(2012) "Эпоха невинности" или "История без конца"


age20of20innocence202[1] (470x700, 42Kb)

Ghost Tak Naglo

"Эпоха невинности" или "История без конца"




Все говорили Рыжий и Ленка - такая чудесная пара. Ленка такая заводная, Рыжий такой свойский... Я помню как-то был у них когда они ещё жили вместе, на дне рождения Рыжего, и его мама всё заглядывала ко мне в глаза и говорила какой я необычный человек. Ой, как как это мне льстило. Опосля я Романычу сказал об этом, а Романыч на полном серьёзе, уговаривая очередной бокал бордо, спарировал - "Ну если б ты был обычный, ты бы не был в нашей компании необычных людей".

Но разговор не об этом. Мать Рыжего я и не видел после этой встречи, а Рыжего видел раз-два через какое-то время уже с новой девушкой, которую но "вдруг" нашёл на Украине. Потом поговаривали он её "нашёл" не так уж и "вдруг", а практически жил у неё во время своих постоянных командировок, таким образом дуря голову двум дамам сердца. Зашершеляфамился.

Стало быть с Ленкой они расстались, как-бы, но Ленка по инерции продолжала с нами разъезжать по пикникам, дням рожденья и прочим безобразиям, и уже без Рыжего.

И вот однажды на очередном пикнике у мангалов парка Ангригнон, в Июне 1993го, я, выпив пару залпов горючего, набрался смелости, и наговорил Ленке кучу чепухи, после чего она мне перезвонила, типа, и говорит "Ну, чё ты, просил перезвонить? Чо хотел то?"

Гы, а я, понимаете ли, разговор помню с ней весьма смутно, и факт, что не особо рвался что-то с ней делать или что-то от неё хотеть, но шершеляфам рулит, и поэтому надо было, надо...

Договорились пойти в МБАМ, и я помню как рвал когти после работы чтоб туда попасть, из другого конца города ведь... Ну разве ей объяснишь? Ну ничего, не так сильно она и обиделась, что я опоздал. Сходили в музей, обсудили художника, который мне понравился, а ей нет. Вот убей не помню какой был художник, но картины бы я конечно узнал и сейчас... Потом пошли в какой-то неплохой судя по её словам итальянский ресторан, она заказала лапшу с уткой, а я - спагетти с ракушками, умяли, поговорили о Рыжем, его маме, как она его по-прежнему любит как и следовала ожидать, от неё пахло чесноком, и я понял, что совсем не хочу быть в этом ресторане с ней, слышать её разговоры о Рыжем, который её предал с какой-то молодой украинодавалкой, а тем более спать с ней, или целовать её после лапши с уткой и чесноком.

Да, забыл вам сказать, разговор вовсе не о Ленке. Всё вышесказанное было как бы вступлением.

Как вы знаете или помните в 1993м году мобильники были далеко не у всех, и люди перезванивались через обычный телефон, подлавливая друг-друга дома, на работе, у телефонных будок, или оставляя иногда длинные и красивые сообщения, чуть ли не эпистолярного жанра. И СМСок тогда тоже не было, и даже почта электронная была не у всех. Страшно да?

Видимо, после MBAMa, утки, ракушек, чеснока и облома на секс, я неправильно записал её номер на салфетке, что б перезвонить как положено кавалеру.

Долго думал перезванивать или нет, видимо всё-таки теплилась надежда на секс, и что она всё-таки иногда почистит зубы перед следующим поцелуем...

И что получилось, когда я попытался ей позвонить на следующий день? Звоню. Поднимают телефон и говорят "Ало-ало" с русским акцентом. Я Ленкин голос не узнаю и говорю "Здравствуйте это Рома, а Лену можно?". А она говорит - "Хай, эт Лена". Ну, я понимаю, что двух Лен там быть не может, и до меня доходит, что я ошибся номером, или вернее - неправильно записал.

Мало того, что попал к русским, на ещё одну Лену, так ещё и на сверстницу! Могла ведь быть чья-то мама Лена, баба Лена или доця Лена, ведь правда?

То за сё, с новой Леной мы разговорились часа на три, она часто смеялась в ответ на мои шутки, и возникло взаимное желание встретиться. Вы, современная молодёжь вряд ли поймёте. Вы даже после трёх лет в виртуале боитесь встречаться, а мы вот так просто и встретились без фотографии даже, надо же, прямо на следующий день.

Я подумал, что наверняка - перст Судьбы - эдак так двоих людей свести сяким оригинальным образом.

Ну чо я скажу, новая Лена оказалась симпатичной девушкой в моём вкусе, но не совсем такой, к каким я привык. Т.е. она была и москвичкой с квартирой в центре, которую успешно сдавала со своей мамой каким то канадским дельцам с выплатой прям ей в в Монреале наличкой, проживая в то же время с той же мамой в КСЛ. Но тем ни менее, я бы не сказал, что она отличалась от местных, хотя и была совершенно неканадской москвичкой... наверное.

