Часть 2. Никита

Так Нагло: НИКИТА (Новая игра. Часть II)

Никита ждал.
Он всегда ждал Викки.
Каждый день.
Уже больше месяца.

Он помнил ту зимнюю ночь, когда умирая от бессонницы, уже к шести утра он наконец-то запустил Second Life и, конкретно забив на Orientation Island, сделал поиск на "Russia" и оказался в России.

Это был его первый мир в этой игре.

Он понял, что попал в магазин, и сразу вышел на улицу.
"Хорошо, что не нужно одеваться по погоде" - подумал Никита и хмыкнул, вполне довольный собой. Он был опытным игроком, и эта игра ему определённо нравилась.

Было яркое солнечное утро, в колонках приятно шелестел ветерок, и не хватало только пения птиц.
Он повернул налево, прошёл возле странного заскриптованного существа, которое как он и думал, оказалось приветствующим ботом, получил приглашение в группу, и посеменил дальше по бульвару.
"Хожу как урод", - подумал Никита. "Наверняка есть метод улучшения этих стандартных анимашек..."
Он дошёл до пляжа, и с громадным удовольствием, практически чувствуя тепло утреннего летнего солнца, разделся и прилёг на шезлонг.

"Ну что, неплохо" – Никита расслабленно потянулся, сидя на своём потёртом стуле, и оглядел мускулистую фигуру на компьютерном экране. "Посмотрим, что нам выдали здесь казённого". И он вызвал инвентарь.
"Парочка стандартных костюмов… Мужской... Женский... А может..? ... А, фигня...."

Он освоил несколько жестов, поржал от звука своего компьютерного голоса, и пошёл в кладовую за микрофоном с наушниками. Авось тут голосом говорят. Найдя кнопочку Talk, он увидел мерцающий зелёный огонёк над своей головой, что показалось ему весьма логичным.

Внезапно в его ушах раздался звонкий девичий смех. Никита вздрогнул. Он интуитивно развернул камеру и, не вставая с шезлонга, осмотрелся. Рядом лежала очаровательная девушка, в еле-заметном сиреневом купальнике. Она продолжала заливаться смехом, мигая зелёным огоньком над своей головой.

-- Трусы бы одел, Ромэо
-- Привет, -- сказал Никита и понял, что действительно лежит голый. -- А у меня... нет трусов, и члена тоже нет...
-- Ха-ха-ха... -- продолжала смеяться девица. -- Ну сделал бы сам тогда. ... Хотя бы трусы!
-- Хммм, а я не умею пока, – сказал он и быстро надел штаны.
-- Ой, погоди, ты же совсем новенький?
-- А откуда ты знаешь?
-- Посмотрела в твоём профиле.
-- Хммм, я тогда на твой посмотрю, можно?

Никита посмотрел на профиль девицы и заметил дату рождения всего несколько дней назад.
-- Да ты сама новенькая, - хмыкнул он.
-- Ну-у-у-у-у не совсем, - ответила она, - я здесь раньше была уже и довольно долго. Теперь вернулась.
-- Хорошо. Я Никита, - сказал Никита и указал пальцем на свою широкую грудь.
-- Я Викки.
-- Привет Викки.
-- Привет Никита.
-- Почему ты здесь так рано, красавица?
-- Не рано... мне самое время. Я не из России... Из США.
-- Да ну... И который же у вас там час?
-- 9 вечера.
-- Класс, Виккки, выходит ты живёшь ещё во вчерашнем дне! Можно тебя Викой называть?
-- Нет, котик, зови меня Викки.
-- Хорошо

Так они познакомились. Она повела его в какой-то странный 4-этажный магазин с бесплатными вещами, потом она показала ему как здесь танцуют, целуются и занимаются любовью. Она дала ему денег, убедив Никиту, что без них ему будет скучно. Она помогла ему распаковать объекты и одеться. Викки сказала, что все бесплатные кожи и формы - дерьмо, и дала ему натянуть на себя что-то мужское, завалявшееся у неё в инвентаре. Получился конкретный мужчинка.

Незаметно прошли 3 часа, и он понял, что уже валится с ног.
Они обменялись Дружбой и извинившись, Никита отключился.

