(2012) Не убивайте сказку (ч1)

Ghost Tak Naglo


"Не убивайте сказку"




Как можно жить с человеком, который на половину погружён в области далёкие от реала? Можно ли обрести счастье будучи рядом с тем, кто чрезмерно увлечён собственными иллюзиями и фантазиями, как например больной лёгкой формой шизофрении, раздвоением личности, или художник абстракционист, гениальный музыкант, шахматист или заядлый виртуальщик? Ведь их концепт реала далека от того как воспринимают реал обычные люди?

Часто на месте такого супруга оказывается мужчина, а не женщина. Если "иной" является женщина, то почему-то гораздо меньше вероятности, что у таких пар будет какая-либо социальная жизнь, шумные компании и дети. Женщины видимо хуже скрывают своё отстранение от мира сего. Будучи существами более эмоциональными, они не удерживают внутри страсть тому или иному нереальному, будет это безобидная очередная как эротическая новелла или масштабно,как, например, увлечение очередным виртуальным любовником плавно перешедшее в реал, и с которым должен мириться супруг... Когда в иные реальности уходит женщина, то семьи распадаются гораздо быстрее, ибо именно на инициативе и идеях хранительницы очага и стоит ветхий храм их когдатошней юношеской любви, так и не переконструированный для их совместной жизни в зрелом периоде

Возможно, автор не прав. Возможно, на его мировоззрение отразились только редкие пары, и судьбы, сквозь которые прошёл его едкий взгляд. Возможно автор, будучи мужчиной (если он и мужчина) смотрит на ситуацию по-мужски грубо, однобоко, и не может прочувствовать другую сторону также равномерно и искренне, как и ту с которой вещает он, но рассказ не об этом.



* * *


Лил встретилась с будущем мужем в сети, когда сеть была ещё в зародышевом состоянии. Тогда виртуальность ещё не обрела графику, глянец и привлекательность как таковую. Максимум, что на пользователя падало в сети - это анимированные гиф-картинки, ещё до того, как они стало блестеть искрами дешевых чувств дам-переростков, и вдруг включившаяся на всю громкость до ужаса противная миди-музыка очередной странички самоуверенно завоевателя дамских сердец, на которую он потратит месяц, кодируя её руками. Именно в таком интернете люди умудрялись встречаться, влюбляться и заводить виртуальные и реальные пары, без анкет, Одноклассников, ВК, Скайпа и Аськи...

До Игната были другие, которые не скрывали свою неприязнь после реальной встречи. Видимо, их представление о ней категорически изменялось, когда она переступала последнюю ступеньку междугороднего автобуса, и они виновато, уже жалея, что потратили деньги, дарили ей букет гвоздик. Лил не любила гвоздики, она вообще не любила цветы, а особенно - ходить с ними в руках по незнакомому городу очередного провалившегося ухажёра вместо того что бы носить в руках сумки с покупками или ту же сосиску в булочке, которую ей кавалеры упорно не хотели покупать в уличном киоске.

Игнат был другим. Он не заставил её приезжать к нему, а приехал сам. Они договорились, что тот заберёт её с работы, хоть ехать ему пришлось к ней целых 5 часов. Он материализовался как раз к концу её рабочей смены, и, видимо, не найдя по дороге цветочного магазина, зашёл в сувенирный и купил ей там плюшевого лягушонка, такого смешного... Она до сих пор его хранит где-то среди старого скарба в чулане...

Лил не могла знать что такое любовь, ей не с чем было сравнить то чувство, которое она испытала к этому парню, заросшему, бородатому, в оборванных джинсах и щеголяющему на старом пыльном Кадилаке, который давно уже было пора выбросить на свалку. То ли его глаза, то ли лягушонок, то ли то, как он улыбнулся, увидев её, выходящую с парадного входа её тогдашней работы, заставило её собрать этого человека в охапку, привести домой, умыть, постричь, побрить, одеть и оставить там навсегда.... Наверное, так чувствуешь себя, когда находишь милого щенка, котёнка или обалденную пару обуви. Это некий порыв, необъяснимый ничем, кроме природного женского инстинкта собирательницы трав или декоратора первобытной пещеры. Женщина не может осознать ПОЧЕМУ да и не пытается этого сделать, ведь причины на поверхности нет никакой, но необходимость затащить кого-то или что-то домой, хоть и редкая, не вызвала у тогда ещё молодой и неопытной Лил никакого изумления.

На этом, в принципе, первом посыле так и прошла вся их совместная жизнь. В скором времени они обнаружили, что у них было мало общих интересов, увлечений, и разговоры никогда не заходили за пределы каких-то повседневных и бытовых тем. Какое-то время Лил опасалась, что Игнат разочаруется в ней и уйдёт, но характерно для неё, она пустила дело на "авось", решив для себя, что произойдёт ровно столько, сколько должно произойти, и если чему-то суждено, то того или ему будет не миновать.