Общался я как сказать в тот момент с более богемными представителями нашей эмиграции, т.е. даже если человек и был программистом, то был весьма интересным собеседником, чего нельзя было, увы, сказать о новой Лене.

Договорились мы тогда сходить с Леной в кино, и я совершенно неосторожно выбрал в многозальном "Эпоху Невинности" Скорсези, и видимо совершенно зря, ибо Лена не так сильно врубалась в фильм, и как оказалось с её слов, что для фильма о любви он показался ей скучноватым.

Лена чихала, и не образно, а физически. Как оказалось, у неё аллергия на кошек. Мы ушли из кино где-то с половины сеанса, чтобы вернуться к ней домой за лекарством от аллергической реакции на кошачью шерсть моей одежды, да и остались у неё дома на ужин, и именно ужин, а не всё остальное, ибо она жила с мамой, и мама, оценив меня с одушевленным энтузиазмом, покормила меня вкусным русским ужином, и мечтая фантазировала на тему переезда дочери в квартиру побольше с напарником, чтоб не так сильно ударял по карману платёж за аренду.

Мне было совершенно всё-рано на сколько быстро разворачиваются события. Я уже было начал думать, что если встречаться и даже жить с новой Леной, то мне придётся искать приюта для кошки, хоть может это и пьянь мне такие мысли в голову вонзала, ибо мы с Леной и её мамой тогда тяпнули пол-бутылочки водки на троих.

Зашёл разговор о том, что мне пора и честь знать, и хоть женщины не хотели меня отпускать домой подвипимши, я всё-таки уговорил их это сделать, хоть соблазн остаться и присутствовал. Я сказал, что пройдусь по Манхеттену прежде чем сесть за руль своего старого Кадилака, и Лена вызвалась "меня провести", погулять со мной, пока я протрезвею.

Жила она на втором этаже, если я не ошибаюсь, лифт мы не вызывали, а пошли по ступенькам. Тут Лена замечает, что у меня развязаны шнурки на левой ноге. Обычное для меня дело, ибо шнурки в Канаде почему-то слишком длинные, и чаще развязываются, по крайней мере - у меня. Они так часто развязывались, что я привык ходить с развязанными шнурками, ну и сказал ей - "Не обращай внимания, будет шанс - завяжу".

Тут Лена решает, что лучший метод бороться с моей ленью и пофигизмом - это сделать праведное дело самой. Она нагибается прям там в полутёмном подъезде, став на коленки на вестибюльном кафеле, и завязывает мой шнурок.

Я смотрю на неё сверху, на такую, какой она есть на самделе, и какой я смог для себя открыть её за пол-дня знакомства. Я смотрю на неё, стоящую на коленях у моих ног, вижу сцены, которые придут на ум любому мужчине, особенно в 22 года отроду, когда в организме бушует сексуальная неудовлетворённость и революция.

Сцены такого плана:
новая Лена доставляет мне оральное удовольствие стоя на коленках как сейчас,
Лена раздетая, с красивыми округлыми грудями, Лена, смотрящая на меня снизу вверх, голубыми, широко распахнутыми на мир глазами, деля ритмичные движения головой,
Лена, обивающая ноги и руки вокруг моего обнажённого тела, Лена в моём полном подчинении, потому что она верит в Судьбу, как я, и считает что я ей послан Б-гом, что я настоящий, а может даже и посланник, которому суждено изменить ей не такую уж и хорошую жизнь нелегалки...

И тут я понимаю, что не хочу. Не хочу ни ласки её шёлковых губ, ни объятий её белых телес, ни жизни с ней, ни разговоров с ней - НИ ЧЕ ГО вообще не хочу по отношению к этой новой Лене, ни к старой Лене, и вообще ни какой другой Лене.

Но, конечно же, я не могу ей об этом сказать. Я поднимаю её с колен, прошу больше так не делать, хоть возможно для неё завязывание шнурков стоя на коленях и не выглядит унизительно...

Она любовно держит меня за руку. Мы наслаждаемся прохладой июньского вечера, делаем пару кругов вокруг её квартала, я трезвею, сажусь за руль, и мы прощаемся. Я еду домой к кошке. Кошки лучше женщин, намного.

На следующий день она мне позвонит, и будет 2 часа рассказывать об её чудесной поездке на Юг, ещё там, в России. Два часа рассказа, который будет состоять из повторений одних и тех же историй, шуточек и интонаций. Я не выдержу и скажу, что больше не могу. Что у нас с ней ничего не получится.

Она будет ошарашена, она наверное не поймёт почему но это будет единственном выходом из колеи, в которую норовила затянуть меня Судьба в очередной раз.


25 Июня 2012г
Comments