На кухне мама гремела посудой. Папа как всегда тихо ушёл на работу, даже не заглянув к нему в комнату. Никита лежал, глядя в потолок, и думал о Викки. Как ей там, в далёкой стране... Наверное скучно... судя по тому, что в России никого не бывает в это время. Нормально ли то, что она дала ему денег... Понравился ли он ей, или она просто с ним от скуки?...

"Хорошо, что пока нет уроков в школе" -- подумал Никита. -- "Я могу теперь каждый день ложиться спать в это время, и ночью ждать пока она придёт".

И он ждал. Ждал каждый день. И она приходила каждый день, кроме выходных. Это было как в реале, настоящие свидания. Не было ни одного дня, когда Викки повторилась в одежде. Даже волосы она меняла каждый день, изменяя то причёску, то цвет, то оттенок.
Она радовала его своим смехом и своей непосредственностью. Каждый день они находили очередной полупустой клуб, где танцевали обнявшись или целовались по укромным уголкам. Они бродили по музеям, паркам и по странным мирам, держась за руки, как дети.

Викки так и не обзавелась жильём и поэтому попросту купила кровать с шариками, и они её вынимали из инвентаря местах, где это было разрешено. Ещё им доставляло удовольствие заглядывать в чьи-то открытые дома, дворцы и скайбоксы, где в ожидании хозяев пустовали кровати и волшебные ковры с хорошими анимашками. Им было хорошо, и об этом не нужно было говорить.

В тот день Викки была серьёзна и молчалива. После того, как закончилось их страстное слияние, она не легла рядом как обычно, и не ласкала его, а просто села на краешек кровати как была, голышом. Лёгкий ветерок теребил её волосы, и Никите очень хотелось дотронуться до них рукой. Защемило сердце. Так, как щемило, когда он хотел её видеть в реале...

И они оба молчали, просто глядя друг на друга. Он смотрел ей в лицо, а она – камерой, кося на него глазами из своей сидящей позы.

--Скажи мне, Никита... – обронила она.
--Что сказать тебе, Викки?
--Скажи мне... что тебе нужна именно Я... Скажи мне, что на моём месте не могла оказаться какая-то другая девочка.. Скажи мне, милый... мне это так нужно...
-- Да. Викки, только ТЫ, всегда ТЫ и больше никто... Ты у меня первая и единственная в этом мире...

Викки видимо старалась прикрыть микрофон, донесся приглушённый звук её рыданий, и Никите стало не по себе.
--Никита, мальчик мой... Ты ведь меня совсем не знаешь, - сказала она после долгой паузы.
--Я знаю тебя, Викки. – Никитино сердце опять защемило от желания обнять её.. Он не мог переносить такие моменты. – Я знаю тебя лучше, чем ты себе можешь представить. – сказал он, стараясь говорить спокойно.
-- Многое, что я тебе сказала раньше о себе, было неправдой, Никита.
-- Мне всё равно, Викки... Главное, что бы всё, что было между нами – было правдой....
-- Я не знаю сама, мой мальчик... Я уже запуталась в себе так..., что я больше не знаю ничего....

Никита присел на кровать и стал загружать свою одежду, но не всю вместе, а по одной вещи... медленно и красиво. Он обнял обнажённую Викки анимашкой. Их объятия были красивы до боли. Её тело волшебно лежало в его руках, и он сфотографировал их , зная, что она наверняка это заметит.

-- Не показывай никому. – сказала Викки. – оставь на жёстком, и никому не давай.
-- Почему Викки? Разве мы не вместе? Или есть кто другой?
-- Дурак!... – Викки чуть ли не передёрнуло, но она осталась в его объятиях. – Я здесь только с тобой!
-- Так в чём же дело? – недоумевал Никита. – чего ты боишься?
-- Я боюсь многого, Никитушка.. Себя в первую очередь, да и тебя....
-- Не бойся меня, девочка, я хороший...
-- А я – плохая. Хахахаха. – рассмеялась Викки своим звонким голосом.

Она успокоилась, промолчала несколько секунд и сказала:
-- Знаешь, почему тебе так хорошо со мной, Котик?
-- Потому что я от тебя без ума?
-- Не-е-е-е-е-т, -- сказала она, как она это любила делать на распев. – Не поэтому, Солнце, хотя спасибо тебе за это...