Была всего лишь одна проблема - Игнат чересчур увлекался компьютером. Сначала это были комнаты чата, где они собственно и познакомились, потом это были игры, где проходили эксперименты с трёхмерным интернетом, и которые для неё так и оставались чатом. Потом какое-то время он перешёл на локальные игры, и мог всю ночь убить в какой-то совершенно тупой шутер, или даже в пин-бол или какой-нибудь карточной игре. Она пыталась его вытаскивать на улицу, где у него не было компьютера, и где он вынужден был общаться с ней... Они зачастили в ресторации, кино, и даже выбирались на концерты каких-то местных артистов и редко посещающих их местечко столичных гастролёров...

Когда после очередного похода на шопинг, поездки за природу и визита гостей Игнат садился за компьютер, она его переставала узнавать. Это был другой человек, говорящий другим голосом, другими словами на темы, совершенно неинтересные и непонятные ей. Он мог часами молоть языком с незнакомыми людьми, или попросту откинувшись в кресле слушать чей-то совершенно невменяемый разговор, или смотреть чей-то совершенно неинтересный ролик, статью написанную невесть кем, на совершенно чуждую ей и их жизни тематику.

Сначала Лил испытывала негодование, ибо муж и жена должны находить точку соприкосновения кроме была, она должна быть общей. Так она была воспитана, так наверное было бы правильно. Она опасалась, что что Игнат попросту уходит от реальности и реальных проблем, но, что касается реала - ей действительно не было на что пожаловаться. Он уделял ей внимания ровно сколько ей было необходимо, он обеспечивал её всем, что она хотела, и её раздражение было не на столько глубоким и безвозвратным, чтобы послужить поводом для визита к семейному или личному психотерапевту.

Не признаваясь ему в этом, Лил решила попросту смириться с тем, что её муж не весь "здесь" и "с ней", что у него существует иная жизнь, в которой для не её хоть и есть место, но место то она не хотела бы там занимать. Для неё пребывание рядом с мужем в виртуале не имело какого-либо веса или смысла. Вращение среди незнакомых людей не вызывало у Лил ни радости ни комфорта. Гораздо приятней было проводить время среди бывших подруг на Одноклассниках или среди новых и будущих реальных друзей на ФБ. Она любила следить за чужими жизнями, читая отголоски тех в публикациях и фотографиях знакомых или малознакомых людей, а зачастую даже в чужих сообществах, которые вызывали у неё удивление перемешанное с отвращением. Много раз она пыталась рассказать Игнату о той или иной новой теме со стен ФБ друзей и сообществ, но он всего лишь вежливо выслушивал, изредка едко комментировал, давая понять, что ему совершенно не интересны проблемы этих далёких ему людей, хотя было заметно, что проблемы незнакомых виртуальных людей были ему небезынтересны и близки.


* * *


Амелия ворвалась в жизнь Игната внезапно. Как оказалось, она уже давно была в сети активно, рекламируя частные сессии и занятия в студии, но как-то не всплыла в Одноклассниках. Вырисовалась же он в ФБ, и сама прислала ему приглашение в друзья.

Он вгляделся в её фотографию, и как будто, да, сразу узнал лицо, но не смог моментально ассоциировать лицо с именем или с периодом в жизни, в котором их перехлестнула судьба.

Конечно же, это была Амелька. Фотография была свежей, как и другие фотографии в её профиле. Её стена пестрила обновлениями, среди которых не было упоминаний о детях или муже... Казалось, что кроме работы и хоби Амельку ничего не интересовало.

"Амелька". Произнёс он вслух, но шёпотом, чтобы не разбудить жену. Амелька звучала как "карамелька". Он улыбался, вглядывался в её новый образ, мысленно сравнивая его со старыми фотографиями, которые остались в его выпускном альбоме на поле у родителей.

Её когда-то вечно беспорядочно-растрёпанные рыжие волосы с бесполезными ленточками и заколками превратились в аккуратную мальчиковую стрижку, из под чёлки которой смотрели на него озорные серые глаза, какими он помнил их на выпускном вечере. Глаза, её глаза рядом, заполнившее всё пространство и всю жизнь... Но тогда они были полны любви, любви к нему, Игнату, который невольно стал объектом первой любви этой девочки. Неужели Игнат так нагло всё это забыл? Тот вечер, аромат шампанского на её губах, его неумелую возню с застёжкой её платья, её звонкий смех, их счастье... Да, это было счастье, любил он её или нет... Но она его любила, он знал это наверняка, и ему казалось, что этой любви должно хватить на двоих.

Вечно мнительный, вечно копающийся в себе юноша, которым когда-то был Игнат, так и не понял тогда ничего. Видимо, поэтому и смог заставить себя забыть, не думать о том, что случилось в тот момент его жизни, когда сумасшедшая девочка, ежедневно повторяющая ему слова любви, девочка, которая звала его по имени даже во сне, так и не дождалась его звонка...

