в псих-больницу на обследование на 2 недели, где он лежал среди реальных психов, и принимал какие-то таблетки, о свойствах которых ему ничего не было известно. После двух недель обследования его вызвали на мед-совет с ведущими психиатрами клиники. Ему задали серию вопросов, на которые он отвечал совершенно отмороженно, что, в принципе, для него было вполне естественно.

Доктор: Вам понравилось у нас в больнице?

Колесников: Да, здесь очень интересно

Д: Как Вам соседи по Вашей палате.

К: Отличные ребята, особенно Ленин и Чужой

Д: Ленин то понятно, а вот Чужой и по-русски не говорит?

К: Чужой отлично поёт, хотя остальным кажется, что он воет, но на самом деле я нахожу в его пении чудесную музыку

(Доктора понимающе переглядываются)

Д: Как Вам медикаменты, что мы Вам дали? Голова не болит?

К: (Подумав несколько секунд)... Простите, Доктор, а нос – это голова?

После этого сногсшибательного шизо-образного каламбура, который наверняка не был у Саши Колесникова заготовкой, ему дали справку.

Эта история почему-то постоянно лезла мне в голову. Мне кажется, что где-то в словах моего друга крылась истина бытия.

«А нос – это голова?».

Я усмехнулся.

Только сейчас заметил, что медленно невесть куда иду, как незаякоренный корабль, которого уверенно сносит с курса лёгкий ветерок и течение.

Рядом проплывали игорные столы, шумели кости и лязгали фишки, улюлюкали Кандидаты, Старики и прочие малознакомые персонажи. Тут же были и Менты, еле козырнвшие мне по старой привычке... Тяжёлая у них работа, знаю, так как сам был Ментом до Января...

Незаметно прошёл через всю Площадь и увидел Подиум. Взглянул на часы, проверил объявления. Ничего вроде не намечалось, но Интеграл был здесь, в окружении поклонниц. Он говорил по-русски, но судя по зелёному эхо переводчика, среди поклонниц была иноземка.

- ... Что есть бытие? - Красиво с выражением декламировал Интеграл. - Кто МЫ в этом Мире, зачем МЫ нужны друг-другу? Эти мысли мучают каждого из НАС, для кого эта Жизнь не есмь пустое время препровождение. Знайте же, друзья мои - Любовь, Развитие, Творчество – вот три кита, на которых стоит каждый из персонажей, или, по крайней мере, ДОЛЖЕН стоять. –

Интеграл сделал многозначительную паузу, и усмехнулся собственной шутке.
Поклонницы посмеялись тоже (кто ради приличия, кто искренне), но закивали соглашаясь.

- Поэтому МЫ ДОЛЖНЫ... Простите, у меня приватное сообщение, - Интеграл полез в карман, и застыл на полуслове. Я оставался незамеченным, и наблюдал со стороны. – Пардон, я должен срочно отлучится. Мы продолжим эту плодотворную дискуссию в другой раз.

Девушки зааплодировали, и Интеграл исчез в воздухе. Через секунд исчезла и одна из девиц. Я мысленно хихикнул, в очередной раз поражаясь предприимчивости старика, и побрёл дальше.

За Подиумом, где раньше стояла Потерянная Часть Площади, сейчас была Пустошь. Многие подходили к ней, и пытались пройти дальше, но ни у кого не получалось... Как бы ты не хотел , твоё тело билось больно о пустоту, и гулкий звон в ушах напоминал, что на самом деле за гранью Бытия ничего нет. Пустошь, простиралась на тысячи метров или даже километров, и была спокойна своей переливающейся на солнце поверхностью сухих волн, и волшебством недосягаемого горизонта.

Я стоял на краю Этого Мира, и думал о том, что ЭТО и есть моя жизнь.

Я ТУТ живу.

Я ТУТ счастлив.

Звонок заставил меня выйти из полузабытья. На табло высветилось имя Главного.

- Александр?

- Да, Главный.

- Вы прошли по Площади мимо столов, но не остановились поздороваться с нами.

- Простите,Главный, я Вас не заметил.

- Ничего страшного. Главное, чтобы не было глупых обид и недосказанности.

- Никак нет. Всё хорошо, Главный. Просто действительно никого не заметил, а радар, видимо слишком быстро показал...

- Я уже забыл. Перестаньте оправдываться. Вы подумали над моим предложением?

- Вчера думал. Сегодня – вылетело из головы.

- Вы готовы принять решение сейчас?

Я вспомнил Кандидатов и Революционеров.... Одного с тремя мотоциклами на голове, другого с извергающимся членом на лбу, группу Кандидатов глумящихся над иностранцем... Я подумал, что если не ЭТО и есть моя новая ступень, то ЧТО ЖЕ?

- Готов. Согласен. – Сказал я, продолжая смотреть в недосягаемую даль Пустоши, слушая шум прибоя и крик чаек. Далеко из за столов доносился смех развлекающихся Граждан Площади.
Многие из них меня знали, если не все – то добрая половина. Теперь же меня будут знать они все. К сожалению, это будут не самые приятные знакомства, и вовсе не популярность, а страх и ненависть.

- Вот и отлично, - сказал Главный. – я передаю Вам Невидимую Кокарду. Получили?

- Да, получил.

- Надевайте, не не бойтесь, она невидимая.

- Да какая разница, всё равно все всё узнают уже завтра.

- Не беспокойтесь, Александр. Это не Конец Жизни, а только её Новое Начало. Удачи Вам!

Всё ещё глядя в твёрдый горизонт, я нажал отбой, и набрал Наташу.

- Привеееет... – промяукала она опьяневшим голосом, - Ты идёшь домой? Тебя вызвать? Муррррр....

- Нет... Я вообще не уверен, смогу ли я дома быть скоро, и так часто.

- Что случилось?

- Новая ступень Наташ.. Новая...

Она оборвала меня на полуслове,

- У тебя... другая??? Скажи мне КТО она - я ей глаза выцарапаю!

- Нет-нет... у меня нет других партнёров в Этом Мире, - я подумал, что это всё к лучшему. Что теперь я наверняка не буду врать себе самому, что не хочу Фину больше чем Наташу... Что мне понадобиться находить повод для того, чтобы лишний раз убежать из дому...

- А что же? – Наталья была уже меж огнём беспокойства и пламенем истерики.

- Я знаю, что мы договорились о Нём больше даже не говорить, но я с Ним вёл деловые переговоры уже две недели...

- С Ним??? Да как ты мог, после того, что он НАМ сказал?

- У него работа такая. Да и мы были неправы. Мои переговоры с Ним имели сугубо официально-деловой характер.

- Ну, и?..

- Не углубляясь в детали, Таш... я вернулся.

В наушниках раздался щелчок и наступило молчание, и я понял, что Наташу я потерял навсегда. Она думает, что Мент всегда Мент, и меньше всего она хотела быть женой Админа Площади.

Завтра будет новое «сегодня», которое станет для меня очередной ступенью, неким новым уровнем в моей Игре Жизни, с новым сценарием, новыми актёрами, и новыми мечтами... И некоторые из них могут свершиться даже в течении завтрашнего дня.

Я ухмыльнулся, представил себе ранее недосягаемый образ Фины, опять возбудился от одной возможности соприкасания наших тел, и с этой мыслю исчез... до утра.

Game off.


Февраль-Май 2010г

Comments