Никита молчал, не зная, что сказать.
-- Нам так всегда хорошо, -- продолжила Викки. -- потому что я знаю, что каждый наш раз может быть последним. И это -- правда, как бы драматично это не звучало.

В её словах опять чувствовались слёзы. Она продолжила.
-- Я не знаю, смогу ли я дальше так. Смогу ли я разделять эти жизни. Держать тебя в СЛ, а её -- в РЛ.
-- Её? – не поверил Никита своим ушам – Её??? Ты что, мужик, Викки, издеваешься надо мной?

Никита знал, что существуют устройства, имитирующие голоса, но никогда не подозревал такого гнусного предательства.

-- Нет Никита, ты дурак, что так думаешь... Я девушка... самая настоящая... Но в реале я не одна... У меня есть любимая... и мы... мы вместе....

Никитино сердце застучало, но не от ревности или обиды, а от неожиданного возбуждения и восторга. Ведь две девушки – это так.. Ох... Божественно... Он так надеялся, что Викки и её подруга окажутся очаровашками, как в лесбийских порнушках, и он сможет их себе представить хотя бы в своей чумной голове. Он нервно хихикнул.

-- Это не смешно! Совсем не смешно. Я люблю её, дурак!
-- Извини, Викки. Я тебя совершенно не ревную. Я знаю, что тебе со мной -- лучше, и ты всегда будешь возвращаться ко мне.
-- Нет, Никита, -- заорала она так, что у него заложило уши. – Я люблю ЕЁ! ОНА-- настоящая, а не моя выдумка как ТЫ! Я возвращаюсь к НЕЙ, а не к ТЕБЕ! Ты для меня – НИКТО, я тебя сделала, как куклу, понимаешь? У тебя мозгов нет, даже меньше чем я думала!

Никита был ошарашен, но не промолчал.
-- Эй, Викки, не парься! Если я чего-то не так сказал, то я беру это обратно.

Она уже стояла, по-прежнему нагая и идеальная. Солнце золотило её прекрасные вьющиеся волосы, и Никите казалось, что он видит светлое сияние ее ауры.

-- Ты больше.. не любишь меня? – спросил он с обидой, и его напущенная мужественность куда-то пропала, оставив его семнадцатилетним жёлторотым юнцом, каким он и был.
-- Я не любила тебя НИКОГДА, -- сухо сказала она, одеваясь, одним махом наугад напялив на себя один из своих костюмов.
-- Но всё, что у нас было.... – начал было он.
-- У нас НИЧЕГО не было. – опять отрезала она. – Ты мне – НИКТО.
-- Викки, пожалуйста, не говори так... Ты для меня – всё... ты -- это всё что мне нужно в этом мире... Не уходи так, пожалуйста!...
-- Не знаю, Никита. Это всё было чудовищной ошибкой. Прощай.

И она пропала.

Никита не знал, что ему делать. Отключаться и пойти спать? Спать хотелось. Он оставил комп включённым, в надежде, что она одумается и пришлёт ему сообщение. Оно тогда прозвенит у него как будильник, и он проснётся, чтобы ей ответить.

Но она не написала. Не на следующий день, не через день, не через неделю... Дни в СЛ тянулись долго... Никита не находил себе места...

Он раздобыл бутылку и подливал водяру в кока-колу и кофе, легко и быстро пьянел, и это скрашивало его одиночество и грусть. Через дней десять, он увидел её имя в списке друзей, и сразу напечатал в иммке:

«ПРИВЕТ»

Ответа не последовало.
“Наверное заблокировала”, - подумал он, и больше ей не стал писать. А она начала выходить каждый вечер. Вечер по Московскому времени. Какая-то мысль начала лезть Никите в голову, но у него не было сил и желания её развить, поэтому он продолжал просто сидеть и ждать её.

Никита ждал.
Он всегда ждал Викки.
Каждый день.
Уже больше месяца.

Он слонялся по местам, где они были вдвоём, и там, где им было хорошо. Однажды он увидел её на пляже, где случайные любовники прятались от других парочек в кустах, нажимая на разноцветные шарики секс-анимашек.

Она была с кем-то. Он собрался силами, и повёл камеру ближе к ним, что бы посмотреть на неё... хоть в последний раз

С ней был мальчик, очень похожий на Никитину авку.