Ну, что бы он с ней тогда сделал? Не послушался бы отца? Женился ли бы он ней? Нет ведь. Впереди были институт, а возможно и аспирантура. Игнату и так было страшно, а тут ещё эта... неуправляемая стихия, привязавшаяся к нему как Лис к Принцу.

Да. Он забыл о ней. Он заставил себя закрыть дверь в прошлое, живя настоящим, не сомневаясь в том, что он сделал тогда правильный выбор. А ведь сначала он позванивал их общим друзьям, спрашивал у них о Лисёнке, узнавал что было с ней, как бы невзначай... Ему было важно знать, что она в порядке. Зачем? Может у него теплилась надежда, что она вот так как сейчас позвонит, пригласит в друзья, и тем самым - простит его? Может он сам бы написал ей, попросил прощения, и признался бы в любви, без нотки фальши в голосе? А она может и прогнала бы его, но тем самым, может быть он бы получил чувство завершенности, законченности этой длинной, чересчур длинной главы своей жизни, в которой ему не хватало Амельки, или такой как она, если такие ещё существовали в природе.

Он и сейчас не написал ей. Не желая навязывать себя, он молча принял её дружбу, и стал наблюдать за ней с возбуждением и целенаправленностью маньяка. Неумение контролировать свой азарт было его огромным недостатком. Хорошо, что жена всегда отрезвляла его амбиции, очередные гипер-бизнес идеи и пустые планы. Сейчас же, в тайне от всех наблюдая за Амелией, Игнат чувствовал, что впервые за многие годы - теряет контроль, и ему это чертовски нравится.

Так длились дни и месяцы. В его жизни ничего не изменилось. Он также исправно зарабатывал деньги на любимой работе, с таким же удовольствием увлекался строительством в виртуале, и также горячо принимал участие в дебатах на уже поднадоевшие ему политические и социальные темы. Лил всегда была рядом, готовая оказать поддержку в любом его начинании. Лил, по-своему любящая его, и готовая за него отдать жизнь.


* * *

После очередного ежегодного осмотра доктор посоветовал Игнату заняться йогой или тай-чи для разработки суставов. И тут как раз по почте пришло приглашения на бесплатный месяц йоги в местную студию. Конечно же Игнат сходил, несколько раз, но так и не решил хочет ли он далее таким образом продолжать насиловать своё тело... Нет, но не знал, что нажав на "нравится" в профиле студии на ФБ, это выйдет на его стене. Это и послужило поводом для её короткого сообщения.

"Вау, обалдеть! Йога? Ты Игуш, и йога? По моему вы несовместимы!"

Сообщение выскочило отдельным окном в ФБ, и это значило что Амелька сейчас на линии.

"Так получилось, Лисёна, доктор посоветовал..."

"Привет" сказала она со смайликом

"Привет" - ответил он, и улыбнулся.

"Я тебе говорила сегодня, что люблю тебя?" - спросила она, как когда-то спрашивала его в детстве.

"Ты мне давно этого не говорила".

"Странно, я помню, что вчера, буквально вчера я тебе звонила и сказала что люблю тебя как минимум дважды".

"Значит, это действительно было вчера". - сдался он и принял её игру.

"Потому что любовь не умирает, Игуш?"

"Потому что ничего не изменилось. Есть только ошибки между вчера и сегодня. Мои ошибки, это я знаю наверняка... Стареют наши тела, но мы остаёмся теми же детьми, потерявшимися друг в друге"

"Я скучала. Целый день без тебя. Но ты так и не позвонил".

"Я перестал пользоваться телефоном для личных разговоров"

"И люди не обижаются, что ты им не звонишь?"

"Люди? Люди привыкли. Мне "люди" звонить перестали, а я сам им не звоню. Мне ничего от них не надо.... Кстати, помнишь, в шестом классе мы мечтали, что когда-нибудь у всех в мире будут видео-телефоны. Будущее стало реальностью, но я не испытываю восторга. Почему?"

"Мы привыкли к чудесам".

"Сейчас стёрлась грань между реальностью и вчерашним днём. Это тоже чудо".

"Это чудо мы сделать сами"

"Все чудеса сотворены людьми, если разобраться".

"А ты не разбирайся, Игнат, таким образом ты оказываешься ближе к благодати Господней".

"Да, я это уже успел усвоить".

Возникла пауза. Он не хотел писать глупостей, тогда сломала молчание она:

"Ну, и что мы теперь будем делать?" - она немного смутила его своей прямотой.

"Дружить?" - слукавил Игнат, пальцы застыли над его клавиатурой.

"Брось. Мы уже "друзья" на ФБ. Ты мне позвонишь?"

"Конечно. Завтра. Давай номер".

"А что ты скажешь жене?"

"Ничего" - решительно отбарабанил он. "Будет что сказать - скажу".

Лил уже давно выключила свет и спала. Амелька молчала. Игнат закрыл окно ФБ, выключил ноут, быстро разделся, умылся, лёг в постель рядом с женой и сразу уснул.



11 Авг 2012
Comments