«Ссссука!... Сссуккааа!» - сказал он в сердцах, и запустил мышкой в монитор. Мышка успела выскользнуть у него из рук, и просто упала на пол, выплюнув из себя батарейки.

Никита нагнулся, чтобы собрать её, но вдруг к горлу подступил съеденный ужин с водкой и кока-колой, и он побежал в туалет, не захлопнув за собой дверь.

Его рвало, и он не мог остановиться, пока не вывернул всё содержимое желудка. В дверь уже давно стучала мама.

-- Никитушка, что с тобой? – спросила она
-- Ничего, мам, наверное съел в киоске что-то не то...
-- Я тебе говорила не покупать эту дрянь... Может ты выпил?
-- Да нет, мам. Ты же знаешь -- я не пью.

Мама утихла на минуту, но вдруг крикнула.
-- Что это у тебя на экране? Что это ты смотришь, засранец?

Никита умывшись вышел из туалета с полотенцем, и, пройдя рядом с мамой, вырубил компьютер кнопкой даже не заходя на Start.
-- Это был не я, Мам, это были даже и не люди... Так просто – цифровой мультик... анимация для взрослых. Я случайно не неё набрёл в интернете.

Ответ видимо её забавил. Она потрепала его за волосы.
-- Знаешь, Никит, в мою молодость не было никакой виртуалки, даже чатрумов не было. Но я не могу сказать что было больше одиноких людей. Мы находили друг друга в кино, в кафе, в метро... В компаниях друзей... Мы ведь и по телефону особенно не болтали... Мобильники видели только в американских фильмах. И видак не у каждого был... Помниться собирались мы....
-- Ма! Да ты уже много раз рассказывала...
-- Не думай Никит, что я -- старая дура. Я вижу, что ты сам не свой. Из дому не выходишь, всё торчишь в своей комнате и днём и ночью. Нужно сделать перерыв, сынок. Особенно, если тебя ТАМ ничего не держит. Ведь не держит то?
--Не держит, мам.
--Вот и славненько. - Мама обняла его за плечи и понюхала, сморщив носик. – Принял бы в душ, воняешь блевотиной, как алкаш. И сходил бы куда-нибудь. Деньги на трюмо.
-- ОК мам.

И она ушла, привычно тихо закрыв за собой дверь.

Никита смотрел на выключенный монитор, и видел в нём своё отражение. Сидел он так несколько минут. Потом подумал, что это очень хорошо, когда у тебя такая молодая мама, которая запросто может сойти за старшую сестру, нежели за строгого родителя. Никита их очень любил, и маму и папу.

"И что же я впрямь, честное слово?", -- подумал он. Включил комп. Запустил поиск на близлежащие кинотеатры и расписание. Он увидел, что уже 3 недели как вышел третий Дозор... и он его мог запросто пропустить в кино, если бы не поискал сейчас. Никита стал хаотично вспоминать когда он в последний раз читал журнал или смотрел телик с родителями, но вспомнить не смог.

"Во, зараза". -- мрачно посмотрел он на иконку SecondLife, и недолго думая пошёл на панель, на снос программ. СЛ удалялась долго, видимо, давая ему возможность одуматься и вернуться, пока ещё было не совсем поздно.

"Интересно", - подумал Никита. "А можно ли купить такую программку, которая не даст тебе заново переустановить клиент СЛ?".
Его слегка позабавила эта идея, и не дождавшись пока СЛ полностью уйдет с его экрана, он набросил на себя кожанку, надел кроссовки, взял ключи, бумажник, прыснул на себя одеколоном и пошёл в кино.

Компьютер ещё долго ворчал, шелестя винчестером. Наконец-то программа была снесена. Через 15 минут погас монитор. Ещё через 15 минут утих и диск. В комнате стало совсем темно.

Тихо открылась дверь, и кто-то вошёл, оставляя свет в проёме двери. Человек сел за Никитин комп и пошевелил мышкой. Комп проснулся.

-- Во дурак, всё-таки убрал... Теперь придётся уламывать его вернуться, -- сказала человек и, привычно тихо закрыв за собой дверь, пошёл обратно на кухню.

КОНЕЦ

(Продолжение следует)



Comments